Мирослав Владимирович Попович – отзывы, мнение, рейтинг

Философия счастья. Памяти Мирослава Поповича

Как беседа с философом превратилась в мастер-класс по искусству радости

Фото: Светлана Левченко / theukrainians.org

Есть люди, которым легко быть счастливыми. По крайней мере это так выглядит. Заходишь домой или в рабочий кабинет такого человека — а там во всем, в каждой маленькой детали, он и его любовь к чему-то, что дорого.

Будь всегда в курсе событий вместе с телеграм-каналом Быстрый Фокус.

С Мирославом Поповичем мы виделись всего однажды — в ноябре 2015 года, когда я пришла брать у него интервью. Его театр начинался не с вешалки, а с фасада здания Института философии на Трехсвятительской, 4. Попович родился ненамного позже этого здания, и эпохальность чувствовалась в них обоих.

Когда идешь по длинным темным коридорам Института философии в кабинет его 85-летнего директора, представляешь себе кого угодно. Может быть, человека, который сразу поставит себя выше тебя и будет говорить с высоты прожитых лет и знаний. Того, кто живет прошлым, или того, кто говорит запутанно и скомкано — в 85 лет редко кому удается сохранить ясность ума.

Но Мирослав Попович оказывается совсем не таким. Он встречает меня на пороге своего кабинета, в котором, как и в мире за окном, сумерки и холод. На нем стоптанные туфли и старая белая рубашка. Он предлагает не раздеваться, потому что в Институте философии нет отопления, и сам идет готовить чай.

По интерьеру кабинета Поповича можно написать его портрет. Вот стопки книг и неровно сложенные листы бумаги на столе. Вот фотография, на которой Попович стоит с женой и внучкой на фоне крымского пейзажа. Позже в одном из интервью философа читаю, что он любил отдыхать в лесу, в палатке, без благ цивилизации, ручек, блокнотов и книг. Вот разложенные на столе и шкафах ракушки. До аннексии Крыма у Поповича была половина домика в Феодосии.

Он любил сидеть на берегу в дождливые дни, смотреть на море под каплями и “ощущать обновление мира”

На полках шкафов стоят макеты кораблей, а на стенах висят портреты философов.

Мирослав Попович — из того редкого типа людей, которые делают паузу перед ответом на вопрос, потому что думают о нем здесь и сейчас. Когда спрашиваешь его о счастье или предназначении, он начинает рассуждать вслух и, кажется, именно в эту секунду формирует свое мнение о предмете вопроса — как будто дописывает строчки в черновик начатой книги.

Мирослав Попович в 85 — живое доказательство того, что внутри человек не стареет. А если и стареет, то это зависит от него самого, а не от возраста. Когда философ говорит о Второй мировой войне и своих детских воспоминаниях о ней, его легко представить испуганным советским мальчиком, который прямо в этот момент решает, какими будут его нравственные законы. Когда вспоминает о своей маме-учительнице, она представляется молодой, красивой и самоотверженной. Упоминает мальчиков из ее класса, которые пошли в партизаны и никто из них не остался в живых — и их можно увидеть прямо перед глазами. А еще Попович как будто успокаивает тем, что смерть никогда не остается незамеченной и всегда имеет смысл: “Всю жизнь после этого я верю в человеческое добро, потому что видел, как люди рисковали жизнью ради других”.

Об абстрактных темах, в которых, казалось бы, Попович как философ может пуститься в умствования, он, наоборот, говорит очень конкретно — с примерами о себе, своем личном опыте и жизни.

Попович в 85, и наверняка в 87, не знает ответов на главные вопросы — о том, что такое счастье, в чем смысл жизни, что означает смерть. Но ему, в отличие от многих людей, и даже от некоторых философов, они интересны. В нем чувствуется открытость всему новому. Он говорит: “Среди ответов на вопрос о том, что такое человек, мне больше всего нравится фраза из Шолом-Алейхема: “Человек есть то, чем он может быть”. И хотя это фраза не самого Поповича, она показывает его щедрость — в прощении, праве на ошибки, принятии других людей и даже любви к ним. Ведь и Марина Цветаева говорила: “Любить — значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители”. То есть видеть его таким, каким он мог бы стать.

Читайте также:
Елена Юрьевна Кравец - видео

Попович в 85 и в 87 почти наверняка был счастлив. “Если человек говорит о себе, что он хорошо прожил жизнь, это значит, что он не надрывался, не стонал, не мучился, а получал радость от каждого мгновения и от каждого своего выбора”, — говорит он. И добавляет, что сейчас его радость ничем не меньше, чем в юности.

Мирослав Попович: украинцы – не рабы

10 февраля 2018 года не стало Мирослава Поповича – украинского философа и академика. Он умер на 88-м году жизни в Киеве.

“Обозреватель” решил напомнить своим читателям интервью с Поповичем от 2013 года – взятое нашим изданием еще до оккупации Россией украинского Крыма и войны на Донбассе. На наш взгляд, там много знаковых моментов.

Мирослав Попович – это светский Любомир Гузар: мыслит широко и глубоко, никого не осуждает, ни в чьих положительных качествах не сомневается. (Кроме, разве что, президента Януковича). Но и своих симпатий не скрывает: 83-летний Попович и сам бывает на Майдане, и ближайших родственников туда “делегирует”. О последних событиях говорит “высоким штилем”, однако без пафоса, а скорее – с тонким юмором. Ему – слово.

– Господин Мирослав, какие размышления, надежды, тревоги вызывает у вас Евромайдан?

– Вчера я видел на Майдане мужчину на костылях. Он услышал ночью призыв идти на Майдан и пришел. А моя дочь, которая тоже стоит на Майдане, видела девушку в инвалидной коляске. Так какие у меня могут быть эмоции? О таких вещах трудно говорить без слез.

Но первый толчок шел от “рацио”, потому что люди не хотели жить в том проекте, которой можно назвать “православной Россией”. Их больше привлекал тот, который ориентирован на Запад. Это и есть рациональный смысл того, о чем идет речь.

– С “рацио” понятно. Давайте об “эмоцио”. Так что, настоящими определяющими чертами общества можно считать эмпатию и – без преувеличения – незаурядное мужество?

– Наверное, каждая нация имеет свое соотношение этих факторов, но у нас это своеобразная “конденсация” того лучшего, что имеет социум, того, что было мобилизовано в эти дни.

– Россияне, вспоминая свою Болотную площадь, искренне нам завидуют. Завидуют тому, что украинский выходит около миллиона, а не 100 000 душ, как там. А еще потому, что на Болотной достаточно было одного наступления ОМОНа, чтобы протест рассосался, а у нас насилие власти породило еще больше сопротивление.

– А все потому что у нас нет сказок о добром царе. У нас в основном о мишках, зайчиках и тому подобное. Иногда у нас наблюдается интересная комбинация добра и зла, даже в Гимне поется: “сгинут наши вороженьки, как роса на солнце” – к “врагам”, как правило, обращаются иначе. В этой строке доминирует сила человеческого духа – в шутливой смешливой редакции.

– А как же 300 лет российской метрополии? Этого срока недостаточно было, чтобы “сказка о добром царе” стала и нашей мифологемой?

– Но с лидерами нам не повезло. Согласны?

– Я не знаю, как рождаются лидеры. Бывает, что целая национальная трагедия решается с помощью одной персоны, а бывает и такое, что надо сделать один небольшой шаг, и от лидера этого ждут, а он на это не способен .

– Ну а та троица, которую мы видим сейчас на трибуне, она к какому сорту принадлежит? По-моему, к совсем неэффективным политикам. Разве не так?

– Сплюньте через левое плечо. Как говорил классик, “имеем то, что имеем”.

– Это не классик сказал, а еще один лидер, теперь уже бывший. Но я так вижу, что вы не хотите оценивать топ-лиц сегодняшнего протеста?

– Нет, мне бы не хотелось давать оценки и развешивать ярлыки. Это уже задача следующих поколений. А мне лично все симпатичны.

– Ваш прогноз: что будет с Евромайдан дальше?

– Это будет зависеть от того, о чем договорились лидеры Украины и России. Если у президента Януковича есть надежда на партнерство с Россией, то в этом случае будет один вариант.

Читайте также:
Юрий Николаевич Горбунов - отзывы, мнение, рейтинг

– Какой? Силовой разгон Майдана?

– Этого я не исключаю, но не знаю наверняка. Ничего не могу сказать, даже если бы и хотел.

– Но если это произойдет, то возможно, что в лучших традициях наших “сказок” о гайдамаках и повстанцах украинцы возьмут в руки настоящее оружие?

“Лекции читал оригинально – например, лежа на столе”: в соцсетях вспоминают Поповича

Мирослав Попович – украинский философ, академик НАН Украины, заслуженный деятель науки и техники Украины, доктор философских наук, профессор, педагог, специалист в области культурологии, логики и методологии науки, истории украинской культуры, директор Института философии им. Сковороды НАН Украины, заведующий отделом логики и методологии науки Института философии.

Попович был автором более 100 научных работ, посвященных проблемам логики, методологии и философии науки, философии и истории культуры. Среди них монографии: “О философский анализ языка науки” (1966), “Логика и научное познание” (1971), “Украина и Европа: правые и левые” (1996), “Рациональность и измерения человеческого бытия” (1997), “Кровавый век” (2005).

Его смерть вызвала бурную реакцию в соцсетях.

Так, журналистка Марина Петик отметила: “Когда из жизни уходят такие люди, то кажется, что мы чем-то провинились перед небесами. Потому что нет уже человека, способного тихо и спокойно расставить все точки над “И”. Очень горькая новость”.

Экс-редактор “Украинской правды” Галина Титиш вспоминает: “Это же будет лекция Мирослава Поповича о любви!” – передавали старшекурсники нам перед началом пары. Послушать мудрого философа всегда собиралось больше студентов, чем должно по расписанию. К нему шли за мудростью, добротой, теплом, непринужденностью, вопросами и смыслами.

Он никогда не показывал свое интеллектуальное превосходство, говорил просто и легко, постоянно что-то спрашивая и ставя под сомнение. Я помню, как постоянно ловила себя на “Оооооо, я даже не думала об этом!”

Политолог Алексей Якубин пишет: “В КНУ о нем говорили, что он свои лекции читал оригинально и даже свободно – например, лежа на столе”.

Медиа-консультант Василий Заря написал: “Близкий и родственники понимали, к чему шла речь, особенно после последней операции на Новый год. Однако не верилось – сегодня трудно осознать его уход.

Я считаю Мирослава Владимировича своим духовным наставником. И убежден: роль таких моральных авторитетов, как Мирослав Попович и Любомир Гузар, остается обществом недооцененной. К большому сожалению.

Листаю его труд “Кровавый век” с дружественным дарственной надписью. Эта книга о кровопролитный путь Украины к своей независимости в ХХ веке должна быть настольной у каждого сознательного украинца. Эту книгу должны широко знать также в Польше и России, чтобы там, наконец, поняли цену нашей свободы.

По предварительной информации, похороны на Байковом кладбище состоятся во вторник, 13 февраля. Одну из улиц в Киеве переименуют в его честь.

На моем фото – Мирослав Владимирович с женой Лидией Федоровной 12 апреля 2017 года во время празднования своего дня рождения в семейном кругу, где его называли просто – “Диди”.

Впрочем, нашлись и те, кто не принял близко к сердцу уход ученого. Так, Мирослава Бердник написала: “Помня его публичный донос на моего отца в 1965 году через газету, я не буду скорбеть. Мои соболезнования родным и близким”.

Мирослав Владимирович Попович – отзывы, мнение, рейтинг

С удовольствием отвечу Вам

1. Что касается ImunoPro. назойливого “втюхивания” не было – просто было сказано, что хорошо было бы сделать. : http://imupro.ru/default.htm Поэтому Вы сами решаете – делать анализ или нет. Я решил не делать, а Вы делать – но причем тут претензии к Поповичу? Он же не заставляет, а рекомендует как специалист. Думаю, безусловно, у него имеится некий коммерческий интерес, но, когда Ваша машина в ремонте, а мастер предлагает некий набор операций – у него ведь тоже интерес финансовый, но это не значит, что надо на сломанной машине ездить. Просто надо разделять – есть ремонт капитальный, а есть сервис. В данном случае IMUPRO – дополнительный сервис.

“Втюхивание” или “дополнительный сервис” – это вопрос терминов, кто-то расценит это как “втюхивание”, а кто-то ” коммерческим интересом”, не буду цепляться к мелочам, но нас он настойчиво убедил. Меня больше задело то, что после того как были получены результаты анализа, о них как будто забыли, а в рекомендациях Попович сказал избегать употребления : мёда, томатов, цитрусовых, рыбы, ( яиц и злаковых – соответствует анализу). То есть всё равно были даны рекомендации типичные для всех аллергиков, всех “под одну гребёнку”. Ну и что нам дал этот анализ?
На мой вопрос по поводу диеты и чем нам в конце концов питаться, он опять сослался на анализ ( ” Посмотрите, там же 300 продуктов! А вам всего 20 из них нельзя есть”!) Ну а если оленину, страусятину, акулу , любисток, боярышник и пр. убрать? Что в сухом остатке? Шпинат и кролик? Долго не протянем, авитаминоз может случиться. Но Попович нам витамины запретил.

Читайте также:
Андрей Михайлович Данилко  - отзывы, мнение, рейтинг

2. Что касается анализов на 40 тыс. – а можно Вас попросить расшифровать подробнее? Тип анализа/Стоимость. Просто мне тоже предлагались данные капли, однако сумма на анализы была на порядок или раз в 10 меньше. Может они Вам действительно показаны? Но, конечно, хотелось бы расшифровку почитать.

Мне самой интересно. Попросила отдать нам результаты анализов на руки. Отпишусь.

3. Капли не приехали. Здесь не хочу доктора оправдывать, тем более, не зная всех подробностей ситуации. Однако, не забывайте в какой мы стране живем. Вот в Англии недавно, TNT, по-моему, супер секретные диски потеряла с личными данными физлиц, их номерами банковских счетов и т.д. Сколько лет в бизнесе идеально работающих структур НИКОГДА не встречал (в России) – если можете привести примеры – буду благодарен. А то, что посоветовал обратиться через год – как раз признак не шарлатанства. Вот если бы круглый год продавал – то шарлатан. А так, урезать возможности получить доход до 2-3 месяцев в году – какое же в этом шарлатанство? Что касается самих капель ничего не скажу – не знаю, но сам подход мне дает предположить, что они действительно дают результат. И по-моему стоят они не миллионы (2-3 тыс. вроде) – зачем человеку себя “подставлять”, обещая результат – не понятно. Вот, если бы Вы написали – что выпили капли – а эффекта “ноль” – вот это ценный и полезный отзыв, не смотря на негативную окраску. Однако, я почему-то убежден, что эффект все-таки был бы. Может даже существенный.

Здесь Вы прямо по Поповичу излагаете, его словами.
А я так рассудила : ” а вдруг его центр через год уже даже с собаками не найдёшь?”

4. Конфликтность. Возвращаясь к своему опыту в бизнесе, когда приходилось сталкиваться с рекламациями скажу, что порой клиенты находятся настолько в раздраженном состоянии, что НИЧЕГО не слышат. Вот словно какая-то завеса. И все. Причем, когда все разрешится – уже приходят довольные и благодарят. Хотя, в порыве могут всякого накричать. А с его стороны хамства я в Вашем описании не нашел. Человек сказал о своих чувствах – что ему неприятно. Он человек спокойный, поэтому наверное, с Вашей стороны предварительно был некий негатив высказан в его адрес. Может даже не специально, а в тоне разговора и др. А что касается самой ситуации – то могу сказать, что ситуаций, когда подводят поставщики – миллионы и проблемы тогда действительно колоссальные. И когда есть клиенты, готовые войти в положение и искать совместные выходы из сложных ситуаций – вот таких можно, действительно, уважать и ценить. Убежден, что в его действиях злого умысла не было. .

Ну что тут сказать? У Вас ведь уже есть домысливание по поводу того, что я что-то не так сказала, или не тем тоном. не оправдываться же. Вам виднее, наверное.
Насторожило другое – почему капли, которых не должно было быть, вдруг , после моего разговора и высказанных претензий, вдруг появились? Как это так? Почему сразу нам не предложили других, альтернативных капель или схем лечения?

5. Амбиции. Вот это тоже удивительно. Зайдите на ветки о роддомах. Роддом на Фурштатской. Почему-то все подобные заявления (типа жена Гергиева и др. рожала) принимают с таким восторгам и чуть ли не на следующий день бегут договора заключать – а тут – обвинения. Какие-то стандарты двойные. Даже не так. Коммунистический страх не высовываться. Быть серенькой мышкой. Почему вообще следует осуждать человека за то, что он говорит. Вы ведь на форуме говорите, что хотите. Или как на ветке о нянях: девушка писала о своем отношении к детям – так на нее набросились – мол, достала уже себя рекламировать. Какое-то невежество и бескультурие, по-моему. Человек МНОГО учился и ПРОДОЛЖАЕТ ЭТО ДЕЛАТЬ, учавствуя в различных конференциях зарубежных, постоянно делясь опытом, используя современные достижения медицины в этой области. Что плохого, если он об этом расскажет? Что плохого, если человек говорит правду? Если у него лечатся губернаторы, президенты – почему об этом надо молчать? Во многих фирмах висят портреты с VIP клиентами – так все положительно это воспринимают. А тут человек говорит правду – и на тебе. А вот что обидно – когда №10 с телеэкранов убеждает нас в своем “пресвятейшестве”, а мы видим коррупцию повсеместно и т.д. – лицемерие. Но почему, то идем и голосуем. А тут – правда и неприятие. Зависть, что ли?
7. О центре. Я более подробно опишу во втором сообщении, где напишу о нашем опыте лечения у него. А у Вас, можно полюбопытствовать, есть своя фирма? Если ее нет или она не уровня отеля ЕВРОПА или ресторана «Ф. М. Достоевский», тоже позволите себя расскритиковать за то, что так “гибло” все? Или же скажите, что как могла, на сколько Вас хватило – так и сделала. Наверное, все-таки второе. Так зачем же к другим с высока подходить? .

Читайте также:
Вячеслав Черновол, биография, история жизни, причины известности

Амбиции – дело хорошее, если они не только на словах проявляются. У Поповича я только пока только заявления амбициозные слышала . Из часовой консультации полчаса было потрачено на амбициозные заявления-+политические высказывания+ разговор по телефону с др. пациентом+демагогия на тему ( см. выше Ваш абзац про Россию, трудности бизнеса и плохой полит. строй в стране+ трудности работы центра и плохих пациентов)). Я не за этим к нему обращалась.
Из лечения им было назначено : курс “эрсефурила” и бактисуптил, а потом курс “Линнекса” и “хилак форте”. Принимали регулярно – вели дневник. результат – как мёртвому припарки.
Теперь вот капель ждём.
Как раз в силу своего опыта, приходится сталкиваться с арендаторами добросовестными и не очень. Одна из отличительных

Напишите потом, пожалуйста, кто лучше Поповича в Петербурге лечит от астмы и др. аллергических недугов? Интересно просто.
.
Мне тоже интересно узнать где лечат астму ( по-моему её не возможно вылечить). А особенно услышать отзывы благодарных пациетов, с вылеченной Поповичем, астмой.

:037:
Хотя я рада, что мой топик привлёк внимание и я вижу отзывы в защиту Поповича. Жаль только что нет среди них излечившихся от поллиноза. Кстати на консультацию к этому гениальному доктору можно попасть очень просто – по телефону записывают на следующий или последующий день и очереди из знаменитостей я не увидела.

Новое в блогах

Сообщество «Бой за Украину»

Мирослав Попович: “Я уверен, что Луценко и Тимошенко посадят”

Французский генерал и государственный деятель Шарль де Голль в свою бытность президентом одного из могущественных европейских государств любил повторять: «В политике приходится предавать свою страну или своих избирателей. Я предпочитаю второе».

Что ж, вполне философски, заметит кто-то. Может быть это и правильно, решит другой, ведь неспроста же, в конце концов, этот человек пробыл на своем посту целых десять лет….

Но Украина – не Франция. Мы пока даже не Европа, хотя о наших глобальных евроинтеграционных планах в мире не знает разве что ленивый. Но, несмотря на это, мы тоже государство, со своей политикой, экономикой, чаяниями и проблемами… Для кого-то мы «лакомый кусочек», для кого-то – «бревно в глазу».

О нынешней политической ситуации в Украине и ее будущем в эксклюзивном интервью корреспонденту ForUm’a размышлял директор Института философии НАНУ, доктор философских наук Мирослав Попович.

– Мирослав Владимирович, практически через месяц исполнится год со дня инаугурации нынешнего украинского Президента. Как Вы считаете, каким образом изменилась ситуация в стране за этот период?

Читайте также:
Андрей Данилко - биография, личная жизнь, фото, видео

Мне кажется, ситуация изменилась к худшему. Не произошло того, чего мы – я имею в виду, как сторонников самого Януковича, так и его конкурентов, так ожидали, а именно: каких-то явственных перемен, поступков и действий в отношении национального примирения.

Напротив, все политические события, включая попытки привлечь к уголовной ответственности руководителей оппозиции, свидетельствуют противоположное – нет никакого просвета в укреплении национального согласия. И мне трудно себе представить, что Запад будет равнодушно смотреть на потерю демократии в нашей стране. Я думаю, наоборот, это как раз чревато такими последствиями, о которых и говорить-то не хочется.

– Но, может быть, обычные, рядовые украинцы как раз очень довольны новой властью? Помнится, когда Ющенко до конца каденции оставались считанные дни, он как-то пригрозил, что, мол, еще пожалеете обо мне. Как считаете, люди и правда пожалеют, или приход к власти Януковича – действительно спасение для Украины, как считает его младший сын?

– Я, к сожалению, сейчас не располагаю соответствующей статистикой по этому вопросу, но, насколько мне известно, рейтинг Президента и его партии с каждым днем падает все больше и больше. Конечно, можно рассчитывать на то, что пройдут годы и какие-то положительные последствия от реформ, предлагаемых ими, станут более очевидны, но все дело в том, что пока и реформ-то никаких нет.

Вместо этого только стремление вплотную сжать и укрепить властную вертикаль, разгромить оппозицию – это всем ясно видно, но ведь это пока никак не облегчило никаких экономических проблем в стране.

Да и невозможно это, поскольку наши общество и экономика нуждаются в реформах структурных, которые не были бы следствием грубого насилия.

Для нас необходимы реформы, открывающие нечто, ранее нами неизведанное, но ничего из этого я, к сожалению, пока вижу. И общество, по-моему, тоже, кроме разве что своего будущего, о котором можно сказать, что оно пока «вилами по воде писано».

Для меня, как для интеллигента, важен «далекий прицел» на демократию. Потеря демократия в нашей стране – большое личное несчастье для тех, кто всю жизнь жил надеждой, что Украина будет независимым демократическим государством.

– Вы сказали, в стране пока нет реформ, зато появились в избытке уличные акции. Означает ли это, что приход к власти Януковича спровоцировал «воскрешение дракона»?

– Да, конечно! Их стало больше и будет еще больше! И за это людей преследуют! Мы прекрасно знаем, что на сегодняшний день существует множество попыток наказать тех, кто в прошлом году пришел на Майдан протестовать против принятия Налогового кодекса исключительно по экономическим мотивам. Это очень щекотливая двойственная ситуация.

– Некоторые эксперты уверены, что нынешняя политическая ситуация Украина – осовремененная копия 1937 года. Вы с этим согласны?

– 1937 год, на самом деле, – это очень страшно. Я от души надеюсь, что у нас не случится ни 1933, ни 1937 года, но вместе с тем абсолютно очевидно и то, что мы теряем демократическую структуру, а это само по себе означает усиление некомпетентной власти и неограниченное право на вмешательство во все сферы некомпетентных лиц.

При авторитарном режиме нельзя верить власти, потому, что она просто не в состоянии принимать разумные решения, поскольку немедленно изолируется от общества. Однако реальную картину мы сможем увидеть только при приближении очередных выборов, хотя нынешняя украинская власть ведет себя так, что становиться очевидно невооруженным глазом – она хочет и намеревается пробыть у руля как минимум десять лет, а может быть, и больше.

Она понимает, что для этого ей нужно, прежде всего, целиком и полностью разгромить сопротивление; добиться, чтобы слово «оппозиция» в принципе вызывало у населения ужас, отвращение и страх. И в итоге как в Российской Федерации существует «Единая Россия», так и в Украине будет «Единая Украина».

Это все настолько неприятно, что единственные слова, которые сейчас всплывают в памяти, это «Украина не Россия». Я не представляю себе, как можно всерьез рассчитывать на такие силовые методы управления. Но учитывая, что власть намерена как минимум десять лет пробыть у руля, можно говорить о том, что это время станет эпохой репрессий. И хотя это не будут времена разоблачения «троцкистов», «бухаринцев», мадагаскарских и цейлонских шпионов и диверсантов, зато это будут преследования за мелкие грешки, из-за которых людей смогут «закатать» в зону лет на десять-пятнадцать. Вот посмотрим, чем закончатся преследования Тимошенко, Луценко и других, хотя я уверен, что их посадят.

Читайте также:
Сергей Бубка, биография, история жизни, причины известности

– В кулуарах намекают, что правящая партия не исключает планов относительно активного лоббирования Тягнибока и его «Свободы», чтобы на их фоне, на следующих президентских выборах выглядеть меньшим злом…

Я не сомневаюсь в этом! Я – не информированный человек, не участник политических акций, но я не сомневаюсь в том, что Партия регионов лоббирует, причем и в материальном плане тоже, Тягнибока. Конечно, ведь удобнее всего иметь агрессивного противника…

– Что ж, последний вопрос, Мирослав Владимирович, по Бандере и лишению его посмертного звания Героя. В свое время по этому поводу было много разговоров; некоторые эксперты утверждали, что лишение Бандеры присужденного звания станет большой ошибкой Президента. Вы что скажете на это?

Я вообще не хотел бы затрагивать этот вопрос. Вытаскивать сейчас такие серьезные дискуссионные проблемы, на которые нет, и не может быть однозначных ответов, значит уводить мысли и внимание населения от действительных, болезненных, трепетных проблем.

Такие люди как Бандера не нуждаются ни в регалиях, ни в медалях. Этот вопрос должен стать предметом обсуждения для общественности и ученых, а не для политиков.

– Но ведь своя точка зрения по этому поводу у Вас, наверное, все же есть?

– Есть. Я изложил ее в своей книге «Червоне столiття». Поэтому и не хочу сейчас ни повторяться, ни вступать в дискуссию на эту тему. Единственное, в чем повторюсь: вынесение ее на политическую арену делается специально. Для того, чтобы полностью расколоть всю оппозиционную структуру.

– В общем, ничего личного, просто отвлекающий маневр?

Мирослав Владимирович Попович – отзывы, мнение, рейтинг

© М. В. Попович, 2005

Во вступлении к книге следует определить проблему, которую автор собирается решить, очертить задачи, которые он ставил перед собой, охарактеризовать методику их решения, дать общую характеристику литературы, посвященной этой проблеме, указать, что уже сделано и что осталось невыясненным. Всего этого во вступлении нет, потому что издание, предлагаемое читателю, не имеет таких четко обозначенных задач.

Книга посвящена XX веку. Но название не значит, что прошлый век был только кровавым; он был очень разнообразным, а закончился вообще чрезвычайной пестротой. Я писал эту книгу о красном, кровавом веке, потому что для нас он был главным образом таким.

Для меня, как автора, этот век – моя жизнь. Я помню бо́льшую половину его, а жизнь моих отца и матери началась почти вместе с ним. Появятся авторы, которые лучше меня изобразят все, что происходило между началом и концом XX века, но у меня есть одно преимущество: я жил в это время, и все прошло сквозь мое сердце. Я не помню первого кризиса века – Первой мировой войны, но много слышал о тех годах от моих старших современников и переживал непосредственные последствия того кризиса. Я очень хорошо познал на себе второй кризис столетия – Отечественную войну, как ее называли. Третьим кризисом была так называемая «холодная война», и здесь я уже был активным участником многих событий.

Всю жизнь мне прежде всего хотелось понять мир, в котором я живу. Моей профессией стала достаточно общая и абстрактная дисциплина – логика и философия науки. Но, честно говоря, и меня, и большинство моих коллег эта сухая область знаний занимала в первую очередь потому, что давала наилучшие позиции для понимания даже очень далеких от науки вещей. Те горизонты, которые мне открывались, я хотел бы показать другим.

Поэтому я не могу очертить ни предмета, ни метода исследования, ни жанра вообще. Могу только сказать, чем не является эта книга. Она не является историей «кровавого века». Я бы хотел написать что-то похожее на философию истории, наподобие того, как мы в своей профессиональной сфере пишем о философии науки. Это не должно быть изложением хода событий. Конечно, исторических фактов, реконструкции исторических событий здесь не избежать. Но я хотел бы касаться фактов только в той мере, в какой они нужны для главной цели. А главная цель – понять смысл истории нашего времени.

Читайте также:
Зеленский Владимир - биография, личная жизнь, фото, видео

Возможно ли это? Имеет ли история смысл вообще? Я надеюсь, что да. И пытался найти эти смыслы и рассказать о них.

Книга преднамеренно писалась как совокупность отдельных частей. С точки зрения взыскательного читателя, она грешит фрагментарностью, даже непоследовательностью, автор постоянно отвлекался и сворачивал на окольные пути. Я учитываю подобное недовольство и предлагаю читателю знакомиться с теми страницами, которые для него будут интересными. Книгу можно читать и так. Ее можно вообще не читать, ограничившись иллюстрациями, которые, сознаюсь, я отбирал давно и тщательно.

Но, честно говоря, эти разрозненные фрагменты все же обладают последовательностью и логикой. Надеюсь, что можно прочитать книгу целиком, без спешки и детективного азарта, но с интересом – если читатель не безразличен к ее тематике. Не уверен, что конкретные обстоятельства моего времени будут такими же интересными для тех, кто вошел в новый век и тысячелетие молодым. Но в конечном итоге это книга об исторических смыслах, то есть в конечном счете – о добре и зле.

Чем старше я становлюсь, тем чаще в моем воображении возникает образ одной девочки, которую я почти не помню. Ее звали Светлана Коростий. Отец ее, Савелий Павлович, был учителем в средней школе № 1 города Заслава, в которой работали и мои родители; молодым мужчиной он влюбился в свою ученицу, они поженились и были счастливы. Перед войной Савелия Павловича призвали в армию на переподготовку, и он так и остался служить командиром-танкистом. С молодой женой они отправились в часть, а дочь на время оставили у родителей матери. Потом началась война, пришли оккупанты и дедушку, бабушку, а с ними и маленькую Светлану расстреляли, потому что мама ее была еврейкой. И генерал-майор Коростий, и его жена Рита Яковлевна всю свою жизнь провели в страданиях, которым не было конца.

Когда я вижу, как маленький ребенок закрывает глаза, потому что ему кажется страшным какой-то мультик, я всегда думаю об этой девочке. Она не могла закрыться от зла ручками. Мы были бессильны ей помочь.

Я хотел бы, чтобы люди XXI века не чувствовали такого бессилия. Для этого нам и нужно знать как можно больше и глубже об источниках зла и добра.

Мирослав Попович: “Мне очень страшно за судьбу Украины”

Доктор философских наук Мирослав Попович — личность легендарная. Он один из немногих, кого называют совестью нации и ее моральным авторитетом. Мы разговаривали в его весьма скромном кабинете. Мирослав Владимирович работает в Институте философии более 60 лет — с тех пор как в 1956 году стал аспирантом.

— Мирослав Владимирович, у вас нет ощущения, что Украина может утратить государственность?

Есть. Время от времени мы балансируем буквально на грани, чудом выходя из непростой ситуации. И это отнюдь не обманчивое ощущение, оно не зависит от капризов настроения. Сейчас действительно очень опасный момент истории. Он может закончиться очень плохо.

— Неужто все так безнадежно?

Нет. Не сказал бы так. Но, если говорить об исторических параллелях, нынешний период мне больше всего напоминает Чехословакию 1968 года.

Почему?

— Тогда я читал очень много чешских и словацких газет. Любил чехов. Выучил их сложный язык (не хотелось говорить с ними по-русски, а по-украински они не смогли бы). Известно, что в 1968 году инициатором и главной опорой контрреволюционного переворота, совершенного коммунистами Словакии и Чехии, был СССР… Почему я об этом вспомнил? Фактически мы сейчас примерно в таких же условиях, как чехи в ту пору. Правда, есть огромная разница.

В чем?

Тогда советские танки стояли на границе с Чехословакией. Сейчас, пожалуй, полномасштабного наступления России на территорию Украины уже не будет. Кремль выдохся.

Очень хочется в это верить. Но остановится ли Путин?

Когда человек вдруг начинает играть миллионами жизней, то говорить что-то более-менее определенное не только о будущем, но и о настоящем — авантюрно.

— Знаете, всегда с интересом читаю предвыборные программы политических партий. Зачастую они весьма привлекательны. Но дальше деклараций дело, как правило, не идет. Украине нужны сегодня новые силы в политике?

Читайте также:
Дубилет Дмитрий Александрович - отзывы, мнение, рейтинг

Конечно. Годами видим одних и тех же, давно не верим им. Чтобы появились другие, необходимо время. Если бы сейчас объявили избирательную кампанию, понятия не имею, на каком основании делал бы выбор.

Хотя должен вам сказать, что частые выборы — это нормально. Именно в таком случае более твердые в своих шатких убеждениях, более надежные люди могут получить шанс прийти к власти. Они научатся различать, где чужие, а где свои. Есть великолепная фраза, которая обрисовывает нам перспективы: «Будут все свои».

— Это кто сказал?

— (Улыбается.) Где-то в рассказах о мафии промелькнуло. Вот для нас «будут все свои». Каждый же хочет, чтобы его приняли именно в этом качестве. Иных критериев по большому счету нет, кроме того, что это хороший — свой! — человек.

Давайте поговорим о постмайданных событиях. В тот период общество реально было расколото — по отношению к Революции достоинства, к Януковичу и так далее. Как считаете, если бы руководство страны, сменившее беглого экс-президента, действовало иначе, могло бы не случиться то, что случилось?

На мой взгляд, нужно прежде всего определить критерии. И говорить о смысле событий, исходя из них.

Например, диссидентскую среду советских времен характеризовали три базовые ценности. Первая — это свобода. Мы и сейчас остановились на том, что общество завоевывает политическую свободу. Никто ведь не отрицает, что она есть, у нас не сажают в тюрьму за инакомыслие.

Вторая большая ценность — это государственная независимость. Далеко не все, кто участвовал в первых и последующих шагах, ставили во главу угла ее обретение. И многим диссидентам, и диссидентствующим, и оппозиционерам это даже казалось излишней тратой сил — мол, не с этого надо начинать, а со свободы.

Ну и наконец третье — это борьба с бедностью. Возьмем польский опыт. История «Солидарности»(независимый профсоюз, противостоявший в 80-х годах тоталитарному коммунистическому режиму. — Авт.) началась с борьбы польских рабочих за повышение жизненного уровня. Когда спустя годы в Киев приехал Лех Валенса (лидер и основатель «Солидарности». — Авт.), ему в польском посольстве представили нескольких бывших лидеров «Руха», в том числе меня. Валенса, пожимая нам руки, приговаривал: «И зачем мы все это делали?» Это шутка, но в ней есть доля правды. В том смысле, что в итоге у поляков к власти пришли правые.

У нас же до сих пор не сложилось хоть какое-то подобие профсоюзного движения. Все недовольны, все выдвигают какие-то требования к действительности, но никто не может сказать, как именно достичь рая. А ведь подобная украинская «Солидарность» придала бы такой характер всему движению за свободу, что можно было бы быть спокойными за завтрашний день.

Я имела в виду начало войны. Многие из нас понимают, что сценарий давно написан в Кремле. Тем не менее, если бы власти действовали более решительно и дали отпор Путину в самом начале, может, не случилась бы трагедия, которая длится уже третий год?

Никто не отважился защищаться. Надо было, чтобы кто-нибудь взял на себя ответственность и первым крикнул: «Вперед!» Не нашлось ни структуры, ни человека, который дал бы такую команду, — все лишь смотрели друг на друга.

Даже не знаю… Я не политик. В политической кухне оказался волею судеб. Но я не раз ловил себя на мысли, что мне все это чуждо и очень страшно. Не за себя, не за свою шкуру, а за судьбу Украины и мира. Как начали катиться вправо, так и не могут остановиться. Кто знает, чем это все закончится…

Очень много вопросов и по сдаче Крыма, и по войне на Донбассе. Почему, к примеру, 5 июля 2014 года колонна со Стрелковым беспрепятственно заехала в Донецк из Славянска? После этого, по сути, и понеслось…

Читайте также:
Наталья Холоденко - биография, личная жизнь, фото, видео

Думаю, изначально было много кагэбистских и близких к этим структурам заготовок. Конечно, все похоже на заговор.

Могу рассказать о таком факте. Когда обстановка на Майдане накалилась до предела, решался вопрос: будем биться или искать какие-то компромиссы. Наступил момент, когда следовало спустить курок. По всему было видно, что власть уже готова: с одной стороны, на уступки, с другой — на какие-то действия. Они сильно боялись.

И вот митингующая сторона захотела, чтобы кто-то из нашей инициативной группы «Першого грудня»(объединение украинских интеллектуалов и общественных деятелей, созданное в 2011 году. — Авт.) встретился с этой публикой — Януковичем, Азаровым и другими. Мы вдвоем с Вячеславом Брюховецким (почетный президент Киево-Могилянской академии, Герой Украины. — Авт.) пошли через «линию фронта».

Это когда было?

13 февраля 2014 года. Везде уже стояли патрули — и с той, и с другой стороны. Скажу, что это довольно неприятно. Но все равно не было ощущения, что завтра разразится гроза.

Где вы встречались?

В здании Верховной Рады. Предварительно договорились, что будем разговаривать с Януковичем. Но пока суд да дело, он был уже далеко… И тогда сам собой вырисовался печальный финал.

Сейчас часть политической элиты («Оппозиционный блок», к примеру), невзирая ни на что, сориентирована на Россию. Их аргументы: надо продолжать экономические связи и, вообще, дескать, мы — соседи. Как вы к этому относитесь?

Я сторонник компромиссов, если существует такая возможность. Можно предоставить выкладки, почему нам выгодно торговать с Россией. Все это очень веско звучит. Но есть вещи, которые нельзя даже пытаться делать — ни в коем случае, под угрозой чего угодно. Они, в частности, заключены в этой линии на союз с Россией. Это будет сдачей позиций. Главным образом — нашей свободы.

Тогда окажется, что все жертвы были напрасными. И что, будем спрашивать, как Валенса: «Зачем мы это все делали?»

— Может, наши лидеры не просчитывают самые плохие последствия?

Просчитывать-то просчитывают, но несколько странным образом. Вроде какая-то шахматная игра: где-то они сделают такой шаг, где-то — другой. Не сносить головушки ребятам, которые сейчас готовы на все. Готовность ко всему — очень страшная вещь.

Но не будем так уж строги к нашим лидерам. Думаю, что четкого видения завтрашнего дня нет ни у оппозиции, ни у власти. Нет ясности в том, чего мы хотим. Это, кстати, та болезнь, которая охватила также либеральный мир Европы и Америки. На Западе сегодня непонятно, что левое, а что правое. Все это было у них очень четко выписано. Теперь старые критерии не годятся. Вот американская история с Трампом…

Она вне каких-либо критериев.

И ведь то же чувствуют американцы… Вы Фолкнера любите?

Люблю.

Я тоже. Он мне, в частности, очень рано привил какое-то иное понимание того, кто такой средний американец. Все, кого он изобразил в произведениях, это же рабовладельцы Юга. Тем не менее они нам симпатичны.

Я хочу сказать, что есть различные политические оценки, пристрастия и так далее. Но человеческие классы и градации могут в одну ночь измениться и развернуться на сто восемьдесят градусов. Весь политический мир легко перегруппировывается.

Вот вы говорили о Стрелкове. Знаете, что его мачеха — известный философ и замечательная женщина?

Не знаю.

Это Пиама Гайденко(доктор философских наук, член-корреспондент Российской академии наук. — Авт.). Ее второй супруг — Юрий Давыдов (известный социолог и философ. — Авт.). А ее первый муж — Юрий Бородай (доктор философских наук, написавший несколько статей в соавторстве с Львом Гумилевым; отец Александра Бородая. — Авт.).

У истоков так называемой «ДНР» стоял Александр Бородай(экс-«председатель Совета министров» террористической «ДНР»; ходят слухи, что он сменит Захарченко. — Авт.). Как же это все? Причем и покойный Давыдов, и Пиама — люди порядочные. Они с родственниками давно были на разных сторонах баррикад.

В России постоянно твердят, что в Украине идет гражданская война. На фоне недовольства властью, обнищания населения, отсутствия заметных результатов борьбы с коррупцией мы можем начать противостояние друг с другом?

Читайте также:
Ольга Фреймут - биография, личная жизнь, фото, видео

Мне кажется, что наш процесс идет в нужном направлении. Есть понимание того, что нельзя строить новое общество, сводя все к куску хлеба и куску сала. И больше ничего.

И к сериалу по телевизору.

Да. Но… Фактически все сидят на лозунгах десятилетней давности, которые вообще перестали затрагивать какие-то струны сердца. Оказывается, наши политические силы практически неразличимы с точки зрения их платформ и ориентаций — они хотят, чтобы всем было хорошо.

Это может продолжаться еще некоторое время. Сейчас мы находимся на такой стадии разложения сознания, которая еще терпит сожительство с иными взглядами. Все-таки нет вспышек взаимной ненависти. Это может быть хорошо, а может — и плохо.

Во всяком случае в настоящее время, как мне кажется, нет угрозы гражданской войны, которая была очень близка. Но одновременно формируется какая-то определенность в том, какой мы хотим видеть Украину. Не знаю, что из этого получится. Пока у меня ощущение, что в этом месте стоит большой пробел. Никто толком не способен сформулировать какие-то новые идеи и сказать людям, что им нужно делать сегодня. Мне кажется, что мы находимся в такой опасной близости к беспринципному компромиссу, которая сделает популярными людей, этого не заслуживающих.

Компромиссу между чем и чем?

Сейчас модно говорить о децентрализации… Я ее пережил в 50-х годах, когда был директором школы и принадлежал к правящей верхушке райцентра, куда помимо таких, как я, входили всякие номенклатурные единицы. Была некая сплоченная прослойка, внутри которой творились черные дела. Подобное может повториться и сейчас. То есть не имею в виду происходящее на уровне Верховной Рады и на каких-то политических ристалищах, а то, о чем я говорил: будут все свои. Они сформируются на среднем и низшем уровне. И вот там могут пойти такие компромиссы, которых следует бояться.

О вашей группе «Першого грудня» мне прежде рассказывали Любомир Гузар и Богдан Гаврилишин. Интересно, о чем разговаривают старейшины, когда собираются вместе, какие фундаментальные и глобальные проблемы обсуждают?

С одной стороны, стараемся не затрагивать вопросы религии и церкви, поскольку не все там верующие. Я, в частности, атеист, и никогда этого не скрывал.

Но когда мы рассуждаем, допустим, о политической ситуации, то оказывается, в общем, что говорим о церкви, о Боге и таком прочем(смеется).

Очень хорошо влияет на всех Блаженнейший Любомир Гузар. Он человек светлый.

Очень светлый.

Пожалуй, самое эффективное, чего можно ожидать от группы, это действительно привнесение какого-то света и благодати в темное царство. Нельзя недооценивать этих попыток одиночек-интеллигентов создать атмосферу. Собственно, этим мы и занимаемся.

У меня лично теплится надежда, что в обществе будет укрепляться понимание того, чего делать нельзя.

Чего конкретно?

Лгать. Наша власть, как и всякая другая, врет. А это недопустимо. Нужно выработать такой стиль отношений, когда твой визави — человек другого мира, но это не значит, что он не заслуживает, чтобы ему сказали «доброе утро». Поэтому следует искать такой стиль взаимодействия людей и политических партий, который совмещал бы стремления и оценки оппонирующих субъектов.

Еще, например, некоторые заявляют, что «у меня готовы все программы и платформы, только допустите нас завтра к власти». Подобное ведь звучит повсеместно… Раздражают авансы, не подкрепленные никакими расчетами, ничем.

— Всех раздражают.

Они приносят больше вреда, чем явные противники.

Нельзя ставить мораль на службу политической конъюнктуре. Это то, что необходимо понять представителям разных партий.

Все должны научиться жить вместе. И те, кто будут тихо и незаметно лелеять цветы свободы. И те, кто умеет сделать какое-то практическое дело, чтобы помочь всем остальным.

Знаете, сказал бы, что из всего постсоветского пространства самое большое чудо — это Украина. Мы победим. Все будет хорошо.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: