Зенон Элейский, биография, история жизни, факты.

Зенон Элейский, древнегреческий философ: биография, основные идеи. Элейская школа

Зенон Элейский – древнегреческий мыслитель, логик и философ. На его идеи опирались Аристотель и Платон, его труды интересны и познавательны для современного человечества.

Судьба Зенона Элейского поражает своей сложностью и трагизмом. О нем ходят легенды, им восторгаются и его критикуют.

Кто же он такой – Зенон Элейский, биография которого столь противоречива и туманна, а общественная деятельность столь разнообразна и занимательна? Давайте узнаем.

Детство

Родился будущий философ в Элее, приблизительно в 490-м году до нашей эры.

Лукания, к которой относился древний город Элея, – это территория современной южной Италии, прославившаяся среди населения того времени прекрасными сочными лугами. В Лукании процветало скотоводство и виноградарство, она отличалась от других областей необычайным богатством, плодородностью и густонаселенностью.

Элея считалась греческой колонией на территории Лукании. Город был расположен на берегу Тирренского моря и считался средоточием философской и культурной жизни всего региона.

Зенон Элейский был сыном Телевтагора. Скорее всего, его семья была зажиточной и знатной, так как с ранних лет у мальчика была возможность обучаться у самых светлых и влиятельных умов того времени – Ксенофана и Парменида.

Учитель Ксенофан

Ксенофан Колофонский, один из учителей Зенона, – это древнегреческий поэт и философ, предисточник Элейской школы.

Являясь очень образованным и глубоко размышляющим человеком, Ксенофан подвергал критике распространенную в те времена религиозную систему. Он утверждал, что боги Олимпа – это народная выдумка, и что мифология – это исключительно плод человеческого воображения.

Наблюдательный и склонный к насмешливости, древнегреческий мудрец бесстрашно критиковал взгляд, мировоззрения и традиции современников. Например, он доказывал, что спортивные достижения менее важны, чем философская мудрость.

Однако, отвергая олимпийских богов и предсказателей будущего, Ксенофан оставался глубоко верующим человеком, представляющим бога единым и всемогущим.

Учения и убеждения, перенятые от Ксенофана, оказали огромное влияние на жизнь и мировоззрения Зенона.

Учитель Парменид

Еще одним наставником элейского философа был Парменид – древнегреческий философ, знатный и богатый человек, законодатель Элеи, основатель и главный представитель Элейской школы.

Как бы там ни было, Парменид, который был старше Зенона на пятьдесят лет, оказал сильное воздействие на мышление и принципы своего воспитанника.

Каких взглядов придерживался Парменид? Он исследовал первоначальную природу реальности, мира и бытия, разделил понятия истины и мнения, отвергал ощущения и опыт как источник знания.

В последствии его учения и рассуждения были сформированы и распространены Зеноном.

Жизнь Зенона Элейского

Зенон был очень проницательным и любознательным человеком, находящимся в постоянном размышлении и исследовании. За время своих философских изысканий мыслитель совершил путешествие в Афины и имел долгие беседы с Сократом.

О жизни элейского мудреца нам известно очень немного.

Разные источники говорят, что он был активным политическим деятелем, при чем придерживался демократических убеждений, и даже принимал участие в борьбе с жестоким тираном Неархом.

Противостояние было неравным. Зенон был схвачен и подвержен жестоким изощренным пыткам. Не сдав своих единомышленников, он умер в мучениях, как герой.

О смерти философа тоже ходит много легенд и толков. Одни говорят, что во время пыток он хитростью заставил жестокого деспота, облеченного в царскую мантию, подойти по ближе, и откусил ему ухо. Другие утверждают, что он откусил себе язык и плюнул им в лицо свирепого тирана.

Как бы там ни было, Зенон Элейский погиб смертью храбрых, не предав своих союзников, и оставшись верным своим убеждениям. На тот момент древнегреческому философу было около шестидесяти лет.

Упоминания о мудреце

Прежде всего Зенон знаменит своими научными рассуждениями, или апориями. По многим из них до сих пор ведутся жаркие научные дискуссии и споры.

Работы Зенона, дошедшие до современных дней, содержатся в изложениях Аристотеля и его комментаторов. О нем упоминали такие видные древнегреческие философы, как Платон, Диоген, Плутарх.

Прежде чем познакомиться с концепцией рассуждений Зенона, давайте вначале узнаем, в какое историческое время он жил и последователем какого дела он являлся.

Философия того времени

Чтобы объективно оценить, какой бесценный вклад внес Зенон Элейский в развитие логики, философии и истории, необходимо разобраться, в каком состоянии находилась греческая философия середины пятого века до нашей эры.

Многие знатные мыслители тех лет искали основной элемент, из которого была сформирована Вселенная. Ионийские мудрецы Малой Азии никак не могли прийти к общему знаменателю, что же является первопричиной всех вещей: вода, воздух или что-то неопределенное, доселе неизведанное. Они придерживались мнения, что во Вселенной все переменчиво и исполнено противоположностей.

Существовало и другое, полностью аналогичное мировоззрение Пифагора и его последователей, которые считали, что основным элементом, или первопричиной, является число, или дискретная единица, наделенная пространственным измерением.

Учитель же Зенона Парменид критиковал обе теории, утверждая, что первоэлемента не существует, так как Вселенная – это недвижимый, неизменный и плотный шар, где все едино и не разделено на части.

Философская школа

Эти и другие свои исследования Парменид заложил в фундамент так называемой Элейской школы – древнегреческой философской школы раннего периода, последователями которой были Зенон Элейский и Мелисс Самосский.

Читайте также:
Дарья Хэнсон - отзывы, мнение, рейтинг

Суть этого течения состояла не в том, чтобы заниматься вопросами естествознания, а в том, чтобы разработать учение о бытии.

Элейская школа брала за основание для своих учений принцип, что сущее – непрерывно, едино, вечно, неразрушимо и неизменно. Из этого выводится единство и неподвижность бытия. Ему невозможно делиться на части и некуда двигаться. Пустота – это небытие, а значит, ее не существует.

Также Элейская школа придерживалась мнения, что истину можно познать лишь разумом, и что даже мнение, так как оно формируется чувствами, – некорректно и неадекватно в отражении истины.

Элейская школа в целом, как и Зенон в частности, имеет огромное воздействие на философскую науку современности. Интерес элеатов к проблемам бытия был развит в классических учениях Платона и Аристотеля. И хотя представители элейской школы не до конца справились с поставленной перед собой задачей (они так и не нашли решения вопросов об отношении единства к множественности и т. д.), элеаты стали основоположниками эристики, софистики и идеалистической диалектики.

Парадоксальные рассуждения Зенона

Чем же примечательны философские труды и искания ученика Парменида, представителя Элейской школы?

Апории Зенона Элейского затрагивали такие понятия, как движение, пространство и множество, доказывая противоречивость их концепций.

В чем особенность философских рассуждений Зенона? В отличии от своего наставника Парменида, который старался доказать свои теории с помощью логических цепочек, Зенон Элейский, философия которого являлась следствием воззрений учителя, использовал тактику иного рода.

Вместо того, чтобы последовательно доказывать свою точку зрения, Зенон прибегал к другому способу аргументации – от противного. То есть, задавая своему оппоненту ряд продуманных вопросов, Зенон заставлял его увидеть всю парадоксальность и нелепость своей позиции. Такой метод ведения спора назван диалектическим. Недаром Аристотель считал Зенона первым диалектиком.

Апории Зенона Элейского, в первую очередь, относились к движению и множественности вещей. Сложно сказать, что двигало мыслителем, когда он формулировал свои рассуждения. Скорее всего, его апории являлись следствием размышлений над ранними математическими учениями пифагорейцев.

Парадоксы движения

Зенон Элейский, основные идеи которого переданы в дошедших до нас парадоксальных рассуждениях, старался подчинить логическому пониманию те математические и физические знания, которые казались ему непоследовательными и противоречивыми.

Следует упомянуть, что Зенон не отвергал движение как таковое. Он просто доказывал несовместимость движения с представлениями о непрерывности как о множестве. Такая точка зрения ясно прослеживается в знаменитой апории Зенона “Ахиллес и черепаха”. В ней древнегреческий философ пытался доказать, что Ахилл никогда не догонит черепаху, так как сперва ему необходимо добраться до места, с которого она начинает двигаться, а за это время черепаха доберется до следующей точки движения и так далее до бесконечности. И хотя сейчас мы можем с точностью до тысячных вычислить, когда же Ахиллес догонит черепаху, философские вопросы, поднятые в апории, до сих пор будоражат умы современных логиков и математиков.

Следующая апория против движения – “Стрела”, где древний мудрец пытался доказать, что летящая стрела остается недвижимой по отношению к занимаемому пространству.

Апории Зенона против движения, такие как “Ахиллес и черепаха”, “Стрела”, “Дихотомия” и другие, основаны на ошибочной аксиоме древних математиков о том, что сумма бесконечного числа величин является обязательно бесконечной.

Другие парадоксы

Древнегреческого мыслителя интересуют лишь противоречивые понятия. Ведь то, что противоречиво воспринимается, не может существовать! Подобные рассуждения находят свое отражение и в других апориях Зенона – против множественности, места и других понятий.

Например, апория “О месте” утверждает, что все существующие предметы умещаются в пространстве. А значит, существует и пространство для пространства (и так далее). Поэтому понятие “место” существует лишь относительно тел, находящемся в нем.

Также интересна апория о “Медимне зерна”, где поднимается вопрос, почему одно зерно падает бесшумно, а падение мешка зерна причиняет много шума? Своим парадоксом Зенон хотел доказать, что часть отличается от целого, а, значит, бесконечная делимость практически невозможна.

Влияние

Большинство апорий Зенона Элейского, хотя и считаются ошибочными и устаревшими, до сих пор занимают видные умы современности своей сложностью и логическими подтверждениями. Они оказали огромное влияние на древнегреческую культуру, философию и логику.

ЗЕНОН ЭЛЕЙСКИЙ

ЗЕНОН ЭЛЕЙСКИЙ – древнегреческий философ, представитель Элейской школы, ученик Парменида. Аристотель назвал Зенона создателем диалектики, искусства выдвигать аргументы и опровергать чужие мнения. Для защиты учения Парменида о едином неподвижном бытии Зенон сформулировал ряд апорий («неразрешимых положений»), показав, что признание реальности множественности и движения ведет к логическим противоречиям. Из четырех десятков апорий наиболее известны апории о движении: Дихотомия, Ахилл и черепаха, Стрела и Стадий (Движущиеся тела). Все эти апории представляют собой доказательства от противного. Вместе с вариантом их решения изложены у Аристотеля (Физика, VI, 9).

В первых двух (Дихотомия и Ахилл и черепаха) предполагается бесконечная делимость пространства. Так, как бы быстро ни бежал Ахилл, он никогда не догонит медленную черепаху, потому что за то время, которое ему потребуется для того, чтобы пробежать половину намеченного пути, черепаха, двигаясь без остановки, всегда будет отползать еще немного, и этот процесс не имеет завершения, ибо пространство делимо до бесконечности. В двух других апориях рассматривается несводимость непрерывности пространства и времени к неделимым «местам» и «моментам». Летящая стрела во всякий фиксируемый момент времени занимает определенное место, равное своей величине – получается, что в рамках самого неделимого момента она «покоится», и тогда получается, что движение стрелы состоит из суммы состояний покоя, что абсурдно. Следовательно, стрела на самом деле не движется. На протяжении всей дальнейшей истории апории Зенона являются предметом внимания и споров среди философов, логиков, математиков (Лейбниц, Кант, Коши, теория множеств Кантора).

Читайте также:
Сергей Виленский - отзывы, мнение, рейтинг

Мария Солопова

Парадоксы множества.

Со времен Пифагора время и пространство рассматривались, с математической точки зрения, как составленные из множества точек и моментов. Однако они обладают также свойством, которое легче ощутить, нежели определить, а именно «непрерывностью». С помощью ряда парадоксов Зенон стремился доказать невозможность разделения непрерывности на точки или моменты. Его рассуждение сводится к следующему: предположим, что деление проведено нами до конца. Тогда верно одно из двух: либо мы имеем в остатке наименьшие возможные части или величины, которые неделимы, однако бесконечны по своему количеству, либо деление привело нас к частям, не имеющим величины, т.е. обратившимся в ничто, ибо непрерывность, будучи однородной, должна быть делимой повсюду, а не так, чтобы в одной своей части быть делимой, а в другой – нет. Однако оба результата нелепы: первый потому, что процесс деления нельзя считать законченным, пока в остатке – части, обладающие величиной, второй потому, что в таком случае изначальное целое было бы образовано из ничто. Симплиций приписывает это рассуждение Пармениду, однако кажется более вероятным, что оно принадлежит Зенону. Например, в Метафизике Аристотеля говорится: «Если единое само по себе неделимо, то по утверждению Зенона оно должно быть ничем, ибо он отрицает, чтобы то, что не увеличивается при прибавлении и не уменьшается при отнятии могло бы вообще существовать – разумеется, по той причине, что все существующее обладает пространственными размерами». В более полном виде этот довод против множественности неделимых величин приводит Филопон: «Зенон, поддерживая своего учителя, старался доказать, что все сущее должно быть единым и неподвижным. Доказательство свое он основывал на бесконечной делимости любой непрерывности. Именно, утверждал он, если сущее не будет единым и неделимым, но может делиться на множество, единого по сути вообще не будет (ибо если непрерывность можно делить, это будет означать, что ее можно делить до бесконечности), а если ничто не будет по сути единым, невозможно и множество, поскольку множество составлено из многих единиц. Итак, сущее не может быть разделено на множество, следовательно, есть только единое. Это доказательство может строиться и по-другому, а именно: если не будет сущего, которое неделимо и едино, не будет и множества, ибо множество состоит из многих единиц. А ведь каждая единица либо едина и неделима, либо сама делится на множество. Но если она едина и неделима, Вселенная составлена из неделимых величин, если же единицы сами подлежат делению, мы будем задавать тот же самый вопрос относительно каждой из подлежащих делению единиц, и так до бесконечности. Таким образом, если существующие вещи множественны, Вселенная окажется образованной бесконечным числом бесконечностей. Но поскольку этот вывод нелеп, сущее должно быть единым, а быть множественным ему невозможно, ведь тогда придется каждую единицу делить бесконечное число раз, что нелепо».

Симплиций приписывает Зенону несколько видоизмененный вариант того же аргумента: «Если множество существует, оно должно быть точно таким, каково оно есть, не больше и не меньше. Однако, если оно таково, каково есть, оно будет конечным. Но если множество существует, вещи бесконечны по числу, потому что между ними всегда будут обнаруживаться еще другие, а между теми еще и еще. Таким образом, вещи бесконечны по числу».

Рассуждения о множественности были направлены против соперничавшей с элеатами школы, вероятнее всего, против пифагорейцев, которые полагали, что величина или протяженность составлена из неделимых частей. Зенон считал, что эта школа полагает, будто непрерывные величины и до бесконечности делимы и конечным образом разделены. Предельные элементы, из которых, как предполагалось, состояло множество, имели, с одной стороны, свойства геометрической единицы – точки; с другой – они обладали некоторыми свойствами числового единства – числа. Подобно тому как из повторных прибавлений единицы строится числовой ряд, линия считалась составленной многократным прибавлением точки к точке. Аристотель приводит следующее пифагорейское определение точки: «Единица, имеющая положение» или «Единица, взятая в пространстве». Это означает, что пифагореизм усвоил своего рода числовой атомизм, с точки зрения которого геометрическое тело не отличается от физического. Парадоксы Зенона и открытие несоизмеримых геометрических величин (ок. 425 до н.э.) привели к возникновению непреодолимого разрыва между арифметической дискретностью и геометрической непрерывностью. В физике существовало два в чем-то аналогичных лагеря: атомисты, отрицавшие бесконечную делимость материи, и последователи Аристотеля, которые ее отстаивали. Аристотель вновь и вновь разрешает парадоксы Зенона как для геометрии, так и для физики, утверждая, что бесконечно малое существует лишь в потенции, но не в реальности. Для современной математики такой ответ неприемлем. Современный анализ бесконечности, в особенности в трудах Г.Кантора, привел к определению континуума, лишающему антиномии Зенона парадоксальности.

Читайте также:
История успеха Алексея Васильевича Прокопенко

Парадоксы движения.

Значительная часть обширной литературы, посвященной Зенону, рассматривает его доказательства невозможности движения, поскольку именно в этой области воззрения элеатов вступают в противоречие со свидетельствами чувств. До нас дошли четыре доказательства невозможности движения, получившие названия «Дихотомия», «Ахилл», «Стрела» и «Стадий». Неизвестно, было ли их только четыре и в книге Зенона или же Аристотель, которому мы обязаны отчетливыми их формулировками, выбрал те, которые показались ему самыми трудными.

Дихотомия.

В первом парадоксе утверждается, что, прежде чем движущийся объект сможет преодолеть определенное расстояние, он должен пройти половину этого пути, затем половину оставшегося пути и т.д. до бесконечности. Поскольку при повторных делениях данного расстояния пополам всякий отрезок остается конечным, а число таких отрезков бесконечно, данный путь невозможно пройти за конечное время. Более того, этот довод действителен для любого, сколь угодно малого расстояния, и для любой, сколь угодно большой скорости. Следовательно, невозможно какое бы то ни было движение. Бегун не в состоянии даже тронуться с места. Симплиций, который подробно комментирует этот парадокс, указывает, что здесь за конечное время необходимо совершить бесконечное число касаний: «Тот, кто чего-либо касается, как бы считает, однако бесконечное множество невозможно сосчитать или перебрать». Или, как формулирует это Филопон, «бесконечное абсолютно неопределимо». Для того, чтобы пройти каждое из подразделений протяженности, с необходимостью требуется ограниченный временной интервал, но бесконечное число таких интервалов, как бы мал ни был каждый из них, в совокупности не может дать конечной длительности.

Аристотель усматривал в «дихотомии» скорее заблуждение, нежели парадокс, полагая, что его значимость сводится на нет «ложной посылкой. будто невозможно пройти или коснуться бесконечного числа точек за конечный период времени». Также и Фемистий полагает, что «Зенон либо в самом деле не знает, либо делает вид, когда полагает, что ему удалось покончить с движением, сказав, что невозможно движущемуся телу за конечный период времени пройти бесконечное число положений». Аристотель считает точки лишь потенциальным, а не действительным бытием, временной или пространственный континуум «в реальности не делится до бесконечности», поскольку не такова его природа.

Ахилл.

Во втором парадоксе движения рассматривается состязание в беге между Ахиллом и черепахой, которой при старте дается фора. Парадокс заключается в том, что Ахилл никогда не догонит черепаху, поскольку сперва он должен добежать до того места, откуда начинает двигаться черепаха, а за это время она доберется до следующей точки и т.д., словом, черепаха всегда будет впереди. Разумеется, это рассуждение напоминает дихотомию с той только разницей, что здесь бесконечное деление идет сообразно прогрессии, а не регрессии. В «Дихотомии» доказывалось, что бегун не может пуститься в путь, потому что он не может покинуть того места, в котором находится, в «Ахилле» доказывается, что даже если бегуну удастся тронуться с места, он никуда не прибежит. Аристотель возражает, что бег – это не прерывный процесс, как толкует его Зенон, а непрерывный, однако этот ответ возвращает нас к вопросу, каково отношение дискретных положений Ахилла и черепахи к непрерывному целому? Современный подход к этой проблеме заключается в вычислениях (либо методом сходящихся бесконечных рядов, либо простым алгебраическим уравнением), которыми устанавливается, где и когда Ахилл нагонит черепаху. Предположим, Ахилл бежит в десять раз быстрее черепахи, которая проходит 1 м в секунду и имеет преимущество в 100 м. Пусть х – расстояние в метрах, пройденное черепахой к тому моменту, когда Ахилл ее нагонит, а t – время в секундах. Тогда t = x/1 = (100+x)/10 = 11 1 /9 с. Вычисления показывают, что бесконечному количеству движений, которые должен совершить Ахилл, соответствует конечный отрезок пространства и времени. Однако самими по себе вычислениями парадокс не разрешается. Ведь сначала необходимо доказать утверждение, что расстояние – это скорость, умноженная на время, а сделать это невозможно без анализа того, что подразумевается под моментальной скоростью – понятием, лежащим в основе третьего парадокса движения.

В большинстве источников, где излагаются парадоксы, говорится о том, что Зенон вообще отрицал возможность движения, но иногда утверждается, что доводы, которые он отстаивал, были направлены лишь на доказательство несовместимости движения с постоянно оспаривавшимся им представлением о непрерывности как о множестве. В «Дихотомии» и «Ахилле» утверждается, что движение невозможно при предположении о бесконечной делимости пространства на точки, а времени на мгновения. В последних двух парадоксах движения утверждается, что движение равным образом невозможно и в том случае, когда делается противоположное предположение, а именно, что деление времени и пространства завершается неделимыми единицами, т.е. время и пространство обладают атомарной структурой.

Стрела.

Согласно Аристотелю, в третьем парадоксе – о летящей стреле – Зенон утверждает: любая вещь либо движется, либо стоит на месте. Однако ничто не может пребывать в движении, занимая пространство, которое равно ему по протяженности. В определенный момент движущееся тело (в данном случае стрела) постоянно находится на одном месте. Следовательно, летящая стрела не движется. Симплиций формулирует парадокс в сжатой форме: «Летящий предмет всегда занимает пространство, равное себе, но то, что всегда занимает равное себе пространство, не движется. Следовательно, оно покоится». Филопон и Фемистий дают близкие к этому варианты.

Читайте также:
Фурсов Анатолий Владимирович - отзывы, мнение, рейтинг

Аристотель с наскока отмел парадокс «стрела», утверждая, что время не состоит из неделимых моментов. «Ошибочен ход рассуждений Зенона, когда он утверждает, что если все, занимающее равное себе место, находится в покое, и то, что находится в движении, всегда занимает в любой момент такое место, то летящая стрела окажется неподвижной». Трудность устраняется, если вместе с Зеноном подчеркнуть, что в каждый данный момент времени летящая стрела находится там, где она находится, все равно как если бы она покоилась. Динамика не нуждается в понятии «состояния движения» в аристотелевском смысле, как реализации потенции, однако это не обязательно должно приводить к сделанному Зеноном выводу, что раз такой вещи, как «состояние движения», не существует, не существует и самого движения, стрела неизбежно находится в покое.

Стадий.

Больше всего споров вызывает последний парадокс, известный под названием «стадий», и он же труднее прочих поддается изложению. Тот его вид, в котором он дан Аристотелем и Симплицием, отличается фрагментарностью, и соответствующие тексты считаются не вполне надежными. Возможная реконструкция данного рассуждения имеет следующий вид. Пусть А1, А2, А3 и А4 – неподвижные тела равного размера, а В1, В2, В3 и В4 – тела, имеющие такой же размер, что и А, которые единообразно движутся вправо так, что каждое В минует каждое А за одно мгновение, считая мгновение наименьшим возможным промежутком времени. Пусть С1, С2, С3 и С4 – тела также равного А и В размера, которые единообразно движутся относительно А влево так, что каждое С проходит мимо каждого А тоже за мгновение. Предположим, что в определенный момент времени эти тела находятся в следующем положении друг относительно друга:

Тогда через два мгновения позиция станет следующей:

Отсюда очевидно, что С1 миновало все четыре тела В. Время, которое потребовалось С1 для прохождения одного из тел В, можно принять за единицу времени. В таком случае на все передвижение потребовалось четыре такие единицы. Однако предполагалось, что два момента, которые прошли за это передвижение, являются минимальными и потому неделимыми. Из этого с необходимостью следует, что две неделимые единицы равны четырем неделимым единицам.

Согласно некоторым толкованиям «стадия», Аристотель полагал, что Зенон совершил здесь элементарную ошибку, предположив, что телу требуется одно и то же время на прохождение мимо подвижного тела и тела неподвижного. Эвдем и Симплиций также интерпретируют «стадий» как всего лишь смешение абсолютного и относительного движения. Но если бы это было так, парадокс не заслуживал бы того внимания, которое уделил ему Аристотель. Поэтому современные комментаторы признают, что Зенон видел здесь более глубокую проблему, затрагивающую структуру непрерывности.

Другие парадоксы.

Предикация.

К числу более сомнительных парадоксов, приписываемых Зенону, относится рассуждение о предикации. В нем Зенон утверждает, что вещь не может в одно и то же время быть единой и иметь множество предикатов; таким же точно доводом пользовались афинские софисты. В Пармениде Платона это рассуждение выглядит так: «Если вещи множественны, они должны быть и подобными, и неподобными [неподобными, поскольку они не являются одним и тем же, и подобными, поскольку общее у них то, что они не являются одним и тем же]. Однако это невозможно, поскольку неподобные вещи не могут быть подобными, а подобные неподобными. Следовательно, вещи не могут быть множественны».

Здесь мы вновь видим критику множественности и столь характерный косвенный тип доказательства, и потому этот парадокс был также приписан Зенону.

Место.

Аристотель приписывает Зенону парадокс «Место», похожие рассуждения приводят Симплиций и Филопон в 6 в. н.э. В Физике Аристотеля эта проблема излагается следующим образом: «Далее, если существует место само по себе, где оно находится? Ведь затруднение, к которому приходит Зенон, нуждается в каком-то объяснении. Поскольку все, что существует, имеет место, очевидно, что место тоже должно иметь место и т.д. до бесконечности». Считается, что парадокс возникает здесь потому, что ничто не может содержаться само в себе или отличаться от самого себя. Филопон добавляет, что, показав самопротиворечивость понятия «места», Зенон желал доказать несостоятельность концепции множественности.

Богомолов А.С. Диалектический логос: становление античной диалектики. М., 1982
Комарова В.Я. Учение Зенона Элейского. Попытка реконструкции системы аргументов. Л., 1988
Фрагменты ранних греческих философов, ч. 1. М., 1989

Зенон Элейский, древнегреческий философ

Вы будете перенаправлены на Автор24

Сведения о жизни Зенона

Зенон Элейский По данной теме мы уже выполнили реферат Апории Зенона Элейского подробнее – один из трех философов Элейской школы, ученик и верный последователь Парменида. О биографии Зенона известно крайне мало. Он родился и прожил жизнь в Элеи древнегреческой колонии на Сицилии. Отцом Зенона был Телевтагор, по некоторым сведениям он был усыновлен Парменидом По данной теме мы уже выполнили реферат Эвдемонизм Эпикура подробнее . Предполагается что философии Зенон По данной теме мы уже выполнили реферат Апории Зенона подробнее также обучался и у Ксенофана, который обучал и самого Парменида.

Читайте также:
Макаренко Александр Валерьевич - отзывы, мнение, рейтинг

Как и его учитель Зенон не только философствовал, но также вел активную политическую деятельность. Однако в отличии от Парменида его взаимоотношения с властью были весьма конфликтными. Зенон выступал сторонником демократии и был брошен в темницу правителем-тираном Элеи. В темнице Зенона долго пытали с целью вызнать имена зачинщиков мятежа, однако философ не выдал товарищей.

По одной версии он сказал тирану что готов сознаться, но слишком ослабел, чтобы говорить громко, а когда правитель наклонил к нему свое ухо, то Зенон вцепился в него зубами и не отпускал, до тех пор, пока его не закололи мечами. По другой версии философ откусил собственный язык и выплюнул его в лицо тирану, за что его прилюдно казнили раздробив в ступе. Существует также другая концовка данной версии, согласно которой пораженные поступком Зенона окружающие растерзали тирана, но она оценивается исследователями как маловероятная.

Зенон оставил после себя ряд философских произведений от которых до современности дошли лишь названия:

Готовые работы на аналогичную тему

  • «Споры»;
  • «Против философов»;
  • «О природе».

Наибольшей известностью пользуются апории Зенона, созданные для защиты положений онтологии его учителя Парменида. Из более чем тридцати апорий в настоящее время известны лишь девять которые сохранились в произведениях других авторов.

Философские взгляды Зенона

В своем философском воззрении на мироздание Зенон полностью следовал онтологии разработанной Парменидом. Ее центральным пунктом было положение о том, что существует лишь бытие, в то время как небытие невозможно. Из данной аксиомы выводился целый ряд следствий, которые в своей совокупности рисовали достаточно абсурдную картину мироздания, полностью противоречащую здравому смыслу и чувственному познанию.

Прежде всего Парменид По данной теме мы уже выполнили курсовую работу Онтология Парменида подробнее , а вслед за ним, и Зенон отрицали существование пустоты, поскольку пустота – это небытие (отсутствие чего-либо), следовательно, ее не существует. Но если пустоты нет, то не существует и множественности вещей, в силу того, что вещи ничем не отделены одна от другой, а значит бытие, все сущее – едино. Более того бытие невозможно разделить на части, так как в этом случае части должны были бы разделяться пустотой, которой не существует. Отсюда следует вывод о не только единстве, но и однородности бытия. Наконец без множественности вещей невозможно и движение, так как движение представляет собой перемещение в пространстве одних вещей относительно других. Но все бытие едино и не может перемещаться само относительно себя.

Вслед за отрицанием движения идет отрицание времени, а также пространства. Впрочем, с рядом выводов Парменида сложно не согласиться. Основываясь на отсутствии небытия философ утверждает, что мир не мог быть создан кем-либо, так как в этом случае придется признать, что до его возникновение существовало небытие, что невозможно. Отсюда же в Элейской школе По данной теме мы уже выполнили доклад Элейская школа подробнее выводится отрицание явлений рождения, т.е. появление чего-либо из пустоты, а также разрушения, то есть исчезновение чего-либо, распад до полного небытия.

Весьма интересным является взгляд представителей Элейской школы на познание. Парменид утверждает, что мысль о предмете и предмет, суть одно и тоже, т.е. мысль материальна и не существует без самого предмета, все мышление бытийно и определяется бытием. При этом отрицается значение чувственного познания, а предпочтение отдается чистой логике познания рационального.

Безусловно положения Элейской философской школы подвергались острой критике как со стороны оппонентов, в первую очередь Ионийских философов, так и многих других здравомыслящих людей. Именно поэтому для защиты и утверждения истинности выводов своего учителя Зенон были созданы его апории, разрушающие аргументацию противников изнутри, превращающие чувственные представления о движении, времени, множественности сущего в полный абсурд.

Апории Зенона

Апории построены по принципу доказательства от противного, они предлагают принять точку зрения оппонента, после чего вскрывают противоречия, содержащиеся в ней. Таким образом противоположная точка зрения оказывается ложной, что подтверждает правоту самого Зенона.

За весьма изощренный характер данного доказательства, которое буквально ловит соперника в ловушку, Аристотель По данной теме мы уже выполнили реферат Политика Аристотеля подробнее назвал Зенона первым диалектиком. Под диалектикой в Древней Греции понималось не учение о развитии, а искусство ведения диалога, спора.

Сохранившиеся девять апорий Зенона традиционно делят на апории против множественности и против движения. Наибольшую известность приобрели четыре последних, а именно:

  • Ахилл и черепаха,
  • Дихотомия,
  • Стрела,
  • Стадий.

В Дихотомии и Ахилле Зенон указывает на невозможность начать и закончить движение в следствии того, что пространство, которое должно быть преодолено за конечное время, делится на бесконечное число, бесконечно малых отрезков, из-за чего бегун не в состоянии начать свой путь, так как не может преодолеть ни единого отрезка, а Ахилл нагнать черепаху, которая бесконечно уползает от него на очередной бесконечно малый отрезок.

Читайте также:
Лосев Дмитрий Николаевич - отзывы, мнение, рейтинг

В апории Стрела Зенон принимает в качестве условия, что тело может находится либо в состоянии покоя, либо в состоянии движения. При этом если тело занимает место в пространстве соответствующее его протяженности, значит оно покоится. Летящая же стрела в любой момент времени занимает пространство равное собой себе, следовательно, в любой момент она находится в покое. Находится в покое и движении стрела не может, следовательно, движение не существует.

Наиболее интересной представляется апория Стадий. На стадионе находятся три человека, два бегуна, которые движутся на встречу друг другу и третий человек который неподвижно стоит между ними. За некоторый промежуток бегуны преодолели определенное пространство. Однако если рассматривать их скорость относительно наблюдателя она окажется одной, а если относительно друг друга – то значительно более высокой. Зенон делает вывод что ситуация абсурдна, так как тело не может двигаться одновременно с двумя разными скоростями. В действительности он практически предугадывает положения теории относительности.

Зенон Элейский

Зенон Элейский около 490—430 до н. э. греческий философ и логик, прославившийся главным образом парадоксами. О жизни Зенона известно мало. Он был родом из греческого города Элея на юге Италии .Сын Телевтагора, учился у Ксенофана и Парменида. Представитель Элейской школы, развивал учение Парменида о едином, отрицая познаваемость чувственного бытия, множественность вещей и их движения и доказывая немыслимость чувственного бытия вообще. Парменид приходил к выводом исключительно с помощью логики, не прибегая к умозрению или интуиции. Тактика Зенона сводилась не к защите точки зрения учителя, а к демонстрации того, что из утверждений его оппонентов возникают еще большие нелепости. В связи с этим Зенон выработал метод опровержения противников посредством серии вопросов. Отвечая на них, собеседник был вынужден прийти к самым необычным парадоксам, с необходимостью следовавшим из его взглядов. Этот метод, получивший название диалектического (греч. ‘диалегомай’ – ‘разговаривать’). Диалектика 3енона- это искусство «опровергать противника и посредством возражений ставить его в затруднительное положение».Для защиты учения Парменида о едином неподвижном бытии Зенон сформулировал ряд апорий («неразрешимых положений»), показав, что признание реальности множественности и движения ведет к логическим противоречиям. Показаны в четырех апориях о движении: Дихотомия, Ахилл и черепаха, Стрела. Все эти апории представляют собой доказательства от противного.

Основная мысль апорий Зенона состоит в том, что прерывность, множественность, движение характеризуют картину мира, как она воспринимается чувствами. Но эта картина недостоверна. Истинная картина мира постигается мышлением. Диалектика Зенона основывалась на постулате недопустимости противоречий в достоверном мышлении: появление противоречий, возникающих при предпосылке мыслемости множественности, прерывности и движения, рассматривается как свидетельство ложности и в то же время свидетельствует об истинности противоречащих ей положений о единстве, непрерывности и неподвижности мыслимого бытия.

В первых двух (Дихотомия и Ахилл и черепаха) предполагается бесконечная делимость пространства. Так, как бы быстро ни бежал Ахилл, он никогда не догонит медленную черепаху, потому что за то время, которое ему потребуется для того, чтобы пробежать половину намеченного пути, черепаха, двигаясь без остановки, всегда будет отползать еще немного, и этот процесс не имеет завершения, ибо пространство делимо до бесконечности. В третьей апории рассматривается несводимость непрерывности пространства и времени к неделимым «местам» и «моментам». Летящая стрела во всякий фиксируемый момент времени занимает определенное место, равное своей величине – получается, что в рамках самого неделимого момента она «покоится», и тогда получается, что движение стрелы состоит из суммы состояний покоя, что абсурдно. Следовательно, стрела на самом деле не движется.

Парадоксы множества.С помощью ряда парадоксов Зенон стремился доказать невозможность разделения непрерывности на точки или моменты. Его рассуждение сводится к следующему: предположим, что деление проведено нами до конца. Тогда верно одно из двух: либо мы имеем в остатке наименьшие возможные части или величины, которые неделимы, однако бесконечны по своему количеству, либо деление привело нас к частям, не имеющим величины, т.е. обратившимся в ничто, ибо непрерывность, будучи однородной, должна быть делимой повсюду, а не так, чтобы в одной своей части быть делимой, а в другой – нет. Однако оба результата нелепы: первый потому, что процесс деления нельзя считать законченным, пока в остатке – части, обладающие величиной, второй потому, что в таком случае изначальное целое было бы образовано из ничто. Итак, сущее не может быть разделено на множество, следовательно, есть только единое. Это доказательство может строиться и по-другому, а именно: если не будет сущего, которое неделимо и едино, не будет и множества, ибо множество состоит из многих единиц. А ведь каждая единица либо едина и неделима, либо сама делится на множество. Таким образом, если существующие вещи множественны, Вселенная окажется образованной бесконечным числом бесконечностей. Но поскольку этот вывод нелеп, сущее должно быть единым, а быть множественным ему невозможно, ведь тогда придется каждую единицу делить бесконечное число раз, что нелепо.

Читайте также:
Дмитрий Пучков - биография, личная жизнь, фото, видео

Парадоксы движения. Значительная часть литературы, посвященной Зенону, рассматривает его доказательства невозможности движения, именно в этой области воззрения элеатов вступают в противоречие со свидетельствами чувств. До нас дошли четыре доказательства невозможности движения, получившие названия «Дихотомия»,«Ахилл»,«Стрела». Дихотомия. В первом парадоксе утверждается, прежде чем движущийся объект сможет преодолеть определенное расстояние, он должен пройти половину этого пути, затем половину оставшегося пути и т.д. до бесконечности. Поскольку при повторных делениях данного расстояния пополам всякий отрезок остается конечным, а число таких отрезков бесконечно, данный путь невозможно пройти за конечное время. Более того, этот довод действителен для любого, сколь угодно малого расстояния, и для любой, сколь угодно большой скорости. Следовательно, невозможно какое бы то ни было движение. Бегун не в состоянии даже тронуться с места. Для того, чтобы пройти каждое из подразделений протяженности, с необходимостью требуется ограниченный временной интервал, но бесконечное число таких интервалов, как бы мал ни был каждый из них, в совокупности не может дать конечной длительности. Ахилл. (Ахилл и черепаха) Во втором парадоксе движения рассматривается состязание в беге между Ахиллом и черепахой, которой при старте дается фора. Парадокс заключается в том, что Ахилл никогда не догонит черепаху, поскольку сперва он должен добежать до того места, откуда начинает двигаться черепаха, а за это время она доберется до следующей точки и т.д., словом, черепаха всегда будет впереди. Разумеется, это рассуждение напоминает дихотомию с той только разницей, что здесь бесконечное деление идет сообразно прогрессии, а не регрессии. В «Дихотомии» доказывалось, что бегун не может пуститься в путь, потому что он не может покинуть того места, в котором находится, в «Ахилле» доказывается, что даже если бегуну удастся тронуться с места, он никуда не прибежит. Аристотель возражает, что бег – это не прерывный процесс, как толкует его Зенон, а непрерывный, однако этот ответ возвращает нас к вопросу, каково отношение дискретных положений Ахилла и черепахи к непрерывному целому? Современный подход к этой проблеме заключается в вычислениях ,которыми устанавливается, где и когда Ахилл нагонит черепаху. Вычисления показывают, что бесконечному количеству движений, которые должен совершить Ахилл, соответствует конечный отрезок пространства и времени. Стрела.(Летящая стрела)В третьем парадоксе Зенон утверждает: любая вещь либо движется, либо стоит на месте. Однако ничто не может пребывать в движении, занимая пространство, которое равно ему по протяженности. В определенный момент движущееся тело постоянно находится на одном месте. Следовательно, летящая стрела не движется. Симплиций формулирует парадокс в сжатой форме: «Летящий предмет всегда занимает пространство, равное себе, но то, что всегда занимает равное себе пространство, не движется. Следовательно, оно покоится». Трудность устраняется, если вместе с Зеноном подчеркнуть, что в каждый данный момент времени летящая стрела находится там, где она находится, все равно как если бы она покоилась. Динамика не нуждается в понятии «состояния движения» в аристотелевском смысле, как реализации потенции, однако это не обязательно должно приводить к сделанному Зеноном выводу, что раз такой вещи, как «состояние движения», не существует, не существует и самого движения, стрела неизбежно находится в покое.

Другие парадоксы. Предикация. В этой апории Зенон утверждает, что вещь не может в одно и то же время быть единой ииметь множество предикатов. У Парменида и Платона это рассуждение выглядит так: «Если вещи множественны, они должны быть и подобными, и неподобными (неподобными, поскольку они не являются одним и тем же, и подобными, поскольку общее у них то, что они не являются одним и тем же). Однако это невозможно, поскольку неподобные вещи не могут быть подобными, а подобные неподобными. Следовательно, вещи не могут быть множественны». Место.Аристотель приписывает Зенону парадокс «Место». Ведь затруднение, к которому приходит Зенон, нуждается в каком-то объяснении. Поскольку все, что существует, имеет место, очевидно, что место тоже должно иметь место и т.д. до бесконечности». Считается, что парадокс возникает здесь потому, что ничто не может содержаться само в себе или отличаться от самого себя. Зенон желал доказать несостоятельность концепции множественности. Общая цель его аргументов показать те нелепости, к которым приходят, когда пытаются получить непрерывные величины из бесконечно малых частиц, взятых в бесконечном множестве. Парадоксы Зенона и понятие бесконечности. Именно в связи с открытием несоизмеримых величин в греческую математику проникло понятие бесконечности.

Глоссарий Апория-. характеризуется наличием аргумента, противоречащего очевидному, общепринятому мнению, здравому смыслу. Апория является вымышленной, логически верной, ситуацией, которая не может существовать в реальности. Диалектика-(греч. dialektiké (téchnе) — искусство вести беседу, спор, от dialégomai — веду беседу, спор), учение о наиболее общих закономерностях становления, развития, внутренний источник которых усматривается в единстве и борьбе противоположностей. Искусство «опровергать противника и посредством возражений ставить его в затруднительное положение». Парадо́кс (от др.-греч.-неожиданный, странный от др.-греч.- кажусь)- ситуация, которая может существовать в реальности, но не имеет логического объяснения. Парадокс – отсутствие порядка в причинно – следственной связи (пример: есть причина, но нет следствия; есть следствие, но нет причины). Антиномия-наличием2-х противоречащих друг другу, одинаково доказуемых суждений. Дихотомия- метод классификации объема понятия (класса, множества—totum divisum) на два соподчиненных его вида по схеме «противоречивой противоположности». Деление надвое; (в логике)- подразделение на два ряда; отсюда возникает дихотомический метод классификации: классы, множества, понятия… Предика́ция(лат. Praedicatio-высказывание, утверждение)-одна из трех основных функций языковых выражений, акт создания пропозиции-соединения независимых предметов мысли, выраженных самостоятельными словами. Цель и смысл предикации — отразить актуальное состояние объекта/субъекта (событие, ситуацию действительности).

Читайте также:
Биография инвестора Алексея Тайчера

Ваш Автор – помощь в учебе

Рефераты, курсовые, эссе, сочинения и многое другое. Помощь в учебе студентам и школьникам.

  • Получить ссылку
  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Электронная почта
  • Другие приложения
  • Великие философы и ученые
  • Научная статья
  • Философия

Зенон Элейский – философия и биография – кратко – Автор 24

ЗЕНОН ИЗ ЭЛЕИ (Ζήνων) из Элеи (Юж. Италия; по Аполлодору, акме 464–461 до н.э.; по Платону, «Парменид» 127е, ок. 450, что менее вероятно) – древнегреческий философ, представитель Элейской школы , ученик Парменида.

В диалоге «Софист» (фр. 1 Ross) Аристотель называл Зенона «изобретателем диалектики», т.е. критического анализа «принятых мнений» (ἔνδοξα) или опровержения тезиса противника путем reductio ad absurdum. Платон в «Федре» (261 d) говорит об «элейском Паламеде» (синоним ловкого изобретателя), чье «антилогическое искусство» (аргументация тезиса и антитезиса) способно внушить слушателям, что «одно и то же подобно и неподобно, одно и множественно, покоится и движется». Византийский лексикон Суда приводит названия четырех сочинений Зенона: «Споры», «Толкование Эмпедокла», «Против философов», «О природе»; Платон в «Пармениде» упоминает об одном сочинении, написанном с целью «высмеять» оппонентов Парменида и показать, что допущение множества и движения приводит «к еще более смехотворным выводам», чем допущение Одного сущего. В комментарии к этому месту Прокл (in Parm. P. 694, 23 Diehl) сообщает, что сочинение Зенона содержало 40 аргументов (λόγοι) против множества. Наибольшую известность уже в древности получили 4 аргумента (т.н. апории) против возможности движения, сохранившиеся в парафразах Аристотеля («Физика» VI 9): 1) «Стадий» (иначе «Дихотомия», 29 А 25 DK); 2) «Ахилл и черепаха» (29 А 26 DK); 3) «Стрела» (29 А 27 DK); 4) «Движущиеся тела» (иначе «Стадий», не смешивать с 1-м, 29 А 28 DK). Сохранились также антиномии множества, приводимые Симпликием в дословных цитатах из Зенона (29 В 1–3 DK), и парадокс места (29 А 24 DK). Точка зрения, согласно которой аргументы Зенона были направлены против сторонников пифагорейского «математического атомизма», конструировавших физические тела из геометрических точек и принимавших атомарную структуру времени, в настоящее время оставлена большинством исследователей, так как существование ранней теории «математического атомизма» не засвидетельствовано. Оппонентами Зенона могли быть просто адепты здравого смысла, которым он хотел показать абсурдность и, следовательно, ирреальность феноменального мира множества и движения. Вместе с тем никакой реальности, кроме пространственно протяженной, Зенон не признавал. Апории Зенона так или иначе упираются в проблему континуума, которая приобрела особую актуальность в связи с теорией множеств Г.Кантора и квантовой механикой 20 в.

Фрагменты и свидетельства:

2. Zeno. Testimonialize e frammenti, intr., trad. e comm. a cura di M.Untersteiner, Firenze, 1963;

3. Lee H.D.P. Zeno of Elea. Cambr., 1936.

1. Яновская С.А. Преодолены ли в современной науке трудности, известные под названием «Апорий Зенона»? – В сб.: Проблемы логики. М., 1963;

2. Койре А. Очерки истории философской мысли, пер. с франц. М., 1985, с. 27–50;

3. Комарова В.Я. Учение Зенона Элейского: попытка реконструкции системы аргументов. Л., 1988;

4. Salтоп W. Ch. (ed.) Zeno’s paradoxes. Indianopolis, 1970;

5. Vlastos G. Zeno’s Race Course. – Furley D.J., Allen R.E. (ed.). Studies in presocratic philosophy, v. 2. L., 1975;

6. Ferber R. Zenons Paradoxien der Bewegung und die Struktur von Raum und Zeit. Münch., 1981.

Зенон Элейский – Zeno of Elea

Зенон Элейский ( / г я н oʊ . ɛ л я ə / ; Древнегреческий : Ζήνων ὁ Ἐλεᾱτης ; . С 495 . – с 430 до н.э. ) был досократической греческий философ из Великой Греции и членом элеатов Школа основана Парменида . Аристотель называл его изобретателем диалектики . Он наиболее известен своими парадоксами , которые Бертран Рассел описал как «неизмеримо тонкие и глубокие».

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1 жизнь
  • 2 Работы
  • 3 парадокса Зенона
  • 4 См. Также
  • 5 Примечания
  • 6 Ссылки
  • 7 Дальнейшее чтение
  • 8 Внешние ссылки

Жизнь

Мало что известно наверняка о жизни Зенона. Хотя он был написан почти через столетие после смерти Зенона, основным источником биографической информации о Зеноне является « Парменид» Платона , и он также упоминается в « Физике» Аристотеля . В диалоге Парменида Платон описывает визит Зенона и Парменида в Афины в то время, когда Пармениду «около 65», Зенону «почти 40», а Сократ – «очень молодым человеком». Если принять возраст Сократа около 20 лет и принять дату рождения Сократа за 469 г. до н.э., то приблизительная дата рождения Зенона – 490 г. до н.э. Платон говорит, что Зенон был «высоким и красивым на вид» и что «в дни его юности…, как сообщается, Парменид любил его».

Читайте также:
Аристо́тель - отзывы, мнение, рейтинг

Другие, возможно, менее достоверные подробности жизни Зенона даны Диогеном Лаэртием в его « Жизни и мнениях выдающихся философов» , где сообщается, что он был сыном Телеутагора, но приемный сын Парменида «умел спорить с обеими сторонами по любому поводу. вопрос, универсальный критик “, и что он был арестован и, возможно, убит от рук тирана Элеи .

Твое благородное желание, о Зенон, было убить

Жестокий тиран, освободивший Элею
от суровых уз позорного рабства,
Но ты был разочарован; для тирана
Толкнул тебя в ступу. Я говорю не так,

Он раздавил только ваше тело, а не вас.

Согласно Диогену Лаэртиусу , Зенон сговорился свергнуть тирана Неарх . В конце концов Зенон был арестован и подвергнут пыткам. По словам Валериуса Максимуса , когда его пытали, чтобы раскрыть имя своих коллег по заговору, Зенон отказался раскрыть их имена, хотя он сказал, что у него есть секрет, который было бы полезно услышать Неарху. Когда Неарх наклонился, чтобы выслушать секрет, Зенон укусил его за ухо. Он «не отпускал, пока не потерял свою жизнь, а тиран не потерял эту часть своего тела». В « Человеке с таким же именем» Деметриус сказал, что вместо этого откусили нос. Согласно Суда 10-го века , когда «Зенон допрашивался им, он взял свой собственный язык между зубами, отгрыз его и плюнул на тирана», а «после этого он был брошен в ступу, раздавлен и раздавлен. битые до полусмерти ».

Зенон мог также взаимодействовать с другими тиранами. Согласно Лаэртию, Гераклиду Лембусу в его Сатире , эти события произошли против Диомедона, а не Неарх. Валериус Максимус рассказывает о заговоре против тирана Фалариса , но это было невозможно, поскольку Фаларис умер еще до рождения Зенона. По словам Плутарха , Зенон пытался убить тирана Демила . После неудачи он «собственными зубами откусил себе язык, плюнул им в лицо тирану».

Работает

Хотя многие древние писатели ссылаются на труды Зенона, ни одно из его произведений не сохранилось в целости и сохранности. Фактически, основные источники о природе аргументов Зенона о движении взяты из сочинений Аристотеля и Симплициуса Киликийского .

Платон говорит, что сочинения Зенона «впервые были доставлены в Афины по случаю» визита Зенона и Парменида. Платон также заставил Зенона сказать, что эта работа «предназначена для защиты аргументов Парменида», была написана в юности Зенона, украдена и опубликована без его согласия. Платон предлагает Сократу перефразировать «первый тезис первого аргумента» работы Зенона следующим образом: «Если бытие много, оно должно быть как подобным, так и непохожим, а это невозможно, потому что ни подобное не может быть непохожим, ни непохожее подобное». . “

Согласно Проклу в его « Комментарии к Пармениду Платона» , Зенон привел «не менее сорока аргументов, раскрывающих противоречия», но сейчас известно только девять.

Аргументы Зенона, возможно, являются первыми примерами метода доказательства, называемого reductio ad absurdum , что буквально означает доведение до абсурда . Считается, что Парменид был первым, кто применил этот стиль аргументации. Эта форма аргументации вскоре стала известна как эпичерема . В Книге VII его Тем , Аристотель говорит , что epicheirema является «диалектический силлогизм ». Это связное рассуждение, которое оппонент считает истинным. Спорщик пытается разрушить диалектический силлогизм. Этот деструктивный метод аргументации поддерживался им до такой степени, что Сенека Младший прокомментировал несколько столетий спустя: «Если я присоединюсь к Пармениду, не останется ничего, кроме Единого; если я присоединюсь к Зенону, не останется даже Единого». “

Зенон также считается первым философом, который имел дело с самыми ранними достоверными описаниями математической бесконечности .

Другие довольствуются тем, что считают Парменида, а также Зенона принадлежащими к пифагорейской школе , или говорят о парренидской жизни , точно так же, как говорится о пифагорейской жизни ; и даже суровый Тимон допускает, что Парменид был благородным человеком; тогда как Платон говорит о нем с почтением, а Аристотель и другие отдают ему безоговорочное предпочтение перед остальными элеатами.

Евсевий, цитируя Аристокла Мессенского, говорит, что Зенон был частью линии философии, которая достигла высшей точки в пирронизме .

Парадоксы Зенона

Парадоксы Зенона озадачивали, бросали вызов, влияли, вдохновляли, приводили в ярость и забавляли философов, математиков и физиков на протяжении более двух тысячелетий. Наиболее известны аргументы против движения, описанные Аристотелем в его книге VI по физике .

Энциклопедия “История философии”
ЗЕНОН ЭЛЕЙСКИЙ

ЗЕНОН ЭЛЕЙСКИЙ

ЗЕНОН Элейский (ок. 490 – ок. 430 до н.э.) – древнегреческий философ, представитель элейской школы (6-5 вв. до н.э., г. Элея, Южная Италия). Согласно ряду источников, родоначальником школы был Ксенофан, прибывший на склоне лет в Элею. По сведениям Диогена Лаэртия, 3. был учеником и приемным сыном Парменида. Как представитель указанной философской школы 3. отстаивал мысль о единстве и неподвижности истинно сущего бытия. Соответственно в теории познания 3. содержалось резкое противопоставление разумного знания знанию чувственному, основывалось оно на недоверии к той картине окружающего мира, которая доставлялась чувствами, и на основе убеждения в превосходстве ума над ощущениями. Только ум, считали элеаты (и 3.), ведет к достоверной и незыблемой истине. Но тем не менее, по мысли 3., даже недостоверные ‘мнения’, добытые на основе чувств и ощущений, необходимо знать. В рамках задачи отстоять от критиков воззрения Парменида 3. выдвинул 45 ‘доказательств’ о едином, неразделимом и неизменном бытии (до нас дошло 9). Отрицая в чувственном бытии всякую непрерывность, 3. доказывал немыслимость последней вообще, то есть немыслимости множественности и подвижности (движения). Из немыслимости непрерывного чувственного бытия 3. выводил непрерывность уже как ‘предмет чистой мысли’. По мнению ряда исследователей, философский и логический метод 3. сходен с тем, что в математике называют ‘доказательством от противного’. 3. принимает условно тезисы противника (что пространство может мыслится как пустота, как отдельное от наполняющего пространство вещества; что мыслимо существование множества вещей; что может быть мыслимо движение). Приняв их условно, 3. доказывает, что признание их ведет к противоречиям. Следовательно, пустота, множественность и движение не мыслимы. Известно различное количество сочинений 3., но наиболее часто отмечаются четыре: ‘Споры’, ‘Толкование Эмпедокла’, ‘Против философов’, ‘О природе’. Чаще всего принято ссылаться на выдержки, содержащиеся в ‘Физике’ Аристотеля и в комментариях к ней. Аристотель полагал, что 3. ‘выдумал диалектику’ как искусство постижения истины посредством диалога или истолкования противоположных мнений. Говорил о нем, как о мастере критического анализа принятых мнений или опровержения тезиса противника путем ‘доведения до абсурда’. Аргументы 3. были ориентированы на доказательство наличия действительных противоречий в состоянии вещества, времени и пространства как состоящих из реально раздельных частей. Именно это и хотел опровергнуть 3. в положительном учении, которое он доказывал отрицательным путем. Платон называл 3. ловким изобретателем, ‘чье антилогичное искусство способно внушать слушателю, что одно и то же подобно и неподобно, одно и множественно, покоится и движется’. По мысли Гегеля, 3. ‘различает объективную и субъективную диалектику’ и ‘зенонова диалектика материи доныне не опровергнута’. Логические парадоксы 3. традиционно называются ‘апориями’ (древнегреч.: а – частица отрицания, porös – выход; aporia – безысходность, безвыходное положение, затруднение, недоумение) – термин, которым античные философы фиксировали непостижимые для них противоречия в понятиях движения, времени и пространства и т.п. Наиболее известны дошедшие до наших времен апории 3. – ‘Ахилл и черепаха’, ‘Стрела’, ‘Стадий’ или иначе ‘Дихотомия’, ‘Движущиеся тела’. 3. занимался установлением противоречий в области текущей множественности и полагал, что истина выявляется посредством спора или истолкования противоположных мнений. По поводу множественности 3. подчеркивал: если все состоит из многого, если сущее реально делится на части, то каждая из частей становится бесконечно малой и бесконечно большой. Имея вне себя бесконечное множество прочих частей, она составляет бесконечно малую часть всего, а слагаясь сама из бесконечного множества частиц, будучи делима до бесконечности, она представляет величину бесконечно большую. Если признавать, что все частицы имеют величину и делимы, если признавать, что многое, то есть частицы всего не имеют никакой величины и не делимы, то выходит, что все оказывается равным ничему. То, что не имеет величины, не может присоединиться к другому и его увеличить (нуль не есть слагаемое). Поэтому и все состоящее из неделимых, лишенных величины, само не имеет величины, или материальное ничто. (Прокл указывал, что сочинения 3. содержат 40 аргументов против множества.) В ‘Дихотомии’, согласно Аристотелю, доказывается ‘несуществование движения на том основании, что перемещающееся тело должно прежде дойти до половины, чем до конца’. Тем самым 3. постулировал, что в применении к моменту времени нельзя говорить ни о движении, ни о покое. Эти понятия, по 3., имеют смысл лишь относительно промежутка времени, в течение которого тело может менять свое место – и тогда оно движется; либо же не менять его, – и тогда оно покоится. Немыслимость движения одного отдельно взятого тела доказывается 3. в апории ‘Летящая стрела’. Стрела летит, значит движется в пространстве, но в то же время она в каждое мгновение полета занимает пространство равное собственной длине, т.е. находится в покое. То есть пребывает в пределах части пространства, а значит в нем неподвижна. Таким образом все движение разлагается на моменты покоя, а значит представляет внутреннее противоречие, так как из ничего нельзя составить положительную величину. Выходит, по 3., что летящая стрела движется и не движется. Но движение не мыслится и как движение двух тел относительно друг друга (см. апорию ‘Ахилл и черепаха’). По мысли 3., чтобы пройти известное пространство, движущее тело должно вначале перейти половину этого пространства, а для этого половину этой половины и так до бесконечности, то есть тело никогда не двинется с места. Именно на этом основании быстроногий Ахилл никогда не может догнать медлительную черепаху. Логические парадоксы 3. в определенном смысле не утратили актуальности и сегодня.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: