Валерий Валерьевич Панюшкин – отзывы, мнение, рейтинг

Панюшкин Валерий Валерьевич

Валерий Панюшкин, Михаил Зыгарь, Резник Ирина

Книга о тесной взаимосвязи экономики и политики, о влиянии крупнейшей компании на политическое развитие нашей страны. Книга про Газпром получилась книгой про Россию. Авторы смотрели на страну через.

Клавихо-Телепнев Владимир, Александр Пятигорский, Лобанов-Ростовский Никита, Зиник Зиновий Ефимович, Голигорский Юрий Самуилович, Силюнас Анна, Бессмертный Борис и др.

Эта книга была задумана как коллективное объяснение в любви к Англии, к Лондону, к великой английской литературе, с которой у русских писателей всегда были особые отношения. Чего стоит, например.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Главный герой повести, «Девочка, Которая Выжила» узнаёт о самоубийстве подруги своей дочери-студентки. Кто виноват в случившемся? Кураторы из зловещей «группы смерти»? А может, его собственная.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Сказки – отражение народного подсознания. Известный журналист и литератор Валерий Панюшкин при содействии юристов «Пепеляев Групп» ищет корни российской правовой системы в сказках и обнаруживает много.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Сказки – отражение народного подсознания. Их анализ помогает понять, почему русские люди в тех или иных обстоятельствах думают и действуют так или иначе. Знакомые с детства, но поданные автором в.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Налоги придуманы не просто так и их нужно платить, – большинство людей на земле признают это. Но мало кто понимает, как именно налоги устроены. Тем более – народ. Однако представление о запутанной.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Рассказ “Слепая и Немой”

Панюшкин Валерий Валерьевич

Креативный класс не дремлет! Он, запарковав свои «бэхи», ходит на митинги и проявляет политическую активность в социальных сетях, упражняясь в рисовании карикатур на президента. А иногда самые.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Книга известного журналиста Валерия Панюшкина, несколько месяцев проведшего в Екатеринбурге бок о бок с Евгением Ройзманом, одним из самых обсуждаемых и заметных общественных деятелей современности.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Незаметные обыкновенные люди день изо дня совершают незаметные подвиги. Пишут иконы, которые спустя годы начинают мироточить; строят здания, в которых Жизнь и Смерть живут бок о бок друг с другом;.

Панюшкин Валерий Валерьевич

«Отцы» – это проникновенная и очень добрая книга-письмо взрослой дочери от любящего отца. Валерий Панюшкин пишет, обращаясь к дочке Вареньке, припоминая самые забавные эпизоды из ее детства, исследуя.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Эта пронзительная и беспощадная книга не оставит никого равнодушным. Вы будете либо соглашаться с ее автором, известным обозревателем газеты “Коммерсантъ”, либо яростно спорить с ним. В любом случае.

Панюшкин Валерий Валерьевич

В середине 80-х годов прошлого века, когда начинается действие документальной повести известного журналиста Валерия Панюшкина, в Советском Союзе никто не задумывался о правах потребителей. Но нашлись.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Эта книга о самых известных людях России – политиках, бизнесменах, людях искусства, персонажах светской хроники. Их объединяет место жительства – Рублевка. Прописка в Рублевке дарует привилегии, но.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Мария Гайдар, Илья Яшин, Сергей Удальцов, Гари Каспаров, Виктор Шендерович – сегодня эти имена знают даже дети. Валерий Панюшкин написал книгу о людях, «не согласных» с режимом Новой России и.

Панюшкин Валерий Валерьевич

Сказки – отражение народного подсознания. Их анализ помогает понять, почему русские люди в тех или иных обстоятельствах думают и действуют так или иначе. Знакомые с детства, но поданные автором в.

Панюшкин Валерий Валерьевич, Ходорковский Михаил Борисович

Главният герой на тази книга е сред най-обсъжданите хора в Русия. Едни мислят, че съдбата му е напълно логична — какво друго може да споходи човек, който е натрупал богатството си чрез укриване на.

Девочка, Которая Выжила

Перейти к аудиокниге

Посоветуйте книгу друзьям! Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

  • Объем: 260 стр. 3 иллюстрации
  • Жанр:с овременная русская литература
  • Теги:д обро и зло, ж изненный выбор, з агадочное самоубийство, п сихологическая проза, р едакция Елены ШубинойРедактировать

Эта и ещё 2 книги за 299 ₽

Отзывы 2

Книга интересна уже хотя бы тем, что исповедует малохарактерный для России тип осознанного отцовства, когда даже развод родителей не рушит тесной связи с дочерью, не препятствует дружбе и взаимному доверию. По большому счету «Девочка, которая выжила» – роман о готовности помимо материальной и физической, оказать любую помощь своему ребенку: интеллектуальную, эмоциональную, поддержать советом и участием, безусловно понять и принять, не оглядываясь на социальные установки. Предоставив после возможность идти своим путем, не требуя ответной заботы и внимания.

Читайте также:
Валерий Панюшкин - биография, личная жизнь, фото, видео

Это кроме того, что здесь будет непростая детективная интрига и возможность прикоснуться к заманчивой жизни, какой живет верхушка российского среднего класса.

Ключом к пониманию рассказов, завершающих сборник, могло бы стать столкновение рационального, рассудочного, разумного, с неуютным пугающим иррациональным, которое врывается в твою жизнь, в одночасье уничтожая то, что создано годами и десятилетиями кропотливого труда.

Книга интересна уже хотя бы тем, что исповедует малохарактерный для России тип осознанного отцовства, когда даже развод родителей не рушит тесной связи с дочерью, не препятствует дружбе и взаимному доверию. По большому счету «Девочка, которая выжила» – роман о готовности помимо материальной и физической, оказать любую помощь своему ребенку: интеллектуальную, эмоциональную, поддержать советом и участием, безусловно понять и принять, не оглядываясь на социальные установки. Предоставив после возможность идти своим путем, не требуя ответной заботы и внимания.

Это кроме того, что здесь будет непростая детективная интрига и возможность прикоснуться к заманчивой жизни, какой живет верхушка российского среднего класса.

Ключом к пониманию рассказов, завершающих сборник, могло бы стать столкновение рационального, рассудочного, разумного, с неуютным пугающим иррациональным, которое врывается в твою жизнь, в одночасье уничтожая то, что создано годами и десятилетиями кропотливого труда.

Стоило ли оно того? Пожалуй, да. Порекомендую ли я эту книгу знакомым? Нет. Стану ли перечитывать? Тоже нет.

Очень многообещающее начало – интересное преступление, вводные данные, описания. Даже обложка и ремарка обещают погрузить в глубокий детектив.

Вообще, слог приятный и живой. Ну, а дальше…всё. Убийцу вычисляешь с первой же строки присутствия этого персонажа. И просто ждешь ещё хоть какого-то раскрытия героев, но его не происходит.

Не соглашусь с предыдущим отзывом, в чем прикоснуться к верхушке среднего класса? В описании приготовления блюд? Или того, что Елисей виски в баре пьет практически каждый вечер, или в описании одежды, или в осуждении чуть-чуть более высокого материального положения того же психолога? По сути, ничего, что делало бы жизнь качественно лучше. Тем более, не соглашусь с «осознанным отцовством». Книга начинается с мыслей главного героя – ему больше не интересно влюбляться и любить, он устал. И он пытается собрать любовь из того, что у него уже есть. Через весь сюжет тянется его кризис, потребность быть «хоть кому-то нужным», и размышления на тему «близок ли я ещё своей дочери», или «так, просто». Короче говоря, больше похоже на метания папки, который не готов к сепарации. А защищать своих детей – функция любого нормального родителя. Другой вопрос, что в русско-говорящих странах мало «нормальных родителей» одного с Елисеем поколения.

Кстати, о сепарации и подростках. Повесть с возрастным ограничением 18+, но по факту с умственной нагрузкой как раз для подростка лет 13-16 – о том, что с родителями стоит разговаривать, что они как правило, желают тебе добра (пусть и в их понимании), о дружбе, хобби и опасных компаниях. Собственно, всё. Не понятно только, к чему тут кризис взрослого мужчины и описания гипер-умелых женщин, способных кончить за пол минуты без телодвижений, словно в милой фантазии мальчика-подростка.

Рассказы в конце, на мой вкус, лишние. Хоть и к теме жизни-смерти относятся напрямую, они сильные, да их бы не смешивать с легкой повестью. Яйцо-пашот не получилось, дорогая, и я нарезал его в салат.

Валерий Панюшкин — рецензии на книги

Сортировка

19 февраля 2020 г. 13:49

2 Журналистика о сказках и налогах

Объявление на заборе: «Пропала собака! Спаниель, рыжая, 3 года, сука. падла! КАК Я НЕНАВИЖУ ЭТУ СТРАНУ. » Анекдот

Валерий Панюшкин, журналист по профессии, решил поиграть в старую и хорошо известную игру — из достаточно хорошо изученного материала он попытался вытащить новые, ранее не особо хорошо изучавшиеся паттерны. В частности, из материалов русских народных сказок он попытался вытащить устойчивые представления русского народа о налогах и налоговой системе. Проблема, как водится, подкралась и не одна — причем даже не с неожиданной стороны. Автор не очень понимает ни в сказках, ни в налогах.

Читайте также:
Юлия Геннадьевна Норкина - отзывы, мнение, рейтинг

Про сказки Сказки и в отечественной, и в зарубежной этнографии изучались очень внимательно и, что немаловажно, очень много времени. Этнографические исследования на эту тему только в России…

13 октября 2017 г. 05:37

0 Неверный код. В доступе отказано.

Оценки не будет. И вообще кой чёрт понёс меня на эти галеры? Ясно же, что это не книга (что моему не пахнущему типографской краской, не воспроизводящему шелеста страниц, либерально настроенному ридеру – откровенно без разницы). Тем не менее, по непроверенным данным, кому-то же пришло в голову издать кучку ангажированных статей из газеты “Ведомости” на плотной бумаге и чуть ли не в подарочном варианте, преподнося к случаю рассказанные байки в антураже народного фольклора, как новое слово в исследовании национального характера.

Конечно, тут есть предисловие, в котором просчитаны все возможные риски: мол всё это – коллективное подсознательное, а я – важная часть коллектива, и во всём-то меня уже уличали – от человеконенавистнечества до безграмотности – так что поздняк метаться, любите меня…

26 ноября 2013 г. 23:47

Ух, вот это реально страшная книга! Вот казалось бы, чего пугаться: речь всего лишь о детских сказочках; но – как выясняется – автор решил заглянуть сказке под черепушку и открыть ее потайные комнаты, стоящие под запретом сотни лет. И открыл. Читая жалобы В. Панюшкина на то, как его осуждали за публикацию книги, я не особо сочувствовала (в смысле, назвался же груздем), но заинтересовалась. И надо сказать, автор с задачей справился: нарыл в русских сказках немало мрачного и неполиткорректного. Неполиткорректного прежде всего по отношению к русскому народу, как он сам, каясь, говорит в предисловии.

Мысль о том, что сказки, услышанные в детстве, программируют человека на дальнейшую жизнь, сообщая ему модели поведения и способы решения проблем и в результате рождая судьбу, не нова. В…

30 октября 2013 г. 15:46

А мне вот неожиданно понравилось! Ощущение как будто поговорила о загадочной русской душе с интересным собеседником, который много чего разложил по полочкам, позабавил и заставил горестно улыбнуться и не раз. Ибо правда она такая, не всегда лицеприятная, не всегда веселая и не всегда приятно изучать пристально русский менталитет, так как общество у нас оставляет желать лучшего. Так что с В. Панюшкиным и не поспоришь даже.

В этом сборнике собраны статьи В. Панюшкина, которые он писал для “Ведомостей”. Как он утверждает в чем только его не обвиняли читатели. И в безграмотности, и в русофобии, и в склонности бредить. Не знаю, не знаю, но я его в этом уличить никак не могу. Даже наоборот. По мне так написано очень грамотно, иронично и прямо в яблочко. В попытках докопаться до глубин…

5 декабря 2013 г. 09:46

Что на свете всех быстрее? Беспредел российской власти Что на свете всех жирнее? Действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса Что всего мягче? Коньяк 200-летней выдержки Что всего милее? Что угодно после 400 грамм, но не после 300 и не после 500. У кого как.

Три головы Горыныча (три основные проблемы русского народа) – лень, глупость и женственность.

Тепло ль тебе, девица, тепло ль тебе от красного? Ну, выпей тогда водки, дура.

7 июля 2011 г. 17:25

Пока читала, отмечала интересные места и думала, что напишу в рецензии. Когда дочитала, подумала, что, кажется, ничего не напишу. Нет слов. Но все-таки через некоторое время “отошла” и попробую что-нибудь сказать. Потому что это будет несправедливо, когда про всякую муру, “которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь”, пишут длинные рецензии, а про хорошие книги, которые реально заставляют о многом думать, не пишут ничего.

Я боялась, что это будет книга в нелюбимом мною глумливом журналистском стиле вроде Шанина. Но ничего подобного, слава Богу. Стиль хорош. Несколько рубленый, но к такому материалу только такой и подходит; если б я сама писала такую книгу, наверное, писала бы так же.

Читайте также:
Караулов Андрей Викторович - биография, личная жизнь, фото, видео

Сказать, что это книга про МБХ, было бы только полуправдой. Хотя про него там немало, в т.ч. разные…

Это просто мысли и эмоции

17 августа 2018 г. 11:18

Вот закрыла книгу и чувствую, что только грусть осталась после прочтения, несмотря на то, что написано вроде бы с юмором. Хотя и указано, что это личное мнение автора, не претендующее на какой-то там глобальный анализ, подчеркивается только занимательность, которую хотел показать Панюшкин. Но при этом, надо отдать должное, интересно было узнать точку зрения автора. Мы можем с ней не соглашаться, спорить, негодовать, а в чем-то наши мнения могут совпадать. Вот и получается, что книга подталкивает к дискуссии, мотивирует на обдумывание, изучение и более глубокий взгляд при прочтении сказок, сравнению разных изданий адаптированных и неадаптированных. Когда пытаешься посмотреть на сказки с этой точки зрения – обнаруживаешь что-то новое. То, что в наших сказках сказано “не делай добра – не…

Эксперт Лайвлиба Без ложной скромности

9 апреля 2021 г. 13:19

4 Ода отцовству

«Ибо небо может упасть на землю и реки могут потечь вспять, любимый, но не бойся – всякий день, когда тебе станут резать глаз, я буду рядом, рассказывать тебе про Бетховена, Брукнера или Малера».

Первому непосредственному знакомству с прозой Валерия Панюшкина предшествовало опосредованное – через рондаревскую рецензию на его “Отцов”. Тогда, посмеялась и, как выяснилось, запомнила на семь лет. Что ж, года идут, а мы все те же. Дар Артема Рондарева подмечать характерные особенности авторского письма, не позволил впечатлению потускнеть и смылиться за годы. Читая повесть, в определенный момент не смогла сопротивляться дежавю “это он, я узнаю его!”, после недолгих поисков убедившись – да, речь о том самом писателе.

Герой книги, в котором трудно, хотя бы отчасти, не опознать автора,…

21 марта 2014 г. 21:06

В заповедных и дремучих страшных Муромских лясах… Всяка нечисть бродит тучей и в прохожих сеет страх… Воють воем, что твои упокойники, Если есть там соловьи, то разбойники. Страшно, аж жуть!

Да, таких сказок я ещё не слышала. Таких сказок я ещё не знала. Временами даже страшно было. Вроде все знакомое, с детства привычное, но так повернуть. Иногда становилось страшно, иногда просто мрачно. Но при этом было интересно узнать точку зрения автора на тот или иной сюжет. Много нового открыла я для себя, и всё-таки, что то внутри меня противится и не даёт полностью поверить в это толкование. Не разгадала я сама для себя этот код Горыныча. Всё логично и правдиво, но не верю! А, может, просто не хочу верить? Может, мне просто близки те добрые сказки, которые мне читали в детстве, и которые я…

10 октября 2013 г. 10:05

Если вы когда-нибудь стояли в советских очередях, помните про дефицитные джинсы и рекламу МММ – вам понравится эта книга. В ней описан период от перестройки и до Болотной площади, да так лихо, что чувствуешь себя в гуще событий. Показан меняющийся образ потребителя: от согласного на всё, лишь бы “достать” и “урвать” до современного разборчивого, подводя тем самым к заключению “чтобы научиться выбирать президента, надо сначала научиться выбирать холодильник”. Пару десятилетий назад было немыслимо вернуть товар, если качество не устраивает, сейчас ещё не укладывается в голове, что правительство – это не отдельное государство, которое правит другим государством – народом, а всего лишь сфера услуг, которую мы оплачиваем через налоги. И как любую недоброкачественную услугу или товар, услуги…

1 октября 2012 г. 11:35

Человек, для которого литература является профессией и источником дохода, часто вынужден браться за «горячие» темы, чтобы просто физически выживать. Но всегда существует нечто, «для души», пишущееся не ради заработка.
Для Валерия Панюшкина такой отдушиной стали русские народные сказки. Причем, не в плане исследования их литературных достоинств или классификации, а в плане моделирования менталитета и побудительных мотивов их героев.
Константин Крылов в свое время сетовал, что в мире сложились явно прослеживаемые западный и восточный архетипы-целеполагания и все никак не может сформироваться славянский. Учитывая, что глобальные архетипы имеют не только идеологическую, но и образную составляющую, в качестве которой чаще всего выступает мифология, после прочтения книги Панюшкина хочется воскликнуть: «И слава Б-гу!».
***
Небольшой фрагмент анализа сказки «Старая хлеб-соль» из «Кода Горыныча».

«Мы уже отмечали неоднократно, что русские сказки (как, впрочем, и любой, вероятно, фольклор на свете) совершенно чужды морали. Они вовсе не учат добру, как принято о них думать и как принято говорить о них на школьных уроках литературы. Они бесстрастно констатируют, что мир замешен на зле, на подлости, на обмане, на предательстве. Мы, глядя на мир, описываемый сказками, сказали бы, что он ужасен, отвратителен. Но сказка не знает оценок. Сказка просто говорит: мир — таков. И это, заметим к слову, роднит сказку с современными средствами массовой информации…
Однако же даже на фоне привычной этой аморальности сказка «Старая хлеб-соль» шокирует меня. Всеобщая неблагодарность, всеобщее вероломство, всеобщая подлость не просто констатируется этой сказкой, а активно насаждается главным героем, как если бы мир у человека рухнул, появись благодарность на свете.
Начинается сказка со сцены охоты. Охотники гонят бирюка (т. е. матерого волка). Спасаясь от преследования, бирюк выбегает в поле, где мужик молотит зерно тяжелым цепом. «Спрячь меня в мешок», — просит волк крестьянина. И тот прячет волка в мешок, и охотники проходят мимо, не отличив мешок с волком от лежащих на гумне мешков с зерном. Как только охотники уходят, крестьянин развязывает мешок, выпускает волка, и зверь, сообразив, что спасший ему жизнь человек один и без оружия, вознамеривается спасителя своего сожрать.
«Я ж тебя выручил, а ты меня съесть хочешь», — мужик пытается воззвать к совести волка.
«Старая хлеб-соль забывается», — парирует волк в том смысле, что нету такого обычая — испытывать к благодетелям своим благодарность.
Насилу крестьянин уговаривает волка повременить немного со съедением и спросить у прохожих, забывается ли старая хлеб-соль или нет. Разумеется, им встречаются старый пес и старая лошадь, которых после многих лет верной службы хозяин выгнал из дома. Наверное, в тысяче сказок бродят по дорогам эти пес и лошадь, доказывая каждому встречному, что благодарности не существует. Разумеется, и мужику с бирюком пес и лошадь говорят, что «старая хлеб-соль забывается» и что быть, следовательно, мужику съеденным.
Но затем мужику и бирюку встречается лиса. «Как же ты залез в мешок?» — удивленно спрашивает лиса волка. «Да вот так и залез». — «А ну покажи, — сомневается лиса. — Не верю».
Ради лисы устраивается следственный эксперимент. Волк забирается в мешок, как забирался, прячась от охотников. Крестьянин завязывает мешок, как завязывал на гумне. И лиса говорит мужику: «А теперь покажи мне, как ты молотил».
Догадливый крестьянин принимается молотить тяжелым цепом увязанного в мешок волка. И молотит до смерти. А лиса стоит рядом и смотрит. Последний удар цепа спасенный лисою крестьянин обрушивает лисе на голову.
Он убивает ее одним ударом со словами: «Старая хлеб-соль забывается». Убивает потому, что иначе не только старая лошадь и старый пес ходили бы по миру со своими сказками о неблагодарности, а ходила бы и лиса, проповедуя справедливость. И весь замешенный на зле и обмане сказочный мир рухнул бы.»

Валерий Панюшкин: Как вредно иметь мнение

Поделиться:

В годы моей юности среди интеллигентных людей считалось, что иметь собственное мнение по любому поводу — хорошо. Это потому было так, что большинство населения вокруг смотрело телевизор и имело по любому поводу то мнение, которое высказывалось в телевизоре. А интеллигентные, думающие люди читали самиздатские книжки, имели мнения, отличные от официальных, и за то нравились особям противоположного пола, потому что люди, разделявшие общее мнение, совсем к тому времени выродились, симпатизировать им стало совсем невозможно и заниматься любовью с ними стало совсем не интересно.

Читайте также:
Юлия Геннадьевна Норкина - биография, личная жизнь, фото, видео

Когда я начинал журналистскую свою карьеру, в газетах размещались материалы двух приблизительно видов — новостные заметки и авторские колонки. В заметках сообщались более или менее факты, а в колонках высказывались мнения. Факты часто бывали неполны, тенденциозны или перевраны, но все же они стремились быть фактами. Изложение фактов предполагало как-то, что вообще-то на свете бывает истина, а уж докопались мы до нее или не докопались – это вопрос исследовательской старательности, добросовестности, ума и таланта. А мнения были так, для красоты.

И вот, убей Бог, я не понимаю, когда именно и что именно случилось, но мне кажется очевидным, что к фактам публика потеряла какой бы то ни было интерес, а интересуется теперь только мнениями. Причем мнения должны быть разными.

Это иногда доходит до такого абсурда, что кажется, если, например, вы захотите провести научно-популярное ток-шоу об устройстве Солнечной системы, то кроме человека, утверждающего, что Земля вертится вокруг Солнца, вам обязательно надо пригласить человека, утверждающего, что Солнце вертится вокруг Земли. И обязательно еще третьего человека, который будет с пеной у рта доказывать, будто совсем ничто ни вокруг чего не вертится, а Земля твердо стоит на трех слонах. Важно, чтобы ни один из них не был астрономом, а все занимались бы черт знает чем вроде астрологии, космогонии или вакуумного прерывания беременности, раз уж в космосе предполагается вакуум.

Все эти люди должны стоять у вас в студии за красивыми пюпитрами, орать друг на друга и через час разойтись, ни в чем друг друга не переубедив, зато имея возможность ввести свое имя в Гугл и посмотреть, как много людей их поддерживают и как еще больше людей называют их земляными червяками.

Зачем нужны такие ток-шоу, я не понимаю. Очевидно, не для того, чтобы узнать, как устроена Солнечная система. Про устройство Солнечной системы можно узнать из учебника астрономии или, если хочется личных впечатлений, из серии нехитрых уже теперь (по следам стольких великих астрономов) опытов и наблюдений. Дискуссии же, видимо, мы устраиваем для приятного времяпрепровождения, каковое приятное времяпрепровождение мы почему-то теперь видим в том, чтобы ругаться друг с другом.

Читайте также:
Караулов Андрей Викторович - биография, личная жизнь, фото, видео

Беда только в том, что ради сомнительного удовольствия ругаться мы, по-моему, все больше и больше приучаемся думать, будто истины вовсе не существует, а существуют только мнения.

Недавно, к огромному моему счастью, мне довелось брать интервью у биоинформатика Михаила Гельфанда. Бывают, знаете ли, такие большие интервью про жизнь, взгляды, мнения… Но на большинство моих вопросов Михаил Сергеевич отвечал либо что не является специалистом в той области, о которой я спрашиваю, а потому ничего толком не может сказать, либо что вопрос касается его частной жизни и поэтому отвечать на этот вопрос он не хочет.

Это был совершеннейший мой провал интервьюера, но совершеннейшее для меня человеческое счастье. Я полагаю, что если бы все люди отказывались говорить про те сферы жизни, в которых не являются специалистами, и если бы заодно воздерживались от болтовни о своей частной жизни, современная журналистика мнений быстро прекратила бы существовать за неимением ресурсов к существованию.

Валерий Панюшкин

Биография

С 8 апреля и до победного 9 мая 2021 года в московской Галерее классической фотографии проходила выставка «Врачи в халатах. Лицом к пациенту». Главным героями экспозиции стали 10 известных онкологов, которые сменили профессиональную одежду на домашнюю и поделились наблюдениями на тему взаимоотношений между врачом и пациентом. Фотопортреты медиков создала Ольга Павлова, а их монологи записал ее муж Валерий Панюшкин — главный редактор Русфонда.

Детство и юность

26 июня 1969 года в Ленинграде у четы Панюшкиных родился сын Валерий, получивший свое имя в честь отца. В детстве у ребенка был любимый плюшевый медведь по кличке Виня, всегда сопровождавший хозяина и затмевавший все остальные имевшиеся игрушки.

С ранних лет мальчик заикался. Отвечать в школе у доски, когда учитель выжидающе смотрел на подопечного, пытающегося выговорить фразу, оказывалось делом непростым, а устные задания приходилось выполнять письменно. Одноклассники слегка дразнили товарища, но до серьезной травли не доходило.

Свободным себя ученик почувствовал только тогда, когда начал посещать театральную студию. Когда он выступал на сцене, ставил спектакли и брался за сложные роли, недуг отступал. В дальнейшем поверить в собственные силы и стать увереннее подростку помог психотерапевт. Нарушение речи не помешало юноше впоследствии связать жизнь с журналистикой и вести программы на радио и телевидении.

Читайте также:
Юлия Геннадьевна Норкина - биография, личная жизнь, фото, видео

Карьера выпускника театроведческого факультета Государственного института театрального искусства имени Анатолия Луначарского стартовала с двух сценариев для «Матадора» на Первом канале и работы в одноименном журнале.

Журналистика и творчество

С 1996-го до 2006-го выпускник ГИТИСа трудился в издательском доме «Коммерсантъ» (журналы «Столица» и «Автопилот»), дослужившись до звания специального корреспондента. С 1999-го по 2001-й по будням на «Нашем радио» вместе с коллегой Юрием Сапрыкиным он выступал в роли ведущего вечернего шоу «Клиника 22».

Валерий Валерьевич отвечал за постоянную рубрику в «Газете.ru», за что и удостоился «Золотого пера России», а затем перешел в «Ведомости». Всего на 2 месяца талантливый журналист задержался в глянцевом Gala, за столь короткое время успев понять, что работа в подобных изданиях не должна быть основным делом, но отлично подходит как факультатив:

«За 2 месяца здесь я понял, что ощущаю себя Серой Шейкой, которая сломала крыло, сидит в пруду и смотрит, как там другие птицы летят в теплые страны. И даже понимая, что там открыт сезон охоты и их отстреливают со страшной силой, отказать себе в инстинкте лететь в теплые страны птица не может».

Автор публиковал многочисленные статьи в The New Times, GQ, Esquire, Aprile, «Афише», «Большом городе», «Снобе», на сайте фонда «Либеральная миссия», ежедневно показывал «Жизнь с Валерием Панюшкиным» на «Дожде» и до конца марта 2018-го находился на посту главного редактора «Таких дел». Аналогичную должность мужчина занял в апреле того же года в Русфонде.

Панюшкин проявил себя и как талантливый писатель, начав со сборника рассказов и эссе «Незаметная вещь» и книги «Михаил Ходорковский. Узник тишины». Постепенно творческую биографию пополнили «Газпром. Новое русское оружие» (в тандеме с Михаилом Зыгарем), «12 несогласных», «Код Горыныча. Что можно узнать о русском народе из сказок», «Восстание потребителей», «Код Кощея. Русские сказки глазами юриста», «Отцы» и другие произведения.

Петербуржец регулярно писал на тему благотворительности, участвовал в проектах, связанных с лечением СПИДа, детской онкологии, а также в программах паллиативной помощи. Знаменитость является бессменным сценаристом концертов фонда «Подари жизнь» в театре «Современник».

Личная жизнь

Валерий Валерьевич счастлив в личной жизни: первый брак подарил ему Василия с Варварой, второй — Веру, Надежду и Петра. Литератор неоднократно делился секретами, как находить время на каждого ребенка и при этом не сойти с ума, и публиковал собственные правила воспитания детей. В них родителям советовалось точно определять цель, отказаться от благодарности, не стремиться «причинять добро», обязательно иметь супервизора и не игнорировать спорт.

Мужчина трогательно любит свою семью, не уставая признаваться, что все, о чем он пишет, будь то политика, экономика или оранжевая революция в Киеве, касается его отца, матери, жены, дочерей и сыновей.

Код Горыныча

Автор: Валерий Валерьевич Панюшкин
Жанры: Культурология , Литературоведение , Народные сказки
Год: 2010
ISBN: 978-5-9614-1217-8

Сказки — отражение народного подсознания. Их анализ помогает понять, почему русские люди в тех или иных обстоятельствах думают и действуют так или иначе. Знакомые с детства, но поданные автором в необычной, а порой и крайне неожиданной трактовке, сказки многое объясняют в природе российского бизнеса, политики и общественной жизни.

Валерий Панюшкин не претендует на строгую научность и полноту своих комментариев, однако читателю гарантировано увлекательное чтение и возможность взглянуть на русский менталитет с неожиданной стороны.

Идею этой книжки подсказал мне банкир Михаил Фридман. Как-то раз мы разговаривали о приватизации, и Фридман заметил:

— Вы сказки русские читали? Помните сказку «Вершки и корешки»? Ну вот. Это же история про то, что если заключенный тобой договор через полгода оказывается невыгодным, то условия договора можно не соблюдать. Как в таких условиях прикажете вести бизнес?

Я перечел сказку «Вершки и корешки». И предложил газете «Ведомости» раз в две недели публиковать мои соображения по поводу русских народных сказок, ибо они и впрямь, как мне показалось, многое объясняют о природе российского бизнеса, российской политики и российской общественной жизни.

Читайте также:
Юлия Геннадьевна Норкина - отзывы, мнение, рейтинг

Код Горыныча скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Газпрома, его газа и труб так сильно боятся, Газпромом, его газом и трубами так восхищаются, что, кажется, и времени уже не остается на то, чтобы взглянуть – а как Газпром устроен?

Что это – механизм или организм?

В каком состоянии сейчас это мощное русское оружие, которое ковали Берия и Хрущев, которым учились пользоваться Брежнев и Косыгин и которое Черномырдин и Вяхирев передали в руки Путину?

Действительно оно опасно или, может, проржавело?

Наконец, можно ли попытаться его разобрать, чтобы получить ответы на эти вопросы? Книга про Газпром получилась книгой про Россию.

Мы смотрели на страну через извилистую газпромовскую трубу и понимали, что если бы эта труба на каком-то участке своей истории повернула иначе, страна была бы другой.

Эта книга о самых известных людях России — политиках, бизнесменах, людях искусства, персонажах светской хроники. Их объединяет место жительства — Рублевка. Прописка в Рублевке дарует привилегии, но и накладывает обязанности. Чтобы выиграть соревнование жизни, нужно следовать сложным правилам. Каким — расскажет эта книга. Автор узнал о них из первых рук, в достоверности можно не сомневаться.

Это изумительный ироничный рассказ, который читается на одном дыхании.

Эта пронзительная и беспощадная книга не оставит никого равнодушным. Вы будете либо соглашаться с ее автором, известным обозревателем газеты «Коммерсантъ», либо яростно спорить с ним. В любом случае вы испытаете настоящий шок от ее содержания. Читателя ожидают малоизвестные подробности биографии бизнесмена, притягивающего общественное внимание, и сенсационные эксклюзивные откровения из тюремных застенков. Холодная логика реконструкции и анализа событий нарушается взрывами гражданской боли и ярости автора. Ходорковский подобен форуму, на котором мы, люди, живущие в России, спорим о том, кто мы есть на самом деле. Половина утверждает, будто мы великая нация. Вторая половина утверждает, будто мы бесправные рабы. Выбор остается за читателем.

Рассказы и повести этого сборника посвящены запретной любви – любви вопреки: здравому смыслу, общественному мнению, правилам морали, законам Бога и человека. Преступен ли грех, дающий жизнь? Ведь искренняя любовь не может быть аморальной. Свой взгляд на тему грешной любви представляют авторы современной российской прозы Мария Метлицкая, Маша Трауб, Валерий Панюшкин и другие.

В середине 80-х годов прошлого века, когда начинается действие документальной повести известного журналиста Валерия Панюшкина, в Советском Союзе никто не задумывался о правах потребителей. Но нашлись несколько человек, которые решили встать на защиту этих прав. Они были идеалистами, революционерами, романтиками. Против них была сначала советская система, потом — бандиты 90-х, а теперь — коррупция власти и апатия населения. Они прошли все круги ада, но не остановились, продолжая защищать права и на работающий холодильник, набитый продуктами, и на работающую власть, которая заботится обо всех, а не только о себе. Эта книга — не журналистское расследование, а романтическая сага о людях, которые попытались изменить нашу с вами жизнь. И которым это удалось.

Сказки – отражение народного подсознания. Известный журналист и литератор Валерий Панюшкин при содействии юристов «Пепеляев Групп» ищет корни российской правовой системы в сказках и обнаруживает много интересного: в справедливость никто не верит, прав старший и сильный, старое добро быстро забывается, ребенок – не полноправный человек, самое абсурдное чистосердечное признание засчитывается как доказательство вины, логика обвинения хромает, принципы экстрадиции каждый раз пишутся заново, правила наследования запутаны до невозможности – словом, очень напоминает нашу нынешнюю действительность. А пошло-то все, оказывается, еще от Кощея Бессмертного да Василисы Прекрасной.

Книга обязательна к прочтению всем людям с неординарным мышлением, способным видеть неожиданное в привычном, а также всем, кто хочет разобраться, как работает мозг русского человека.

«Отцы» – это проникновенная и очень добрая книга-письмо взрослой дочери от любящего отца. Валерий Панюшкин пишет, обращаясь к дочке Вареньке, припоминая самые забавные эпизоды из ее детства, исследуя феномен детства как такового – с юмором и легкой грустью о том, что взросление неизбежно. Но это еще и книга о самом Панюшкине: о его взглядах на мир, семью и нашу современность. Немного циник, немного лирик и просто гражданин мира!

Читайте также:
Караулов Андрей Викторович - отзывы, мнение, рейтинг

Полная искренних, точных и до слез смешных наблюдений за жизнью, эта книга станет лучшим подарком для пап, мам и детей всех возрастов!

Книга известного журналиста Валерия Панюшкина, несколько месяцев проведшего в Екатеринбурге бок о бок с Евгением Ройзманом, одним из самых обсуждаемых и заметных общественных деятелей современности, дает трезвую оценку деятельности фонда «Город без наркотиков» и живописует будни самого Евгения. Ройзман у Панюшкина предстает эдаким былинным героем, спасающим Россию из лап чудовища – наркомании. Но и Робин Гудом его назвали неспроста – методы достижения благой цели вовсе не однозначны. Поэтому портрет Ройзмана получился многогранным, и каждый читатель решит для себя сам, кто же этот человек – новый герой или разбойник. Книга читается как авантюрный роман. Тюрьма и подпольные выставки, любовь и гонки по бездорожью, борьба с наркотиками и противостояние с властью. И харизматичный герой, Ройзман, который не устает повторять: «Сила в правде».

Пора в Тайпей — город самобытной культуры и головокружительных небоскребов, высоких технологий и древних традиций, изысканной кухни и самых улыбчивых на свете людей.

Содержание сборника отражает программу международной конференции «Абсурд и славянская культура XX в», которая состоялась в октябре 2001 г в Цюрихском университете, объединив представителей самых разных научных дисциплин. Одна из главных задач сборника — на фоне современного теоретического дискурса об абсурде описать феномен абсурда (мировоззренческий, логический, художественный) в культуре XX в., показать его междискурсивный и межкультурный характер. В связи с этим выбранное нами название «Абсурд и вокруг» — в некоторой степени и полемическая отсылка к коллективному труду «Around the Absurd: Essays on Modem and Postmodern Drama», авторы и составители которого ограничивали понимание абсурда лишь сферой театрального искусства.

Сборник рассчитан на специалистов по литературоведению, философии, искусствоведению и теории культуры, а также на более широкий круг читателей, интересующихся вопросами абсурда в культуре.

Серия очерков рассказывает о выдающихся актерах — русских трагиках: Анатолии Любском, братьях Роберте и Рафаиле Адельгейм, Мамонте Дальском, Павле Самойлове и Николае Россове. Автор привлекает интереснейший, малоизвестный материал о знаменитых гастролерах, людях особой судьбы, которые высоко несли художническую миссию актера, просветительские идеи в самые глухие уголки русской дореволюционной провинции.

Этот краткий текст — не более чем отрывочные заметки, без всякого притязания на «охват» неохватной темы. Вдобавок, автор — не византолог, и права его высказываться на византийские темы вообще сомнительны. Однако уже и те отдельные стороны феномена Византии, с которыми сталкивали меня мои занятия в философии и антропологии, рождали любопытное, специфическое впечатление, которое я попытаюсь передать: впечатление, что этот феномен сегодня крайне актуален для нас, но в то же время — амбивалентен, так что его актуальность неоднозначна, она одновременно питает разные, едва ли не противоположные тенденции современной отечественной реальности.

Источник: Библиотека “Института Сенергийной Антрополгии” (http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

В книге В. К. Кантора, писателя, философа, историка русской мысли, профессора НИУ — ВШЭ, исследуются проблемы, поднимавшиеся в русской мысли в середине XIX века, когда в сущности шло опробование и анализ собственного культурного материала (история и литература), который и послужил фундаментом русского философствования. Рассмотренная в деятельности своих лучших представителей на протяжении почти столетия (1860–1930–е годы), русская философия изображена в работе как явление высшего порядка, относящаяся к вершинным достижениям человеческого духа.

Автор показывает, как даже в изгнании русские мыслители сохранили свое интеллектуальное и человеческое достоинство в противостоянии всем видам принуждения, сберегли смысл своих интеллектуальных открытий.

Книга Владимира Кантора является едва ли не первой попыткой отрефлектировать, как происходило становление философского самосознания в России.

Нью-йоркская цыпочка – не только “курочка в жемчугах”, но и активная, напористая личность, напичканная предрассудками и противоречиями. На улицах Большого яблока вы встретите интеллектуалок из фильмов Вуди Аллена и романтических дам в стиле Норы Эфрон, светских львиц наподобие Эдит Уортон и независимых и свободолюбивых женщин, будто сошедших с экранов американских комедий с Одри Хепберн и Джинджер Роджерс в главной роли. При всем при том нью-йоркская цыпочка – пусть даже она не всегда осознает это – икона. А что дает ей возможность выносить удары судьбы, так это невероятная история любви длинною в жизнь. Ее возлюбленный предан и верен ей, всегда поддержит и никогда не даст упасть, он заставляет каждый нерв в ее теле вибрировать до изнеможения. И имя ему – Нью-Йорк.

Читайте также:
Валерий Панюшкин - биография, личная жизнь, фото, видео

От переводчика: Несколько лет назад ко мне в руки попал текст выступления С.С. Аверинцева перед итальянским Сенатом «La spiritualità dell’Europa orientale e il suo contributo alla formazione della nuova identità europea» [1], прочитанный в Зале Зуккари Палаццо Джустиниани 25 марта 2003 года (это одно из последних выступлений Сергея Сергеевича). Насколько мне известно, среди его бумаг русского текста не нашлось. Возможность перевести Аверинцева на русский очень меня раздразнила и с языковой точки зрения, и с «сюжетной»: обстоятельства ведь совершенно цицеронианские.

Переводить Аверинцева на русский, претендуя тем самым воспроизвести его неповторимый стиль и язык, предприятие довольно самонадеянное. Однако специфика ситуации в том, что этот перевод, если можно так выразиться, отчасти авторизован. В текстах «позднего Аверинцева» одни и те же мысли кочуют из выступления в выступление. Ряд пассажей в поздних выступлениях и набросках (не много, но все же) точно соответствуют итальянскому тексту — разумеется, я сделал в этих местах заплатки. Среди опубликованных текстов, где мне встретились параллели, статья «“Цветики милые братца Франциска” — итальянский католицизм русскими глазами» (ПО 7’92) и доклад «Византийский культурный тип и православная духовность» (в сб. «Поэтика ранневизантийской литературы». М., 2004).

Перевод напечатан в сборнике «Человеческая целостность и встреча культур». Киев: Дух i Лiтера, 2007. За помощь при переводе я сердечно благодарю Флориану Конте и Ольгу Карпову.

Остросюжетные романы ‘Крещение огнем” и “Десять ты­сяч” современного американского писателя Гарольда Койла зна­комят читателя с событиями, развивающимися с оглушительной быстротой. Героям приходится тушить пожар войны и в знойной мексиканской пустыне, и на заснеженных просторах Восточной Европы. Солдат перед лицом смерти понимает и ценит товари­щество по оружию, не имеющее национальных границ.

Автор внимательно следит за изменениями в личной жизни уже полюбившихся героев и за нелегкой долей женщин в совре­менной армии…

АМИХАЙ Иегуда (1924-2000) – израильский писатель – поэт, прозаик и драматург, один из зачинателей и наиболее ярких представителей «новой» израильской поэзии второй половины ХХ-го века..

Иегуда Амихай родился в Вирцбурге (Германия). В возрасте 11 лет переехал с родителями в Палестину. Во время Второй мировой войны служил в Британских войсках. В Войне за независимость Израиля участвовал в боях в Нэгеве. Изучал ТАНАХ и ивритскую литературу в Еврейском университете в Иерусалиме. Работал учителем в школе, преподавал в академиях в Израиле и заграницей.

Среди прозаиков и поэтов, писавших во второй половине XIX века на немецком языке, видное место занимает знаменитый швейцарский реалист Готфрид Келлер (1819–1890).

В силу исторически сложившихся условий швейцарцы в разных частях страны говорят и пишут на немецком, французском или итальянском языке, и национальная швейцарская литература слагается из произведений, созданных на этих трех языках. Немецко-швейцарская литература выдвинула, кроме Готфрида Келлера, еще и таких больших писателей, как Иеремия Готхельф, Конрад Фердинанд Мейер, Карл Шлиттелер и другие. Вместе с тем немецко-швейцарская литература неотделима от немецкой литературы в целом. Литература Германии, Австрии и говорящих по-немецки швейцарцев тесно связана вековой культурной общностью.

Впервые на русском — новейший роман классика американского постмодернизма, автора, стоявшего, наряду с К. Воннегутом, Дж. Хеллером и Т. Пинчоном, у истоков традиции «черного юмора». «Всяко третье размышленье» (заглавие книги отсылает к словам кудесника Просперо в финале шекспировской «Бури») начинается с торнадо, разорившего благополучный мэрилендский поселок Бухта Цапель в 77-ю годовщину Биржевого краха 1929 года. И, словно повинуясь зову стихии, писатель Джордж Ньюитт и поэтесса Аманда Тодд, профессора литературы, отправляются в путешествие из американского Стратфорда в Стратфорд английский, что на Эйвоне, где на ступеньках дома-музея Шекспира с Джорджем случается не столь масштабная, но все же катастрофа — в его 77-й день рождения. Как будто этих совпадений было мало, далее следуют несколько эпизодов, обозначенных как «видение/греза/морок/умопомрачение/глюк/все что угодно», по одному на каждое время года; в этих видениях Джордж вспоминает друга своего детства и юности Неда Проспера, с которым они пережили немало общих увлечений, от литературных до любовных…

Читайте также:
Валерий Панюшкин - биография, личная жизнь, фото, видео

Смотреть, как падает свет: Валерий Панюшкин рассказывает историю болезни жены

Задолго до нашего знакомства, лет в двадцать, жена моя болела лимфомой Ходжкина, раком крови. Это обстоятельство имеет значение в нашей жизни до сих пор. Это была тяжелая болезнь. Несколько курсов химиотерапии, лучевая терапия, лысая голова, операция, от которой на груди у моей любимой остался тонкий шрам, как от кривой пиратской сабли (предмет моего особенного эротического беспокойства). Но главное, эта перенесенная в молодости болезнь как-то радикально повлияла на характер моей жены, на ее отношение к жизни. Я смотрю на ее юношеские фотографии и вижу красивую молодую женщину, но совсем не ту, которую сейчас люблю. Она изменилась.

Пока у нас не родились дети, я полагал, что главное последствие лимфомы Ходжкина в организме моей жены заключается в непробиваемом спокойствии. Ольга вела себя так, как будто все, что не рак, не имеет значения и не стоит беспокойства. Одежда, путешествия, косметика – все тревоги, которые навязывает женщинам глянцевая пресса, казалось, обходили Ольгу стороной – не рак, и слава богу.

Когда родились дети, это изменилось, конечно. Дети имеют значение и стоят тревог. Все остальное – ерунда, кроме рака.

Я часто задавал себе вопрос, какой бы была моя Ольга, если бы не эта лимфома Ходжкина в двадцать лет. Ну, во-первых, она бы была бухгалтером или аудитором, или что-то такое, чему учат на экономическом факультете МГУ. Она училась на экономическом факультете, не имея особой склонности ни к математике, ни к экономике. Типичное заблуждение здорового человека, что надо получить какую-то востребованную профессию, верный кусок хлеба. Заблуждение, потому что в мире, где рак заложен в самой нашей природе, востребованная профессия может и не пригодиться.

Болея лимфомой, Ольга не поняла даже, а почувствовала, что никаких верных кусков хлеба не бывает для человека. Какой к черту верный кусок хлеба, если твои собственные клетки могут в любую секунду сойти с ума, начать делиться, как бешеные, и убить хозяина, подчиняясь бог знает каким механизмам мутации.

Едва закончив лечиться, еще посещая регулярные проверки на предмет возможного рецидива, она стала учиться фотографии. Теперь она модный фотограф Ольга Павлова. Фотосессии звезд от Моники Беллуччи до Чулпан Хаматовой, обложки глянцевых журналов, реклама крупных компаний – это для заработка. А по сути Ольга только и делает, что наблюдает, как падает свет. Я так понимаю, поболев раком крови, она почувствовала, что не стоит люто бороться за жизнь ради куска хлеба, но стоит ради того, чтобы смотреть, как падает свет.

Она говорит, что, прежде чем стать профессией, фотография была для нее реабилитацией. Говорит: «Если бы мне тогда попалась в руки не фотокамера, а швейная машинка, я бы стала портнихой». А я думаю: стала бы портнихой и наблюдала бы, как ложится нитка. Не знаю, понимаете ли вы, о чем я. Могу ли я передать это ощущение, каково – выжить, чтобы всю жизнь смотреть, как падает свет, как ложатся драпировки, как движутся облака, как течет вода, как играют дети.

В последние годы, кроме рекламной съемки, Ольга моя стала заниматься съемками частными. Она снимает людей, которые считали себе нефотогеничными, и получается всегда красиво, потому что дело не в правильной форме носа, а в том, как падает свет.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: