Нил Янг, биография, история жизни, творчество

Нил Янг

Биография

Сейчас Нил Янг известен как сольный исполнитель, но ранний период его карьеры связан с кантри-группой Buffalo Springfield. За 50 лет на сцене канадец заложил основу гранжа и вдохновил Курта Кобейна на творчество, создал атмосферные саундтреки для вестерна «Мертвец», запечатлел в музыке острые моменты истории США и всего мира.

Нил Персиваль Янг родился 12 ноября 1945 года в Торонто, Канада. Отец — журналист и спортивный комментатор Скотт Александр Янг, мать — последовательница организации «Дочери американской революции» Эдна Блоу Рэгланд Янг. Нил — второй ребенок в семье после брата Роберта (1942). От матери мальчики унаследовали американские и французские корни.

Семья Янг часто переезжала: вскоре после появления Нила на свет поселилась в Омеми, провинция Онтарио, в 1951 году, когда мальчик переболел полиомиелитом, недолго пожила в Нью-Смирна-Бич, штат Флорида. Здесь Нил впервые пошел в школу. Год спустя семья перебралась в Виннипег, оттуда — снова в Торонто, потом в английский город Пикеринг.

Частое нахождение в дороге положительно отразилось на музыкальном воспитании Нила: по радио в середине 1950-х годов играл рок-н-ролл, рокабилли, R’n’B, кантри и вестерн-поп. Особенно мальчику нравится Элвис Пресли, упоминание легенды рок-н-ролла позже появилось в ряде песен Янга. Среди кумиров также оказались The Ventures, Чак Берри, Литл Ричард, The Fleetwoods, Джерри Ли Льюис, Джонни Кэш. В молодости Янг пытался подражать их стилю, играя на укулеле.

В 1960 году родители развелись – оказалось, что Скотт Александр имел внебрачных детей. Боб уехал с отцом в Торонто, а Нил остался с матерью в Виннипеге. Здесь Янг-младший поступил в среднюю школу Earl Grey, где познакомился с Кеном Коблуном, ныне известным канадским музыкантом. Ребята основали группу The Jades. Одновременно парень играл в нескольких инструментальных рок-группах и в итоге бросил школу ради музыки.

Музыка

Первым стабильным коллективом канадца стал The Squires (другое название – Neil Young & The Squires), созданный в 1963 году. Квартет – Коблун, Джефф Уокерс, Билл Эдмондсон и Янг – выступал на выпускных балах и студенческих вечеринках. Группа даже записала сингл «The Sultan» и выпустила тиражом 300 экземпляров. В то же время Нил познакомился со Стивеном Стиллзом – будущим коллегой по Buffalo Springfield.

Песня Нила Янга «Sugar Mountain»

Распрощавшись с The Squires, Нил Янг выступал сольно в клубах Виннипега и писал песни. Именно тогда появилась «Sugar Mountain» о потерянной молодости. Для канадской группы The Guess Who музыкант сочинил «Flying on the Ground is Wrong». Композиция вошла в топ-40 Канады, и это был первый крупный успех Янга как автора хитов.

В 1966 году Нил вместе с другом Брюсом Палмером переехали в Лос-Анджелес и однажды в пробке столкнулись со Стиллзом и Ричи Фьюреем. К четверке прибавился Дьюи Мартин. Так появился коллектив Buffalo Springfield – сочетание фолка, кантри, психоделики и рока. Одноименный альбом, появившийся в том же году, занял 80-е место в Billboard Top Pop Albums, а сингл «For What It’s Worth» стал хитом, поднявшись на 7-ю строчку в Billboard Hot 100.

Нил Янг и группа «Buffalo Springfield»

Депортация Палмера, тирания со стороны менеджмента обострили и без того напряженные отношения между музыкантами, и, просуществовав 2 года, группа распалась. Второй студийный альбом «Buffalo Springfield Again», выпущенный в конце 1967 года, наполовину записан одним Янгом.

Эру существования Buffalo Springfield завершил альбом «Last Time Around» (1968), выпуска которого требовали контрактные обязательства. Сборник состоял из старых студийных записей. Последней строкой на этой странице биографии Янга стал 1997 год, когда название группы украсило Зал славы рок-н-ролла. Нил на церемонии не появился.

Песня «For What It’s Worth» группы «Buffalo Springfield»

После распада Buffalo Springfield Янг начал сольно работать с Эллиотом Робертсоном, он и сейчас является менеджером певца. Мужчины сразу приступили к записи дебютного самостоятельного альбома «Neil Young» (1969), который не получил положительных рецензий и не попал в чарты. Позже в интервью Нил объяснил провал сборника своей эмоциональной переутомленностью.

Чтобы освежить звук следующего альбома, Янг пригласил трех музыкантов из The Rockets: Дэнни Уиттена (гитарист), Билли Тэбота (бас-гитарист) и Ральфа Молину (барабанщик). Аккомпаниаторы объединились под названием Crazy Horse. Вместе с «лошадьми» Нил создал «Everybody Knows This Is Nowhere» (1969), а также десятки последующих сборников.

Нил Янг и группа «Crazy Horse»

Альбом, записанный за 2 недели, включает в себя 7 песен, 3 из которых Янг сочинил при температуре 39°C: «Cinnamon Girl», «Cowgirl in the Sand» и «Down by the River». Лихорадка оказала положительное влияние: сборник продержался 98 недель на 34-м месте US Billboard 200 и стал платиновым, вошел в списки «1001 альбом, которые нужно услышать, прежде чем умереть» и «500 лучших альбомов всех времен».

Вскоре после выхода «Everybody Knows This Is Nowhere» Янг возобновил сотрудничество со Стивеном Стиллзом, присоединившись к Crosby, Stills & Nash. Канадцу предлагали позицию сессионного музыканта, но он согласился, только когда его сделали полноценным участником коллектива. В итоге в 1969 году квартет Crosby, Stills, Nash & Young удостоился премии Grammy как «Лучший новый исполнитель».

Песня Нила Янга «Cinnamon Girl»

Группа вышла на международную сцену, отыграв несколько концертов в Чикаго, затем выступила на фестивале Woodstock. Здесь Янг пропустил большинство акустических композиций и устроил скандал с операторами, потому что они в попытках снять крупный план мешались под ногами. Во время записи альбома «Déjà Vu» (1970) Стиллз и Янг сражались за лидерство в группе. Однажды в интервью Стивен сказал про коллегу:

«Ему было плевать на остальных, он хотел играть фолк в рок-банде».

Несмотря на напряженные отношения, пребывание Янга в CSN&Y совпало с пиком их творчества. Это в значительной мере способствовало его последующему успеху в качестве сольного исполнителя. В 1970 году вышел третий сольный альбом Нила Янга «After the Gold Rush», в поддержку которого музыкант совершил турне по Северной Америке. В плей-лист входили песни Buffalo Springfield и CSN&Y, сыгранные под гитару или фортепиано, а также некоторые композиции, которые до сих пор не имеют студийной версии, например, «Journey through the Past».

Читайте также:
Элтон Джон, биография, история жизни, творчество

Песня Нила Янга «Heart of Gold» («Золотое сердце»)

Спустя 2 года Янг выпустил альбом, который сам горячо полюбил, – «Harvest». В сборник вошли 10 песен, в том числе «Heart of Gold» – единственный в музыкальной карьере канадца трек, достигший 1-го места в чартах. Сам альбом возглавлял Billboard Hot 100 две недели.

Неожиданный успех «Harvest» заставил музыканта задуматься о завершении карьеры, и, чтобы преодолеть этот кризис, Янг начал экспериментировать. Итогом стал «живой» альбом «Time Fades Away» (1973). Он, «On the Beach» (1974) и «Tonight’s the Night» (1975) составили трилогию коммерчески провальных сборников Нила, так называемую «Ditch Trilogy».

Нил Янг на сцене

В 1976 году Янг появился на одной сцене с Бобом Диланом, Джони Митчелл и другими именитыми рок-звездами в рамках «The Last Waltz». Премьеру фильма Мартина Скорсезе об этом концерте пришлось отложить, чтобы вырезать песню «Helpless»: во время ее исполнения у канадца нос был испачкан в кокаине.

В первой половине 1980-х годов Янг посвятил себя семье, в частности сыну Бену, у которого обнаружили церебральный паралич. В 1982-м музыкант дебютировал в иной роли – как режиссер комедии «Human Highway». На съемки фильма потрачено $3 млн. Критики отнеслись к картине с юмором и назвали «историей об удивительном волшебнике из страны Оз, который закинулся кислотой». В 1983 году вышел альбом «Everybody’s Rockin’», и он значим, потому что на композиции с этого сборника – «Wonderin» и «Cry, Cry, Cry» – были сняты первые клипы.

Песня Нила Янга «Cry, Cry, Cry»

Сингл «Rockin’ in the Free World» с альбома «Freedom» (1989) вернул Янга в число популярных музыкантов. Песня посвящена проблемам бездомности, терроризма, деградации окружающей среды, а также содержит неявную критику режима Джорджа Буша-старшего. Сам диск повлиял на развитие гранжа: Курт Кобейн из Nirvana и Эдди Веддер из Pearl Jam называли «Freedom» своей музыкальной Библией.

В 1995 году на экраны вышел фильм «Мертвец» с Джонни Деппом в главной роли. Картина об экономисте Уильяме Блейке и индейце по имени Никто снята в лучших традициях роуд-муви. По признанию режиссера Джима Джармуша, сценарий писался под песни Нила Янга. Его гитарные соло – неотъемлемая часть «Мертвеца».

Саундтрек Нила Янга к фильму «Мертвец»

2000-е годы ознаменовались песнями-эпитафиями, за исключением альбома «Silver and gold» (2000), написанного в лучших традициях кантри. «Let’s Roll» (2001) посвящен жертвам 11 сентября 2001 года и действиям пассажиров самолета Flight 93. Композиции с альбома «Greendale» (2003) так или иначе вращаются вокруг убийства полицейского в калифорнийском городке.

В марте 2005 года Янг сам оказался на пороге смерти – ему диагностировали аневризму мозга. Однажды он потерял сознание на улице и, падая, ударился головой. Этому эпизоду посвящена песня «When God Made Me».

Альбом «Living with War» (2006) рассказывает о войне в Ираке.

Личная жизнь

Личная жизнь Нила Янга богата на события, но ее нельзя назвать счастливой. Впервые музыкант женился в декабре 1968 года на Сьюзен Асеведо, владелице ресторанного бизнеса. Их брак продлился 2 года, затем женщина подала на развод.

Нил Янг и Пеги Мортон

С конца 1970-го по 1975-й Янг состоял в отношениях с актрисой Кэрри Снодгресс. Гражданская жена стала для канадца музой: «A Man Needs a Maid» была написана под впечатлением от фильма «Дневник безумной домохозяйки» (1970) с Кэрри в главной роли. 8 сентября 1972 года у пары родился сын Зик.

В 1974 году Янг встретил будущую супругу Пеги Мортон. Она работала официанткой в закусочной возле ранчо, о котором ведется рассказ в песне «Unknown Legend». Пара сыграла свадьбу спустя 4 года, в августе 1978-го. У них есть сын Бен и дочь Эмбер.

Нил Янг и его жена Дэрил Ханна

Дети Янга страдают заболеваниями – у Бена и Зика диагностирован церебральный паралич, у Эмбер эпилепсия.

29 июля 2014 года, после 36 лет брака, Янг подал на развод с Пеги Мортон, после чего в прессе регулярно появлялись совместные фото музыканта с режиссером и актрисой Дэрил Ханной. В августе 2018 года пара сыграла свадьбу, а в октябре Янг официально подтвердил эту новость в видеообращении.

Нил Янг сейчас

Несмотря на преклонный возраст и проблемы со здоровьем, Нил Янг не планирует завершать карьеру.

Нил Янг в 2018 году

В марте 2018 года он «озвучил» фильм Дэрил Ханны «Парадокс», а в октябре презентовал «живую» версию песни «Campaigner», которая войдет в альбом «Songs for Judy» вместе с записью выступлений во время тура 1976 года.

Neil Young

Биография

Год рождения

12 ноября 1945 (возраст 75)

Место рождения

Toronto, Ontario, Канада

Родина Нила Янга – канадский город Торонто, где он появился на свет 12 ноября 1945 года в семье спортивного журналиста. Когда родители развелись, Нил с матерью переехал в Виннипег. Приятное разнообразие в скучное школьное меню привносили занятия музыкой. Владение гитарой позволило Нилу еще в старших классах школы влиться в музыкальную жизнь города.Со школьного возраста Нил Янг играл в дворовых рок-командах, которые выступали в ночных заведениях его родного Торонто. Во время одной из таких вечеринок он познакомился с гитаристом Стивеном Стиллсом и автором песен Джони Митчелл — двумя незаурядными музыкантами, с которыми ему придётся не раз сталкиваться в течение своей карьеры. Янг играл и блюз и рокабилли, однако подлинную славу принесло ему участие в калифорнийской фолк-рок-группе Buffalo Springfield.

Читайте также:
Патти Смит, биография, история жизни, творчество

Отношения между участниками Buffalo Springfield были довольно напряжёнными, так что в 1968 году Янг решил начать записываться сольно. Сам будучи замечательным гитаристом, он собрал блистательную команду калифорнийских музыкантов, которая вплоть до сегодняшнего дня сопровождает его на концертах под названием Crazy Horse. Его первый сольный альбом, «Neil Young» (1968), не произвёл должного впечатления, однако уже на втором диске «Everybody Knows This Is Nowhere» (1969) появились песни, которые были признаны классикой зарождающегося хард-рока, — «Cinnamon Girl» и «Down by the River».

По окончании записи второго альбома Янг присоединился к супергруппе Crosby, Stills & Nash, составленной из его товарища Стиллса, Дэвида Кросби и Грэма Нэша. Поменяв по этому случаю название на Crosby, Stills, Nash & Young, музыканты пустились в турне по Соединённым Штатам. Поскольку у каждого из них были свои музыкальные интересы, четвёрка впоследствии не раз распадалась и собиралась вновь, продолжая изредка выступать и по сей день.

В 1972 году Янг вновь записывался сольно, на этот раз играя спокойный и гармоничный кантри-рок. Плодом его сотрудничества с Линдой Ронстадт, Джеймсом Тейлором и рядом других одарённых музыкантов стал один из основополагающих альбомов кантри-рока, «Harvest». К недоумению самого рокера-альтернативщика, и альбом и выпущенный с него сингл «Heart of Gold» вскарабкались на первую строчку поп-чартов США.

Нельзя сказать, чтобы оглушительный успех «Harvest» доставил удовольствие Янгу, который заявил, что предпочитает кювет столбовой дороге, и тут же записал очень шумный и мрачный диск «Journey Through the Past», сопроводив его концертным фильмом. Вплоть до 1975 года он продолжал выпускать подобные «записи из кювета» (как их иногда называют) — причём все они сопровождались разгромными отзывами музыкальных критиков. Подоплёкой янговского пессимизма в этот «прото-гранжевский» период был уход из жизни нескольких близких ему людей, а также неизлечимая болезнь единственного сына.

В 1975 году был наконец выпущен наспех записанный двумя годами ранее диск «Tonight’s the Night», в котором Янг и его полупьяные товарищи по Crazy Horse оплакивают смерть своих друзей, достигая предела пронзительности в таких треках, как «Tired Eyes». В том же году вышел более уравновешенный альбом «Zuma», среди песен которого наиболее известен мрачный исторический этюд «Cortez the Killer».

Во второй половине 1970-х Янг продолжал неутомимо записываться и выступать в компании Crazy Horse. На альбоме 1977 года «American Stars ‘N Bars» впервые был опубликован интенсивный гитарный трек «Like a Hurricane», ставший гвоздём живых выступлений Янга и его группы. В акустическом фолк-рок-альбоме «Comes the Time» музыкант вернулся к романтическим темам своего бестселлера «Harvest». В 1979 году вышел один из его самых мощных альбомов — «Rust Never Sleeps», который был призван подвести итоги уходящего десятилетия. Вторая, «громкая» сторона диска и её воспроизведение на концертном диске «Live Rust» могли дать фору своей энергетикой набиравшему обороты панк-року.

С приходом «новой волны» Янг окунулся в область экспериментирования с новомодными стилями. Его релизы 1980-х, как правило, обескураживали как поклонников, так и рок-критиков. Скажем, на диске электронной музыки «Trans» (1982) вокал исполнителя был пропущен через голосовые синтезаторы — вокодеры.

В 1989 году Янг триумфально вернулся на стезю классического рока с альбомом «Freedom», на котором можно обнаружить ставший впоследствии знаменитым стадионный гимн «Rockin’ in the Free World» (он звучит в титрах скандально известного фильма «Фаренгейт 9/11»). В том же году в продажу поступил сборник кавер-версий песен Нила Янга, записанных другими рок-музыкантами. К двадцатилетию своего бестселлера «Harvest» Янг выпустил долгожданное продолжение — «Harvest Moon». Само собой разумеется, этот диск был тепло воспринят поклонниками.

Между тем мир рок-музыки захлестнула волна гранжа, многие из лидеров которого открыто восхищались Янгом и называли его своим предшественником. По слухам, в предсмертной записке Курта Кобейна содержалась цитата из песни Янга: «It’s better to burn out than to fade away». Вдохновлённый концертом Кобейна на MTV, ветеран рок-музыки отыграл свой собственный «MTV Unplugged», несколько раз выступал вместе с Pearl Jam, а в 1995 году записал с этими классиками гранжа альбом «Mirror Ball», в который вошёл его новый философский гимн «I’m the Ocean».

В 1994 году песня Янга к фильму «Филадельфия» была номинирована на «Оскар», однако уступила другой песне из того же фильма, в исполнении Брюса Спрингстина. При получении награды и Спрингстин, и Том Хэнкс отметили работу Янга как источник своего вдохновения. Летом 1996 года Янг и Crazy Horse отправились в тур по США, который стал предметом фильма Джима Джармуша «Год лошади». Янг, в свою очередь, написал музыку к его художественному фильму «Мертвец».

Подводя итоги 20-го века, музыкальный журнал Rolling Stone провёл масштабный опрос статусных музыкантов и критиков, в ходе которого Янг был назван 34-м в списке величайших музыкантов эпохи рок-н-ролла. Последние песни рок-ветерана имеют ярко выраженную политическую окраску. В 2006 году вышел его альбом «Living with War», который является протестом против войны в Ираке. На своей легендарной черной гитаре музыкант исполнил новую песню с красноречивым названием «Let’s Impeach the President» («Давайте устроим импичмент президенту»)

NEIL YOUNG

Несмотря на то, что этот музыкант перепробовал себя во множестве жанров, по большому счету его творчество делится на две категории: мягкий кантри-фолк и громкий гитарный рок, исполняемый вместе с гаражной бандой “Crazy Horse”. Нил Персиваль Янг родился в Торонто 12 ноября 1945 года. Пройдя через увлечение рок-н-роллом, ду-опом, ритм-энд-блюзом и кантри, в годы учебы он сменил несколько школьных команд, а также начал выступать в фолк-клубах. Первым его относительно стабильным ансамблем был инструментальный бэнд “The Squires”, с которым в 1963 году Янг выпустил сингл “The Sultan”. Пару лет после этого Нил работал в одиночку, а в 1966-м ненадолго очутился в рядах группы “Mynah Birds”, ориентированной на стандарты “Motown”. Проект вскоре распался, а Янг в поисках удачи отправился в Лос-Анжелес, где наткнулся на своего давнего знакомого по канадским клубам Стивена Стиллса. Парни очень обрадовались встрече и по этому поводу организовали команду “Buffalo Springfield”, ставшую классическим примером калифорнийского фолк-рока. Несмотря на широкий успех, из-за эгоцентризма участников и нездоровой наркотической обстановки проект протянул недолго, и уже весной 1968-го Нил ушел в автономное плавание. Под конец года Янг выпустил дебютный альбом, после чего начал выступать с местной группой “The Rockets”, в состав которой входили гитарист Денни Виттен, басист Билли Талбот и барабанщик Ральф Молина. Вскоре команда была переименована в “Crazy Horse”, и вместе с ней Нил записал свою вторую пластинку.

Читайте также:
Арета Франклин, биография, творчество, история жизни

Если “Neil Young” был сделан в духе “Buffalo Springfield” и вызвал неоднозначные отзывы, то “Everybody Knows This Is Nowhere” имел жесткий саунд и благодаря таким трекам как “Cowgirl In The Sand” и “Down By The River” стал золотым, а позже платиновым. Параллельно музыкант начал джемовать с “Crosby, Stills & Nash”, и довольно быстро превратил трио в квартет “Crosby, Stills, Nash & Young”. Участие в этой супергруппе помогло и сольной карьере Янга, и его кантри-фолковая пластинка “After The Gold Rush” соперничала по раскупаемости с горячими пирожками. После распада “CSN&Y” Нил водворился на самую вершину “Billboard” с пасторальным альбомом “Harvest”, но тут же рухнул с нее вниз, сделав безобразный саундтрек “Journey Through The Past” к одноименному безобразному фильму.

Провальной оказалась и живая пластинка “Time Fades Away”, да и вообще для Янга настали трудные времена. Героин унес жизни Виттена и роуди Брюса Берри, и по этому поводу музыкант записал весьма мрачный альбом “Tonight’s The Night”. Впрочем, как раз из-за угрюмого настроения выпуск диска был отложен, а вместо него вперед появилась более мелодичная полуакустическая программа “On The Beach”. В 1975 году Янг восстановил имя “Crazy Horse” с новым гитаристом Фрэнком Сампедро и записал диск “Zuma”, где акустическое кантри перемешивалось с номерами в духе “Everybody Knows This Is Nowhere”. Чуть позже он воссоединился со Стиллсом в “The Stills-Young Band”, но на половине промо-тура “Long May You Run” выскочил из проекта. Неплохой результат Нил показал с кантри-альбомом “American Stars ‘N Bars”, а последующий фолковый “Comes A Time” вернул его в горячую десятку. В 1978-м Янг устроил длительное турне “Rust Never Sleeps”, в котором знакомил слушателей с новым материалом. Концерты разделялись на два сета: акустический и электрический (с “Crazy Horse”), причем во второй части было столько энергии и фузза, что это расценивалось как противопоставление волне панк-рока. Но если живчики “Rust Never Sleeps” и “Live Rust” расходились хорошо, то с началом новой декады для музыканта опять наступил мутный период метаний и экспериментов. Бледная подборка завалявшихся с первой половины 70-х акустических номеров “Hawks And Doves”, недопонятый микс из хард-рока и новой волны “Re-Ac-Tor”, неожиданное обращение к синтезаторам и вокодерам “Trans” и резкий пируэт в рокабилли “Everybody’s Rockin'” остались без особого внимания и привели к тому, что в 1984 году впервые за всю карьеру Нил остался без какого-либо альбома.

И хотя уже в 1985-м производство полнометражек возобновилось, успех не спешил возвращаться. Метания же пока еще продолжались: из кантри “Old Ways” Янг снова нырнул в новую волну “Landing On Water”, после чего опять оживил “бешеную лошадь” и записал полуконцертную программу “Life”. Все эти прыжки вызывали справедливое недовольство лейбла “Geffen Records”, и в 1988-м артист вернулся на “Reprise Records”, где начиналась его карьера. И хотя приджазованный блюз-рок “This Note’s For You” заставил публику проявить неподдельный интерес, а одноименный трек стал хитом MTV, состоявшийся в том же году реюнион “CSN&Y” потерпел фиаско.

Восстановление реноме музыканта началось с пластинки “Freedom”, сделанной в традициях “Rust Never Sleeps”. В электрических номерах этого альбома фидбэка было такое количество, что впоследствии многие гранжеры стали называть Янга крестным отцом своего стиля. На следующем студийнике Нил постарался сохранить грязный звук, а в промо-турне “Ragged Glory” пригласил с собой известных любителей нойза “Sonic Youth”. И хотя разработка этого стиля в альтернативные времена казалась делом очевидным, в 1992-м Янг решил отойти от громкой музыки и записал вполне спокойный кантри-фолковый альбом “Harvest Moon”. Несмотря на кажущийся неформат, этот сиквел к пластинке 1972 года имел большой успех, и вдогонку к нему Нил записал акустический сет “Unplugged”. Так или иначе, но музыкант чувствовал на себе ответственность за появление гранжа, поэтому альбом “Sleeps With Angels” он посвятил Курту Кобэйну, а на сессии “Mirror Ball” пригласил парней из “Pearl Jam”. В 1996-м Янг в очередной раз воссоединялся с “Crazy Horse”, а в 1999-м – с “Crosby, Stills, Nash & Young”. В то время как многие его сверстники утратили творческую способность и концертную активность, Нил как ни в чем ни бывало продолжал гастролировать и штамповать альбомы и в третьем тысячелетии. За традиционным для него кантри в “Silver & Gold” музыкант неожиданно вторгся на неисследованную им до сих пор территорию соул с “Are You Passionate?”, после чего вернулся с концептуальной программой о жизни в маленьком городке “Greendale”.

Читайте также:
Юлия Викторовна Началова - отзывы, мнение, рейтинг

Даже болезнь не могла остановить Янга, и в 2005-м несмотря на обнаруженный мозговой аневризм он выпустил акустический альбом “Prairie Wind”. Окончательно поправившись, Нил вновь заиграл громкую музыку и, проявив политическую активность, выступил против войны в Ираке с песнями “Living With War”. Если работа “Chrome Dreams II” не имела никакой концепции и являлась просто набором хороших разноплановых песен, то программу “Fork In The Road” музыкант посвятил автомобилям. Несмотря на кажущуюся очевидность названия “Le Noise”, Янг постарался совместить в этом альбоме обе своих ипостаси, и электрическо-нойзовую, и акустическо-фолковую. Примерно такой же компот получился и на кавер-пластинке “Americana”, где традиционные американские фолк-песни были переложены для электрогитар.

Автобиография Нила Янга Waging Heavy Peace

Автобиография Нила Янга «Поддерживая трудный мир. Мечта хиппи» (“Waging Heavy Peace. А Hippie Dream”) – это живая история рок-музыки, как и вся жизнь ее автора.
Этот великий старец рок-н-ролла прожил одну из самых интересных и трудных судеб в музыкальной истории. Нил Янг – свидетель зарождения эпохи 60-х, «детей цветов», эйфории от идеи мира и добра и последовавших за ней разочарований и новых открытий. Юный канадский парень, очарованный песенками Рэя Орбисона, The Hollies и прочих гитарных мастеров, подобно Ломоносову, отправился в Штаты из Канады на собственном катафалке (на нем удобно возить аппаратуру) покорять музыкальную сцену. Сначала группа Buffalo Springfield, названная американским аналогом Beatles, покорила Америку, а затем ее участники разошлись, выпустив три альбома и дав толчок зарождению двух музыкальных светил – Стивена Стиллза и Нила Янга.

Нил Янг повидал многое: триумфы и низвержения карьеры (на которую, впрочем, ему всегда было наплевать), трагические потери близких друзей-музыкантов, тяжелую болезнь, неудачи в личной жизни. Его альбомы постоянно балансируют на грани суицидальных настроений и детской веры в светлое будущее, каждый раз поражая своей контрастностью и непохожестью на все, что делал Янг до этого. Он пережил все музыкальные эпохи и перепады моды, от фолка и рока вплоть до попа и танцевальщины, став «Крестным отцом гранжа» и исповедуя принцип, что нужно попробовать все, чтобы выбрать лучшее, подходящее собственной натуре. Молодежь в 90-е потекла за ним стройным потоком, а Курт Кобейн процитировал Янга в своей предсмертной записке.

Все свои жизненные перипетии Янг описывает с легкой долей иронии и ностальгии, по-настоящему останавливаясь лишь на том, что ему действительно дорого: суть, история и будущее Музыки, дорогая сердцу семья, любимые гитары, природа творчества и вдохновения, будущее всего этого шаткого мира, держащегося на непостоянных словах политиков и на тоненькой струне «Лес Пола».

В России Нил Янг стал популярен в 90-е, когда вышел его саундтрек к культовому фильму инди-режиссера Джима Джармуша «Мертвец». Одно из лучших ностальгических произведений о рок-эпохе в СССР было посвящено одной из песен Янга – это книга «Беспомощный» Кирилла Кобрина и Андрея Лебедева, вышедшая в «Новом литературном обозрении» в 2009 году. Что уж говорить о многочисленных посвящениях Янгу со стороны его соплеменников – вспомним лишь отвязный документальный фильм Джима Джармуша «Год Лошади» (1997) и 800-страничную биографию Янга, написанную журналистом Джимми Макдонофом в начале 2000-х годов. Если посмотреть на список зарубежных (и не только музыкальных) звезд, называющих Нила Янга в числе своих кумиров, можно поразиться, какое влияние на историю рока оказал этот скромный, но безбашенный рок-ветеран с подростковым задором в глазах и неиссякающей жизненной и музыкальной энергией.

По настроению и стилю «Waging Heavy Peace» можно сравнить с одной из лучших автобиографий музыкантов – книгой Стинга «Разбитая музыка» и с воспоминаниями одного из «альтер-эго» Янга – Бобом Диланом и его «Хрониками», блистательно переведенными и изданными на русском.

Поэтический слог не дает оторваться от страниц даже в тех местах, где повествуется о совсем непонятных русскому читателю реалиях. «Эллиптически-замкнутая и личная книга… избегает хронологичности и присущих другим рок-биографиям «щекотаний нервов» и сведения счетов с прошлым. Это не столько хроника, сколько дневник размышлений и самоопределений музыканта» – пишет о книге Дэвид Карр из The New York Times, а критик из Wall Street Journal сравнил настроение книги с романом «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена» Лоуренса Стерна.

Русскоязычное издание автобиографии одного из творцов Рок-эпохи станет настоящим подарком российским меломанам и еще одним шагом к изложению подлинной истории Рока. Книга интересна прежде всего тем, что написана самим музыкантом, обладающим выдающимся поэтическим даром, без привлечения журналистов-литнегров, и фиксирует непосредственные впечатления живого рок-ветерана, а их, как и ветеранов Второй мировой, осталось рядом с нами не так уж много.

Как Нил Янг записал свои хиты про золотое сердце и жизнь в свободном мире?

Урождённый канадец Нил Янг обрёл свою первую известность в составе калифорнийской группы BUFFALO SPRINGFIELD. Карьера группы была яркой, но недолгой — спустя три года она распалась, а её участники пошли своим путём. Что, впрочем, не мешало им эпизодически пересекаться — достаточно вспомнить участие Янга в коллективе своих бывших коллег — CROSBY, STILLS, NASH & YOUNG.

Однако прежде всего гитарист занялся сольной карьерой, собрав собственную группу с характерным названием CRAZY HORSE (БЕШЕНАЯ ЛОШАДЬ).

Янг оказался крайне плодовитым и разносторонним композитором (достаточно вспомнить его работу над саундтреком к-ф Джарамуша «Мертвец»). Его кидало от кантри-рока до неистового харда — порой такого «грязного», что Нила окрестили «дедушкой гранжа». Недаром строчка «Лучше сгореть дотла, чем просто угаснуть» из предсмертной записки Курта Кобейна — это прямая цитата из песни Янга «Hey Hey, My My (Into The Black)».

Читайте также:
Роберта Джоан Андерсон - отзывы, мнение, рейтинг

Очень разными будут и два хита гитариста, о которых мы сегодня поговорим.

«Heart Of Gold» (1972)

В начале 1970-х в жизни Янга произошёл целый ряд приятных событий. Во-первых, его сольник «After The Gold Rush» (1970) оказался коммерчески успешным. Во-вторых, гитарист женился и купил себе уютное семейное гнёздышко в виде ранчо в Северной Калифорнии.

Единственное, что омрачало идиллию — травма спины, из-за которой Янг почти два года просто физически не мог скакать на сцене с электрогитарой. Пришлось перейти на сидячий режим, вооружившись гитарой акустической.

Всё это прямым образом повлияло на настроение и стиль следующего альбома Янга «Harvest» — очень мягкого, лиричного, без присущего гитаристу пафоса и неистовства. Альбом содержал самую успешную песню Нила — «Heart Of Gold» («Золотое Сердце») — акустическую кантри-балладу с игрой на губной гармошке. Тем, кто читал фантастический сериал Д. Адамса «Автостопом по галактике», хочу указать на то, что космический корабль «Золотое сердце», угнанный Зафордом Билброксом, назван так не случайно…

Автор перевода — Nelly:
Хочу жить, хочу дарить,
Я, как золотоискатель,
Ищу золотое сердце,
То, что я никогда не отдам.
Я продолжаю свой поиск золотого сердца
И старею…

Янг исполнял песню ещё до выхода альбома, а её запись носила спонтанный характер. В феврале 1971 года гитарист находился в Нэшвилле, поэтому собрал в студии местных музыкантов, а на бэк-вокал привлёк двух заехавших в этот город певцов — Джеймса Тейлора и Линду Ронстардт. Сессия длилась недолго — буквально за 2 дубля «Heart Of Gold» была зафиксирована.

«Сырость» исполнения только придала балладе необходимую «подлинность» и вывела её на вершину американского топа (это единственный сингл Янга под № 1). Тот же результат показал и весь лонгплей, который по итогам 1972 года стал самым продаваемым альбомом в США.

Далеко не все оценили хит Янга по достоинству. Некоторые укоряли песню в банальности, однако наиболее неприятная критика прозвучала из уст Боба Дилана.

Боб Дилан:
«Я ненавидел эту песню всякий раз, когда она играла по радио. Мне всегда нравился Нил Янг, но эта песня докучала мне каждый раз, когда я её слышал. Я говорил себе: Чёрт, это же я сам, собственной персоной! Она звучит в точности как я, это и должен был быть я… Такое ощущение, что кто-то схватил мои пожитки и убежал с ними… Понимаете, я никогда не смогу преодолеть это ощущение».

Надо сказать, что и сам автор недолюбливал «Heart Of Gold» — не саму песню, а тот факт, что она превратила его из кондового рокера в «звезду мейнстрима». Именно поэтому он перестал исполнять её на концертах, хотя в собственноручный сборник «Decade» (1977) всё-таки включил.

Нил Янг:
«„Heart of Gold“ выбросила меня прямо на середину дороги. Такое путешествие показалось мне скучным, поэтому я изо всех сил стремился в соседние канавы».

Для этого стремления были вполне бытовые причины. После «Harvest» в жизни гитариста началась «чёрная» полоса: умер его друг, у сына обнаружили ДЦП, а с женой Янг расстался. Всё это сказалось на материале последующих альбомов, которые Нил так и окрестил — «трилогией канавы»…

«Rockin’ In The Free World» (1989)

Нила Янга можно в полной мере назвать музыкантом с активной жизненной позицией. Многие из его песен полны антивоенного и гражданского пафоса. Достаточно вспомнить ранний хит гитариста — «Ohio». Песня была мгновенным откликом на майские события 1970 года, когда национальная гвардия открыла огонь по демонстрации студентов Кентского университета и убила четырёх человек. Янг увидел в газете фото, где девушка плакала над телом убитого товарища, и тут же написал строчки: «Что, если бы я знал её и увидел мёртвой на земле?» Песня была издана уже через месяц после трагедии — на оборотной стороне сингла «Find the Cost of Freedom»…

Гражданского накала Нил не снижал и в дальнейшем.

История ещё одного рок-гимна началась с фразы, случайно обронённой Фрэнком Сампедро — коллегой Янга по CRAZY HORSE. Правда, по поводу чего тот её сказал, до сих пор неясно. Одна версия утверждает, что Сампедро рассматривал газетные фото с похорон иранского духовного лидера — аятоллы Хомейни, которые сопровождались сжиганием на улице американского флага. «Что бы там ни было, нам не стоит приближаться к Ближнему Востоку. Лучше просто продолжать веселиться в нашем свободном мире» — произнёс Фрэнк, а Янг тут же понял, что из этой фразы получится отличная песня. По другой версии, фраза была произнесена по случаю китайских протестов на площади Тяньаньмэнь.
Но вот беда — знатоки утверждают, что песню «Rockin’ In The Free World» («Веселиться в свободном мире») Нил Янг впервые исполнил на концерте 21 февраля 1989 года — за полтора месяца до событий на Тяньаньмэнь и за 3 месяца до смерти Хомейни…

Да и посыл фразы Сампедро сменился в песне Янга, чуть ли не на противоположный. Гитарист яростно и язвительно критикует как раз сам «свободный мир», где хватает жестокости и безнадёги, где бездомная наркоманка выбрасывает ребёнка в мусорный бак, где бездумно загрязняется окружающая среда… Досталось и главе «свободного мира» — Джорджу Бушу-старшему, который только что стал президентом США. Недаром в песне есть прямые цитаты из инаугурационной речи, где Буш говорит о программе бескорыстной взаимопомощи «Тысяча точек света» и о том, что сделает американскую нацию «более доброй и мягкой». В ответ Янг поёт:

Читайте также:
Екатерина Гусева - биография, личная жизнь, фото, видео

Мы зажгли тысячи точек света для бомжа,
Мы взяли в руки добрый и мягкий пулемет…

Песня вошла в альбом 1989 года «Freedom» сразу в двух версиях — акустической и электрической (при этом ещё вопрос — какая из них лучше), и была издана на сингле, который занял в США 2-е место.

Опасения Нил Янга по поводу политики Буша целиком оправдались. Недаром «Rockin’ In The Free World» звучит в финальных титрах скандального фильма Майкла Мура «Fahrenheit 9/11», содержащего прозрачный намёк на то, что атака на небоскрёбы в 2001 году была срежиссирована американским правительством. В качестве «алаверды» Мур снял на песню Янга клип с кадрами про бездомного и сценами антивоенных протестов.

Нил Янг:
«Эта песня посвящена солдатам, погибающим в Ираке каждый день, и это — глупая реальность, которая не входила в планы администрации. Они не в курсе, какая херня творится на самом деле. Буш настолько скользкая личность, что Клинтон по сравнению с ним — просто наждачная бумага. Большинство людей в этой стране, видимо, думает, что президент Буш — великий лидер. Если они счастливы, они должны голосовать за то, чтобы он остался на своем месте. Но если вы несчастливы, вы должны также пойти и проголосовать. Каждый имеет право на свое мнение, только сейчас не быть патриотичным — это риск. И вы вполне можете поинтересоваться, какое мне, канадцу, вообще дело до всего этого».

Как это часто бывает с хитовыми песнями, иронический подтекст «Rockin’ In The Free World» многие предпочли не замечать. Для восточные европейцев фраза про «веселье в свободном мире» звучала как символ избавления от «коммунистического рабства».

А в 2015 году песня сопровождала выступление республиканца Дональда Трампа, проходившего в небоскрёбе Трамп-пауэр, где миллионер объявил о выдвижении своей кандидатуры на пост президента США. Янг тут же возмутился, да ещё и объявил, что ему ближе кандидат от демократов — Берни Сандерс.
Команда Трампа в долгу не осталась. Она заявила, что заплатила за песню, но добавила: «Тем не менее мы не будем использовать песню снова. Есть много композиций, из которых можно выбрать. Несмотря на иные политические взгляды Нила, господину Трампу он очень нравится». Впоследствии Трамп опубликовал старое фото, где они ручкаются с Янгом, и вспомнил о том, как гитарист просил у него финансирования и даже приглашал на концерт. В «свободном мире» действительно всё очень непросто…

: Другие песни Янга и каверы вы можете послушать в 1-м комментарии к этой статье.

Нил Янг: «Золото для смельчака»

Каждый раз, когда Нила Янга подозревают в готовности уйти в отставку, он делает резкий рывок назад, в молодость. В последние годы он несколько раз удивлял преступной вялостью. Так было с альбомом Broken arrow — утомительными скачками с группой Crazy Horse, потом — с неудачно названным, маразматическим Looking forward.

Сегодня же Нил Янг с благородной уверенностью человека, никогда себе не изменяющего, возвращается — благодаря альбому Silver gold — с охапкой нежных, светлых, как пшеничные колосья, песен, собранных величественным жестом жнеца. Эти песни лишены красивости, шумного напора и очень человечны, что не соответствует энергичным ритмам окружающего мира. Но именно поэтому Silver gold выделяется на общем фоне, а Янгу не приходится вставать в позу или прилагать усилия, для того чтобы как-то отличиться.

Его творчество время от времени порождает вопросы: каким секретным оружием Нил Янг борется со следами коррозии? Упал ли в детстве в чан с антикоррозийной жидкостью? Почему он — возможно, единственный пятидесятилетний рок-музыкант — не ощущает тяжести своего возраста?

Первый из возможных ответов — своеобразие его карьеры, напоминающей памятник, высеченный не из монолитного гранита, но из осколков скалы, из ее трещин и уступов. Рожденный под знаком распада, Янг всегда появлялся как случайная песчинка в громадном часовом механизме популярной североамериканской музыки.

Электрический ковбой или пасторальный рокер, фолк-певец, стоящий между полем и асфальтовой дорогой, или шансонье с голосом старой девы, пожиратель глубин и пространств или страстный домосед, Нил Янг уже более тридцати лет является Янусом, спонтанным последователем двойной игры, способным, сидя у окна своего ранчо, опередить самых модных всадников, проносящихся мимо.

Поскольку Нил Янг все свои намерения доводит до конца, но является заложником противоположных устремлений — неодолимого желания расширить пространство своей жизни и одновременно сидеть в тапочках дома, — его воспринимают как одного из самых выдающихся шизофреников из породы «сделано в США»… Внебрачный сын Нового Света, ставшего для Янга театром боевых действий и местом укоренения.

Великая сила этого одиночки состоит в том, что погружение в Америку совершенно не вредит его самости, не мешает целостности и человеческому масштабу. Не потому ли, что он канадец? Янг не отождествляет свою личную реальность с судьбой какого-либо народа, не путает коллективные мифы и автобиографические сюжеты и, стало быть, не рискует превратиться в марионетку, порождение легенды, большей чем он сам, легендарный Янг.

Если многочисленные музыкальные перевоплощения, стилистические выверты Янга и связаны с историей страны, охваченной противоречиями, то все же их главный побудительный мотив — его свирепый индивидуализм. Здравый смысл должен был подсказать ему оставить карьеру после альбома Harvest. Но Янг продолжал использовать разные музыкальные традиции, уточняя таким образом свою индивидуальность — слишком сложную, чтобы свести ее к какой-либо формуле.

Читайте также:
Сенчина Людмила Петровна - видео

Его противоречивая дискография, в буквальном смысле раздираемая приверженностью к разным направлениям, тем не менее воспринимается на протяжении долгих лет как последовательная сага, в которой музыкант часто возвращается назад, для того чтобы неуклонно двигаться вперед. «Теперь моя музыка представляет собой смену времен года, — признается он в интервью. — Но я не боюсь пережевывать одно и то же, потому что никогда не видел одинаковой весны или лета». Этой тонкой развернутой метафорой Нил Янг объясняет ритм своих творческих импульсов, которые он нередко пытается запутать. Сегодня Silver gold может напомнить сельские пейзажи и сдержанные чувства, известные по таким его альбомам, как After the gold rush, Harvest, Comes a time. Новый альбом свидетельствует о том, что самые далекие путешествия часто пролегают по уже хоженным тропам, на которых, однако, находишь новые цвета и открываешь новые перспективы.

Именно поэтому его циклические и циклотомические произведения остаются, подобно естественному течению времени, и неизменными, и непредсказуемыми. Именно поэтому Нил Янг является сегодня одним из самых крупных традиционных североамериканских музыкантов. Слово «традиционный» употреблено здесь в значении «самый живой», «самый динамичный», «самый неожиданный».

Ричард Роберт. Волнует ли вас проблема старения?

Нил Янг. Однажды Боб Дилан сказал: «Тут я бессилен, но не виноват». И я мог бы повторить то же самое. Я вижу, как меняется моя походка, мое лицо, пластика. Но все остальное мне кажется прежним. Листья опадают, деревья продолжают расти, горизонт остается неизменным. Какие-то мечты становятся реальностью, хотя она не всегда похожа на воображаемые картинки. Тогда я оставляю стоянку и отправляюсь в другие места. Мне нравится жанр путешествия: дорога, на которой оставляешь следы, насчитывает столько этапов и столько стоянок. Жизнь на самом деле хорошая штука. Она доставляет мне много радости, я знаю о ее преимуществах и пользуюсь ими. Мне незнакомы времена, когда бы я спрашивал себя, что же я делаю на этой бедной земле. А ведь такие люди есть, но я их не понимаю. Это ужасное состояние, и всегда есть возможность его обойти.

Ричард Роберт. Вы достигли мудрости?

Нил Янг. Слава Богу, нет! Я лишь следую своим путем, скачу рысью до следующей остановки. Музыка — не милая лошадка, которая вас с легкостью перемещает из одного пункта в другой по дороге к мудрости. Смею надеяться, что это все-таки более трудное дело, более взрывоопасное. В сущности, у меня только одна цель: создавать хорошие вещи и в тот момент, как они заживут своей жизнью, отправиться дальше. Мои побуждения прозрачны: я не хочу задерживаться на том, что уже сделал. Я хочу быть открытым всем ветрам. На меня влияет все: места, где бываю, то, что я слышу, вижу. Я готов к встрече с незнакомым без лишних вопросов, без всяких предубеждений. Иначе все было бы страшно предсказуемым и мы бы с ученым видом беседовали о карьере «большого профессионала». Я доволен жизнью. Меня радует, что каждый альбом одни люди встречают аплодисментами, а другие корчат рожи и думают, что я провалился. Такая сшибка мнений — один из лучших стимулов, который мне известен.

Ричард Роберт. Является ли Silver gold (по сути и форме) вашим самым личным, откровенным высказыванием?

Нил Янг. Реакция публики во время моего недавнего сольного турне позволяет так думать. Многие слушатели мне говорили, что эти песни их задели, взволновали. В карьере каждого музыканта всегда есть один диск, который особенно близок публике. Со мной это случилось сейчас. Особая доверительность, интимность интонации этого альбома связана и с тем, что мы записывали в студии. Мне нравится это чувство команды, эти таинственные сиюминутные превращения. Тут есть что-то воздушное, какой-то открытый звук — немного как в After the gold rush, который был сделан в тех же условиях. Слушая диск, я хочу услышать именно то, что действительно происходит в настоящий момент, а не то, что звучит так, как будто это происходит когда-то вообще.

Ричард Роберт. Зачем вам понадобилось столько времени для завершения альбома?

Нил Янг. Для меня самого неожиданной была та тщательность, с которой я работал над этим альбомом — он создавался три года, — потому что вообще-то я считаю, что переизбыток дотошности лишает музыку непосредственности, достоверности.

Ричард Роберт. Этот альбом ничего общего не имеет с коммерческой суперпродукцией. Вы и ваши музыканты играли без дополнительных эффектов, очень свободно.

Нил Янг. Да, но прежде чем к этому прийти, я долго шел на ощупь. Сначала я хотел записать альбом один и назвать его Acustics. У меня в резерве были кое-какие песни, которые подходили к этому, так сказать, опыту камерного музицирования. В последние годы я собрал целую коллекцию инструментов типа укулеле или гармоники, которые покупал за несколько долларов в магазинах и на барахолках. Я думал использовать грубое и одновременно нежное звучание, которое ласкало бы слух своим диссонансом. Но попытки такого рода мне показались очень странными или, по крайней мере, малоубедительными. Тогда я это дело бросил и обратился за помощью к старым знакомым, чтобы они сыграли для диска. Мы записали замечательные выступления на моем ранчо, но проект был прерван после моей новой встречи с Кросби, Стиллз и Нэш. Затем я решил отправиться в турне один. Хотел проверить новые песни на публике. Некоторые из них были написаны в необычной для меня структуре, и мне надо было поупражняться. Такая разбросанность в значительной мере задержала выход альбома, но в процессе работы для меня многое прояснилось.

Читайте также:
Ри́чард Уэйн Пе́нниман - отзывы, мнение, рейтинг

Ричард Роберт. Почему вы все-таки привлекли коллег? Ведь одиночке трудно сработаться с другими?

Нил Янг. В каком-то смысле. Но я общительный одиночка. В моей музыкальной географии есть закоулки, которые принадлежат только мне. Например, я себе не представляю, как можно с кем-то писать тексты. Это моя заповедная зона. Но потом, в момент записи, я не знаю ничего более приятного, чем слышать свои песни, окрашенные чувствами моих друзей, которым я доверяю. Даже если содержание альбома не всегда автобиографично, оно тем не менее довольно личностно. Громадная заслуга музыкантов, с которыми я записывал альбом, заключается в том, что они — благодаря своему умению слушать — смогли избавить меня от смущения. Я показывал песни без всяких оговорок, не чувствуя стыда. Мы проигрывали их два-три раза, и большей частью этого было достаточно. Я не хотел, чтобы мы без конца репетировали. Как это часто бывает, сами фрагменты диктовали целое, и не было необходимости в дополнительных эффектах. Для этого альбома требовалось спокойное исполнение, без нажима или показухи.

Ричард Роберт. Некоторые песни этого альбома связаны с вашим прошлым. Какую роль оно играет сегодня в вашей жизни?

Нил Янг. Как и у всех, кто сидит за рулем, у меня есть маленькое смотровое зеркало, время от времени я бросаю в него взгляд.

У меня острая цепкая память, но работает она скорее вспышками, чем длинными ностальгическими наплывами. Воспоминания меня редко посещают. Они, как задушевные друзья, которые остаются на пороге дома, — с ними разговор короткий. Бесполезно его продолжать, ведь нам больше нечего доказывать друг другу. Прошлое — как город, вы его прошли, а время превратило в руины. Вы можете попытаться этот город вновь найти. Но он никогда не возникнет перед вашими глазами. Однако в голове отпечатался его план и образы. Вернуться в тот город вам поможет только воображение.

Работая над антологией своих песен, я хотел сделать не памятник, а портрет — полный и объективный, без пропусков, но и без ретуши. Сейчас, когда чемонданчик собран, я чувствую и радость, и разочарование. И не скрываю, что предпочел бы более новую технику. Думаю, надо бы изобрести формат прослушивания (или записи?) такого качества, которое сравнимо с возможностями DVD. Вместо этого мы заблокированы в эпохе CD, которые звучат, как игрушка. Мне кажется неправильным, что в дигитальной сфере ничего с 1982 года не произошло. Думаю, все же настанет время, когда компании звукозаписи задумаются об этом. Пока же им меньше всего свойственна забота о качестве.

Ричард Роберт. Сегодня в вашей музыке более явно, чем когда-либо, проявляется сентиментальность.

Нил Янг. Любовь — внутренний стержень каждой песни из этого альбома. Это очевидно. В них есть что-то простое, и потому они нравятся. Музыка, на мой взгляд, создается не для того, чтобы производить впечатление. В этом альбоме нет никакого совершенства, но все там уникально, несмотря на небрежности, ошибки.

Ричард Роберт. Больше тридцати лет вы используете разную стилистику — рок, фолк, кантри, симфоническую музыку, new wave. Меняются ли правила игры для каждого диска?

Нил Янг. Есть общие правила, их не так много, но они определяют способ работы. Те, кто связан со мной, об этом знают. Первое правило состоит в том, что мы никогда не прерываем запись. Машина крутится без передышки, какова бы ни была ценность происходящего — будь то разговоры в середине песни или наши обсуждения какого-то фрагмента. Второе правило: никогда не корпеть над куском, который не получается. Соус должен схватиться быстро. Не думаю, что я по натуре нетерпелив, но легко расстаюсь с песнями в тот момент, когда не слышу их дыхания. Я совсем не жду бури за каждой нотой — мне достаточно легкого дуновения. Если этого не происходит, я констатирую смерть и перехожу к другой вещи. Вот почему я всегда прихожу в студию с ворохом песен. Я знаю, что некоторые из них не выдержат испытания. Мне приходится даже вытаскивать из старья, как случилось с Rasor love на этом диске. Такая игра стоит свеч.

Ричард Роберт. Вы ощущаете радикальные перемены в вашем отношении к музыке по сравнению с началом карьеры? Каким образом вы развиваетесь?

Нил Янг. В последнее время я много слушал классическую музыку, меня интересовала ее структура. Я бы хотел сохранить мелодичность своих композиций, но поработать именно над структурой. Если относиться к музыке с академической точки зрения, то мне еще многому надо научиться. Что же до чувственной стороны, то я вполне доволен, делаю, что мне нравится, следую своей интуиции. Для Silver gold мы могли записать те же самые песни в гораздо более жесткой интерпретации, как бы на острие ножа. Но это был бы другой, чуждый мне диск.

Ричард Роберт. Вы еще продолжаете удивляться, что вдохновение спасает, что его источник не иссяк?

Нил Янг. Чем дольше живу, тем больше благодарен тому, что я музыкант. Я серьезно отношусь к ремеслу и всегда пытаюсь засвидетельствовать ему свое почтение. Я забочусь о том, чтобы — где бы я ни был — всегда были инструменты, даже если я до них не дотронусь. В гостиницах, когда я гастролирую, мне нужны рояль и гитара. Музыка всегда должна быть под рукой. Я не хочу отрывать себя от того, что сделало меня автором песен. Кроме того, очень важно ничего не форсировать, жить в согласии со своим внутренним ритмом. В течение месяцев может ничего не случиться, но вдруг меньше чем за два дня напишешь четыре песни. Все зависит от того, что происходит в жизни. Механизм творчества абсолютно от меня ускользает. Как объяснить связь с подсознанием или внезапный наплыв слов и нот? У меня нет ответа.

Читайте также:
Рой Ке́лтон О́рбисон - отзывы, мнение, рейтинг

Ричард Роберт. Можете ли вы сегодня сказать, что связаны с какой-то определенной музыкальной традицией?

Нил Янг. Вчера с Дюком Данном, бывшим бас-гитаристом группы, мы как раз говорили о наших корнях. И обнаружили, что оба были в детстве убаюканы Джимми Ридом 1 . Нам потребовалась вся жизнь, чтобы разгадать эту тайну: Рид играл и пел блюзы с такой девственной непосредственностью, что казалось, он вообще не думает. Восхитительный идиот — в первозданном, благородном смысле слова. Он играл — все звучало точно, выходило само собой. Именно такую традицию мы с Дюком пытаемся развивать. Точность себе не закажешь. Но можно, по крайней мере, дать ей шанс проявиться. Лучший способ этого добиться — оставаться вблизи первоисточника, приблизиться к самой песне. Те, кто работает с нами, знают, что все остальное вторично. Я не хочу становиться сутенером собственной музыки. В моем репертуаре есть песни, которые меня больше не интересуют, они свое отжили. Я не стану их исполнять, даже если продюсер какой-то телепередачи будет умолять на коленях с чеком в руках. Таков телевизионный мир, где о музыке никто никакого реального представления не имеет. Вот где происходит настоящее столкновение культур и где вы никогда не будете говорить на одном языке. Они вам там не шутя предлагают сняться под фонограмму, под балетное вращение камер, делают из вас полоумного и не понимают, почему вы их посылаете подальше.

Ричард Роберт. Вас оскорбляет современное отношение к музыке?

Нил Янг. Я, насколько возможно, избегаю невыносимых ситуаций. И не чувствую никакой зависимости от продюсеров телевизионных шоу, предпочитая сидеть в своем углу, шлифовать свои песни. Если музыку хоть немного унижают, я сразу ухожу и никакой энергии, никаких усилий на борьбу не трачу. Некоторые считают, что я слишком серьезно отношусь к делу, многих это раздражает. Но меня уже не переделаешь. И я никому не мешаю играть в свои игры.

Ричард Роберт. У кого из современных музыкантов вы находите это качество точности, о котором говорите?

Нил Янг. Я не слушаю много — во всяком случае столько, сколько хотел бы. Обычно это музыка, которую передают по радио, случайная. Скажем, когда мы с дочкой возвращаемся домой в машине и она переключает программы.

Я часто возвращаюсь к старым знакомым — таким как Джей Джей Кэйл 2 . Большую же часть времени я прислушиваюсь к звукам природы, к симфонии, которая постоянно «исполняется» всем, что окружает мое ранчо. Во всем этом есть музыка. И я не знаю ничего более непосредственного, живого…

Les Inrockuptibles, 16 — 22 mai 2000, N 243

Перевод с французского Зары Абдуллаевой

1 Джимми Рид (1925 — 1976) — негритянский классик блюза, прославившийся в послевоенные годы и особо ценившийся профессиональными музыкантами за грубое, необработанное, «природное» исполнение.
2 Джей Джей Кэйл (род. в 1938 году) — исполнитель блюзов, выступающий и по сей день.

Беседу ведет и комментирует РиЧард Роберт

Нил Янг, биография, история жизни, творчество

Нил Янг, один из самых выдающихся и скандальных исполнителей в истории рок-музыки, появился на свет 12 ноября 1945 года в Торонто. Многие считают, что именно Нил Янг, наряду с Бобом ” data-html=”true”>Диланом, заложил фундамент для развития практически любого из ныне существующих направлений рока.

Еще до окончания школы Нил вовсю играл на гитаре, выступая за ряд местных команд и часто появляясь поздними вечерами в многочисленных клубах своего города. В самом начале своей карьеры артист главным образом играл блюз и рокабилли, а его самой крупной командой была калифорнийская формация “Buffalo Springfield”. Ее участники часто ссорились, в результате чего в 1968 году Нил решил записываться отдельно от них.

Сам будучи прекрасным музыкантом, Янг набрал себе группу очень талантливых инструменталистов из Калифорнии под названием Crazy Horse, которые поддерживали артиста во время его концертных выступлений на протяжении всей карьеры. Дебютный альбом рокера, названный его именем и выпущенный в 1968 году, возложенных на него надежд не оправдал, но это музыканта лишь раззадорило.

Вторая студийная работа, “Everybody Knows This Is Nowhere” (1969 г.), представила несколько песен, которые несли в себе отзвуки еще не родившегося хард-рока. Подготовив этот диск, Нил присоединился к великолепной группе, составленной его старыми друзьями, Crosby, Stills & Nash, после чего к названию коллектива было добавлено имя Янга. В обновленном составе команда закатила крупный тур по Штатам. Участники этой формации имели слишком разные взгляды на музыку, чтобы все время работать вместе, в результате чего команда неоднократно распадалась. Время от времени музыканты вновь собирались, чтобы отыграть несколько концертов, сохранив эту традицию до сегодняшнего дня.

В 1972 году Нил снова сконцентрировался на сольной карьере и записал спокойный кантри-рок альбом, Harvest, ставший классикой жанра. Янг всегда старался держаться в стороне от общепринятых норм и приоритетов, чтобы быть не похожим ни на кого другого, а потому артист очень удивился, когда эта пластинка поднялась на вершины американских поп-чартов. Сразу после этого певец резко поменял курс, обратившись к гораздо более мрачной и громкой музыке. Пессимистические настроения, преобладавшие на альбомах того периода, были вызваны смертью нескольких близких Нилу людей и неизлечимой болезнью его единственного сына. Выпустив ряд невыразительных пластинок, рокер, наконец, издал очень сильную работу под названием “Tonight’s the Night” (1975 г.).

Читайте также:
SOE (Василюк Ольга Павловна) - биография, личная жизнь, фото, видео

Вторую половину семидесятых Нил Янг посвятил прочному и результативному сотрудничеству с Crazy Horse. Акцент делался на громкий гитарный звук, что в последствии стало основой для панка и гранджа. С наступлением нового десятилетия артист решил заняться поиском новых идей, чем разочаровал многих своих поклонников. Особенно им не понравился альбом 1982 года под названием Trans, на котором голос певца был пропущен через процессоры. Янг вернулся к классическому року в 1989 году, выпустив потрясающий диск Freedom. В том же году в продаже появилась подборка его песен, сыгранных другими рок-исполнителями. В начале девяностых началось повальное увлечение гранджем, и звезды нового популярного жанра стали открыто изъявлять желание сыграть с их главным вдохновителем, Нилом Янгом.

Больше всего повезло группе Pearl Jam, которая дала с ним ряд концертов и записала очень мощный альбом “Mirror Ball” (1995 г.). Чуть позже Янг записал музыку для классического арт-хаус фильма Мертвец, вышедшего на экраны в 1996 году. Подводя итоги двадцатого века, влиятельный журнал “Rolling Stone” отдал Нилу Янгу тридцать четвертую позицию в рейтинге наиболее важных фигур в истории рок-н-ролла. В новом тысячелетии песни прославленного рокера стали носить яркую политическую окраску.

Нил Янг, один из самых выдающихся и скандальных исполнителей в истории рок-музыки, появился на свет 12 ноября 1945 года в Торонто. Многие считают, что именно Нил Янг, наряду с Бобом ” data-html=”true”>Диланом, заложил фундамент для развития практически любого из ныне существующих направлений рока.

Еще до окончания школы Нил вовсю играл на гитаре, выступая за ряд местных команд и часто появляясь поздними вечерами в многочисленных клубах своего города. В самом начале своей карьеры артист главным образом играл блюз и рокабилли, а его самой крупной командой была калифорнийская формация “Buffalo Springfield”. Ее участники часто ссорились, в результате чего в 1968 году Нил решил записываться отдельно от них.

Сам будучи прекрасным музыкантом, Янг набрал себе группу очень талантливых инструменталистов из Калифорнии под названием Crazy Horse, которые поддерживали артиста во время его концертных выступлений на протяжении всей карьеры. Дебютный альбом рокера, названный его именем и выпущенный в 1968 году, возложенных на него надежд не оправдал, но это музыканта лишь раззадорило.

Вторая студийная работа, “Everybody Knows This Is Nowhere” (1969 г.), представила несколько песен, которые несли в себе отзвуки еще не родившегося хард-рока. Подготовив этот диск, Нил присоединился к великолепной группе, составленной его старыми друзьями, Crosby, Stills & Nash, после чего к названию коллектива было добавлено имя Янга. В обновленном составе команда закатила крупный тур по Штатам. Участники этой формации имели слишком разные взгляды на музыку, чтобы все время работать вместе, в результате чего команда неоднократно распадалась. Время от времени музыканты вновь собирались, чтобы отыграть несколько концертов, сохранив эту традицию до сегодняшнего дня.

В 1972 году Нил снова сконцентрировался на сольной карьере и записал спокойный кантри-рок альбом, Harvest, ставший классикой жанра. Янг всегда старался держаться в стороне от общепринятых норм и приоритетов, чтобы быть не похожим ни на кого другого, а потому артист очень удивился, когда эта пластинка поднялась на вершины американских поп-чартов. Сразу после этого певец резко поменял курс, обратившись к гораздо более мрачной и громкой музыке. Пессимистические настроения, преобладавшие на альбомах того периода, были вызваны смертью нескольких близких Нилу людей и неизлечимой болезнью его единственного сына. Выпустив ряд невыразительных пластинок, рокер, наконец, издал очень сильную работу под названием “Tonight’s the Night” (1975 г.).

Вторую половину семидесятых Нил Янг посвятил прочному и результативному сотрудничеству с Crazy Horse. Акцент делался на громкий гитарный звук, что в последствии стало основой для панка и гранджа. С наступлением нового десятилетия артист решил заняться поиском новых идей, чем разочаровал многих своих поклонников. Особенно им не понравился альбом 1982 года под названием Trans, на котором голос певца был пропущен через процессоры. Янг вернулся к классическому року в 1989 году, выпустив потрясающий диск Freedom. В том же году в продаже появилась подборка его песен, сыгранных другими рок-исполнителями. В начале девяностых началось повальное увлечение гранджем, и звезды нового популярного жанра стали открыто изъявлять желание сыграть с их главным вдохновителем, Нилом Янгом.

Больше всего повезло группе Pearl Jam, которая дала с ним ряд концертов и записала очень мощный альбом “Mirror Ball” (1995 г.). Чуть позже Янг записал музыку для классического арт-хаус фильма Мертвец, вышедшего на экраны в 1996 году. Подводя итоги двадцатого века, влиятельный журнал “Rolling Stone” отдал Нилу Янгу тридцать четвертую позицию в рейтинге наиболее важных фигур в истории рок-н-ролла. В новом тысячелетии песни прославленного рокера стали носить яркую политическую окраску.

Его альбом 2006 года, “Living with War”, представил слушателю песню “Let’s Impeach the President”, в которой певец резко осудил политику США по отношению к Ираку.

В начале 2009 года вышел новый альбом Янга, Fork in the Road, а уже в 2010 году слушатели насладились новым творением музыканта. Продюсером выступил Даниэль Лануа (Daniel Lanois), отсюда и название пластинки – Le Noise. Эта студийная работа Янга получила прекрасные отзывы музыкальных экспертов, да и слушатели ее оценили по достоинству: многолетний опыт Нила и желание создавать музыку стали главными элементами его успеха.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: