Михаи́л Алекса́ндрович Вру́бель – отзывы, мнение, рейтинг

МИХАИЛ ВРУБЕЛЬ : самый загадочный русский художник.

Михаил Врубель: самый загадочный русский художник.

17 марта 1856 — 14 апреля 1910г.

Сегодняшняя Варвара натолкнула меня на мысль ,что я на днях вспомнила про Врубеля и хотела сделать тему,к его дню рождения,но как и всегда закрутилась с работой и почти благополучно забыла,но . хоть так ,по горячим следам ,но расскажу вам о нашем (моём и Ларисы Дорониной земляке).

Русский художник Михаил Александрович Врубель родился 5 марта 1856 года в Омске. Его мать, Анна Григорьевна, была родственницей декабриста Н.В. Басаргина, хорошо играла на пианино. Она умерла когда мальчику исполнилось всего три года. Отец, Александр Михайлович, — поляк, офицер, был человеком образованным, нежно любившим своих детей. Именно он после смерти Анны Григорьевны занялся их воспитанием. Также у Врубеля была сестра Анна, теплые отношения с которой сохранились у Михаила до конца жизни.

Михаил рос спокойным мальчиком, любил слушать музыку. Способности к живописи проявились у него в возрасте 5-6 лет: однажды побывав на выставке, мальчик увидел копию с фрески Микеланджело «Страшный суд», и, придя домой, он по памяти воспроизвел картину во всех подробностях.

Жизнь шла,мальчик рос.

Михаил Врубель писал гениальные картины, создавал восхитительные фрески, работал над декоративными панно и являлся автором скандальных книжных иллюстраций.

в Кирилловской церкви в Киеве. И хотя за плечами долгое самостоятельное штудирование архивов Кирилловского монастыря, изучение большого количества монографий по древнерусской и византийской живописи, а также твердое намерение «не добавлять ничего от себя», Богоматерь и апостолы получаются «слишком трепетными и экзальтированными».

Удивительно, но церковь, в которой Врубель трудился над своей, пожалуй, первой монументальной работой, находилась на территории психоневрологического диспансера, а в годы советской власти была и вовсе передана больнице. Так, пророчески, первые серьезные творческие шаги Врубель сделал там, где закончил свой путь – в клинике для душевнобольных.

В начале 1902 года, пожалуй, одна из самых известных картин Михаила Врубеля — «Демон поверженный» — была показана публике в Санкт-Петербурге на выставке «Мир искусства». Незадолго до этого события окружающие стали замечать у художника симптомы психического расстройства. Воспоминания друзей и родных позволяют восстановить хронологию последних, скорбных лет жизни Михаила Врубеля, о котором даже его лечащий врач — психиатр Усольцев — писал: «Он умер тяжко больным, но как художник он был здоров, и глубоко здоров».

1901 год был отмечен крупным семейным событием — у Михаила Александровича Врубеля и его супруги Надежды Ивановны родился сын. Пара готовилась к этому событию очень весело, им казалось, что рождение ребенка не помешает их элегантной и светской жизни, они фантазировали, как уже с ребенком поедут за границу выставлять «Демона».

Супругов ждало страшное огорчение — мальчик родился с раздвоенной верхней губкой, это глубоко поразило Михаила Врубеля. С того самого момента его близкие и знакомые стали замечать, что с художником происходит что-то неладное.

Врубель пишет портрет сына, которого назвали Саввой, причем придает его облику то выражение крайней тревоги, которую, вероятно, переживает он сам.

В начале 1902 года картина «Демон поверженный» была показана публике в Санкт-Петербурге на выставке «Мир искусства». Вот что о той выставке вспоминает сестра жены Врубеля, Екатерина Ивановна Ге: «Михаил Александрович, несмотря на то, что картина была уже выставлена, каждый день с раннего утра переписывал ее, и я с ужасом видела каждый день перемену. Были дни, что “Демон” был очень страшен, и потом опять появлялись в выражении лица Демона глубокая грусть и новая красота… Вообще, несмотря на болезнь, способность к творчеству не покидала Врубеля, даже как будто росла, но жить с ним уже делалось невыносимо».

В марте 1902 года Михаил Врубель впервые был помещен в частную психиатрическую лечебницу. В картине болезни художника преобладали идеи собственного величия, наступил период столь сильного возбуждения, что на полгода прервались свидания даже с самыми близкими людьми — женой и сестрой.

В сентябре того же года Врубеля перевезли в клинику психиатра Сербского, перевезли в одном пальто и шляпе, даже без белья, так как говорили, что он уничтожил все свои вещи.

В этой больнице дело пошло гораздо лучше, он писал совершенно логичные письма родным, а по совету доктора стал вновь заниматься живописью.

18 февраля 1903 года Михаил Врубель вышел из клиники, но был очень грустным, а к апрелю совсем «расклеился»: часто плакал, тосковал, говорил, что никуда не годен, работать вовсе не мог, хотя ему предлагали разные заказы.

3 мая 1903 года случилось несчастье — умер Саввочка, единственный ребенок Врубелей. Перед лицом этого горя Михаил Александрович вел себя очень мужественно, лично занялся организацией похорон, старался поддержать жену, которая была в отчаянии.

После похорон сына Врубели уехали в свое имение под Киевом, там художник стал сильно нервничать, требовал, чтобы его скорее везли в лечебницу. Кто-то посоветовал определить Врубеля в одну из психиатрических клиник Риги.

На этот раз болезнь была совершенно другого характера: от мании величия не осталось и следа, напротив, ее сменило полное угнетение. Врубель был уныл и грустен, считал себя ничтожеством и хотел лишиться жизни.

Осенью сестра художника перевезла его из Риги в Москву. В московской клинике он стал рисовать очень удачные портреты больных, но мысли его путались, Врубелю казалось, что и жена, и сестра тоже являются пациентами психиатрической больницы.

Рисунки, сделанные в клинике, были представлены на выставке московских художников, в них не было видно и тени болезни.

В этот период Врубель написал картину «Шестикрылый Серафим», изображающую ангела с горящей лампадой, очень красивую вещь, выполненную жгучими и яркими красками.

К весне 1904 года художнику было так плохо, что врачи и родственники думали, что он не доживет до лета, хотели везти его за границу, но потом оставили эти планы. На лето московские клиники закрывались, поэтому психиатр Сербский посоветовал поместить Врубеля в недавно открытую в окрестностях Москвы лечебницу психиатра Усольцева.

Больные в этой лечебнице жили вместе с семьей доктора и пользовались большой свободой.

Переезд в клинику Усольцева оказал удивительную пользу: Врубель стал есть (до этого он отказывал себе в пище, считая себя недостойным еды), мысли его прояснились, он рисовал, писал письма родным и друзьям, а через два месяца настолько поправился, что вернулся домой.

После выписки художника из лечебницы Врубели переехали в Петербург, где Михаил вел жизнь абсолютно здорового человека: он снял квартиру, провел в ней электричество и очень много работал.

В этот период Врубель начал писать свою удивительную «Жемчужину», которая сейчас находится в коллекции московской Третьяковской галереи.

К началу 1905 года жена стала замечать у Михаила Врубеля сильное возбуждение, он стал несговорчивым, раздражительным, непомерно тратил деньги на совершенно ненужные вещи. Жене художника пришлось «выписать» из Москвы психиатра Усольцева, который увез Врубеля в свою московскую лечебницу.

Читайте также:
Ива́н Ива́нович Ши́шкин - отзывы, мнение, рейтинг

Усольцев действовал на больного успокаивающе. Оказавшись в клинике, Врубель начал спать, а бессонница всегда была одним из опасных симптомов его болезни. Родственники надеялись, что на этот раз болезнь не будет продолжительной, увы, но они ошиблись — возбуждение в очередной раз сменилось угнетением.

Несмотря на болезнь, Врубель не прекращал работать: он нарисовал портрет всей семьи Усольцевых, многих больных и поэта Брюсова, который навещал художника.

Брюсов оставил очень интересные воспоминания о своей первой встрече с Михаилом Врубелем, состоявшейся в клинике Усольцева: «Правду сказать, я ужаснулся, увидев Врубеля. Это был хилый, больной человек, в грязной измятой рубашке. У него было красноватое лицо; глаза — как у хищной птицы; торчащие волосы вместо бороды. Первое впечатление: сумасшедший! После обычных приветствий он спросил меня: “Это Вас я должен писать?” И стал рассматривать меня по-особенному, по-художнически, пристально, почти проникновенно. Сразу выражение его лица изменилось. Сквозь безумие проглянул гений».

Когда Врубель писал Брюсова, окружающие стали замечать, что у него происходит что-то странное с глазами, художник вынужден был подходить очень близко, чтобы разглядеть модель. Новое страдание шло с ужасающей быстротой, кончив портрет Брюсова, Врубель почти не видел своей работы.

Михаил Врубель понимал весь ужас своего положения, художник, мир которого был сказочно прекрасен, — теперь почти слепой… Он стал отказываться от еды, говоря, что если он будет голодать 10 лет, то прозреет и рисунок у него будет необыкновенно хорош.

Несчастный художник теперь стеснялся знакомых, он говорил: «Зачем им приходить, я ведь их не вижу».

Внешний мир все меньше соприкасался с Михаилом Врубелем. Несмотря на все старания его сестры и жены, которые регулярно навещали художника, он погружался в мир собственных грез: рассказывал что-то вроде сказок, что у него будут глаза из изумруда, что он создал все свои произведения во времена Древнего мира или эпохи Возрождения.

Последний год жизни Врубель все настойчивее отказывался от мяса, говоря, что не хочет есть «убоины», так что ему стали сервировать вегетарианский стол. Силы постепенно покидали художника, иногда он говорил, что «устал жить».

Сидя в саду в свое последнее лето, он как-то сказал: «Воробьи чирикают мне — чуть жив, чуть жив». Общий облик больного становился как бы утонченнее, одухотвореннее.

Врубель шел к концу с полным спокойствием. Когда у него началось воспаление легких, перешедшее затем в скоротечную чахотку, он воспринял это спокойно. В последний сознательный свой день, перед агонией, Врубель особенно тщательно привел себя в порядок (сам причесался, вымылся с одеколоном), горячо поцеловал руки жены и сестры и больше уже не разговаривал.

Только ночью, ненадолго придя в себя, художник сказал, обращаясь к человеку, который за ним ухаживал: «Николай, довольно уже мне лежать здесь — поедем в Академию». В этих словах было какое-то предсмертное пророческое предчувствие: уже через сутки Врубель в гробу был торжественно привезен в Академию Художеств — свою alma mater, где над его телом будет совершаться панихида в одном из залов Академии художеств.

Закончить рассказ хочется словами психиатра Усольцева, который как никто другой ценил Михаила Врубеля, понимая всю сложность его гениальной личности: «Часто приходилось слышать, что творчество Врубеля — больное творчество. Я долго и внимательно изучал Врубеля, и я считаю, что его творчество не только вполне нормально, но так могуче и прочно, что даже ужасная болезнь не могла его разрушить. Творчество было в основе, в самой сущности его психической личности, и, дойдя до конца, болезнь разрушила его самого… Он умер тяжко больным, но как художник он был здоров, и глубоко здоров».

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Новое в блогах

Сообщество «МУЗА НАШЕГО ДВОРА»

Мятежный дух живописца. Творчество и болезнь Михаила Врубеля

Удивительная судьба выдающегося художника Михаила Александровича Врубеля, творца русского модерна, в чем-то схожа с не менее трагической участью его современника Винсента ван Гога – оба жили и творили в конце XIX в. (Врубель на три года младше ван Гога), а выразительная и оригинальная манера письма живописцев позволяет отнести их творчество к направлению постимпрессионизма. Вполне вероятно, что художники даже не знали о существовании друг друга и не догадывались, что между ними есть много общего – оба были серьезно больны психически и умерли в расцвете творческих лет от последствий, вероятно, связанных с сифилисом.

Можно и далее продолжать поиски мистических параллелей в судьбах художников, однако искать в них особый смысл не будем, поскольку своеобразие их таланта и автономность их личности неоспорима. Тем не менее, так же как и живопись ван Гога, художественный стиль Врубеля не всегда получал лестные оценки современников, но после смерти гениальность обоих была признана повсеместно. Именно после смерти популярность Врубеля достигла наивысшей точки. Известный критик А. Бенуа, не баловавший работы Врубеля позитивными оценками при его жизни, в некрологе написал: «Бывают жизни художников – сонаты, бывают жизни художников – сюиты, бывают пьески, песенки, даже всего только упражнения. Жизнь Врубеля, какой она теперь отойдет в историю, – дивная патетическая симфония, то есть полнейшая форма художественного бытия».Михаил Александрович Врубель родился 17 марта 1856 г. в Омске, в семье военного юриста, выходца из Польши. Когда Михаилу было всего три года, его мать скончалась от туберкулеза. Несколько лет спустя отец женился повторно, и в семье родились еще трое детей. Хотя по долгу службы семье Врубелей часто приходилось колесить по Российской Империи, детские годы Михаила прошли вполне благополучно – мачеха тепло относилась к пасынку и, будучи пианисткой, старалась сформировать у ребенка аристократичные манеры и художественный вкус. Характер мальчика еще с отроческих лет не отличался стабильностью – периоды импульсивности, энергичности довольно часто сменялись периодами задумчивости и углубленности в себя.В гимназические годы Врубель зарекомендовал себя способным учеником, окончил гимназию с золотой медалью. Довольно рано в будущем художнике проявился интерес к рисованию, который заметил отец и всячески поощрял факультативные занятия живописью Михаила. Тем не менее, Александр Врубель смотрел на жизнь практично и настоял на том, чтобы сын продолжил образование на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета. Университет он успешно закончил, но желания стать художником не оставил, ведь за годы учебы посещал вечерние классы Академии художеств. Проработал по юридической специальности Врубель недолго и в 1880 г. был зачислен вольным слушателем в ту самую академию.В 1884 г. молодой и начинающий художник Врубель был приглашен в Киев для участия в реставрационных работах в Кирилловской церкви. Уникальную фреску с изображением Божьей матери Врубель создавал без единого эскиза и дорисовок – уже тогда проявилась его склонность к эйдетизму.Уже в то время Кирилловская церковь прочно ассоциировалась у киевлян с лечебницей для душевнобольных, которая находилась на территории ее угодий еще с XVIII в. (ныне – психиатрическая больница имени И.П. Павлова). Но, вопреки ложным слухам, Врубель никогда не был ее пациентом – тогда он был абсолютно здоров, хотя и не был лишен некоторой эксцентричности.Годы, проведенные в Киеве, сформировали его самобытный художественный стиль. К слову, художественная среда Киева относилась к Врубелю с некоторой опаской и, признавая в нем наличие определенных способностей, настоящий талант так и не разглядела. Неудивительно, ведь Киев в те годы был далек от новых течений, а Врубель озадачивал горожан не только необычной манерой письма, но и некоторой заносчивостью и даже эпатажностью в поведении. Так, одевался он в костюмы, сшитые по собственным эскизам (к слову, художником Врубель был практически универсальным – создавал декорации и эскизы костюмов к оперным постановкам и даже сам проектировал наряды для своей жены, делал архитектурные проекты, брался за оформительские работы, охотно занимался декоративно-прикладным творчеством и скульптурой). Наряды эти не всегда соответствовали общепринятым нормам киевской моды – например, он носил бархатные костюмы в венецианском стиле эпохи Возрождения или пальто с пелеринами. Замечали за ним и другие странности – известна история, когда во время работы художник случайно выпачкал нос зеленой краской, а когда окружающие указали на это, он закрасил нос полностью и отправился в таком виде гулять по городу. Впрочем, не сколько эпатаж характеризовал Врубеля в те годы, сколько выраженная импульсивность, что не могло не сказаться и на работе. Часто он совершал необдуманные поступки – мог уехать из города, не предупредив друзей куда и зачем, а потом столь же неожиданно появиться, с легкостью раздаривал свои работы и тут же разрывал их на мелкие клочки. Будучи стесненным в средствах, умудрялся постоянно проматывать свои гонорары, увлекался женщинами и даже наносил себе порезы из-за неразделенной любви к Эмили Праховой, жене профессора-искусствоведа, лик которой он и запечатлел в образе Богоматери в Кирилловской церкви.Судьба Врубеля тесно переплетена не только с Киевом, но и со всей Украиной – гимназию он оканчивал в Одессе (Ришельевский лицей), в жены взял оперную певицу Надежду Забелу, наследницу знатного рода украинских интеллигентов. При этом тетка Надежды была замужем за не менее известным живописцем Николаем Ге. На их хуторе в Черниговской губернии чета Врубелей частенько гостила, хоть, по признанию Михаила Александровича, творчество Ге он ценил не очень высоко, как, впрочем, и творчество многих других коллег. Именно по дороге к родственникам случилось несчастье в семье Врубелей, вконец подкосившее неустойчивое психическое состояние Михаила Александровича, – заболел и умер от воспаления легких их малолетний сын, родившийся с «заячьей губой», обладавший слабым здоровьем с рождения; похоронен он на Байковом кладбище.Искусствоведы писали о Врубеле, что классическое мастерство его сочеталось с отсутствием классического равновесия духа. Уже в Киеве проявилась импровизационная манера художника творить – многие картины остались незаконченными, некоторые написаны поверх других, некоторые – с обратной стороны готового холста или вовсе на подвернувшемся клочке бумаги, иногда композиция не умещалась на холсте, и ему приходилось доклеивать листы, чтобы завершить работу. О качестве красок совершенно не заботился, часто рисовал чем попало и на чем попало. Врубель вообще обладал некоторым равнодушием к творческой среде, отсутствием трепетного отношения к творческому процессу, например, в Киеве поверг в шок Васнецова, когда поверх прекрасной картины религиозной тематики, уже проданной сахарозаводчику-меценату Терещенко, нарисовал посредственный сюжет, изображавший циркачку на коне.Не нашедши признания среди киевского бомонда, в 1889 г. Врубель переезжает в Москву. В этом городе и проходит следующий творческий этап, наиболее плодотворный и зрелый. Врубель присоединяется к Абрамцевскому кружку, куда входят такие маститые живописцы, как Васнецов, Серов, Коровин, Левитан и др., существовавшему за счет поддержки известного московского мецената Саввы Мамонтова. Последний был владельцем частной оперы, на сцене которой, в 1896 г., художнику было суждено впервые увидеть свою будущую жену – Надежду Забелу. Мамонтов оказывал всяческую поддержку живописцу и благодарные Врубели даже назвали в честь него сына, рожденного в 1901 г.,– Саввушкой. Все, кто был близко знаком с Врубелем, считали его брак счастливым, Надежда стала музой-вдохновительницей создания всех женских образов врубелевских картин – он создавал многочисленные портреты жены, наделял ее чертами сказочные образы своих картин – «Садко», «Снегурочка», «Царевна-лебедь». Михаил Александрович в этот период работает интенсивно, создает много новых полотен. Казалось, будущее пророчит художнику счастливую старость в лучах заслуженной славы и в кругу любящей семьи, но судьба обернулась для него роком, а не фортуной…В 1902 г., в возрасте 46 лет Михаил Врубель поступил в психиатрическую клинику I Московского университета в маниакальном состоянии. Был возбужден, высказывал идеи величия – заявлял, что он император, музыкант, его голос – хор голосов, что пьет только шампанское. Поведение его в отделении нелепо – собирал мусор, нецеленаправленно проводил штрихи углем, карандашами. Через полгода состояние больного стабилизировалось, наступила ремиссия, и он вернулся к творчеству с новой силой.Из анамнеза врачам было известно, что десять лет назад, еще до женитьбы, у Михаила Александровича был диагностирован сифилис. Неврологический статус подтверждал версии врачей, поэтому Врубелю был выставлен диагноз «paralysis progressiv», несмотря на то что клиническая картина не слишком укладывалась в классические описания прогрессивного паралича. Несколькими месяцами спустя диагноз был подтвержден Владимиром Бехтеревым, хотя окончательные споры относительно того, как можно квалифицировать заболевание Врубеля, ведутся до сих пор. Неизвестно, лечился ли художник, после того, как ему был выставлен диагноз сифилиса в 1892 г., однако классическое противосифилитическое лечение XIX в. включало в себя терапию малоэффективными и высокотоксичными препаратами ртути и йода, поэтому даже после курса лечения заболевание довольно часто прогрессировало до третичной стадии, и различные формы нейросифилиса, в том числе прогрессивный паралич, совсем не были той диагностической редкостью, которой они являются сегодня.Динамику болезни Врубеля и то, как отражалась она в его творчестве, можно начать изучать еще с инициальной стадии. Стадия предвестников нейросифилиса продолжается от двух до шести месяцев и включает неспецифические симптомы нарастающей астении, повышенной утомляемости и истощаемости, раздражительности, слабости, нарушений сна. Вот, что происходило с Михаилом Александровичем в промежутке между 1900 и 1902 гг.: как и в молодые годы, дает о себе знать нестабильная аффективность художника – он много работает, возбужден, болтлив, становится раздражительным, рассеянным, при этом его не покидает чувство тревоги, неясного беспокойства – гипоманиакальное состояние сменяется ажитированным. Характерное ощущение тревоги художник хорошо передал в картине «Царевна-лебедь» (1900) – глаза царевны словно застыли в страхе, бледное лицо лишено румянца, руки сжаты у сердца, она тревожно оглядывается на зрителя, словно прося помощи перед надвигающимся будущем, горизонт которого окрашен серыми, зловещими тонами.Континуум болезни Врубеля от состояния психического здоровья через инициальную стадию заболевания к психотическому дебюту можно проследить в динамике развития знаменитого врубелевского образа Демона. Некоторые исследователи даже полагают, что завершающие картины цикла передают переживания, испытываемые при онейроидном состоянии, однако в истории болезни нет свидетельств о том, что Врубель испытал онейроидный синдром.Этот образ, навеянный впечатлениями от одноименной поэмы Лермонтова, – один из наиболее значимых в творчестве художника и практически является символическим отождествлением с личностью самого Врубеля. Первая картина трилогии – «Демон сидящий» – написана в 1900 г. На холсте с невероятной реалистичностью нарисована величественная фигура задумчивого существа с мужественным торсом, но женственными чертами лица – здесь проявилась известная двойственность натуры художника. Сам Врубель противоречиво описывал своего героя: «Демон — дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, при всем этом дух властный, величавый…». Уже первая картина производит впечатление некой громадности (кажется, что фигура Демона просто не умещается на огромном полотнище), омнипотенции, которая еще более будет проявляться в последующих картинах цикла и обретет реальную жизнь в содержании бредовых переживаний идей собственного величия во время психоза. В 1899 г. художник изображает «Демона летящего» уже как могучего властелина мира, однако при этом картина полна переживаний обреченности, тревоги – создается впечатление, что Демон летит прямо на зрителя, при этом сам образ практически бесплотен – среди буйства мазков холодных, землисто-лиловых красок отчетливо просматривается лишь его лицо. Последняя картина – «Демон поверженный» – написана в 1902 г., уже тогда, когда состояние художника было психотическим. Создавался последний образ мучительно – художник множество раз лихорадочно переписывал его лицо, завершая картину уже в выставочном зале, куда тайком пробирался ночью для работы над картиной, которая не может не поражать своей зловещей экспрессивностью. Не художник выбирает предмет – предмет выбирает художника. И Врубель не выбирал Демона –Демон пришел к нему сам, в обличии психоза. Вряд ли кто-либо еще смог бы столь художественно передать весь ужас, который испытывает человек, ощущая, как распадается его личность, разлаживается работа психических процессов, но Врубелю это удалось – облик Демона на картине как будто засасывает пучина хаотично разбросанных мазков, изображающих горы. Окончив рисовать поверженного Демона, Врубель отправился в психиатрическую больницу – настолько болезненным стало его состояние.Толчком к следующей госпитализации послужила семейная драма – внезапная смерть малолетнего сына. В скором времени Врубель вновь поступает в больницу. На этот раз он – в депрессивном состоянии. Его одолевает бред самообвинения, греховности. Он испытывает устрашающее галлюцинации – ему кажется, что его пытают, сажают в тюрьму. Считает, что опозорил семью, что его жена умирает от голода. Испытывает ипохондрические бредовые переживания – доказывает всем, что у него нет ног и рук, что он – «пустой мешок». Симптомы укладываются в картину синдрома Котара, который, по сути, стал зеркальным отражением бреда величия, испытываемого Врубелем во время первой госпитализации.В 1904 г. художник переводится в частную клинику доктора Усольцева. Первые попытки возобновить творчество свидетельствуют о некотором обеднении фантазии художника, что можно связать и со снижением работоспособности вследствие депрессивного эпизода, и с нарастанием когнитивного дефицита. Поначалу Врубель делал лишь карандашные наброски – рисовал портреты врачей, санитаров, пациентов, играющих в карты или шахматы, делал пейзажные наброски вида из больничного окна, зарисовывал углы и вещи в собственной палате.В марте 1905 г. у художника снова развилось маниакальное состояние – Усольцев описывает скачку идей, психомоторное возбуждение, идеи величия. Врубель заявляет, что знаменит, что жил вечно, расписывал стены Ватикана. Очень много рисует, часто картину поверх картины, например, начал рисовать портрет Усольцева, тут же – увлекся и начал рисовать икону на том же листе, не закончив портрет. Порою рисует даже на стенах – углем, слюной; пишет много автопортретов, на некоторых изображает себя в нелепом виде, например – с красным платком на голове. Особое значение в картине болезни принимают идеи религиозного характера – ранее не отличавшийся добродетелью и религиозностью, художник создает ряд картин сакральной тематики («Серафим», «Пророк»).Удивительно, но в периоды ремиссий Врубель создает много талантливых работ, сохранив, таким образом, художественный дар. Сохранная работоспособность, отсутствие выраженных когнитивных нарушений, проявлений деменции, благодушия, свойственного больным прогрессивным параличом, сделали течение болезни художника нетипичным. У Врубеля проявилась циркулярная форма прогрессивного паралича – со сменой маниакальных и депрессивных эпизодов. Известна точка зрения специалистов, что развитие данной формы отмечается у лиц с наследственной предрасположенностью к эндогенным психическим заболеваниям. По некоторым данным, именно при циркуляторной форме прогрессивного паралича быстро наступает атрофия зрительного нерва, что неизбежно привело живописца к полной слепоте в 1906 г. Потеря зрения стала наибольшим ударом для Михаила Александровича, оправиться после которого он уже не смог. Сил на борьбу с болезнью у художника больше не оставалось, он неоднократно говорил об усталости от жизни, подолгу стоял перед открытой форточкой, пытаясь умышленно простудиться – Врубель скончался 1 апреля 1910 г. в одной из санкт-петербургских частных клиник после пневмонии.

Читайте также:
Михаил Врубель, биография, жизнь, творчество

Последней работой слепнущего мастера стал портрет поэта-символиста Валерия Брюсова, который так и остался незаконченным. У Брюсова сохранились яркие воспоминания об этой встрече: «Правду сказать, я ужаснулся, увидев Врубеля. Это был хилый, больной человек, в грязной измятой рубахе. У него было красноватое лицо, глаза – как у хищной птицы, торчащие волосы вместо бороды. Первое впечатление: сумасшедший! Он вошел неверной, тяжелой походкой, как бы волоча ноги, и после обычных приветствий спросил: «Это вас я должен писать?» И стал рассматривать меня по-особенному, по-художнически, пристально, почти проникновенно. Сразу выражение его лица изменилось. Сквозь безумие проглянул гений. В жизни, во всех движениях Врубеля было заметно явное расстройство. Но едва рука брала уголь или карандаш, она приобретала необыкновенную уверенность и твердость. Человек умирал, разрушался, мастер – продолжал жить

«Врубель» Н.А. Дмитриевой – замечательная монография известного российского искусствоведа о творчестве Врубеля, дополненная репродукциями его картин.

«Врубель. Переписка. Воспоминания о художнике» – книга содержит живые воспоминания о Врубеле его современников, переписку с родными и женой, коллегами по цеху.

«Врубель. Жизнь и болезнь» Н. Шумского – патографический анализ жизнетворчества великого художника, написанный известным российским психиатром.

«Этюды о Врубеле» – биографическая лента 1989 г. о киевском периоде в жизни и творчестве Михаила Врубеля, снятая на киностудии имени Довженко по сценарию Сергея Параджанова и Леонида Осыки.

От Демона к Пророку: история болезни Врубеля

Предрасположенность к болезни

Наследственность Михаила Врубеля была отягощена: дед по отцу страдал алкоголизмом , дед по матери был подвержен маниакальным приступам , сестра перенесла острое депрессивное состояние и временный паралич.
Михаил рос слабым , болезненным ребенком , ходить начал только в три года. В детстве мальчик был кротким и молчаливым , эмоционально подавленным , с аутистическими наклонностями. «Потребность творчества проявилась в 5−6-летнем возрасте» , — писала в своих воспоминаниях его сестра Анна. Миша постоянно делал зарисовки семейного быта. Близкие , а затем и соученики нередко замечали замкнутость и отрешенность Врубеля , его погруженность в размышления , и лишь отчасти в шутку называли молчуном и философом. С годами нрав его становится более оживленным. Красота , веселость и изобретательность юноши привлекала сверстников , было в нем «много мягкости и нежности , что-то женственное» .
Учеба давалась легко , увлекали литература , философия ( особенно Канта), история и музыка. Еще с ранних лет будущий художник отличался способностью к языкам и богатой фантазией.

Читайте также:
Карл Брюллов, биография, жизнь, творчество

Предвестники болезни

Из истории болезни известно , что в 1892 году Врубель заразился сифилисом. Однако в течение 1892−1895 годов он был полностью поглощен работой , а после женитьбы на молодой оперной певице Надежде Забеле наступила недолгая счастливая пора в его жизни.
Первые изменения в состоянии Михаила Александровича становятся заметны летом 1898 года. Обнаружилась раздражительность , совсем не замечавшаяся раньше. Особенно Врубеля донимала мигрень , с которой он боролся , принимая фенацетин ( болеутоляющее) в огромных дозах и нося черную шелковую шапочку.

Екатерина Ивановна Ге , сестра жены ( и супруга сына художника Николая Ге), так вспоминала об этом: «Все близкие и знакомые замечали , что с Михаилом Александровичем происходит что-то неладное , но и сомневались постоянно все-таки , так как в речах его никогда не было бессмыслицы , он узнавал всех , все помнил. Он сделался лишь гораздо самоувереннее , перестал стесняться с людьми и говорил без умолку».

Нарастающие слабость , раздражительность , повышенная психическая утомляемость , нарушения сна — всё это предвестники начавшегося нейросифилиса; то , что происходило с Михаилом между 1900 и 1902 годами.

Тем не менее , Врубель продолжал много работать. В это время создается ряд произведений из так называемого « Сказочного цикла»: «Сирень», «К ночи», «Пан», «Царевна-Лебедь» и «Лебедь».

Искусствовед Петр Суздалев указывал , что все это , в том числе и «Демон», — примеры здорового творчества , но уже отразившие изменения в душевном состоянии художника. Вероятным доказательством этого может служить выбор цветовой палитры. «Врубель создал свою симфонию траурных лиловых , звучно-синих и мрачно-красных тонов» — говорит Бенуа. «В лиловом цвете нет улыбки» — Гёте. Метерлинк также отметил выразительность этих цветов для душевных переживаний.

Сильное влияние на душевное состояние художника оказало рождение сына Саввы с «заячьей губой», что тогда считалось признаком « вырождения». По мнению его сестры Анны , в «Портрете сына» начала 1902 года Врубель выразил то состояние тревоги , которое , очевидно , переживал и сам.

«Демоны» Врубеля и манифестация болезни

Развитие болезни

До помещения Михаила в психиатрическую больницу никто не замечал ни в поведении художника , ни в его искусстве , никакой религиозности. «К религии его отношение было таково , что , указывая на работу , которая поглощала его в данный момент , он сказал как-то: „Искусство — вот наша религия; а впрочем , кто знает , может , ещё придется умилиться“».

Читайте также:
Селиванов Александр Антонович - биография, личная жизнь, фото, видео

Однако в клинике Врубеля томило чувство какой-то вины , причем вины всей жизни , которую надо искупить. Снова появилась тема , которая вошла в его искусство еще в 1899 году , а теперь настойчиво им владела, — тема Пророка , почерпнутая в стихотворении Пушкина. Следует учесть , что это могло быть результатом духовных исканий Врубеля в 1899—1901 годы — времени необыкновенной творческой активности , поисков , и перевозбуждения его психики.
Михаил создал работы религиозной тематики: рисунки « Голова Пророка» ( почти автопортрет), «Шествие в Эммаус», картины « Голова Иоанна Предтечи», «Видение пророка Иезекииля». И если раньше он говорил , что Демон — это « мятущийся человеческий дух», то теперь стал считать его злом , «исказившим» его картины.

На обороте портрета Усольцева с иконой Врубель сделал надпись на французском языке , примерный перевод которой таков: «В течение моих 48 лет я полностью утратил ( особенно в портретах) образ честной личности , а приобрел образ злого духа; теперь я должен подчиниться суровой обязанности видеть других людей и полноту образа моего бога».

О своей болезни Врубель не любил говорить , только иронизировал: «я с Кирилловского начал — Кирилловским и окончу». Имея в виду , что Кирилловская церковь в Киеве , где художник начинал свой творческий путь , находилась на территории лечебницы для душевнобольных.
Во время госпитализации в марте 1905-го , когда вновь возникло маниакальное состояние , Врубель утверждал , что жил во все века , видел , как в Киеве в конце первого тысячелетия закладывали Десятинную церковь. Рассказывал , что участвовал в постройке готического собора , а вместе с великими мастерами Ренессанса расписывал стены Ватикана.

В феврале 1906 года появились слабость
в руках и ногах , наступила потеря зрения.

Впечатление Брюсова о встрече с Врубелем:
«Правду сказать , я ужаснулся , увидев Врубеля. Это был хилый , больной человек , в грязной измятой рубахе. У него было красноватое лицо , глаза — как у хищной птицы , торчащие волосы вместо бороды. Первое впечатление: сумасшедший! Он вошел неверной , тяжелой походкой , как бы волоча ноги , и после обычных приветствий спросил: „Это вас я должен писать?“ И стал рассматривать меня по-особенному , по-художнически , пристально , почти проникновенно. Сразу выражение его лица изменилось. Сквозь безумие проглянул гений».

Художник умер 1 ( 14) апреля 1910 года , заболев пневмонией. По предположению его сестры , он умышленно простудился,
стоя под форточкой.

Клинический анализ заболевания

Врубель в зеркале

Сведения о личности Врубеля складывается из воспоминаний и писем родных , друзей , заказчиков , критиков разных лет , и общая картина остается во многом расплывчатой и неясной. Причинами разноречия в описаниях характера художника была , прежде всего , духовная сложность самого Врубеля , а затем и субъективизм людей , принадлежавших к тем или иным общественным кругам , по-разному относившимся к Михаилу Александровичу. Поэтому трудно наверняка говорить о типе личности Врубеля или о каких-то особых нарушениях психики. Проявлялась гротескная демонстративность в поступках и одновременно монотонность , своеобразие в эмоциональной сфере , отсутствовали прочные социальные связи. Но также в характере художника отмечались и эгоцентрические , нарциссические черты.

Чередование фаз болезни ( цикличность), преодоление их без потери художественных способностей делали течение болезни художника нетипичным. Вместе с тем подтверждали догадки о сочетании патологий.

Окончательный диагноз болезни Врубеля стал причиной для дискуссий именитых психиатров , лечивших художника. Основным заболеванием считался прогрессивный паралич , а сопутствующим — биполярное расстройство. При этом доктор Ф. Усольцев полагал именно форму позднего нейросифилиса ( Tabes dorsalis) и маниакально-депрессивный психоз , а профессор Ф. Рыбаков — циркулярную форму прогрессивного паралича , при котором и наступает ранняя слепота.

Читайте также:
Питер Пауль Ру́бенс - отзывы, мнение, рейтинг

Доктор Усольцев , длительно наблюдавший Врубеля в разные стадии болезни , утверждал , что «его творчество не только вполне нормально , но так могуче и прочно , что даже ужасная болезнь не могла его разрушить… Он умер тяжко больным человеком , но , как художник , он был здоров и глубоко здоров».

Всё же болезнь вполне могла отразиться на тематике и цветовой гамме произведений , но мастерство художника не подверглось ее влиянию , на чем , в основном , сходятся мнения исследователей этой темы.

Тайная жизнь шедевров: Михаил Врубель

Студент-юрист, вдохновившийся философией Канта, вольнослушатель петербургской Академии художеств, автор «Демона» и «Царевны-Лебеди». Публикуем отрывки из книги «Тайная жизнь шедевров» Николая Жаринова. Книга выпущена издательством «Эксмо» и посвящена 11 великим художникам прошлого.

Экспансивный, но порядочный

Детство Михаила Александровича Врубеля нельзя назвать очень тяжелым. Да, будущий художник рано потерял мать, из-за военной карьеры отца приходилось часто переезжать, но ребенок не знал недостатка в любви. Семье часто помогали родственники, а когда родитель решил жениться во второй раз, мачеха приняла детей от первого брака своего мужа как собственных, заботилась о них и любила.

С будущей женой, оперной певицей Надеждой Ивановной Забелой художник познакомился в театре, куда меценат Савва Морозов пригласил Врубеля на должность декоратора вместо заболевшего Коровина.

«Я во время перерыва (помню, стояла за кулисой) была поражена и даже несколько шокирована тем, что какой-то господин подбежал ко мне и, целуя мою руку, воскликнул: “Прелестный голос!” Стоявшая здесь T. С. Любатович поспешила мне представить: “Наш художник Михаил Александрович Врубель”, и в сторону мне сказала: “Человек очень экспансивный, но вполне порядочный”» — вспоминала Забела.

Голос Надежды Ивановны и ее красота вдохновляли Михаила Врубеля на лучшие его картины. С нее, например, написана знаменитая «Царевна-Лебедь».

Испытывать чувства богатого человека

По воспоминаниям его друга, Константина Коровина, Михаил Александрович мог долгое время жить на считанные копейки, а получив более-менее приличную сумму денег за выполненный заказ, сразу же потратить ее на пустяки. Так Коровин описывал поведение Врубеля после того, как художник получил крупную сумму денег за роспись особняка Мамонтова:

«Он дал обед в гостинице “Париж”, где жил. На этот обед он позвал всех там живущих. Когда я пришел поздно из театра, то увидел столы, покрытые бутылками вин, шампанского, массу народа, среди гостей — цыганки, гитаристы, оркестр, какие-то военные, актеры, и Миша Врубель угощал всех, как метрдотель он носил завернутое в салфетку шампанское и наливал всем. — Как я счастлив, — сказал он мне. — Я испытываю чувство богатого человека. Посмотри, как хорошо все настроены и как рады. Все пять тысяч ушли, и еще не хватило. И Врубель работал усиленно два месяца, чтобы покрыть долг».

В другой момент, когда у Врубеля не было денег даже на еду, он, получив 25 рублей за выполнение небольшого заказа, почти всю сумму потратил на покупку дорогих духов, после чего, придя домой, смешал их с водой и принял ароматную ванну.

Нравиться всем — зло

Через несколько месяцев после знакомства Мамонтов нашел для Врубеля отличный проект, благодаря которому художник мог бы стать известным. Издатель Петр Кончаловский хотел выпустить в свет на пятидесятилетие со смерти Лермонтова двухтомник его произведений с иллюстрациями лучших художников России. Над оформлением книги работали Репин, Васнецов, Айвазовский, Шишкин. Врубель же на тот момент был почти никому не известен.

Иллюстрации Михаила Александровича подвергались самым большим правкам, а когда книга была издана, критики в пух и прах разнесли его работы. Художника обвиняли в том, что он не сумел прочувствовать стиль поэта, что он создал не картины, а грубые карикатуры. Как к этому отнесся сам Врубель? Очень просто. Живописец принял на вооружение известную цитату Фридриха Шиллера: «Если ты не можешь твоими делами и твоим искусством понравиться всем, понравься немногим. Нравиться многим — зло».

В тот же момент, когда Врубель работал над иллюстрациями к двухтомнику Лермонтова, он создал своего знаменитого «Демона сидящего».

Картина предназначалась для рабочего кабинета Саввы Мамонтова. Заказчик заплатил за полотно, но сказал художнику, что картина ему не понятна и не нравится. На это Михаил Александрович ответил, что очень бы расстроился, если бы его благодетель понял бы произведение.

Апостолы из психиатрической больницы

После обучения в Академии Врубель отправился в Киев, где фактически самостоятельно расписал Кирилловскую церковь.

Изображения были утрачены практически полностью. Врубелю нужны были новые модели для написания апостолов. Но нанимать натурщиков было слишком затратно. У художника почти не было эскизов, он писал сразу, прямо на стене.

В качестве моделей Врубель попросил привести душевнобольных из расположенной рядом психиатрической больницы. (А также просил позировать киевских знакомых. — Прим. ред.)

Мемория. Михаил Врубель

17 (5) марта 1856 года родился художник Михаил Врубель.

Личное дело

Михаил Александрович Врубель (1856 – 1910) родился в Омске. Его отец, в прошлом строевой офицер и участник Крымской войны, служил военным юристом. Из-за этого семья часто переезжала: они жили в Харькове, в Петербурге, в Саратове, снова в Петербурге и, наконец, в Одессе, где в 1874 году Михаил Врубель окончил с золотой медалью Ришельевскую гимназию. Талант к рисованию мальчик проявлял с детства. Отец одобрял склонность сына к живописи. Когда семья жила в Петербурге, он водил его в школу Общества поощрения художеств, а в Одессе Михаил учился в рисовальной школе Общества изящных искусств. Но отец полагал, что профессия должна приносить пользу обществу, поэтому по его совету Михаил Врубель поступил на юридический факультет Петербургского университета. Одновременно он занимался в вечерних классах Академии художеств. Окончив университет и отбыв краткую военную повинность, Врубель все-таки стал учиться в Академии художеств. Занимался в мастерских Павла Чистякова и Ильи Репина.

В 1894 году Врубель отправился в Киев, куда по рекомендации Чистякова его пригласил искусствовед Адриан Прахов для участия в реставрации Кирилловской церкви. В Киеве художник провел шесть лет, изучая под руководством Прахова византийскую живопись и работая над росписями сначала Кирилловской церкви, а потом и Владимирского собора. Однако эскизы росписей Владимирского собора остались нереализованными, так как по мнению Прахова и церковных властей стиль живописи Врубеля не соответствовал требования к росписи православного собора, которая должны была быть выдержанной в византийском стиле. По мнению Прахова, для работ Врубеля следовало бы выстроить отдельный храм.

С осени 1884 по весну 1885 году Врубель совершил поездку в Венецию.

В сентябре 1889 года Врубель приехал в Москву, где поселился в мастерской Константина Коровина на Долгоруковской улице. Вскоре он познакомился с известным меценатом Саввой Мамонтовым. В 1891 году Михаил Врубель написал тридцать иллюстраций к юбилейному изданию сочинений М. Ю. Лермонтова. Большая часть работ относилась к поэме Лермонтова «Демон», в том числе и знаменитый «Демон сидящий», эскиз которого был создан в 1890 году. В 1896 Мамонтов, занимавшийся художественным оформлением Всероссийской промышленной и сельскохозяйственной выставки в Нижнем Новгороде, заказал Врубелю два панно. Художник представил работы «Принцесса Греза» и «Микула Селянинович», которые комиссия Академии художеств отвергла. Тогда Мамонтов заплатил художнику за оба панно 5000 рублей из личных средств и соорудил отдельный павильон, где выставил работы Врубеля. Над входом Мамонтов велел повесить вывеску «Выставка декоративных панно художника М. А. Врубеля, забракованных жюри Императорской Академии художеств». В том же году Врубель женился на оперной певице Надежде Забеле.

Читайте также:
Поль Сезанн, биография, история жизни, творчество

Последующие пять лет оказались самыми плодотворными в жизни художника. В эти годы были написаны такие картины, как «Богатырь», «Пан» и «Царевна-Лебедь». Надежда Забела выступала в частной опере Мамонтова, что побудило Врубеля заняться театральной живописью и разработкой костюмов. Врубель участвует в выставках «Мира искусства», венского «Сецессиона», «Группы 36-и». Он продолжает работы в области керамики, начатые еще в 1890 году в мастерской имения Абрамцево, куда его пригласил Мамонтов. В 1900 году за камин «Вольга Святославич и Микула Селянинович» Врубель получил золотую медаль на Всемирной выставке в Париже. 1 сентября 1901 года у него родился сын Савва.

С октября 1901 года у Врубеля появляются первые признаки расстройства психики. У него усиливается депрессия, одновременно художник неустанно работает над картиной «Демон поверженный». К началу 1902 года состояние Врубеля ухудшилось. Психиатр Василий Бехтерев определил у художника прогрессивный паралич (в современной терминологии – нейросифилис, Врубель болел сифилисом еще в 1892 году). В апреле художника поместили в частную клинику с приступом острого психического расстройства. В ноябре 1902 года Бенуа и Дягилев организовали выставку 36 работ Врубеля, которая стала переломной в отношении публики к творчеству художника.

Дальнейшая жизнь Врубеля стала чередой периодов улучшения его состояния и возвращений болезни, когда он вновь становился пациентом клиник. В мае 1903 года умер его сын Савва, что спровоцировало очередной этап болезни. Врубель сам сказал родным: «Везите меня куда-нибудь, а то я вам наделаю хлопот». Когда болезнь отступала, художник продолжал интенсивно работать. В начале 1906 года он полностью ослеп.

Умер Михаил Врубель 1 апреля (14 апреля по новому стилю) 1910 года в клинике Адольфа Бари в Петербурге.

Чем знаменит

Выдающийся художник, крупнейший представитель символизма и модерна в русском изобразительном искусстве. Работал во множестве жанров: станковая живопись, монументальная роспись, рисунок, скульптура, декоративная керамика, оформление театральных постановок, прикладной дизайн. В творчестве Врубеля можно увидеть истоки будущих произведений Шагала, Филонова, Ларионова, Гончаровой, немецких художников-экспрессионистов.

О чем надо знать

Источником вдохновения для работы Врубеля «Принцесса Греза» стала пьеса Эдмона Ростана, впервые поставленная в России в 1896 году. В пьесе принц и поэт Жоффруа Рюдель из рассказов пилигримов узнает о принцессе Мелисанде, живущей далеко за морем. Проникшись любовью к Прекрасной Даме, принц посвящает ей стихи и песни. Предчувствуя скорую смерть, он отправляется в странствие, чтобы встретиться со своей мечтой. Когда корабль находится в открытом море, принц последние мгновения жизни поет песню о своей грезе, принцессе Мелисанде, и происходит чудо – прекрасная принцесса склоняется к его изголовью. На картине Врубеля принц Жоффруа изображен с лирой в руках, над ним склонилась Мелисанда, у мачты корабля стоит его друг, рыцарь и поэт Бертран. Справа изображены пираты, потрясенные силой любви принца. По замыслу Врубеля «Принцесса Греза» должна была выражать «общую всем художникам мечту о прекрасном».

Холст с изображением «Принцессы Грезы» был обнаружен в 1956 году среди старых декораций Большого театра. Видимо, он попал туда из оперы Саввы Мамонтова после его банкротства. Высота холста в самой высокой точке полукруга – 7,5 метра, длина – 14 метров, площадь – 94 квадратных метра. Около тридцати лет свернутый холст хранился в здании храма святого Николая в Толмачах, принадлежащем Третьяковской галерее. В 1987 году в здании галереи на Крымском валу была начата реставрация холста, так как только там нашлось помещение достаточной площади, чтобы вместить полотно в раскатанном виде. При реконструкции Третьяковской галереи для «Принцессы Грезы» был специально спроектирован зал, для чего перекрыли один из внутренних двориков. Зал был открыт в 1996 году, в год столетия картины.

Прямая речь

«Вот уже с месяц я пишу Демона, то есть не то чтобы монументального Демона, которого я напишу еще со временем, а “демоническое” – полуобнаженная, крылатая, молодая уныло-задумчивая фигура сидит, обняв колена, на фоне заката и смотрит на цветущую поляну, с которой ей протягиваются ветви, гнущиеся под цветами».

«Вот отворилась дверь, и вошел Врубель. Вошел неверной, тяжелой походкой, как бы волоча ноги. Правду сказать, я ужаснулся, увидя Врубеля. Это был хилый, больной человек, в грязной измятой рубашке. У него было красноватое лицо; глаза – как у хищной птицы; торчащие волосы вместо бороды. Первое впечатление: сумасшедший! В жизни во всех движениях Врубеля было заметно явное расстройство. Но едва рука Врубеля брала уголь или карандаш, она приобретала необыкновенную уверенность и твердость. Линии, проводимые им, были безошибочны. Творческая сила пережила в нем всё. Человек умирал, разрушался, мастер – продолжал жить. В течение первого сеанса начальный набросок был закончен. Я очень жалею, что никто не догадался тогда же снять фотографию с этого черного рисунка. Он был едва ли не замечательнее по силе исполнения, по экспрессии лица, по сходству, чем позднейший портрет, раскрашенный цветными карандашами».

Николай Рябушинский (1905)

«На четвертой выставке “Мира искусства”, к сожалению, уже тогда, когда настоящие страницы были сверстаны, появилась поразительная картина Врубеля “Демон”, вообще одно из самых замечательных произведений последней четверти века. В этой картине с полной ясностью обнаружились как колоссальное дарование мастера, так и его слабые стороны. Врубель долго мучился над этим произведением, долго боролся при его создании с самим собой, со своей фантазией, со своим вкусом. Красочная декоративная красота этой картины далась ему, чего и следовало ожидать, сразу. С гениальной легкостью Врубель создал свою симфонию траурных лиловых, звучно-синих и мрачно-красных тонов. Вся павлиная красота, вся царственная пышность демонического облачения была найдена, но оставалось найти самого демона. Над исканием его Врубель измучился, постигая умом, но не видя ясно, облик сатаны. Сначала он представился ему каким-то изможденным, гадким и все же соблазнительным змеем; в его глазах, в отвратительно выгнутой шее чувствовалось что-то раздавленное, но ползучее и живучее, живучее “на зло”. К сожалению, рисунок первой версии был безобразен, и Врубель не решился его так оставить. Он принялся исправлять, и мало-помалу из кошмарного слизня его Демон превратился в несколько театрального, патетического падшего ангела. Но Врубель и на этом не остановился и все продолжал менять и менять, усиливать и усиливать выражение, пока не впал в шарж, во что-то карикатурное и дикое, в нехорошем смысле этого слова. Тем не менее и до сих пор есть большая таинственно чарующая прелесть в этой картине. Демон очеловечился, Врубель подошел к границе банальности (при этом ошибки, вернее, невероятности рисунка стали заметнее), но не перешел ее. Испортил, но не погубил своего создания. Но по своей фантастичности, по своей зловещей и волшебной гамме красок эта картина несомненно одно из самых поэтичных, истинно поэтичных произведений в русской живописи».

Читайте также:
Василий Суриков, биография, история жизни, творчество

«Врубель имел обыкновение писать глаза самыми последними, после того как остальное уже написано и отделано. Многие мемуаристы вспоминали об этой своеобразной манере Врубеля – оставлять отделку глаз напоследок. Например, Н.Мурашко рассказывал, как Врубель в Венеции работал над заказанным ему иконостасом: “Его Христос, будучи вполне натушеван, так сказать, вылеплен силою разнообразных и тонких полутонов, был без зрачков. Глаз был обработан как у мраморной статуи. Богоматерь точно так же смотрела слепой”. Некоторые незаконченные портретные рисунки (портрет Серова, например) так и остались со слепым глазным яблоком без зрачка. На вопросы Врубель обычно отвечал, что навести зрачок нетрудно, а откладывает он его потому, что зрачок мешает ему сосредоточиться на форме глаза и как следует ее вылепить. Объяснение простое, но за ним кроется что-то сверх того, что художник, может быть, не находил нужным договаривать. Взгляд животворит лицо, он – зеркало души. Если вообразить себе библейское сотворение человека как нечто реальное, то можно представить, что глаза Адама открылись только тогда, когда творец вдохнул душу в его уже вылепленное тело. И в сказках, чтобы воскресить убитого, его сначала сбрызгивают мертвой водой, от которой срастаются части тела, а потом живой водой – тогда он вздыхает и открывает глаза. Врубель действовал так же. Взоры его персонажей, напряженные, гипнотические, должны вспыхнуть после того, как тело уже готово для жизни,- не раньше. Иначе пристально глядящие глаза действительно мешали бы художнику спокойно работать над формами лица и тела – человек “ожил” бы прежде времени. Врубель оставлял напоследок такую деталь, как глядящий зрачок, не потому, что не придавал ей большого значения, а как раз потому, что она была слишком важной. Поставлена одна завершающая точка – и мертвое тело одухотворено».

Дмитриева Н. А. «Врубель»

12 фактов о Михаиле Врубеле

  • Фамилия художника имеет польское происхождение и в переводе означает «воробей».
  • В девять лет Михаил Врубель по памяти копировал работы Микеланджело.
  • Врубель крайне негативно отзывался о картине своего учителя Репина «Крестный ход в Курской губернии». Он писал, что это «надувательство публики», заключающееся в том, чтобы «пользуясь ее невежеством, красть то специальное наслаждение, которое отличает душевное состояние перед произведением искусства от состояния перед развернутым печатным листом».
  • В Академии художеств Врубель получил прозвище Фортуни за увлечение творчеством испанского художника-ориенталиста Мариано Фортуни.
  • Очевидцы утверждают, что находившийся в психиатрической больнице Врубель цитировал наизусть «Илиаду» по-гречески, «Гамлета» по-английски, и «Фауста» по-немецки. Прекрасное знание латинского и греческого языков, которое Врубель получил в гимназии, позволило ему в студенческие годы зарабатывать репетиторством.
  • Картину «Царевна-Лебедь» Врубель написал после того, как его жена Надежда Забела исполнила главную партию в одноименной опере Римского-Корсакова.
  • Серию резко критических статей о творчестве Врубеля в 1896 году опубликовал Максим Горький. Владимир Стасов называл демонов «ужасающими образцами непозволительного и отталкивающего декадентства».
  • В парижском Салоне 1906 года один из залов был посвящен работа Врубеля. Там с творчеством художника познакомился молодой Пабло Пикассо, позднее признававший, что из русских художников только Врубель оказал на него влияние.
  • Считается, что моделью для скульптурной работы Врубеля «Голова египтянки» послужила Вера Мамонтова.
  • Майоликовое панно «Принцесса Греза», исполненное по картине Михаила Врубеля, украшает главный фасад московской гостиницы «Метрополь».
  • Валерий Брюсов посвятил Врубелю стихотворение.
  • В 1920-е годы душевнобольной посетитель Русского музея разбил вдребезги скульптурную «Голову демона» работы Врубеля. Известный реставратор Игорь Крестовский применил собственную оригинальную методику расчета местонахождения на полу мелких фрагментов этой скульптуры, создав топографическую картограмму осколков, после чего постепенно собрал их и склеил.

Материалы о Михаиле Врубеле

Михаи́л Алекса́ндрович Вру́бель – отзывы, мнение, рейтинг

Стиль его поначалу удивлял и шокировал. Тесно общавшийся с Врубелем меценат Савва Мамонтов с улыбкой в глазах рассказывал о своем первом впечатлении от его работ: «Что же это такое. Ужас! Я ничего подобного не видел никогда. И представьте, я ему говорю: «Я не понимаю, что за живопись и живопись ли это». А он мне: «Как, говорит, я рад… Если бы вы понимали и вам бы нравилось, мне было бы очень тяжело…» …В это время ко мне приехал городской глава Рукавишников. Вошел в мастерскую, тоже увидел эти картины и говорит мне: «Что это такое у вас. Что за странные картины, жуть берет… Я, говорит, знаете ли, даже, признаться, забыл, зачем я к вам приехал…»»

Но жизнь требовала перемен: в искусстве рубежа веков назревал кризис, реализм постепенно отходил в прошлое, уступая место чему-то новому, еще не опробованному. В этой революционной атмосфере творчество Михаила Врубеля никого не оставляло равнодушным: «О Врубеле нет среднего мнения, он для одних гений, для других нечто весьма странное, ни на что не похожее из того, к чему так привыкли», — замечал Н. И. Мурашко, один из первых художественных критиков в Киеве.

Индивидуальный взгляд — вот главное достояние художника, по Врубелю, «вся сила и источник наслаждения». Потерять его в угоду толпе — большое несчастье. «Но я нашел заросшую тропинку обратно к себе. Точно мы встретились со старым приятелем, разойдясь на некоторое время по околицам». Уже под конец жизни смертельно больной художник скажет молодому поклоннику его таланта: «Милый юноша, приходи ко мне учиться. Я научу тебя видеть в реальном фантастическое, как фотография, как Достоевский». Его слова звучат словно приглашение прыгнуть в кроличью нору, чтобы оказаться в Неизведанном. И призыв этот не остался неуслышанным. В 1906 году на выставке русского искусства в Париже, по свидетельству художника С. Ю. Судейкина, некий молодой человек «часами простаивал над вещами Врубеля». Молодого человека звали Пикассо. А значит, утверждает Судейкин, «все основы кубизма, конструктивизма и сюрреализма были начаты и обоснованы Врубелем». Так, спустя годы, «тропинка к себе» превратилась в широкую дорогу со множеством ответвлений.

Читайте также:
Питер Рубенс, биография, творчество, история жизни
М.А. Врубель. “Демон сидящий”. 1890

Но пока его не признали, Врубель с удивительным упорством продолжал верить в свой талант и ради живописи отказался от карьеры юриста: в 1874 году, окончив с золотой медалью гимназию, он по настоянию отца поступил на юридический факультет Петербургского университета и окончил его шесть лет спустя. Все, кто знал художника, чуть ли не единогласно отмечали его образованность, разносторонность интересов (музыка, литература, театр), его безупречное воспитание и аристократическую манеру держаться («вежливый, корректный, иногда даже слишком изысканно любезный»). Врубель обладал отличной памятью, знал восемь иностранных языков и, по выражению В. Я. Брюсова, «мог описывать какие-нибудь завитки на капители колонны в какой-нибудь венецианской церкви с такой точностью, словно лишь вчера тщательно изучал их».

В 1880 году он поступил в Академию художеств, и с тех пор творчество затмило для него все. Врубель как одержимый рисовал по 12–14 часов в сутки. Сестре он писал: «…я до того был занят работою, что чуть не вошел в Академии в пословицу. Если не работал, то думал о работе… интерес и умение в непрерывности работы настолько выросли, что заставили меня окончательно забыть все постороннее: ничего не зарабатывая, жил, «как птица даром божьей пищи», не смущало меня являться в общество в засаленном пиджаке, не огорчала по целым месяцам тянувшаяся сухотка в кармане…» В письмах он иногда просит выслать немного денег, хотя бы «на поправку сапог, ибо на моих было столько же глубоких ран, сколько на Цезаре в день сражения его с сенаторами».

Его родные постоянно жаловались на то, что «всецелое отдание искусству делает его жизнь более тяжелой, чем она есть». Но Врубель продолжал жить в нищете, перебиваясь случайными заработками, и без конца рисовал странные картины, которые почти никому не были нужны. Год за годом его отец в дошедших до нас письмах не уставал сетовать на незавидную участь сына: «Больно, горько до слез… мне было все это видеть. Ведь столько блестящих надежд. Ведь уже 30 лет. И что же? До сих пор… ни имени… ни выдающихся по таланту работ и ничего в кармане… Слава еще богу… что Миша верит в свой талант и твердо надеется на будущность». Кажется, что Врубель очень изменился, что «никто не узнал бы в нем прежнего Мишу, любящего по-модному одеться». В воспоминаниях знакомых он в свои лучшие дни представал как «изящный, гладко причесанный нарядный человек», которому нравилось беседовать «о модах, перчатках, духах» и который терпеть не мог мятых или запачканных манжет. Врубель, по воспоминаниям К. А. Коровина, мог час причесываться перед зеркалом и тщательно полировал ногти. Только ради искусства этот франт готов был ходить в засаленном пиджаке и вытертых панталонах.

М.А. Врубель

Портрет С.И. Мамонтова. 1897

Большинство современников подчеркивают и другую крайность, поражавшую многих: Михаил Александрович не любил и не ценил своих работ настолько, что ему ничего не стоило изорвать свое произведение или закрасить его, чтобы написать поверх что-то новое. Ничуть не жалея, он продавал их за бесценок или бросал незавершенными. Кто знает, сколько замечательных картин Врубеля так и не дошли до нас, уничтоженные им самим. Известно, например, что он без сожаления замазал изображение Богоматери, восхитившее самого В. М. Васнецова, а одно из своих прекраснейших произведений «Пан» написал на том же холсте, где чуть ранее был почти законченный портрет Н. И. Забелы-Врубель, жены художника. Подобное поведение истолковывали по-разному, кто-то говорил о странностях характера и влюбленности в сам процесс, а не в результат; кто-то — о том, что его затравили критики и потому он ощущал бесполезность своего творчества. «Это была эпоха, когда эстетствующее мещанство издевалось над «непонятными» произведениями Врубеля», — утверждал А. Я. Головин. И действительно, противники нового стиля встречались куда чаще, чем поклонники. Даже Врубель, мягкий и воспитанный человек, иногда просто не мог сдержаться, довольно жестко отзываясь на выпады в свой адрес.

Все же, несмотря на нападки, его мастерство ни в чем не уступало, а чаще превосходило мастерство «ложноклассиков». Н. А. Прахов, сын известного искусствоведа и историка А. В. Прахова, писал в своих воспоминаниях: «В венецианском альбоме Врубеля портрет С. И. Мамонтова акварелью без карандаша начат прямо со складок жилета. Лица нет, но кто знал позировавшего, скажет сразу: «Это Савва Иванович». Под карандашом и кистью этого большого мастера — вещи говорили».

Росписи М.А. Врубеля в Кирилловской церкви в Киеве М.А. Врубель. Богоматерь с Младенцем. Кирилловская церковь. 1885 г.

И он стал подлинным мастером, хотя в Академии художеств так и не доучился. В 1884 году по приглашению того самого А. В. Прахова Врубель уехал в Киев, чтобы работать над росписями Кирилловской церкви и иконостасом, а также над реставрацией купола Софийского собора. В киевский период своего творчества (1884–1889) он изучал искусство Византии, писал иконы, расписывал вместе с Васнецовым Владимирский собор. Но эскизы его росписей на евангельские темы жюри не приняло, они оказались слишком далеки от канона. А сам Врубель с 1885 года увлекся темой вообще слишком далекой от базовых христианских ценностей: на его картинах ожил образ Демона, который не покидал художника почти до конца его жизни. В 1886 году отец Врубеля писал: «Миша… говорит, что Демон — это дух, соединяющий в себе мужской и женский облик. Дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, но при всем том дух властный… величавый… Тем не менее Миша предан своему Демону… всем своим существом, доволен тем, что он видит на полотне… и верит, что Демон составит ему имя».

М.А. Врубель. “Царевна-Лебедь”. 1900

Врубель утверждал, что его религия — это искусство. В московский период творчества (1889–1904) он сблизился с Абрамцевским художественным кружком, находившимся под покровительством Саввы Мамонтова, и в этот же период появились его шедевры: «Демон (сидящий)», «Пан», «Царевна-Лебедь», «Сирень», «К ночи» и другие. Пора ученичества осталась в прошлом. Повстречавшись в Абрамцеве со своим наставником И. Е. Репиным, Врубель неожиданно обратился к нему со словами: «А вы, Илья Ефимович, рисовать не умеете». — «Да? Что ж, все может быть…» — отвечал Репин.

Всеобщего признания произведения Врубеля по-прежнему не находили: два декоративных панно «Принцесса Греза» и «Микула Селянинович», которые он создал в 1896 году для Всероссийской художественно-промышленной выставки в Нижнем Новгороде, со скандалом забраковали. Врубель писал сестре: «Академия воздвигла на меня настоящую травлю; так что я все время слышал за спиной шиканье». А с 1898 года близкие заметили резкую перемену в характере художника («появилась раздражительность, нетерпимость, высокомерное отношение ко всякому отзыву общества»); вначале ее восприняли как реакцию оскорбленного самолюбия. Но вскоре стало ясно, что у Врубеля развивается душевная болезнь, и одновременно с этим еще сильнее стала его одержимость образом Демона. В 1902 году он создал картину «Демон поверженный» для выставки «Мира искусства» в Петербурге, работая по 15–20 часов в сутки и продолжая переписывать ее на самой выставке. С этого момента душевная болезнь подкосила художника. Остаток жизни он провел в психиатрических клиниках и продолжал рисовать до тех пор, пока в 1906 году его не поразила слепота.

Читайте также:
Селиванов Александр Антонович - отзывы, мнение, рейтинг
М.А. Врубель “Демон поверженный”. 1902

«И странное дело, — вспоминает Е. И. Ге, — сумасшедшему Врубелю все, больше, чем никогда, поверили, что он гений, и его произведениями стали восхищаться люди, которые прежде не признавали его». Он был «ужасно возбужден» и постоянно рассказывал «о своей гениальности и силе, о своем влиянии на всех». Но его творчество оставалось по-прежнему прекрасным. Ф. А. Усольцев, психиатр, лечивший художника, писал: «Часто приходится слышать, что творчество Врубеля — больное творчество. Я долго и внимательно изучал Врубеля, и я считаю, что его творчество не только вполне нормально, но так могуче и прочно, что даже ужасная болезнь не могла его разрушить».

Похожую мысль высказал и Брюсов, чей портрет стал последней картиной художника: «Творческая сила пережила в нем все. Человек умирал, разрушался, мастер — продолжал жить». Он же утверждал, что слышал от Врубеля такие слова: «Это он (Врубель разумел дьявола), он делает с моими картинами. Ему дана власть за то, что я, не будучи достоин, писал богоматерь и Христа. Он все мои картины исказил…» Доподлинно неизвестно, всерьез ли тогда говорил художник или просто бредил: вскоре, в 1910 году, его не стало. Михаил Врубель умер в лечебнице, а его гроб несли в том числе и его вчерашние гонители, потому что новое — как всегда — победило: направления, предвосхищенные гением Врубеля, продолжали успешно развиваться. На дворе был XX век…

Михаи́л Алекса́ндрович Вру́бель – отзывы, мнение, рейтинг

Михаил Александрович Врубель родился в Омске 5 марта 1856 года. Мать умерла, когда ему исполнилось всего три года. Семья офицера Александра Михайловича Врубеля часто переезжала из города в город. В пять-шесть лет мальчик начал рисовать, и в восемь лет, когда Врубели жили в Петербурге, отец привел его в рисовальную школу Общества поощрения художеств. Когда на следующий год семья переехала в Саратов, маленькому Михаилу наняли преподавателя рисования.

«В Саратов была привезена однажды копия с фрески Микеланджело «Страшный суд», – рассказывала сестра Михаила Анна. – Отец, узнав об этом, повел брата смотреть ее. Брат усиленно просил повторить осмотр и, возвратясь, воспроизвел ее наизусть во всех характерных подробностях».

Много времени отнимают учеба в гимназии, занятия историей и естествоведением. Рисует Врубель лишь урывками, да и то обыкновенно по просьбе отца.

Гимназические годы Врубель в основном провел в Одессе. Со слов сестры мы знаем, что в эти годы он увлекается «историей, по которой пишет сверх нормы большие сочинения на темы античной жизни и средневековья». Он основательно изучает латинский язык и читает в подлинниках Овидия и Горация.

После окончания гимназии Михаил в 1874 году поступает на юридический факультет Петербургского университета. Здесь он продолжает рисовать. Известны некоторые из рисунков Врубеля того периода это «Врубель со своим университетским товарищем Валуевым» (1877), «Маргарита» (1877) – иллюстрация к гётевскому «Фаусту» . Но лишь на последних курсах университета Врубель приобщается к профессиональному обучению искусству начинает посещать в вечерние часы класс профессора П.П. Чистякова. Однако все снова прерывается, когда по окончании университета Врубель отбывает воинскую повинность. Наконец, в 1880 году Михаил становится студентом Академии художеств. С осени 1882 года он начинает заниматься в классе академика П.П. Чистякова. Будучи в академии, Врубель много и упорно работает самостоятельно. Он рисует и пишет акварелью без устали, не переставая изучать законы старого искусства. Работоспособность его удивительна. Как-то за одну ночь он делает стофигурную (!) композицию «Орфей в аду».

Петербургская академия художеств. Фото конца XIX века.

Михаил близко сходится с двумя своими однокурсниками – Валентином Серовым и его двоюродным братом Дервизом. «Мы трое, – сообщает Врубель, – единственные, понимающие серьезную акварель в Академии». Уже в ранних работах Врубеля намечались черты, отличавшие его среди академистов. Он слыл, и по заслугам, мастером акварели и удивительным композитором массовых сцен. Свой виртуозный рисунок и свой дар композитора Врубель продемонстрировал, в частности, на многофигурных библейских сценах во «Введении во храм» (1882). Вместе с тем в ранний период своего творчества он создавал правдивые, проникновенные портреты, в которых умел передать сосредоточенное душевное состояние человека.

В 1884 году Врубель бросил академию. Он принял предложение А.В. Прахова переехать в Киев и возглавить там работы по реставрации живописи в древней Кирилловской церкви. Речь шла не только о восстановлении фресок, но и о создании новых произведений взамен утраченных. Художник изучает не только отечественные росписи, но знакомился и со многими произведениями подобного рода в Венеции, куда он был отправлен в 1884 году. Увы, эскизы росписи для Владимирского собора, созданные Врубелем в 1887 году, не были осуществлены вследствие их крайней необычности. Врубель нарушил церковные каноны и создал свободные композиции, придерживаясь только темы, но не ее канонического решения. Он написал акварелью «Ангела с кадилом и свечой», четыре варианта «Надгробного плача», два варианта «Воскресения».

В эскизе « Надгробный плач» (188 7) резко индивидуальный облик богоматери с горящими глазами, расширенными ужасом и скорбью, соответствует столь же экспрессивному образу Христа, лежащего в гробу. Художник стремился потрясти зрителя изображением безмерной скорби и страдания. Выработанные Врубелем принципы стенной декоративной живописи позднее переносились им в станковые работы.

Надгробный плач Надгробный плач (вариант)

Врубель писал из Киева, что, увы, «на творчество рассчитывать нельзя», что для него работа с натуры – «средство прокормления». Но о «прокормлении» он меньше всего думал. Отец, навещавший его в Киеве, неизменно с огорчением и тревогой сообщал в письмах «И до чего дожил Миша с его талантами! Средств к жизни почти никаких». Но Врубель верил в свой дар, он писал «Мания, что непременно скажу что-то новое, не оставляет меня».

Все девяностые годы Врубеля занимала тема Демона и зла. Еще в 1885 году, сразу после возвращения из Венеции, Врубель так описывал своего «Демона» отцу «Дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, но при всем том Дух властный и величавый».

Художник показал своего первого, так называемого «Демона (сидящего)» уже в Москве, куда он переехал в 1889 году «юный титан изображен в лучах заката на вершине скалы. Могучее прекрасное тело словно не умещается в раме, заломлены руки, трогательно прекрасно лицо, в глазах нечеловеческая скорбь», – описывает картину Н.А. Федорова. В 1899 году он пишет «Демона летящего» . Врубель не завершает это полотно и приступает к упорной работе над иным образом Демона, который получил название «Демон поверженный» (1902). Тема этого последнего Демона – титанический протест и трагическая гибель. Демон низвергнут с высот и распростерт на горных кряжах, покрытых вечным снегом и льдом, освещенных последними холодными лучами заката. Демон разбит, сломаны руки с заостренными впивающимися в тело пальцами, голова как бы оторвана от лежащего тяжелым камнем торса. Но в его глазах продолжает гореть огонь гнева и протеста.

Читайте также:
Джексон Поллок, биография, творчество, история жизни
Демон сидящий (1890)
Демон летящий
Демон поверженный (1902)

В 1889 году Врубель уезжает в Москву. Так начинается новый и самый плодотворный пери од его творчества. Художник получает ряд заказов на декоративные панно. Одно из них – «Венеция» (189 3) – создано по впечатлениям от новой поездки в Италию (1891-1892). Содержание картины «Испания» (1894) , возможно, навеяно оперой «Кармен» , которую Врубель очень любил и считал «эпохой в музыке». Взволнованность персонажей, напряженность цвета, поток лучей знойного солнца вызывают ощущение конфликта, драмы. Живой предстает страна, в которой кипят пылкие чувства, сильны и любовь, и ненависть. В некоторой близости к этой картине – «Гадалка» (1895) , произведение глубоко психологическое. Среди лилово-розового мерцания ковра и шелковых тканей Врубель мастерски выделяет лицо. Властно влечет пристальный взгляд горящих глаз, словно перед женщиной раскрылась страшная тайна будущего».

Венеция (Декоративное панно) (1893) Испания (1894)
Портрет Т.С.Любатович в роли Кармен (1895) Гадалка (1895)

После «Венеции» влечение Врубеля к большому стилю проявилось также в его огромных многометровых панно «Принцесса Грёза» и «Микула Селянинович», исполненных для Всероссийской Нижегородской выставки 1896 года, а также в цикле панно на сюжет из «Фауста» Гёте для «готического кабинета» в особняке А.В. Морозова. В эту пору Врубель много работает над портретами. Как и все искусство художника, его портретная живопись остро психологична. Врубеля больше всего привлекает в изображаемом им человеке его внутренний мир. Он стремится заглянуть в самую глубину души, постичь сокровенные мысли и чувства. Круг портретируемых довольно узок. Это преимущественно люди, близкие художнику.

Микула Селянинович
Принцесса Греза (Декоративное панно) (1896)

Блестящие примеры портретной живописи Врубеля – портреты К.Д. Арцыбушева и С. И. Мамонтова (оба 1897) . О портрете Арцыбушева говорит Н.В. Баркова «Портрет прекрасен не только глубокой психологической характеристикой личности человека, но и своими живописными достоинствами. Поразительна пластическая лепка лица и рук. Артистически свободно написаны черный костюм, темно-красный галстук, кресло красного дерева, ковер, кожаные корешки книг. Синими искрами загораются стекла пенсне. Врубель умеет извлечь красивые, красочные созвучия из самых обыкновенных предметов. Вся цветовая композиция приведена в единство. По своему реалистическому мастерству и силе характеристики портрет этот занимает выдающееся место в портретной живописи конца XIX столетия».

Портрет К.Д.Арцыбушева (1897) Портрет Саввы Мамонтова (1897)

Врубель страстно любил музыку. В конце девяностых годов он работает художником в театре. Для Московской частной оперы С.И. Мамонтова он пишет декорации к операм «Царская невеста», «Моцарт и Сальери», «Сказке о царе Салтане». Главные женские роли в этих спектаклях исполняла жена Врубеля, талантливая певица Надежда Ивановна Забела. В 1896 году на одной из репетиций оперы Хумпердинка «Гензель и Гретель» в Панаевском театре в Петербурге Врубель впервые услышал ее пение. Певица вспоминает «Я была поражена и даже несколько шокирована тем, что какой-то господин подбежал ко мне и, целуя мою руку, воскликнул «Прелестный голос!» Стоявшая здесь Т.С. Любатович поспешила мне представить «Наш художник Михаил Александрович Врубель» и в сторону мне сказала «Человек очень экспансивный, но вполне порядочный».

После премьеры оперы «Гензель и Гретель» Забела привезла Врубеля в дом Ге, где она тогда жила. Ее сестра «заметила, что Надя как-то особенно моложава и интересна, и сообразила, что это от атмосферы влюбленности, которой ее окружал Врубель». Врубель потом говорил, что, «если бы она ему отказала, он лишил бы себя жизни».

28 июля 1896 года в Швейцарии состоялась свадьба Забелы и Врубеля. Счастливая новобрачная писала сестре:

«В Михаиле Александровиче я каждый день нахожу новые достоинства; во-первых, он необыкновенно кроткий и добрый, просто трогательный, кроме того, мне всегда с ним весело и удивительно легко. Я безусловно верю в его компетентность относительно пения, он будет мне очень полезен, и кажется, что и мне удастся иметь на него влияние».

В 1899 и 1900 годах Врубель заведовал Абрамцевской майоликовой мастерской и там оставил ряд интересных скульптур-майолик на сказочные темы «Лель», «Волхова». «Купава».

Врубель пишет картины «К ночи» (1900), «Пан» (1899), «Царевна Лебедь» (1900). В полотне «Сирень» (1900) , одной из вдохновеннейших своих картин, Врубель не только поэтически передал пышно расцветший куст сирени, но и то полное страстной патетики чувство, которое пробудили в его душе благоухающие весенние цветы лунной ночью.

К ночи (1900) Пан (1899)
Царевна Лебедь (1900) Сирень (1900)

Летом 1901 года в семье Врубелей появился первенец – Саввочка. С самого рождения мальчик болел и через два года умер. Возможно, это стало причиной того, что в 1902 году у Михаила Александровича проявились признаки душевной болезни. Болезнь прогрессировала, но в периоды ясного сознания художник снова работал. Доктор Усольцев, лечивший Михаила Александровича, пишет «Это был художник-творец всем своим существом, до самых глубоких тайников психической личности. Он творил всегда, можно сказать, непрерывно, и творчество было для него так же легко и также необходимо, как дыхание. Пока жив человек, он все дышит, пока дышал Врубель – он все творил».

Художник в кабинете. 1899 год.

В последние годы жизни Врубель создает один из самых нежных, хрупких образов – «Портрет Н. И. Забелы на фоне березок» (1904) . К этому же времени относятся интересные автопортреты. В 1906 году Врубель начал портрет поэта В.Я. Брюсова . Портрет остался незаконченным, так как художника постигло страшное несчастье – он ослеп.

Портрет Н. И. Забелы на фоне березок Портрет поэта В.Я. Брюсова

Михаил Александрович Врубель умер 1 апреля 1910 года, восприняв смерть как избавление.

В 2006 году был снят документальный фильм «Космос Михаила Врубеля».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: