Януш Корчак (наст. имя Эрш Хенрик Гольдшмидт) – отзывы, мнение, рейтинг

Биография Януша Корчака: Старый доктор и его дети.

Имя Януша Корчака ассоциируется в человеческом сознании с самопожертвованием, героизмом, мученичеством и огромной любовью к детям. Отказавшись от собственной семьи, этот выдающийся польский педагог, автор многочисленных книг о детях и для детей, стал отцом сотен сирот.

До конца своих дней Старый доктор остался верен тем простым жизненным истинам, которые излагал в своих литературных произведениях. И принял смерть, отвергнув предложения о спасении, вместе со своими маленькими воспитанниками в газовой камере нацистского концентрационного лагеря.

Детство и юность: Ерш Хенрик Гольдшмит.

22 июля 1878 года в семье ассимилированных польских евреев Гольдшмитов родился первенец. Мальчика нарекли Ершем Хенриком. Окружающие звали его Генриком на польский манер. Свое первое образование юный Гольдшмит получал в русской гимназии в Варшаве. Главными постулатами учебного заведения были строгость и дисциплина. Малейшее отклонение от установленного распорядка дня без письменного разрешения директора жестоко каралось.

Детство и юностьУже с первого класса школьники штудировали учебники по латыни, а со второго – по французскому, немецкому и греческому. Многим позже один из них принципиально переосмыслит эту нафталинную систему воспитания. Он создаст идеальный приют для забытых и брошенных, назвав его «Домом сирот», и прославится на всю страну, а затем и на весь мир под псевдонимом Януша Корчака.

Но в 1889 году Корчака еще не было, ровно как «Дома сирот» и его нерожденных воспитанников. Был лишь 11-летний гимназист Генрик Гольдшмит, который впервые столкнулся с жизненными трудностями. У его отца, успешного адвоката, автора научных монографий, Юзефа Гольдшмита диагностировали душевную болезнь. С тех пор большую часть времени глава семейства проводил в психиатрической клинике. Затяжное дорогостоящее лечение истощило материальные запасы семейства. В прошлом довольно зажиточные Гольдшмиты начинают бедствовать.

Юзеф так и не вылечился. Сведения о его смерти весьма туманны. Известно, что последние свои дни он провел в больнице. Чтобы помогать матери и младшей сестре, Генрик начинает подрабатывать репетиром.

Закончив гимназию, юный Гольдшмит решает стать врачом и поступает в Варшавский университет на медицинский факультет. В рамках учебной практики Генрик работает в госпиталях, больницах, детский еврейских лагерях. Общение с детьми доставляет ему огромное удовольствие, во враче-Гольдшмите просыпается педагог. Вернувшись со службы во время Русско-японской войны, Генрик твердо решил: да, он будет лечить, но не тела, а души.

«Дом сирот»

1911 год стал для Гольдшмита знаковым – в доме номер 92 на улице Крохмальной в Варшаве он основывает «Дом сирот». Идею помогли воплотить в жизнь многочисленные филантропы. Директор сразу же ставит первое и главное условие – меценаты не должны вмешиваться в педагогическую и воспитательную деятельность руководителя.

«Дом сирот» выделялся из числа себеподобных. Детские приюты лишь давали крышу над головой и еду, совершенно не беспокоясь о духовном и нравственном развитии своих обитателей. Не удивительно, что большинство беспризорников сворачивали на путь разбоя. Главная цель, которую преследовал «Дом сирот», заключалась не в том, чтобы помочь детям выжить, а в том, чтобы научить их жить.

Кроме «Дома сирот», Гольдшмит сотрудничает с другими детскими приютами (например, «Нашим домом» в Белянах), публикуется в журналах, редактирует еженедельник «Малое обозрение», пишет книги, читает лекции по педагогике. Тогда-то и появляются Януш Корчак и добродушный Старый доктор, голос которого звучит из каждого радиоприемника.

Еврейское гетто. Треблинка

С приходом к власти Гитлера Януш Корчак начинает проявлять большой интерес к еврейскому вопросу, детально изучает историю своей родины, посещает Палестину, работает в Еврейском агентстве Варшаве.

Убежденный гуманист, Корчак остро противился всему фашистскому. Он, не боясь, разгуливал по столичным улицам в мундире войска польского, когда Варшава была занята гитлеровцами. Корчак говорил, что это мундир солдата, которого предали. Только спустя год после начала оккупации мундир был снят, ведь такая провокация могла повлечь за собой фатальные последствия не только для Корчака, но и для его воспитанников.

Он продолжает выступать по радио. Только теперь Старый доктор больше не шутит о детском воспитании. Он обращается к детям войны, поучает, советует, рассказывает, как действовать в экстренных ситуациях.

Когда на территории города появилась уродливая стена, отгородившая еврейское гетто от остального мира, Януш Корчак самоотверженно присоединился к своим сиротам, несмотря на то что его приглашали остаться в Палестине. Он продолжал мужественно отказываться всякий раз, когда ему предлагали укрытие на арийской стороне.

Летом 1942 года поступил указ о депортации «Дома сирот». Маленьких евреев отправляли в концентрационный лагерь Треблинка, что находился на территории Польши и вошел в историю войны как один из самых жестоких лагерей смерти. По количеству жертв (их число колеблется в диапазоне 750-810 тысяч) он уступает только Освенциму.

6 августа, эта дата условно значится как дата смерти Корчака, директору «Дома сирот» в последний раз предложили спастись. Немецкое командование хотело проявить публичную милость к известному литератору и педагогу, однако Корчак категорически отказался. «Предать детей и пустить их умирать одних, – сказал учитель, – Это значило бы как-то уступить злодейству».

Шествие маленьких смертников и их учителя к вагонам, что должны были доставить их в Треблинку, очевидцы назвали маршем смерти. Весь детский дом шел ровной колонной, никто не голосил и не пытался убежать, во главе колонны – Старый доктор, держащий за руки двоих воспитанников. Весь «Дом сирот» и их директор погиб в газовой камере концентрационного лагеря Треблинка.

Научно-литературная деятельность

творческом наследии Януша Корчака выделяют три пласта: художественные произведения (книги о детях и для детей), научно-популярные работы по педагогике и дневниковые записи.

К литературе Корчак обращается с 18 лет, начиная понемногу публиковаться на страницах польских журналов. Его самыми знаменитые произведения, переведенные на русский язык, это:

«Дитя гостиной».

«Моськи, Иоськи и Срули».

Дилогия «Король Матиуш Первый».

«Когда я снова стану маленьким» и др.

Свой первый педагогический труд книгу «Как любить детей» Корчак написал в Украине во время работы в киевских приютах для беспризорников и опубликовал в 1919 году. На протяжении 10 лет (с 1929 по 1939 годы) педагог создал еще три научно-популярных работы: «Право ребенка на уважение», «Правило жизни» (с подзаголовком «Педагогика для детей и взрослых») и «Шутливая педагогика».

Научно-литературная деятельность В своих работах Корчак поучает, но его голос не звучит как сухое назидание. Его научные наблюдения изложены простым доступным языком, книги очень автобиографичны и являются бесценными копилками богатого педагогического опыта их автора.

Читайте также:
Виктор Мари Гюго (Victor Marie Hugo) - отзывы, мнение, рейтинг

В основе педагогических принципов великого учителя прежде всего любовь к ребенку. Даже любовь к Богу он ставил ниже. Каждый ребенок, твердил Корчак, и есть Бог.

Огромную ценность для понимания педагогики Януша Корчака, а также непростой моральной атмосферы в охваченной войной и репрессиями Польше играет «Дневник» учителя. Он вел подробные записи, чтобы не упустить ни единой мысли. Трагическая гибель не дала возможности самостоятельно опубликовать «Дневник». Он увидел свет только в 1958 году, через 16 лет после смерти автора.

Память: поэт, педагог, человеколюб.

Януш Корчак прожил достойную жизнь от начала до конца, не сбившись и не поддавшись соблазну, даже когда другой бы не устоял. Со временем его жизнь превратилась в миф, а сам Корчак – в легенду. Особый интерес к его персоне обусловила литературная деятельность. Война знала много героев, но в тот день, 6 августа, фашисты повели на смерть не просто учителя, они погубили Поэта. Поэт – Бог, он свят и неприкосновенен. Такое не забывается.

Сегодня в Треблинке на предположительном месте смерти Корчака стоит мемориальный камень с выбитой надписью «Януш Корчак и дети». В разных городах Польши, в Азербайджане, Израиле, Белоруссии и других странах установлены монументы Януша Корчака. Поляки и белорусы ежегодно запускают в воздух бумажного змея в память о великом гуманисте. Его именем называют школы и улицы, а в России проходит ежегодный педагогический конкурс, посвященный великому учителю.

О его жизни, творчестве и героизме написаны десятки биографических книг («Живая связь» Игоря Ниверли, «Король детей» Бетти Джейн Лифтон), художественных интерпретаций (поэма «Кадиш» Александра Галича, фильмы «Корчак» и «Януш Корчак» Анджея Вайды и Семена Винокура).

Миф о Януше Корчаке продолжает жить и шириться. Его подлинная история обросла множеством домыслов, поэтических деталей, афоризмов, якобы слышанных из уст Корчака. Как бы там ни было, легенда не может родиться на пустом месте. Ей нужен стержень, им стал Корчак – поэт, педагог, человеколюб. За три месяца до смерти он сделал запись в дневнике: «Я никому не желаю зла. Не умею. Не знаю, как это делается».

Януш Корчак – учитель, который был с детьми до конца

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Будущий великий педагог родился в 1878 году в Варшаве, в семье адвоката. Он учился в престижной русской гимназии, отличавшейся очень строгой дисциплиной – и лет с пятнадцать был вынужден нарушать принятые там правила, сбегать с уроков, чтобы подрабатывать репетиторством и помогать оплачивать лечение своему отцу. Но работа не помешала ему успешно окончить школу и поступить на медицинский факультет Варшавского университета. Сначала ему хотелось стать детским врачом, однако, побывав во время практики в детских приютах и в больницах, где лечились сироты, он стал больше склоняться к тому, чтобы стать воспитателем и растить детей, потерявших родителей и чувствовавших себя никому не нужными.

Врач, учитель, писатель.

Параллельно с учебой на медицинском факультете Хенрик Гольдшмит посещал занятия в так называемом Летучем университете – подпольном учебном заведении, в котором тайно читались лекции по польской истории и другим предметам без какой-либо цензуры. Кроме того, еще будучи студентом, Гольдшмит стал работать в детской больнице, а летом – в лагерях, где отдыхали дети.
В 1905 году, когда шла Русско-японская война, он окончил университет и отправился на фронт в качестве военного врача.

После окончания войны он продолжил изучать педагогику: побывал в Германии, Франции и Англии, где слушал лекции по воспитанию детей и бывал в детских приютах, чтобы увидеть «изнутри», как в них все устроено. Набравшись опыта в этом деле, он вернулся в Варшаву и в 1911 году открыл там “Дом сирот”, детский дом для еврейских детей, в котором стал применять новые методы воспитания – более мягкие, чем в то время было принято во всем мире, более уважительные по отношению к личности ребенка. Но при этом и достаточно строгие: уважение к воспитанникам не только не означало, что их баловали и что они росли в «тепличных» условиях – наоборот, отношение к ребенку, как к личности, подразумевало, что он должен нести ответственность за свои поступки и точно так же уважать воспитателей и остальных детей.

К тому времени Януш Корчак уже более десяти лет писал книги и широкой публике был больше известен, как литератор, а не как глава детдома. Позже стали выходить и его научные труды по педагогике. Коллеги часто относились к ним неодобрительно – многие идеи Корчака в те годы казались странными и не применимыми на практике. Как это так – общаться с ребенком так же, как ты общался бы со взрослым человеком? Как это – не прятать ребенка от жизни, позволять ему иногда рисковать, познавая мир? Столь «крамольные» мысли и в наше время нередко вызывают споры, а уж в начале прошлого века…

Однако практика показывала, что воспитательные методы Януша Корчака дают прекрасные результаты. Его выросшие и покинувшие детский дом воспитанники самой своей жизнью ломали стереотип о том, что «детдома растят преступников» – все они устраивались на работу, жили обычной жизнью и заводили семьи. И на самом деле в этом не было ничего удивительного, ведь в детском доме их с ранних лет приучали к ответственности и готовили к взрослой жизни. Многие благотворители были готовы помогать учреждению Корчака финансами, но он принимал помощь только от тех, кто был согласен не вмешиваться во внутренние дела детдома.

Пример для других детских домов

Во время Первом мировой войны Януш Корчак работал врачом в полевом госпитале. Детским домом во время его отсутствия руководила его ближайшая помощница Стефания Вильчинская. Вернувшись с войны, он продолжил свою основную работу, а кроме того, стал выпускать газету «Малое обозрение». Она предназначалась для детей, и многие материалы в нее писали его воспитанники. Сам Корчак писал статьи по педагогике в разные специализированные журналы и читал лекции на педагогических факультетах и курсах, стараясь как можно шире делиться своим опытом с коллегами. Его методику перенял другой варшавский интернат «Наш дом», сотрудники которого не раз обращались к Янушу за помощью.

Читайте также:
Виктор Шендерович, биография, история жизни, факты.

Воспитатели остались с детьми

А потом началась Вторая мировая война. «Дом сирот» со всеми его воспитанниками перевели в варшавское гетто, и хотя воспитателям разрешили покинуть его, ни один из них не оставил своих подопечных. Корчак постарался сделать так, чтобы в детдоме, по возможности, ничего не менялось: и дети, и взрослые стали вести в гетто такую же жизнь, как и раньше. Воспитанники учились и занимались разными делами, воспитатели заботились о них и следили за порядком… И так продолжалось до 6 августа 1942 года, когда большинство заключенных гетто увезли из города и убили в газовых камерах.

Ранним утром «Дом сирот» в полном составе вместе с еще несколькими группами взрослых обитателей гетто вывели во двор и стали по очереди переводить на вокал. Корчаку и остальным воспитателям предложили остаться в гетто, но никто из них не согласился бросить своих воспитанников. Глава детского дома сказал детям, что их перевозят из Варшавы в деревню, и когда их разделили на две колонны, пошел на вокзал впереди одной из них, взяв двух младших детей за руки. Вторую колонну точно так же повела Стефания Вильчинская.

Януша Корчака могли освободить из гетто и раньше, но он и тогда отказался спасаться в одиночку. Пытавшийся помочь ему педагог Игорь Неверли позже вспоминал, как Корчак отреагировал на такое предожение: «Смысл ответа доктора был такой: не бросишь же своего ребенка в несчастье, болезни, опасности. А тут двести детей. Как оставить их одних в газовой камере? И можно ли это все пережить?»

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Януш Корчак. Смерть, победившая ложь и зло

Имя Януша Корчака я впервые услышал достаточно поздно, уже в университетские годы. Услышал, записал в список программной литературы по курсу педагогики и, конечно же, забыл. Скажу честно, что я не видел, да и теперь не особо вижу себя педагогом, учителем, преподавателем, хотя и учился в педагогическом вузе. Но дисциплину тогда нужно было сдавать, а память о ней, как мне казалось, после этого, навеки останется где-то в зачетке, а потом и вовсе исчезнет.

Господь распорядился иначе. Пригодились и знания, и даже список литературы. И дисциплина оказалась куда намного шире и интереснее, а главное, знания — практически полезными и применимыми, в чем раньше я почему-то сомневался. Но став священником, я со временем осознал, что Бог доверил мне своих детей. И детей разных: счастливых, спокойных, унывающих, неверующих, сомневающихся, порой злых и недоверчивых, надеющихся, ожидающих, ищущих и все равно прекрасных в своей, задуманной Им, неповторимости.

Нет, не работу с людьми поручил, не духовное консультирование, а именно доверил людей как своих детей. И даже наших с женой детей Он мне тоже доверил, а не дал в собственность. Иначе говоря, где-то священник — тоже детоводитель, получается, то есть педагог.

Впрочем, Януш Корчак видел педагогику не наукой именно о детях и воспитании детей: «Одна из грубейших ошибок — считать, что педагогика является наукой о ребёнке, а не о человеке»…И с этой фразой для меня очень многое стало на свои места. Какая же все-таки ответственность, если кто-то тебе доверил человека. И не с 8 до 19.00, а каждый день, ежечасно, от младенческого крика до последнего вздоха. Доверил, а не подарил. А это значит не распорядиться, а сохранить.

Душа ребенка равно сложна, как и наша

Удивительна судьба Хенрика Гольдшмидта (настоящее имя Януша Корчака). Родился он в 1878 году Польше, когда та была еще княжеством в составе Российской империи. Учился в русской гимназии. Надо еще не забыть, что по происхождению Хенрик – еврей, а это значило, что особое, зачастую далеко не дружелюбное отношение со стороны окружающих, было знакомо ему с самого детства, несмотря на то, что семья Гольдшмидтов считалась ассимилированной, в которой очень чтились польские традиции.

Уже учась в гимназии, он начинает репетиторскую деятельность, поскольку отец Хенрика Юзеф становится недееспособным по причине душевного заболевания. Во многом болезнь отца стала причиной того, что в дальнейшем Хенрик не заводит семью, боясь, что заболевание генетически передастся его внукам и правнукам, но всю свою жизнь посвящает именно детям. Да и не только жизнь, но и смерть.

По окончании гимназии прекрасно знает русский, немецкий, французский языки, владеет древними языками, поступает и заканчивает медицинский факультет Варшавского университета. В войне с Японией и в Первой мировой войне, а также в советско-польской войне, Корчак, имевший уже к тому времени этот псевдоним, военный врач, часто бывает на передовой, помогает и оказывает раненым не только медицинскую, но и психологическую помощь, а зачастую просто беседует с человеком, помогая ему отвлечься от страданий и боли разговором, каким-либо интересным, увлекательным рассказом.

А между войнами и после них происходит становление Корчака как педагога, публициста и детского писателя. Его работы приобретают всемирную известность, его идеи в педагогике становятся новаторскими, ими интересуются. За годы активной работы, Корчак создает детские приюты в Киеве, в Варшаве, особое внимание уделяется воспитанию сирот. Одним из важнейших принципов педагогической системы Януша Корчака была и есть самовоспитывающая активность детей.

Ведущими чертами его воспитания были такие качества, как самопознание, саморазвитие, самоконтроль, самооценка и еще много различных вещей, которые делает ребенок САМ.

Взрослый может участвовать в воспитании ребенка только любовью, без интереса к личности ребенка и любви к нему общение с ребенком Корчак считал пагубным.

Одной из главных идей, которую Корчак нес родителям, была мысль позволить ребенку вырасти самим собой, а не тем, кем не стали его родители. Видеть в ребенке полноценного человека: «Вспыльчивый ребёнок, не помня себя, ударил; взрослый, не помня себя, убил. У простодушного ребёнка выманили игрушку; у взрослого — подпись на векселе. Легкомысленный ребёнок за десятку, данную ему на тетрадь, купил конфет; взрослый проиграл в карты все своё состояние. Детей нет — есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств…» (Как любить ребенка?), одновременно предлагая понять, что на самом деле преимуществ у повзрослевшего человека перед ребенком, если не считать таковой ответственность, по большому счету нет.

Читайте также:
Владимир Даль, биография, история жизни, факты

Уважать и изучать, открывать личность ребенка, «всё, что достигнуто дрессировкой, нажимом, насилием, — непрочно, неверно и ненадёжно», до уровня ребенка, по мысли Корчака, нужно было не опускаться или приседать, а подтягиваться, расти, становиться на цыпочки, потому что до чувства ребенка надо еще суметь подняться, «душа ребенка равно сложна, как и наша, полна подобных противоречий, в тех же трагичных вечных борениях: стремлюсь и не могу, знаю, что надо, и не умею себя заставить».

Очень точно Корчак указывал на то, что представляет собой воспитание и любовь в том виде в каком они есть сейчас: «Мой ребенок — это моя вещь, мой раб, моя комнатная собачка. Я чешу его за ушами, глажу по челке, украсив ленточками, вывожу на прогулку, дрессирую его, чтобы он был послушен и покладист, а когда надоест: — Иди поиграй. Иди позанимайся. Пора спать». А не так ли это действительно?

Иногда кажется, что те методы и решения, которые когда-то были предложены «старым доктором» — это прямой ответ на те страшные и порой роковые «воспитательские» ошибки, допускаемые родителями в отношении детей. Любить и дать развиваться, наблюдать и не вмешиваться. Казалось бы в идеях Корчака не просто любовь к человеческой личности, но и доверие Творцу этой личности. И напоминание родителям о том, что «ребенок не лотерейный билет, на который должен пасть выигрыш в виде портрета в зале заседаний магистрата или бюста в фойе театра. В каждом есть своя искра, которую может высечь кремень счастья и правды, и, может, в десятом поколении, она вспыхнет пожаром гениальности и, прославив собственный род, осветит человечество светом нового солнца».

Сами нацисты предложили Корчаку свободу

Книги для взрослых и детей, статьи, педагогические исследования, свыше 20 книг о воспитании. К началу Второй мировой войны Януш Корчак был хорошо известен во многих странах. А поскольку огонь и вода в жизни старого доктора уже были, то оставалось самое тяжелое испытание – медными трубами. Слава и известность, заслуги писательские, могли бы обеспечить Янушу Корчаку не только почет и уважение, но и саму жизнь. Вместе со своим «Сиротским домом» Януш Корчак оказался в Варшавском гетто, а это означало только одно – уничтожение.

Еще за несколько лет до войны, может быть предчувствуя развивающиеся события, бывшие ученики старались сделать все, чтобы вывезти доктора Януша из Польши, его ждали в Палестине, в нейтральных странах, куда потом война не дойдет, он много путешествовал, но не оставил свое детище.

Более тридцати лет до своей гибели действовал варшавский «Сиротский дом». Корчак не покинул его и во время оккупации Варшавы нацистами. Более того, в условиях гетто Корчаком были предприняты попытки создания приюта для тяжелобольных и умирающих детей, смертность на огражденной территории была высокая. Так старый доктор предвосхитил идею создания детских хосписов. Понимая невозможность помочь умирающим, Корчак делал все чтобы обеспечить хотя бы достойный и спокойный уход маленьких страдальцев.

Корчака пытались спасти из гетто, он отклонил все попытки вывести его в безопасное место. Наконец, когда судьба еврейских сирот была решена, сами нацисты предложили Корчаку свободу. Однако эта свобода предлагалась только ему. Одному. Поэтому Корчак вместе со своими воспитанниками поднялся в вагон, уходящий в лагерь смерти Треблинка.

Кадр из фильма «Корчак»

Эммануэль Рингельблюм, один из подпольщиков варшавского гетто, оставил воспоминание: «Нам сообщили, что ведут школу медсестёр, аптеки, детский приют Корчака. Стояла ужасная жара. Детей из интернатов я посадил в самом конце площади, у стены. Я надеялся, что сегодня их удастся спасти… Вдруг пришёл приказ вывести интернат. Нет, этого зрелища я никогда не забуду! Это был не обычный марш к вагонам, это был организованный немой протест против бандитизма! Началось шествие, какого никогда ещё до сих пор не было. Выстроенные четвёрками дети. Во главе — Корчак с глазами, устремлёнными вперед, державший двух детей за руки. Даже вспомогательная полиция встала смирно и отдала честь.

Когда немцы увидели Корчака, они спросили: «Кто этот человек?» Я не мог больше выдержать — слезы хлынули из моих глаз, и я закрыл лицо руками».

6 августа 1942 года Януш Корчак вошел в газовую камеру вместе со своими воспитанниками.

Вернуть доверенное в сохранности, можно, лишь вложив него любовь

В качестве послесловия хотелось бы вспомнить об одном эпизоде, который, скорее всего, наверное, является просто мифом, но, тем не менее, недалеким от правды. Офицер СС, командовавший погрузкой и депортацией в Треблинку, узнал писателя Корчака, узнал того, чьи книги он когда-то в детстве читал, и именно ему было поручено предложить Корчаку покинуть вагон и именно ему Корчак отказал. А совсем недавно я прочитал о том, что летчиком, который сбил самолет Сент-Эксюпери, тоже, как ни странно, оказался один из его читателей.

И Корчак, и Экзюпери – люди, сделавшие в своей жизни нечто очень важное: они написали о человеке прекрасном… не о прямоходящем, не о разумном, а о человеке, который может созидать этот мир, о той глине, которая была оживотворена Духом, о том, кто украсит мир, когда для зла и беды в нем больше не останется места. И в какое безумное, страшное время, в какой разрушительный и страшный век.

Вернуть доверенное в сохранности, можно, лишь вложив него любовь. А иногда и жизнь. Удивительный и страшный подвиг, постичь который нельзя, если ты им не жил всю жизнь. Умирание за этих детей случилось в жизни Корчака не в Треблинке, а гораздо раньше, когда детские глаза посмотрели на него с доверием и любовью. Ответной любовью. И почему-то я уверен, что это чувство не оставило их в этот страшный смертный миг. И даже не чувство. А именно Любовь. Как начало и причина всего.

Светлая и добрая память «старому доктору» и его воспитанникам.

Януш Корчак. Жизнь во имя детей

15-летний педагог

В 1878 году в Варшаве в еврейской семье Гольдшмидтов родился мальчик, которого в честь его деда назвали Хиршем. Хирш Гольдшмидт был известным и уважаемым в Варшаве врачом. Отец мальчика, Юзеф Гольдшмидт, избрал другую стезю, став успешным адвокатом.

Читайте также:
Игорь Губерман, биография, история жизни, факты.

В отличие от многих других еврейских семей, Гольдшмидты не так сильно держались за национальные корни, поэтому родившийся мальчик получил еще и польское имя – Хенрик.

Детство Хенрика Гольдшмидта не было радужным – отношение к евреям в Российской Империи, частью которой являлась на тот момент Польша, было, мягко говоря, сдержанным. Педагогические приемы в русской гимназии не отличались гуманизмом – учителя пороли провинившихся детей, кричали на них, били линейками.

Суровость школьной жизни дополнилась для Хенрика проблемами дома – когда ему было 11, у его отца проявилось психическое расстройство.

От тяжести жизни Хенрик спасался чтением и стихосложением. Но вскоре стало необходимо зарабатывать на жизнь – счета за лечение отца «съедали» большую часть семейного бюджета.

15-летний Хенрик, которому учеба как таковая давалась хорошо, занялся платным репетиторством. И у Хенрика проявился педагогический талант – к ученикам, которые были немногим младше его, он находил особой подход. Сказкой, разговором, он умел подать скучный школьный предмет так, будто ничего интереснее в мире не существует.

Врач, учитель, писатель…

Хенрик и сам чувствовал, что нашел свое призвание. Уже в 18 лет он опубликовал первую статью по проблемам педагогики, которая получила название «Гордиев узел». В этой статье юноша, почти подросток, всерьез ставил вопрос, который актуален и сейчас: настанет ли день, когда матери и отцы перестанут думать о тряпках и развлечениях — и сами займутся воспитанием и образованием своих детей, не перекладывая эту роль на нянек и репетиторов?

Редактор еженедельника, опубликовавший статью, был так восхищен его талантом, что доверил Хенрику вести колонку в издании.

Впрочем, сам молодой человек к своим педагогическо-писательским опытам относился не очень серьезно. После смерти отца Хенрик решил, что прокормить родных ему поможет медицина, и поступил на медфакультет Варшавского университета.

Писать, однако, он не бросил. Больше того, написал пьесу под названием «Каким путем?» о сумасшедшем, губящем свою семью. Здесь явно сказались личные переживания, вызванные историей отца. Пьесу Хенрик выставил на конкурс, подписавшись псевдонимом Януш Корчак.

Молодой человек оказался успешен сразу в трех ипостасях — он талантливый педагог и писатель, и в этих двух своих сферах деятельности он известен как Януш Корчак, а в медицине он успешный врач Хенрик Гольдшмидт.

Он ездит по Европе, изучает различные методики педагогики, которые описывает в статьях, и одновременно совершенствует свои медицинские навыки.

Дом, который построил Корчак

В 1905 году Хенрика Гольдшмидта призвали на русско-японскую войну в качестве военного медика. На фронте он не только лечил раненых, но и помогал взрослым людям преодолевать ужасы войны, отвлекая их светлыми историями и сказками.

После войны Хенрик вернулся в Польшу и с удивлением обнаружил, что здесь его писательская популярность выросла неимоверно. Тем не менее, он продолжил медицинскую практику.

В 1907-1908 годах Хенрик Гольдшмидт отправляется сначала в Берлин, а затем во Францию и Англию. Он изучает педагогику, причем стажировки проходят за его счет.

В 1910 году Хенрик Гольдшмидт принимает важнейшее решение – он прекращает медицинскую практику и становится директором вновь основанного «Дома сирот» для еврейских детей. Именно в этом заведении Хенрик Гольдшмидт, которого с этого времени большинство будет знать как Януш Корчак, планирует воплотить в жизнь свои педагогические идеи.

Заниматься еврейскими сиротами Корчак стал неслучайно – в Польше, пропитанной духом антисемитизма, положение именно этих детей было наиболее тяжелым.

Благодаря своей известности и популярности, Корчаку удалось привлечь помощь меценатов для строительства своего «Дома». В 1912 году стройка была завершена. Это было уникальное четырехэтажное здание, в котором все устроено для нужд детей, для их воспитания и обучения.

Как любить ребенка

Корчак и его помощница и соратница Стефания Вильчинская в первый год деятельности приюта работали по 16-18 часов в день. Приходилось с трудом преодолеть уличные привычки вчерашних беспризорников, работать с учителями, не готовыми к таким ученикам.

Во главу угла Януш Корчак ставил нравственное воспитание. Его приют одним из первых использовал элементы детского самоуправления. По мнению педагога, приют – это справедливая община, где юные граждане создают собственный парламент, суд и газету. В процессе общего труда они учатся взаимопомощи и справедливости, развивают в себе чувство ответственности.

Спустя несколько лет схожим путем пойдет советский педагог Антон Макаренко. Интересно, что Януш Корчак знал и с интересом изучал систему Макаренко.

С началом Первой Мировой войны Януш Корчак вновь оказался на фронте в качестве военного врача. Но среди ужасов войны он начал писать один из своих главных трудов – книгу «Как любить ребенка». Главная мысль, которую выразил педагог в работе – вы не любите ребенка своего или чужого, если не видите в нем самостоятельную личность, обладающую правом вырасти и стать таким, каким ему уготовано судьбой. Вы не сможете понять ребенка, пока не познаете себя.

После окончания Первой Мировой войны Корчак оказался в рядах армии независимой Польши, перенес тиф, от которого едва не умер, и лишь по окончании советско-польской войны вернулся в свой «Дом сирот».

Он продолжал экспериментировать – основал газету, где репортерами были дети. Те, кто не умел писать, могли прийти в редакцию и рассказать репортеру о том, что их волновало.

Пять заповедей воспитания

Все эти педагогические проекты, новые книги достигались неимоверным трудом. Приют зависел от помощи меценатов, а их становилось все меньше из-за экономических проблем. Антисемитизм в Польше оставался настолько серьезной проблемой, что Корчак подумывал переехать в Палестину, где укреплялись еврейские поселения, впоследствии положившие начало государству Израиль.

В 1934 году в Палестине Корчак сформулировал пять заповедей воспитания детей:

  1. Любить ребенка вообще, а не только своего собственного.
  2. Наблюдать ребенка.
  3. Не давить на ребенка.
  4. Быть честным с собой, чтобы быть честным с ребенком.
  5. Познать себя, чтобы не воспользоваться преимуществом над беззащитным ребенком.

В Варшаве Корчак вел радиопередачу о педагогике под псевдонимом Старый Доктор. К середине 30-х его приют считался успешной новаторской педагогической системой, книги были известны в мире, однако в Польше многие считали, что еврей не должен учить, как воспитывать детей.

Читайте также:
Уильям Шекспир, биография, творчество, история жизни

В феврале 1937 года антисемитские настроения в Польше достигли своего пика. Радиопередачу закрыли. Корчак понимал, что надо уезжать, однако перевести приют в Палестину было делом непростым, хотя там и жили к тому времени уже многие бывшие воспитанники педагога. Но главное – Януш Корчак не был готов отказаться от своей Родины – Польши.

Жизнь на краю гибели

1 сентября 1939 года Германия вторглась в Польшу – началась Вторая Мировая война. Януш Корчак рвался на фронт, но получил отказ по возрасту. Как врач, он спасал раненых во время бомбардировок, его воспитанники тушили на крышах зажигательные бомбы.

Когда фашисты вошли в Варшаву, для Януша Корчака началась новая борьба – борьба за жизни своих воспитанников. Для нацистов дети евреев были даже не людьми второго сорта, а отбросами, подлежавшими уничтожению. Несмотря на то, что те меценаты, которые раньше помогали Корчаку и его воспитанникам, эмигрировали, доктор Корчак находил возможности для продолжения деятельности приюта. Речь шла об элементарном выживании детей, поскольку даже продуктов катастрофически не хватало. Одежду дети научились шить сами.

Летом 1940 года, в условиях немецкой оккупации, Корчаку удалось невозможное – он вывез детей в летний лагерь, где они могли хоть на время забыть о творящихся вокруг ужасах.

Однако осенью того же года даже авторитет старого педагога не помог ему предотвратить переселение его маленьких воспитанников в Варшавское гетто. Более того, сам Корчак оказался в тюрьме. Смелый, но наивный педагог попытался пожаловаться немецким властям на действия солдат, отобравших при въезде в гетто повозку с картошкой, предназначенную для питания детей. Разгневанные гитлеровцы припомнили ему и то, что он, в нарушение нацистского закона, не носил обязательную для всех евреев повязку со звездой Давида.

В тюрьме он провел месяц, после чего его все-таки отпустили в гетто, к его сиротам. Здоровье 62-летнего педагога было сильно подорвано, но он продолжал свою работу, несмотря ни на что.

Доставать продукты становилось все тяжелее – когда кругом безысходность, сердцем черствеют даже самые душевные люди и самые близкие друзья.

В 1941 году, в условиях полного отчаяния и очевидно приближающейся гибели Януш Корчак выступил с еще одним предложением – создать место, где умирающие от голода и болезней беспризорные дети могли проводить свои последние часы, получая утешение и возможность уйти из жизни достойно. Фактически Януш Корчак предвосхитил идею будущих детских хосписов.

С детьми до конца

Немцы постепенно начали уничтожать обитателей Варшавского гетто. Страницы дневника, который вел Януш Корчак, запечатлели нарастающий ужас происходящего.

Но даже в этих условиях педагог продолжал учить, лечить, воспитывать детей, который фактически уже были обречены. Более того, приют доктора Корчака ставил детские спектакли, что кажется совершенно немыслимым, с учетом того, что его воспитанники от перенесенных страданий еле держались на ногах.

В конце июля 1942 года стало известно, что сироты из приюта Януша Корчака будут депортированы. Точного места назначения не называлось, но это не предвещало ничего хорошего – немцы объявили, что депортации подлежат все «непроизводительные элементы». Педагог сделал последнюю отчаянную попытку спасти подопечных – предложил на базе приюта организовать фабрику по пошиву военной формы, тем самым доказывая, что дети могут быть полезны оккупантам.

6 августа 1942 года 192 ребенка из приюта Корчака были направлены в «лагерь смерти» Треблинка. С ними были два их педагога – Януш Корчак и Стефания Вильчинская, а также еще восемь взрослых.

Педагогический авторитет Януша Корчака был столь велик, что в момент погрузки в вагон к нему подошел один из немецких офицеров, протянув лист бумаги. Всемирно известному педагогу-новатору гитлеровцы дарили жизнь.

Однако Старый Доктор не оставил своих воспитанников в самый страшный час их жизни.

Януш Корчак, Стефания Вильчинская и все дети из их приюта приняли мученическую смерть в газовой камере «лагеря смерти» Треблинка.

Януш Корчак (Эрш Хенрик Гольдшмит)

Фото Все

Видео Все

Януш Корчак – Долгий путь к себе. Гении и злодеи.

Он вошел в газовую камеру с детьми Януш Корчак

Жизнь на краю гибели. Януш Корчак. Работа Ярослава Халлиулина СШ № 54, г.Алматы

Януш Корчак — биография

Януш Корчак остался в истории выдающимся педагогом, доктором, писателем и общественным деятелем. Слава пришла к нему после издания книг «Правила жизни», «Как любить ребенка», «Король Матиуш Первый», «Кайтусь-чародей».

Когда об одном человеке говорят, что он детский доктор, писатель, общественный деятель, ученый, публицист, воспитатель и борец за права детей, при этом подчеркиваются такие черты его характера как пылкость, неутомимость, смелость, то можно не сомневаться, что мы имеем дело с невероятно всесторонней личностью. Он и был таким – Хенрик Гольдшмит, которого больше знают под псевдонимом Януш Корчак. Он написал два десятка книг по теории и практике педагогической науки, постоянно изучал мир детей, стал первым, кто заговорил о защите их прав и диагностике воспитания. Он был великим педагогом, и любил своих воспитанников так, что шагнул вместе с ними в вечность – принял смерть вместе с детьми в газовых камерах концлагеря Треблинка.

Детство

Родился Хенрик Гольдшмит 22 июля 1878 года в Варшаве, в обеспеченной еврейской семье. Его отец – Иосиф Гольдшмит был известным адвокатом в Варшаве, имеющим высокий доход. Маму мальчика звали Цецилия Гембицкая. Родители Генрика жили не очень дружно, зато богато, имели многочисленных влиятельных родственников, поэтому входили в число уважаемых варшавских евреев. Финансовое положение семьи позволяло пользоваться услугами кухарки и няни, в обязанности которой входил уход за детьми. Кроме Хенрика в семье подрастала младшая дочь Анна, дети росли в достатке.

Януш Корчак в детстве

В те годы обеспеченные семьи предпочитали начинать обучение детей дома, приглашая разных педагогов. Но Гольдшмиты решили отступить от правил, и отдали семилетнего сына в частную подготовительную школу Августины Шмурлы, в которой железная дисциплина поддерживалась использованием розг. В детской памяти мальчика навсегда остался страх перед наказанием, он страдал от одиночества, насилия и беспомощности перед властью педагога.

После окончания учебы в этой школе, он продолжил обучение в восьмилетней Пражской гимназии, располагавшейся на улице Бруковой. Учебное заведение было русскоязычным, все предметы читали на языке Пушкина и Толстого. Мальчику не нравилось учиться, поэтому и оценки соответственно, были достаточно посредственными. Больше всего он любил литературу, он так пристрастился к чтению, что проводил за книгой любую свободную минуту. Позже он вспоминал этот период, говорил, что в 15 лет начал читать, как сумасшедший. В это время для него не существовало ничего, кроме книги.

Читайте также:
Джордж Оруэлл (George Orwell), настоящее имя Эрик Артур Блэр (Eric Arthur Blair) - отзывы, мнение, рейтинг

Еще когда Хенрику исполнилось одиннадцать, у отца обнаружили душевную болезнь. Много средств семья потратила на его лечение и содержание в специализированной клинике, поэтому на момент его смерти в 1896 году, финансовое положение Гольдшмитов оказалось незавидным. Хенрику пришлось резко взрослеть, потому что кроме него некому было позаботиться о матери и сестре. Еще когда он посещал мужскую гимназию, он пробовал свои силы в репетиторстве и написании статей, которые рассылал в разные издания.

Творческий дебют молодого человека начался в 1896-м, когда его юмореска «Гордиев узел» была напечатана в сатирическом еженедельнике. Он постеснялся подписаться настоящим именем, поэтому поставил псевдоним Хен. Произведение понравилось редакционной коллегии журнала и читателям.

В 1898-м Гольдшмит продолжил получать образование. На этот раз он выбрал Императорский варшавский университет, успешно сдал экзамены, и его приняли на медицинский факультет. Правда, перед этим ему пришлось преодолевать некоторые ограничения, связанные с его национальностью. Пройдет много лет и сам Корчак скажет, что он польский еврей, которому не повезло родиться во времена российского раздела.

Псевдоним

Окрыленный первым литературным успехом, Хенрик продолжил совершенствование своего мастерства. В 1898 году он стал одним из участников театрального конкурса, который инициировал Игнаций Падеревский через журнал «Музыкальное, театральное и художественное эхо».

Он приготовил для конкурса два своих произведения, одним из которых была пьеса под названием «Куда?» из 4-х актов. По правилам соревнований, все работы должны быть подписаны, и тогда он взял себе псевдоним Януш Корчак.

Имя было позаимствовано из произведения Крашевского «История о Янаше Корчаке и прекрасной дочери меченосца». В 1900-м году он написал несколько фельетонов, объединенных в цикл под названием «Дети и воспитание». Под ними стояла подпись – Януш Корчак. Все последующие работы великого педагога выходили под этим именем, и именно под ним он остался в истории навсегда.

Литература

Во время учебы Корчак написал свой первый роман под названием «Дети улицы», с которого и началась его творческая биография. Его напечатали в 1901 году, когда он трудился на добровольных началах в детской библиотеке. С 1900-го по 1915 год Януш работал в Обществе летних лагерей, потом перешел в Общество польской культуры. Состоял в членах Варшавского гигиенического общества. В 1904-м и 1907-м годах работал в качестве воспитателя для детей евреев, приезжавших отдохнуть на базу «Михаловка». Это стало бесценным опытом педагогической работы, пригодившимся Корчаку впоследствии. После работы в летнем лагере Януш выпустил еще две своих книги.

Писатель Януш Корчак

Теперь он пишет все больше произведений для детей. Сразу это были небольшие рассказы и фельетоны, которые со временем становились все объемнее. Среди самых популярных у детской аудитории книг можно отметить «Король Матиуш Первый», 1923 года выпуска, в следующем году он написал «Банкротство маленького Джека», а спустя еще 9 лет – «Кайтуся-чародея».

Корчак – врач

Весной 1905 года Януш получает диплом медицинского вуза и начинает свою трудовую биографию в варшавской еврейской детской больнице. Он был так называемым местным врачом, поэтому в его обязанности входил круглосуточный уход за больными, консультационные приемы в амбулатории и посещение больных на дому.

Врачебная деятельность Януша Корчака

Бедным пациентам он помогал бесплатно, зато с богатых брал высокие гонорары, перекрывающие все затраты. В 1906 году он выпускает еще одну свою книгу – «дитя гостиной», которая приносит ему славу популярного и востребованного педиатра.

С 1905 по 1906 год Корчак участвовал в русско-японской войне, приобретая опыт работы военным врачом.

Поездки за рубеж

В 1907 году Януш отправился в Берлин, чтобы углубить и совершенствовать свои познания в медицине. Он пробыл там до 1908 года. Потом в 1910-м с такой же целью побывал в Париже, где прожил шесть месяцев. Если выпадала возможность побывать в больнице или в другом лечебном заведении, Корчак никогда себе не отказывал.

В 1911 году он уехал в Лондон, где на протяжении месяца успел осмотреть несколько деревенских школ и домов престарелых. Именно в Лондоне у него появилась возможность устроить свою личную жизнь, но он отказался от этой затеи, и решил посвятить свою жизнь работе с детками из детских домов и приютов. Но при всем этом, Корчак был абсолютно уверен, что лучшее место для роста и формирования ребенка – это семья.

Педагогическая деятельность

В 1912 году Януш окончательно решил уйти из больницы и посвятить себя педагогике. Он переехал на улицу Крахмальную, занял директорское место в только что открытом «Доме сирот», опеку над которым взяло общество «Помощь сиротам». Его ближайшим помощником стала Стефания Вильчинская, которая занималась воплощением в жизнь педагогических концепций Корчака и принимала самое активное участие в жизни детского дома. Ежедневно, из года в год, Корчак наблюдал психическое и физическое развитие своих воспитанников, в этом месте у него появились авангардные идеи по поводу товарищеского суда, детского самоуправления, выпуска школьной газеты и организации специальных дежурств.

Корчака призвали в армию в 1914 году. Вначале он руководил отделением в полевом дивизионном госпитале, потом оказался в приюте для детей-сирот из Украины, располагавшемся недалеко от Киева. Там Януш познакомился с Марией(или Мариной) Фальской, которая тоже стала его сотрудницей.

Книгу под названием «Как любить ребенка» Януш начал писать в военные годы. В 1919-м он выпустил первую трилогию, которая получила название «Ребенок в семье». В 1920-м она появилась из печати в полном объеме. Эта книга – своеобразное педагогическое кредо Корчака, в котором он объявил о праве каждого ребенка на смерть, на жизнь и возможность оставаться самим собой. Впоследствии он постоянно отстаивал эти права детей, это стало частью его жизни и профессии. Корчак выступал в качестве адвоката, защитника и представителя тем детям, которые нуждались в его защите. Причем поддержка зачастую оказывалась в нескольких сферах – медицинской, педагогической, писательской.

Януш был уверен, что ребенок должен воспитываться в семье, а в случае отсутствия таковой, в обществе своих ровесников. Он стремился сделать так, чтобы дети потом свободно влились в социум, он учил их реалиям жизни, говорил, что не всем удастся всю жизнь прожить в тихом семейном уголке или в полной идиллии.

Педагог, конечно, старался сделать их детство беззаботным, но это не означало полного отсутствия обязанностей и «тепличные условия». Он относился к каждому ребенку как к взрослому, разговаривал с ними на равных, вступал в открытые дискуссии со своими воспитанниками.

Корчак придерживался мнения, что дети должны не просто знать, что такая ситуация возможна, но и прочувствовать ее, сделать из нее выводы, не допустить необратимых последствий. Это было лучшим опытом, нежели просто сухая теория, пусть рассказанная даже самым лучшим педагогом.

Читайте также:
Виктор Петрович Астафьев - отзывы, мнение, рейтинг

Между двумя войнами

Корчак вернулся в Варшаву в 1918-м, и сразу пошел работать в «Дом сирот». Осенью следующего года Мария Фальская заняла должность директора только что открывшегося «Нашего дома», аналога «Дома сирот». Януш часто бывает там как педагог и врач, даже после того, как в 1928-м это учреждение переехало в Варшаву. В этих детских учреждениях придерживались трех концепций Корчака – заботились о детях, воспитывали в них самостоятельность, отстаивали их права.

В 1926 году педагог стал инициатором создания еженедельника под названием «Малый обзор», который выходил в качестве дополнения к изданию «Наш обзор» и предназначался для детской и молодежной аудитории. «Малый обзор» выпускали сами дети, в нем печатались подлинные письма и реальные истории, которые присылали им со всей страны. До 1930 года Януш занимал должность редактора этого издания, потом эти обязанности выполнял Игорь Неверлем. Последний выпуск «Малого обзора» датирован 1 сентября 1939 года, в день, когда началась Вторая мировая война.

В 1932 году Януш переселяется из приюта к своей родной сестре Анне. Он продолжает работать в суде округа в качестве судебного эксперта, занимался делами детей. Помимо этого выполнял обязанности референта в «Кассе помощи больным».

В конце 1934 года Корчак пришел на Польское радио, вел ряд передач для детей, его представляли как Старого Доктора. Его программы пользовались большим успехом, но в марте 1936 года их сняли с эфира. Корчак вновь появился в эфире ровно два года спустя, в марте 1938 года. Произведения Корчака печатались в многих польских изданиях, были переведены на иврит и идиш.

В 1934-м и 1936-м годах Януш побывал в Палестине, очень много ездил по святым местам. Но больше всего во время этих странствий он интересовался педагогикой, присматривался к воспитательному процессу, исследовал жизнь еврейских детей.

Оккупация

С началом Второй мировой войны все сотрудники детского дома не уходили с работы круглыми сутками. Вместе с ними в «Доме сирот» находился и Януш Корчак. Каждый прожитый день был наполнен героизмом и самоотверженностью. В сентябре 1939 года состоялось его последнее выступление в эфире радио, где он призывал всех сохранять спокойствие. С момента, когда Германия вторглась в Польшу, Корчак находился в постоянном поиске средств на содержание детского дома. Летом 1940 года он вывез всех воспитанников на отдых в летний лагерь в Вавере. Осенью того же года оккупационные власти издали приказ о выселении еврейского приюта в здание гимназии им.Розлеров. Самого Корчака арестовали за то, что он не носил повязку с нарисованной на ней звездой Давида, как было приказано всем евреям.

Спусят год, осенью 1941 года приют снова переселили, на этот раз они переехали в помещение Общества работников торговли. Корчак продолжает искать источники финансирования для своего приюта, старается сгладить безысходность положения, прилагает максимум усилий, чтобы дети жили в таких же условиях, как до начала войны. В учреждении пытались сохранить все обычаи и внутренние устои, которым руководствовались ранее.

В начале 1942 года Януш возглавил еще один приют для сирот – «Главный дом прибежища». В мае того же года он начал вести «Дневник», где в хронологическом порядке записывал все ужасы оккупационного периода.

Смерть в Треблинке

Летом 1942 года вышел приказ о депортации сирот в концлагерь. Никто не знал, куда их отправляют. Януш чувствовал, что добром это не закончится, поэтому пытался убедить немцев, что дети отличаются особым трудолюбием, могут приносить пользу, например, в пошиве одежды для немецкой армии. Он всеми силами старался сохранить им жизнь, но 6 августа 1942 года всех 192-х воспитанников депортировали в концлагерь Треблинка. Вместе с ними отправился Корчак, его подруга Стефания и еще восемь человек.

Корчака не раз пытались спасти, ведь на тот момент его имя было известно далеко за пределами Польши. Он отверг все предложения, сказал, что не может оставить детей. Даже во время погрузки в вагоны, он мог спасти свою жизнь. К нему подошел один из офицеров СС, спросил, не он ли автор «Короля Матиуша», и когда Януш подтвердил, то офицер предложил ему свободу. Корчак спросил, какова судьба детей, на что ему ответили, что они отправляются в лагерь, и еще раз предложили не садиться в вагон. Корчак снова сказал, что не может этого сделать.

Смерть настигла Януша Корчака 6 августа 1942 года, в газовой камере концлагеря Треблинка, куда он шагнул со своими воспитанниками. Двое самых маленьких детей сидели у него на руках, он рассказывал им какую-то веселую историю, чтобы они не испугались.

Наследие

Литературное наследие Корчака продолжает выполнять свою миссию и сейчас. Мировая педагогика пользуется его новаторскими идеями и педагогическими решениями.

В память о великом педагоге, 1978 год ЮНЕСКО объявило годом Корчака, он стал одним из величайших авторитетов в мировой культуре и педагогике. 2012 год в Польше прошел под эгидой Януша Корчака – писателя и педагога.

Ссылки

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

Януш Корчак

Януш Корчак (настоящее имя Эрш Хенрик Гольдшмидт; 1878-1942) – выдающийся польский педагог, писатель, врач и общественный деятель.

Корчак вошел в историю не только как крупный педагог, но и как человек, на деле доказавший свою безграничную любовь к детям. Это случилось во время Второй мировой войны, когда он добровольно поехал в концентрационный лагерь, куда для уничтожения были отправлены воспитанники его «Дома сирот».

Читайте также:
Франсуа Гизо, биография, история жизни, факты.

Это кажется тем более невероятным, что лично Корчаку многократно предлагали свободу, однако он наотрез отказался оставлять детей.

Из данной статьи вы узнаете об удивительной биографии Януша Корчака и познакомитесь с интересными фактами, о которых вы, возможно, никогда не знали.

Биография Януша Корчака

Настоящее имя Януша Корчака – Эрш Хенрик Гольдшмидт. Он родился 22 июля 1878 г. в Царстве Польском, входившим в состав Российской империи. Януш рос в обеспеченной еврейской семье, так как его отец, Юзеф Гольдшмидт, был преуспевающим юристом.

В ассимилированной еврейской семье, в которой Януш родился и вырос, его называли на польский манер Генриком. У него была младшая сестра Анна.

Детство и юность

Детство будущего педагога трудно было назвать радостным. Отношение к евреям оставляло желать лучшего, вследствие чего семья Корачака постоянно сталкивались с какими-то трудностями.

К тому же в учебных заведениях того времени преподаватели были весьма суровыми. Когда мальчик пошел учиться в гимназию, он на собственном опыте испытал все ужасы тогдашнего педагогического воспитания.

Януш Корчак в детстве

Учителям разрешалось наказывать учеников самым жестоким образом. С детьми постоянно разговаривали на повышенных тонах и в грубой манере, и даже подвергали публичной порке.

Интересен факт, что преподавание велось на русском языке. Уже в первом классе детям 10-11 лет преподавалась латынь, во втором – французский и немецкий, в третьем – греческий. По окончании гимназии выпускникам вручалось «Свидетельство».

Из этого периода жизни, будущий педагог вынес важный урок: взрослые детей не уважают. Он замечал, как детей толкают, как на них кричат без всякого повода и как несправедливо сурово наказывают, если они нечаянно кого-то заденут.

В будущем Корчак напишет о детях как о беззащитном и угнетенном классе, как о маленьких людях под пятой больших людей:

«Мир взрослых вращается вокруг впечатлительного ребенка с головокружительной быстротой. Ничему и никому нельзя доверять. Взрослые и дети не способны понимать друг друга. Словно бы они – два разных биологических вида».

Когда Янушу исполнилось 11 лет, у его отца обнаружились признаки душевной болезни, в связи с чем его регулярно помещали в специальные клиники.

Лечение стоило дорого, и очень скоро семейство Гольдшмитов, заложив все ценное имущество, оказалось в тяжелом материальном положении.

15-летний педагог

С пятого класса Януш начал подрабатывать репетиторством, а чтение поэзии и сочинение собственных стихов стали для любознательного юноши единственным отвлечением от житейских проблем.

Несложно догадаться, что многие ученики 15-летнего педагога были его ровесниками. Однако они внимательно слушали Януша, поскольку ему удавалось необыкновенно интересно преподносить даже самый скучный и трудноусваиваемый материал.

Для самого Корчака это был довольно мрачный период жизни. Нередко к нему относились как к прислуге, потому что его одежда выдавала трудно скрываемую бедность. Более того, его преследовали тяжелые мысли о болезни отца и ужас от того, что подобное может передаться ему по наследству, и он тоже закончит жизнь в приюте для умалишенных.

Врач, учитель и писатель

Через 3 года повзрослевший Януш Корчак осознал, чему хочет посвятить свою жизнь. В 18 лет он опубликовал статью «Гордиев узел», в которой поднимал важные вопросы, касающиеся воспитания детей.

В статье он задается вопросом:

«Настанет ли день, когда матери и отцы перестану думать о нарядах и развлечениях и сами займутся воспитанием и образованием своих детей, вместо того чтобы оставлять их на попечение гувернанток и домашних учителей?».

Редактор еженедельника вспоминал Януша как застенчивого юношу в потертом школьном мундире, который робко входил в кабинет, оставлял на столе не заказанную статью, и уходил, не произнеся ни слова. Впечатленный серьезностью и великолепным слогом этих статей редактор предложил ему вести в еженедельнике отдельную колонку.

Вскоре после этого умирает отец Корчака, вследствие чего Янушу пришлось самостоятельно обеспечивать семью. Для этого, он решил поступить в Варшавский университет на медицинский факультет.

Ему казалось, что став врачом он поправит свое финансовое положение и одновременно с этим сможет помогать несчастным людям.

Псевдоним «Януш Корчак»

В 1898 году, узнав о конкурсе драматургических произведений, Корчак пишет пьесу, озаглавленную «Каким путем?», в которой он рассказывает о сумасшедшем, чье безумие губит его семью.

Именно тогда Эрш Хенрик Гольдшмидт впервые берет псевдоним – Януш Корчак.

Становление личности

Летом 1899 года он едет в Швейцарию, чтобы поближе познакомиться с педагогическим наследием Песталоцци. В своей поездке Корчак особенно интересовался школами и детскими больницами.

Его друзья удивлялись, почему он стремится стать врачом, когда его литературная карьера складывается так удачно. На это он отвечал:

«Чехов был врачом, но это не помешало ему стать великим писателем, наоборот, придало особую глубину его творчеству. Чтобы написать нечто стоящее надо быть диагностом. Медицина поможет мне заглянуть внутрь человеческой личности, даже в природу детской игры».

В 1905 году Корчак получил диплом, и в качестве военного врача Русской императорской армии принимал участие в Русско-японской войне.

Незадолго до этого он начинает полностью самостоятельную жизнь и снимает десятую постель в комнате, уже занятой семьями рабочих.

Современники вспоминали, что вечерами он бродил по трущобам и помогал брошенным и голодным детям. Приносил им сладости, лекарства, внушая, таким образом, веру в людскую доброту, рассказывая им сказки и обучая чтению.

В 1907 году Корчак на год едет в Берлин, где за свои деньги слушает лекции, проходит практику в детских клиниках и знакомится с различными воспитательными учреждениями. После этого он проходит стажировку во Франции и посещает детский приют в Англии.

«Дом сирот» Корчака

В 1911 г. Корчак уходит из медицины и основывает в Варшаве «Дом сирот» для еврейских детей. Этим приютом он будет руководить до конца своей жизни. В связи с тем, что Януш уже имел определенную известность, ему удалось привлечь меценатов для возведения здания.

С этого момента началась его профессиональная педагогическая деятельность. Владея большими знаниями в области педагогики, он пытался разработать собственную систему, которая позволила бы ему воспитывать в детях лучшие человеческие качества.

Стоит заметить, что Корчак стал работать в Польше не случайно. Дело в том, что тогда среди поляков процветал антисемитизм, поэтому педагог в первую очередь хотел помочь дискриминируемым еврейским детям.

Спустя 2 года «Дом сирот» был полностью отстроен. В нем было 4 этажа с множеством обустроенных помещений.

Читайте также:
Теренс Дэвид Джон Пратчетт (Terence David John Pratchett) - отзывы, мнение, рейтинг

Детский дом Корчака. Продолжает действовать по сей день

В первые месяцы Януш Корчак со своей соратницей Стефанией Вильчинской работал практически без отдыха и сна.

На его плечах впервые лежала ответственность за полное перевоспитание вчерашних беспризорников, что было чрезвычайно трудным делом.

Корчак и его верная помощница Стефания Вильчинская

Краеугольным камнем в педагогической системе Корчака было нравственное воспитание. Он был одним из первых, кому удалось добиться детского самоуправления.

Януш считал, что приют представляет собой равноправную общину, в которой управление и судебная система создаются самим же коллективом. Общий труд и интересы содействуют взаимовыручке и развивают в личности чувство ответственности.

Вскоре похожим путем пойдет знаменитый советский педагог Антон Макаренко. Интересен факт, что Корчак внимательно следил за тем, как Макаренко воспитывал своих беспризорников.

«Как любить ребенка»

Когда началась Первая мировая война, Корчака снова призвали на фронт в качестве врача. Некоторое время он работал медиком в приютах для украинских детей в Киеве, где начал писать книгу «Как любить ребенка».

В ней он акцентировал внимание на том, что невозможно полюбить ребенка, не пытаясь увидеть в нем самостоятельную личность. Педагог утверждал, что дети обладают точно такими же правами, как и взрослые.

После окончания войны Януш Корчак оказался в польской независимой армии. Тогда же он заразился тифом, и лишь чудом остался жив. Когда советско-польский конфликт завершился, ему разрешили вернуться в свой интернат, где он с прежним рвением посвящает все сове время детям.

5 заповедей воспитания

В 1934 г. Корчак сформулировал 5 заповедей воспитания детей:

  1. Любить любого ребенка, а не только собственного.
  2. Наблюдать ребенка.
  3. Не давить на ребенка.
  4. Быть честным перед собой, чтобы стать честным с ребенком.
  5. Познать себя, чтобы не иметь преимущества над беззащитным ребенком.

Позже этот перечень правил воспитания был доработан и усовершенствован. На сегодняшний день это знаменитые 10 заповедей воспитания для родителей.

Взгляды Корчака

Однажды Корчак сказал: «Другие приюты плодят преступников, наш же плодит коммунистов».

За этой шуткой скрывалась его озабоченность тем, что ряд выпускников «Дома сирот» участвовал в деятельности, находившейся в подполье Коммунистической партии Польши.

Бывшие воспитанники «Дома сирот» на церемонии памяти Януша Корчака в мемориале Яд ва-Шем.

Сам Корчак был скептически настроен по отношению к коммунистическим идеям.

Он говорил: «Я уважаю эту идею, но это как чистая дождевая вода. Когда она проливается на землю, то загрязняется».

Он считал, что при революциях, как и всегда, выигрывают ловкие и хитрые, тогда как наивные и легковерные остаются ни с чем, а революционные программы – это комбинация безумия, насилия и дерзости, связанной с неуважением к человеческому достоинству.

Стоит также отметить, что Януш Корчак не разделял идей сионизма, считая себя поляком во всём, кроме религии, следование которой, по его убеждениям, было личным делом каждого.

Он ждал, как великого чуда, независимости Польши и верил в полную ассимиляцию евреев. Однако кровавые еврейские погромы, устроенные польскими националистами в 18-19 годах, посеяли в его душе глубокое разочарование.

Тучи сгущаются

В июне 1929 года умер Исаак Элиасберг, который 20 лет помогал приюту. Тем самым дом сирот лишится серьезной финансовой поддержки.

В связи с экономической нестабильностью, многие меценаты также перестали оказывать поддержку приюту. Помимо этого в Польше продолжали расти антиеврейские настроения.

Какое-то время педагог даже думал о том, чтобы переехать с детьми в Палестину, в которой находились большие еврейские поселения. Но это оказалось просто невозможным.

Януш Корчак перед Домом сирот, 1939 г.

В Варшаве Корчак вел радиопередачу, посвященную воспитанию детей. Он выступал под псевдонимом Старый Доктор.

Пользуясь большой популярностью в мире, у себя на родине он оставался незамеченным, поскольку поляки считали, что еврей не имеет права заниматься воспитанием «их» детей.

В 1937 г. антисемитизм в Польше достиг своей кульминации и Янушу запретили выступать на радио.

Жизнь в кошмаре

С началом Второй мировой войны, когда нацисты оккупировали Варшаву, Януш Корчак и его ученики столкнулись с серьезными трудностями.

В 1940 году вместе с воспитанниками «Дома сирот» Корчак был перемещён в Варшавское гетто. Там он по-прежнему отдавал все свои силы заботе о детях, героически добывая для них пищу и медикаменты.

Когда ситуация ухудшилась до предела и фашисты начали истреблять жителей гетто, Корчак продолжал поддерживать своих воспитанников.

Он делал все возможное, чтобы в тех чудовищных обстоятельствах имитировать полноценную жизнь, и таким образом дать детям надежду на то, что скоро все пройдет.

Однако всеобъемлющий страх смерти все больше завладевал сердцами детей, которые всё видели и хорошо понимали, несмотря на попытки учителя оградить их от жестокой реальности. Беспощадная, тотальная деморализация жителей гетто усугублялась ежедневными расстрелами посреди улиц.

Подробности этих дней детально описаны в дневнике великого педагога.

Это кажется невероятным, но измученный и истощенный 64-летний Корчак отклонил все предложения тайных почитателей его таланта вывести его из гетто и спрятать на стороне врага. Соратник Корчака Игорь Неверли рассказывал:

Когда в августе 1942 года пришёл приказ о депортации Дома сирот, Корчак всячески пытался убедить руководство гетто в том, что его дети здоровы и очень работоспособны, и могут шить военную одежду для немецких солдат.

Таким образом, он старался ухватиться за любую возможность, которая бы помогла сохранить жизнь несчастным детям. Однако все его старания оказались напрасными.

6 августа 1942 г. все 192 ребенка из приюта были отправлены в концентрационный лагерь Треблинка. Вместе с ними были депортированы Януш Корчак, его верная подруга Стефания и еще 8 воспитателей.

Подвиг и смерть

Здесь следует уточнить один факт, который не может оставить равнодушным никого, кто хоть сколько-нибудь знает о том страшном времени.

В связи с тем, что Януш Корчак был всемирной знаменитостью, его пытались спасти от смерти многие известные люди. Однако он все предложения отверг, сказав, что останется со своими воспитанниками до конца.

Последнее фото Януша Корчака

В момент погрузки детей в товарные вагоны, когда все уже поднялись в вагон поезда, отправлявшегося в лагерь, к Корчаку подошел офицер СС и передал ему какую-то бумагу. Влиятельный член одной организации ходатайствовал перед гестапо о Корчаке, вследствие чего он получил разрешение вернуться, но без детей. Корчак покачал головой и жестом руки попросил офицера отойти.

Читайте также:
Теренс Дэвид Джон Пратчетт (Terence David John Pratchett) - отзывы, мнение, рейтинг

Польский историк Эммануэль Рингельблюм (сам позже расстрелянный), прекрасно знал, что детей из еврейского приюта отправляют в лагерь смерти. Он оставил следующее воспоминание об этом дне:

В ночь на 7 августа 1942 года Януш Корчак с детьми принял мученическую смерть в газовой камере концентрационного лагеря Треблинка.
По дороге к смерти он держал на руках двух самых маленьких детей и что-то тихо им рассказывал.

uchenitsa_iya

  • Add to friends
  • RSS

ученица

ВЕК ЖИВИ, ВЕК УЧИСЬ.

ТРЕБЛИНКА.
—————-

ЯНУШ КОРЧАК (22.07.1878 Варшава — 06.08.1942 Треблинка)
————
ОНА ВЗБУНТОВАЛАСЬ ПРОТИВ ЯНУША КОРЧАКА.
Обладая даром не только талантливого педагога, но и режиссера, Я.Корчак даже последний поход своих воспитанников к поезду смерти по улицам варшавского гетто превратил в театрализованную постановку. Он решил остаться режиссером своей жизни до конца и, возможно, поэтому отклонил предложения о спасении.

В 1996 г. автор этой статьи, как сотрудник фонда Спилберга, снимал видеофильм о женщине, которую зовут Адель Зильбершац. 06.08.1942 . она подняла восстание против Корчака и не подчинилась его решению спокойно ехать навстречу гибели.

Хрупкая Адель выломала несколько вагонных досок и выпрыгнула на ходу. Пожелания удачного приземления от “доброго доктора” она не получила. “Ты паршивая девчонка, из-за тебя дети испугались, ты отравила страхом последние часы их жизни”, – прошипел Корчак вслед Адели…Потом были новые мытарства, но Адель выстояла… Свобода выбора есть у всех людей – даже в самой тяжелой ситуации – и каждый делает свой выбор.

Имел ли Корчак право ограничивать свободу своих воспитанников, уговаривая их “покориться неизбежному” и лишая таким образом пусть даже призрачной возможности спастись. А такая возможность была – даже в поезде смерти, который шел по маршруту Варшава – Треблинка.
А.Риман. http://gazeta.rjews.net/riman3.shtml
——————
ИЗ БИОГРАФМИИ ЯНУША КОРЧАКА
Дед Корчака, врач Хирш Гольдшмидт, сотрудничал в газете «Ха-Маггид» («Проповедник» – еженедельная газета на иврите). Отец, Юзеф Гольдшмидт – адвокат, автор монографии «Лекции о бракоразводном праве по положениям Закона Моисея и Талмуда» (1871)…

В 1889 г. у отца Генрика обнаружилась душевная болезнь, и свою жизнь он закончил в сумасшедшем доме. Януш Корчак выбрал карьеру врача… Он навсегда отказался от мысли иметь детей.

В романе «Дитя гостиной» заключены все стороны жизни самого автора: его стесненное детство, страх перед самоубийством и сумасшествием, стремление уклониться от секса, решимость стать реформатором общества, преданность детям.

Исследователи творчества Януша Корчака утверждают, что он имел склонность к гомосексуализму. В «Исповеди бабочки», имеющей автобиографический характер, он писал о своих чувствах к ровеснику Сташу: «Да, это любовь… Когда мы останавливаемся, обнимаю его. Видимо, любовь к такому же полу встречается не только у девочек».

Корчак стал педиатром в разгар детского туберкулеза. Причины высокой заболеваемости он увидел в высокой рождаемости. В 1930-х годах предложил законопроект по принудительной стерилизации всех бедняков и душевнобольных в Польше.

В «Сенате безумцев» Корчак писал: «Я утверждаю, что без евгеники мы все увязнем в болоте, и уже не будет спасения. И уже раз и навсегда. Рождает каждый, кто хочет и сколько хочет. Рождает и подкидывает нам всё новых и новых людей равнодушная злая воля… Шут гороховый, первый от конца, последний из последних, становясь отцом, вступает в бессмертие – созидает будущее

Идея Корчака, а именно «лицензия на родительство», – уже воплощается в жизнь – она вошла в Форсайт-проект «Детство 2030».

Какую религию исповедовал Януш Корчак? В 1899 г. он был гостем 2-го Сионистского конгресса. С 1920-х г. принадлежал к масонской ложе «Заря моря» Международной Федерации «Le Droit Humain».
Януш Корчак дважды побывал в Палестине… Работал как рядовой кибуцник… В 1937 г. Януш Корчак снова собирался в Эрец Исраэль: «Я должен приехать в мае в Иерусалим, я должен изучить язык… Я хочу уже сегодня сидеть в маленькой темной комнате с Торой, учебником, словарем иврита».

Из книги Бетти Джин Лифтон «Король детей. Жизнь и смерть Януша Корчака»: «Одно дело было писать о том, как любить ребенка, и совсем другое – не иметь ребенка, чтобы любить его… Когда в феврале 1917 г. полевой госпиталь задержался на неопределенный срок в Галиции, Корчак отправился в приют для бездомных детей. Это было не спасительное убежище, а «помойка, куда детей вышвыривали, как отбросы войны, как отходы дизентерии, тифа…». Януш Корчак взял под свою опеку беспризорника Стефана Загородника…

«Я провел с ним только две недели. Я заболел, и мне пришлось уехать, но мальчик еще некоторое время оставался там. Потом… мой ординарец вернул его в казенный приют». Иными словами, мальчика вернули в ту самую помойку, откуда его взяли…

Ада Познаньская-Хагари, которая столкнулась с Корчаком в 30-е годы в «Доме Сирот», говорила: «Самого себя, без ограничений, в полном объеме отдал ребенку. Ночью брал к себе в постель детей, страдающих или имеющих беспокойные сны…»

Сам Корчак описал похожие события в работе “Как любить ребенка. Интернат. Летние лагеря”: «Помню, как, весь дрожа, в приступе безнадежного отчаяния, вошел ко мне мальчик, перепуганный сном о мертвецах. Я взял его к себе в постель…»
————-
ПУТЬ В ГАЗОВУЮ КАМЕРУ.
Корчак отказывался от предложений Сопротивления бежать из гетто для личного спасения. Но вместе с личным спасением подпольщики неоднократно предлагали ему вывести из гетто детей, чтобы спрятать их среди поляков. Но каждый раз получали отказ.

В воспоминаниях бойца польского Сопротивления К. Дебницкого приводятся такие слова Корчака в ответ на предложение выйти из гетто вместе с детьми: «Выйти не могу. Останемся тут… Это будущее там тоже ненадёжное, зато при детях меня точно не будет и точно я не смогу заботиться и влиять на них…»

У детей, остававшихся в гетто, не было никаких шансов выжить. Януш Корчак обрек 200 детей на гибель…
https://cdn4.imgbb.ru/user/194/1941089/201707/aa97cac530e1ce2221110e4f38f26d3b.jpg
Подробно здесь: https://www.babyblog.ru/user/id1941089/877525
—————————————————–
Ещё один, вложенный в наши уши, миф.

Эйнштейн. Становление гения.
http://bez-durakov-2.livejournal.com/347420.html

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: