Мария Елисеева – фото

Марианна Елисеева

mariannaeliseeva
  • 1 485 Posts
  • 412 171 Followers
  • 688 Following

У меня есть удивительный дар все делать не вовремя

Пишу знакомым по работе в их День Рождения; мою тачку перед дождем; выпускаю шопинг влоги перед локдауном; долго выбираю фитнес инструктора для регулярных тренировок, а он увольняется после двух занятий со мной; набираю лишние килограммы летом, худею зимой; покупаю доллар, который через два месяца стоит на пять рублей дешевле; продаю загородный дом перед самоизоляцией; год раздумий, мне снимают слепки для элайнеров, а врач уходит в отпуск и больше не возвращается на работу ‍♀️

И каждый раз я ругаю свою интуицию, потом обстоятельства, а потом улыбаюсь и пляшу дальше. Все всегда к лучшему❤️ Главное, не покупайте у меня курсы по прогнозированию чего угодно
Расскажите мне о своём «даре», дабы облегчить страдания

Новый шопинг влог уже на канале❤️
Приятного просмотра и сублимации шопинга!
Ссылка, как обычно, в профиле✔️

Интересно, это платье в нерабочие дни ноября попадёт на море, или мы останемся в Москве ❓

Какие у вас планы?

В МЕГЕ Белая дача все еще продолжается проект “Осень стильно выглядит” — где я в качестве приглашенного стилиста собираю образы на осенне-зимний сезон.

И вы все еще можете принять участие в специальной акции:

1. До 31 октября совершите покупку в МЕГЕ Белая дача от 1500 р.
2. Зарегистрируйте чек на промостойке акции.
3. Получите вкусный приз в подарок и примите участие в fashion-викторине (за 3 правильных ответа МЕГА дарит еще и зонт).
4. Ждите результатов розыгрыша. Каждый день определяется обладатель приза – 10 000 рублей на модный образ.

А 31 октября кто-то из участников акции получит шопинг на 100 000 рублей.
Эфир с определением победителя пройдет 31 октября в 20:00 в аккаунте @mega_belayadacha

Участвуйте и делитесь своими луками

Обожаю коллаборации и всегда обращаю внимание на лимитки и совместные коллекции. Из свеженького — у польского бренда @reserved вышла интересная капсула с модной певицей и композитором Моникой Бродка (девушка, кстати, тоже родом из Польши).

Моника вдохновилась ни много ни мало архитектурным брутализмом, получилось графично и геометрично. Ну а я решила подыграть этой эстетике — кажется, получилось очень даже в концепции коллаба.

Лимитированная коллекция BrodkaxReserved доступна эксклюзивно онлайн на сайте бренда и в ТРЦ «Галерея» СПБ. Промокод marianna20 даёт скидку 20% онлайн на новую коллекцию до 30.11

Далайламинг :
В мужском костюме можно быть женственной. В берцах и карго брюках – сексуальной. В необъятной дутой куртке – хрупкой. А в трикотаже – голливудской дивой

На мне: платье, костюм @loverepublic_official
Промокод FALL10 (-10% на новую коллекцию до 31.10)

Легкий способ узнать, что у твоей страницы в Инстаграм плохой визуал? ➡️

Вкладка с фотографиями, на которых ты отмечен, симпатичнее основной ленты.

Вывод основан на личном опыте

Одна дама к 33 годам решила, что боа из перьев теперь очень подходит ко всем вещам из гардероба. Ее приятельницы (тоже серьезные барышни), в возрасте от 5 до 9, единогласно поддержали

Возврат одежды в магазины. Изнанка профессии. Потребитель vs стилист

Потребитель. Это нормально возвращать вещь, если:
– Вы передумали
– Вы принесли домой, приложили к вещам из собственного гардероба и, увы, магии не случилось
– Вы походили в обуви дома и она оказалась неудобной (или красит пятки )

Другой вопрос, как быть стилистам
Причём не персональным, а художникам по костюмам, стилистам, в коммерческой рекламе, на тв и блоггерам в том числе.

Бюджета на закупку, как всегда, нет. Маркеты отказываются предоставлять вещи (и я прекрасно их понимаю – выдергивать вещи из торгового зала опасно, велик риск возврата с нюансами товарного вида). На коммерческую рекламу какого-нибудь банка опасно вдвойне из-за непремиальной ассоциации (тут один дизайнер, рассказавший мне этот случай, икнул).

В Москве практически нет прокатов и мультидизайнерских шоурумов с семплами, где не нужно будет проходить сто инстанций по утверждению проекта и героя.

Поэтому, шаг первый — обращайтесь напрямую к локальным брендам! Им нужна реклама и поддержка.

Шаг второй — предупреждайте честно, что берёте вещь на съемку! Говорите для кого, для какого проекта, предоставляйте гарантийное письмо. В случае, если вещь будет испорчена, ее стоимость возмещает продакшн или стилист лично. От бренда могут быть выставлены условия: отметки в публикации селебрити, права на использование видео/фотоматериалов у себя на странице или процентная плата от стоимости вещи за прокат. Это тоже нормально!

Недавно у меня была обратная ситуация с брендом платья, в котором я была на росписи в загсе. Платье я покупала, а бренд, не спросив, выложил мои фото в своём аккаунте (то есть в коммерческих целях для дальнейших продаж). Если бы бренд спросил, могут ли они использовать фото, я бы ответила ДА (хотя не была обязана, потому что это мое платье, а не бартер или прокат). Я попросила удалить фото, и после долгой переписки и препирательств они это сделали.
Отстаивать свои права – это нормально!

Читайте также:
Юлия Терентьева - отзывы, мнение, рейтинг

Брендам. Вешать огромную бирку, которую невозможно спрятать. Если одобрили вещь на выдачу для съемки, менеджер магазина сам снимает ее в торговом зале. Без бирки вещь к возврату не принимается.

Доброе сердце жены Ильи Сегаловича

Все действия и поступки в жизни Ильи Сегаловича были направлены на помощь другим людям. Основную известность он получил благодаря разработке поисковой системы «Яндекс». Также его энергия была направлена на помощь обездоленным детям, которые оказались в детских домах. Сегалович ушел из жизни очень рано, но того времени, что он пробыл среди живых, хватило, чтобы запомниться хорошими поступками.

Молодой гений

Детство Ильи ничем не предвещало ему успешной карьеры в IT -сфере. Он родился в семье геологов, которые открыли несколько важных месторождений. Из-за деятельности родителей он был вынужден переехать из Нижнего Новгорода в Алма-Ату. Там Илья и поступил в начальную школу.

Уже с младших классов у мальчика наблюдалась склонность к точным наукам и цифрам. Чтобы развивать способности Ильи, родители отдали его в лучшую физико-математическую школу Алма-Аты. Когда он был учеником 7 класса, то стал призером Всесоюзной олимпиады по математике. Там и состоялось знакомство Ильи с его лучшим другом, в будущем партнером, Аркадием Воложем.

Мальчики настолько сдружились, что в школе сидели вместе за одной партой, а после уроков шли делать школьные задания домой вместе. Никто не сомневался, что этих ребят ждет большое будущее и «золотая» медаль в школе. После получения аттестата друзья планировали продолжить учебу вместе в МГУ. Но они не прошли вступительные экзамены. Тогда пути Аркадия и Ильи ненадолго разошлись. Аркадий поступил в Институт нефти и газа, а Илья в Московский геологоразведочный Институт.

Учеба давалась ребятам легко и хватало времени увлечения. Аркадий решил применить свои знания и создать поисковую систему. В начале он разработал ее для поиска сведений о патентах. Программа заработала в 1998 году и получила название «Аркадий». Через год к усовершенствованию поисковика присоединился и Илья. Вместе они разработали программу на основе морфологического анализа слов. Это и была первой версией всемирно известной программы «Яндекс».

Скромный миллионер

Разработка инновационной на то время программы принесла Илье хороший доход. Однако он продолжал вести обычный образ жизни и не считал себя богачом. Он ездил на обычной машине российского производства и носил простые вещи. Зато Сегалович не стеснялся помогать тем, кто в этом остро нуждался.

Поддержку в этом вопросе он нашел в лице своей жены. С Марией Елисеевой Илья познакомился на курсах английского языка. Он решил усовершенствовать свои знания английского, чтобы уехать работать за границу, где были большие возможности. Но знакомство и дальнейшая деятельность перевернула все его планы.

Жена Ильи Сегаловича Мария, по специальности театральный художник, много времени занималась благотворительностью. Именно она и вовлекла Илью в эту деятельность. Елисеева знала, как тяжело иногда приходится детям, ведь у нее за спиной были серьезные отношения, от которых у нее родилось трое прекрасных дочек.

После свадьбы Илья и Мария сосредоточились на воспитании собственных детей. Илья заменил отца для дочерей супруги от первого брака. Также у них в браке родилась еще одна дочь. Мария и Илья также приняли решение усыновить двух детей из детского дома. В разное время в семье Сегаловича проживало десять детей с трудной судьбой до достижения совершеннолетия.

Серьезный клоун

В мире есть люди, которые лечат смехом. Одним из таких специалистов является американский клоун Пэтч Адамс. Его методы известны на весь мир и имеют множество положительных результатов. Однажды произошла встреча Ильи Сегаловича и американского специалиста. В Россию его пригласила Мария Елисеева, для встречи с детьми одного из детских домов. Во время выступления Сегалович наблюдал за Пэтчем и решил приобщиться к его делу.

Так, начиная с 1993 года, на протяжении 20 лет Илья работал в команде американского смехотерапевта. Вместе они объездили множество детских домов, интернатов, где дарили радость детям. Кроме того, Сегалович основал с женой благотворительную организацию «Дети Марии». Основной задачей этой организации была помощь детям в развитии своих творческих способностей. Илья и его супруга часто посещали детей и учили их рисовать, жонглировать, а главное развивать навыки общения между собой и помогать друг другу.

Все это длилось до 2013 года. За год до этого у Сегаловича был обнаружен рак желудка, но даже такая страшная болезнь не заставила его изменить свой ритм жизни и отказаться от благотворительности. Врачи давали хорошие прогнозы на выздоровление. Организм Ильи боролся с болезнь и хорошо реагировал на лечение.

Зимой 2013 при очередном обследовании у Сегаловича была обнаружена злокачественная опухоль в головном мозге. Его срочно поместили в лучшую лондонскую клинику, но шансов на выздоровление практически не было. Скончался Илья 27 июля 2013 года. Вместе с ним ушла целая эпоха добрых дел, память о них останется в сердцах детей, которым он помогал искренне и безвозмездно. Также, как он любил свою семью.

«10 000 учеников и новое поколение билингвов»: история успеха Марии Елисеевой, специалиста по билингвальному развитию детей

Несмотря на то, что английский прочно вошёл в нашу повседневную жизнь, многие люди до сих пор не могут общаться на нём легко и уверенно.

Читайте также:
Александр Палиенко - видео

Казалось бы, существует столько школ, курсов, но вопрос изучения языка продолжает стоять довольно остро. Даже после нескольких лет занятий дети не всегда демонстрируют хороший уровень знания английского, а родители стесняются или не могут помочь им. Оригинальное и эффективное решение проблемы сразу двух поколений нашла Мария Елисеева, специалист по билингвальному развитию детей, дипломированный преподаватель английского и французского языков, автор курса «My English baby».

Декретный стартап

Как многие мамы, Мария Елисеева после рождения ребёнка всё своё время посвящала только ему. Но свободные минуты использовала не для отдыха, а для работы – преобразовывала удачные педагогические приёмы, проверенные на практике, в понятную и доступную методику изучения английского языка с раннего возраста.

«Наиболее благоприятное время для знакомства с английским языком – промежуток с 1 года до 2,5 лет. Первые занятия с дочерью я начала в этом возрасте. Мы не заучивали новые слова, спокойно общались и играли, при этом я строила речь по принципу «бусин». Постепенно формировала учебный план, разбивала его на блоки, подбирала подходящий визуальный материал, записывала видеоинструкции. На создание всего курса у меня ушло 3 года», – поясняет Мария Елисеева, специалист по билингвальному развитию детей.

После публикации пробных уроков появились первые клиенты. Они с восхищением рассказывали автору курса «My English baby» об успехах своих детей: малыши быстро стали понимать английский и даже говорить на нём. Теперь Мария Елисеева работала с удвоенной силой – каждые 10 дней нужно было публиковать очередной блок.

В 2012 году первая версия курса была завершена. С тех пор он несколько раз обновлялся – совершенствовались визуальное сопровождение и подача, появились мобильное приложение, новые тематические блоки. Неизменным остаётся результат: дети, прошедшие курс «My English baby», владеют английским на уровне носителя языка.

Отцам и детям

Первая отличительная особенность курса «My English baby» – педагогом выступает сам родитель. Уровень подготовки и знания английского значения не имеет, поскольку он работает по особому методическому материалу Марии Елисеевой. «Погружение» в язык происходит мягко, заниматься можно где угодно, в комфортном графике. Не менее важно то, что курс помогает освоить английский и родителям, и детям. Взрослые освежают или дополняют свои знания, малыши вырастают настоящими билингвами.

«Для поддержки клиентов я регулярно провожу прямые эфиры в Инстаграм, отвечаю на вопросы, даю советы. Чаще всего родители рассказывают об успехах детей и том, что сразу узнают других учеников «My English baby» – их уровень владения английским настолько высок, что ребёнка принимают за иностранца», – улыбается Мария Елисеева, специалист по билингвальному развитию детей.

Ключ к новым возможностям

За прошедшие годы курс Марии Елисеевой прошли более 10 000 детей. Многие успешно сдали международные экзамены университета Cambridge: уровни Starters, Movers, Flyers. Некоторые родители использовали курс «My English baby» для подготовки ребёнка к переезду в США. Их малыши легко поступили в американские детские сады, не испытывают трудностей в общении.

«Один из моих учеников поступил в британскую школу в Испании, обучение в ней ведётся на английском языке. Володя прошёл все уровни курса «My English baby», и благодаря этой базе успешно сдал экзамен-собеседование при поступлении», – делится Мария Елисеева, специалист по билингвальному развитию детей.

Есть семьи, которые приобрели курс «My English baby» уже после переезда за границу, чтобы помочь детям адаптироваться в школе и детском саду. Несмотря на то, что ребёнок погружён в англоязычную среду, без подготовки «решить» вопрос с языком у него не получается. Программа Марии Елисеевой не только помогает справиться со всеми возможными трудностями – на данный момент это одна из лучших методик воспитания билингвов.

«Он же не сразу попал в список Forbes!»

07.10.2016
Редактировать статью

Она была художницей, помогала сиротам и вышла замуж за начинающего программиста. Он же создал «Яндекс», но умер в расцвете сил. В эксклюзивном интервью Jewish.ru вдова Ильи Сегаловича Мария Елисеева рассказала, как они жили до попадания в список Forbes , почему Министерство образования боится еврейской Пасхи и зачем ее студия отправляет учителей из Беслана в Израиль.

Почти сразу после знакомства с Ильёй Сегаловичем вы вместе отправились на курсы английского языка. Зачем?
– Я познакомилась с американцем – клоуном Пэтчем Адамсом. Мне рассказали про клоуна, который считает, что можно лечить смехом, и для этого приезжает в детские больницы. Мне захотелось пригласить его в свою студию. Я взяла словарь и написала ему письмо, у меня был школьный пассивный английский. Он приехал, а потом позвал меня вместе творить клоунаду, и я поехала в Питер на поезде в клоунском вагоне. Это было невероятное ощущение праздника, детства, чуда. Тридцать клоунов, которые с тобой играют. Они не представление показывают, им интересен человек – и я, и больной ребёнок, и бабушка на улице, дворник, продавщица в магазине. Именно в Питере я впервые попала в детский дом. Это был 1991 год. Моего английского, конечно, не хватало для свободного общения, и я пошла на курсы.

Читайте также:
Татьяна Малахова - биография, личная жизнь, фото, видео

А почему Илья пошёл на курсы английского?
– Он собирался уезжать. У Ильи была виза, по которой он мог уехать в Америку как беженец. Основанием было то, что его когда-то не приняли в МГУ. Он серьёзно подумывал о том, чтобы уехать. Не то чтобы он собрал чемоданы, но он к этому склонялся. И пошёл поучить английский.

Илья Сегалович рассказывал, что не поступил в МГУ, как и его одноклассник и будущий партнер по «Яндексу» Аркадий Волож, хотя у обоих были золотые медали за окончание физико-математической школы: «Мы тогда особо не знали, что мы евреи». Какое у него было отношение к своей национальности?
– У него мама русская, а отец еврей. Когда надо было получать паспорт в 16 лет, многие ему советовали написать «русский». Но он сказал: «Нет, я точно понял, что я Сегалович, я не собираюсь менять фамилию и притворяться, что во мне нет еврейской крови. Раз так, значит, пусть так и будет».

А был интерес к языку и культуре?
– Да, он учил иврит, наверное, в течение года. У него была любимая тетрадочка, по которой он и с нами пытался заниматься. Можно сказать, у нас были домашние курсы. У меня тоже есть еврейские корни, мой дедушка по маминой линии был евреем. Так что мы всей семьёй с удовольствием учили, особенно когда в Израиль ездили.

Но он встретил вас и не уехал?
– Получается так. К мысли об отъезде ещё возвращались, но до «Яндекса», а потом уже, конечно, речи об этом не было. «Яндекс» занимал его полностью. Нашей студии он помогал финансово, а с детьми заниматься хотел, но не всегда мог. Иногда он приезжал на несколько часов. Он старался быть на всех наших важных мероприятиях: на открытиях выставок, в поездках в детдома и больницы или в летнем лагере, когда у него был отпуск. А в ежедневной жизни это было невозможно, он был перегружен.

Некоторые удивляются: зачем человеку, входящему в список богатейших российских предпринимателей по версии Forbes, благотворительность?
– Ну, он же не сразу попал в список Forbes ! Когда мы поженились, то жили ввосьмером в крошечной двухкомнатной квартире в Кучино: три моих дочери, наша маленькая дочь Ася, приёмные дети… И ещё иногда американские волонтёры из команды Пэтча спали на полу.

В квартире отключали воду на все лето, и однажды отец Илюши, увидев, как я стираю гору детской одежды, сказал, что купит нам стиральную машинку. Это было просто счастье! А Илья ездил в детский дом еще в 1984 году, играл с детьми, помогал устраивать праздники. Потом уже мы вместе ездили в самые невероятные места. Однажды расписали стену в женской колонии.

А почему вы стали заниматься с детьми?
– Когда мне было лет десять, я попала в больницу на целый месяц. Рядом с моей палатой в холле лежала маленькая девочка и плакала. Оказалось, что она детдомовская, ей ставили горчичники, а потом бумагу сняли, а горчица осталась на коже, и ей было больно. Я попыталась найти взрослых из медперсонала, но не смогла, смыла горчицу сама. Девочку звали Оксана, ей было три года, и мы с ней очень подружились. И тогда в больнице я поняла, что хочу заниматься с детьми. У меня там возникла маленькая студия, где я рисовала с Оксаной и с другими маленькими детьми. Мама мне приносила карандаши и тетрадки, я ведь всегда рисовала, с самого детства.

Как появилась студия?
– После 9-го класса я ушла из школы и поступила театрально-художественное училище, там раз в четыре года был набор на отделение «художник по куклам», мне это было интересно. И тут я поняла, что встретила своих: я впервые почувствовала, что я не какая-то странная белая ворона. Я оказалась в своей среде, это был поворотный момент в моей жизни. После училища я сначала недолго работала в Балашихинском театре кукол. А потом оказалось, что студия, в которую я ходила в детстве, ищет преподавателя. И я туда пошла. Так началась моя студия «Дети Марии».

Почему сейчас в вашей студии в основном дети из специальных школ?
– Я никогда не занималась с детьми из интернатов, которых принято относить к «норме»: у них много возможностей, они ходят в массовую школу, посещают студии, по крайней мере, в Москве. А когда ребёнок с отклонениями в развитии остаётся «без попечения родителей», он попадает в специальные интернаты.

Я не буду называть диагнозы, я не врач, но есть интернаты для детей с умственной отсталостью, а есть для детей с задержкой психического развития. Эти дети, как правило, признаны недееспособными. Они не могут, к примеру, долго рисовать натюрморт – в следующий раз они вряд ли вспомнят, что они его рисовали, – но они могут, например, вполне успешно слепить котёнка или раскрасить подсвечник. Им важно любое, хотя бы небольшое развитие на каждом занятии. В этих группах очень разные дети, но поскольку шанс на их развитие есть, и он отличен от нуля, мне кажется, жаль его упустить.

Читайте также:
Константин Гецати - биография, личная жизнь, фото, видео

Я помню реакцию Сегаловича на «закон Димы Яковлева»: «Они в бешенстве решили искалечить чужих детей, с которыми жизнь и так обошлась очень жестоко». Как на вашу студию повлиял этот закон?
– Очень плохо повлиял. Перестали существовать программы, связанные с заграницей, и не только наши. Например, в одном интернате, с которым мы работаем уже много лет, была программа поездок ребят в Швецию. Шведы брали детей на 24 дня своего отпуска, их поддерживал Фонд Третьяка, и, по-моему, королева или государство им давали небольшой грант, семьи были небогатые. После принятия этого закона дети больше не ездят в Швецию, потому что проживание в семьях иностранцев запрещено. Другую программу мы придумали с моей итальянской подругой. Мы оформляли официальные приглашения для детей, итальянские родители получали от администрации своего города подтверждение «с золотой печатью», что они нормальные люди и что им можно доверить детей. Это тоже прекратилось. У нас была запланирована поездка, детей ждали в семьях, но мы смогли взять только выпускников. Родители, которые ждали маленьких, плакали, они ведь уже относились к ним как к родным. Это было душераздирающе. Ещё мы каждый год ездим на Шекспировский фестиваль. Вторая часть этой поездки была в Лондоне, где семьи – кстати, русские семьи – брали детей. И теперь это тоже нельзя. Это очень обидно, мы же хотим, чтобы дети социализировались, чтобы у них появлялись бытовые навыки. Если бы у нас здесь было полно семей, которые брали детей из психоневрологического интерната хотя бы на неделю, если не на 24 дня, как шведы, было бы тоже здорово. Но их очень мало.

А денег студии хватает?
– У меня есть деньги благодаря Илюше, у меня остались акции «Яндекса». В студии «Дети Марии» я трачу личные деньги на зарубежные поездки. Например, мы возим воспитателей из интернатов в разные страны, они возвращаются с новыми идеями для занятий с детьми. Очень полезны были поездки для учителей из Беслана в Израиль, где есть опыт реабилитации жертв терактов. Вообще в Израиле нас всегда радушно принимают, один раз даже израильское министерство образования помогло всё организовать. Однажды хотели детей привезти – не получилось. Департамент образования не отпустил, там сказали: «Вы что, хотите их на еврейскую пасху повезти?» Это были весенние каникулы.

Как появилась программа с детьми Беслана и как она сейчас работает?
– Мы решили поехать и сделать то, что умеем: расписывать стены и проводить с детьми клоунские мастер-классы. В первый год нам сказали, что сейчас траур и надо подождать. А потом всё наладилось, нас там полюбили. Мы приехали с выпускниками интернатов, для которых невероятная удача – сделать что-то важное и значимое. Получилось хорошо для всех: для наших выпускников, для учителей и для детей, к которым мы привезли иностранных клоунов и других невероятно интересных людей. Потом мы стали брать бесланских детей в свои лагеря, где есть дети с психоневрологическими диагнозами, и постепенно они из жертв превратились в помощников. Бывшие заложники, а теперь наши волонтёры – Вика Кацоева и Камболат Баев – узнали, что в деревне в горах есть психоневрологический интернат, и договорились, что мы туда приедем. Мы привезли клоунов, шашлык. Были большой стол и большой концерт, дети показывали, что они умеют, клоуны с ними играли. Это Вика и Камболат придумали и сделали сами, а это для меня самое дорогое.

Многие ваши выпускники приходят работать с детьми, становятся волонтёрами. Вы себе ставили такую цель?
– Есть такая мечта. Но я сама себе и всем сотрудникам напоминаю, что не надо взращивать в себе какие-то ожидания. Правильно ничего не ожидать, иначе будут разочарование и выгорание. Когда такое вдруг случается, как с Викой и Камболатом, – это подарок! Чаще всего получается само собой: люди начинают замечать, что происходит вокруг, и пытаются сделать жизнь лучше.

Почему дети купца Елисеева отказались от наследства и прекратили общение с богатым отцом

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Он был продолжателем легендарной династии, возглавлял Торговое товарищество «Братья Елисеевы» и навсегда вошёл в историю как создатель магазина «Елисеевский», куда самые известные люди того времени приходили за покупками. Предприниматель пользовался уважением и был удачлив в делах. Но дети предпринимателя отказались от отца, и даже их наследники не посещают могилу Григория Елисеева в Париже.

Крах семейной жизни

Григорий Елисеев обвенчался со своей первой женой в 1864 году, и женитьба эта была не проявлением высоких чувств, а, скорее, сделкой. Первая супруга Елисеева была дочерью известного купца Андрея Ивановича Дурдина. По воспоминаниям современников, в юности она отличалась не красотой, а умом и предпринимательской жилкой сродни той, что была и у её супруга. К тому же брак этот позволил совершить слияние двух капиталов, да ещё и обзавестись Григорию Елисееву новыми связями.

Читайте также:
Виктория Анатольевна Боня - фото

Кажется, семейная жизнь Елисеевых до поры до времени складывалась вполне удачно. В браке на свет появились семь сыновей и одна дочка, правда, двое мальчиков, Андрей и Павел, 1867 и 1897 годов рождения соответственно, скончались ещё в младенчестве. Григорий, Сергей, Николай, Александр, Пётр и Мария должны были стать наследниками династии.

Но с годами жена Елисеева изрядно располнела и перестала привлекать супруга. Он же всегда был в форме и пользовался вполне заслуженным успехом у представительниц прекрасного пола. Барышни всегда обращали внимание на привлекательного господина. И в один прекрасный день он потребовал у супруги развода.

Вера Фёдоровна Васильева была на 20 лет моложе Елисеева, да к тому же состояла в браке с купцом второй гильдии. Именно он, узнав о тайной связи жены с Елисеевым, инициировал бракоразводный процесс. Тогда-то и бросился Григорий Григорьевич умолять жену дать и ему развод. Он надеялся жениться на своей молодой возлюбленной.

Но Мария Андреевна не намерена была отпускать мужа. Она категорично заявила о том, что освободить его от брачных уз может только её смерть. Сыновья всегда относились к отцу с превеликим уважением, однако в этот раз приняли сторону матери. Григорий Григорьевич, обиженный на семью, лишил сыновей денежного содержания, но Мария Андреевна не собиралась уступать мужу.

Она тут же сняла со счетов предприятия свой собственный капитал и решила передать его родному брату Григория Елисеева Александру. Григорий Григорьевич попытался отсудить деньги, но проиграл, и всё равно не собирался восстанавливать отношения с женой.

Жена предпринимателя, поняв, что удержать мужа не удастся, решила покончить с собой и совершила задуманное с третьей попытки. Её спасли, когда она бросилась в Неву, и успели остановить кровотечение после попытки вскрыть себе вены. Марию Андреевну закрыли в доме, убрав все колюще-режущие предметы, но 1 октября 1914 года она смогла свести счёты с жизнью, использовав простое полотенце, на котором повесилась.

Непрощённая обида

Григорий Григорьевич был не огорчён, а раздосадован, он не только отказался проводить жену в последний путь, но даже не снизошёл до того, чтобы послать венок на похороны. Зато спустя всего три недели после предания тела супруги земле, Григорий Елисеев обвенчался со своей возлюбленной Верой Фёдоровной. Сыновья, узнав о бракосочетании отца, в тот же день официально отказались от наследства, оформив все бумаги и заверив их нотариально.

С того дня сыновья навсегда прекратили общение с отцом. Все пятеро обвиняли Григория Елисеева даже не в измене, а в том, что он нарушил купеческое слово, данное в молодости своей невесте Марии и её родителям. А ведь он всегда учил их: купеческое слово превыше всего и держать его надо при любых обстоятельствах, даже в ущерб собственной выгоде.

После второй женитьбы в доме с отцом ещё какое-то время жила 14-летняя дочь Мария, а Григорий Елисеев, опасаясь, что братья могут похитить девочку, нанял для неё телохранителей. Но однажды сама Мария, воспользовавшись тем, что её карета попала в небольшое ДТП, сбежала от отца. Попытки вернуть девочку через суд успехом не увенчались.

С тех пор Григория Елисеева не радовали ни собственное дело, ни молодая жена. Он постоянно пытался наладить отношения с детьми и неизменно ответом ему было ледяное молчание.

Григорий Елисеев после революции уехал с супругой в Париж, где и скончался в январе 1949 года в полном одиночестве. Вера Фёдоровна ушла из жизни раньше мужа. Даже потомки Елисеевых, ухаживающие за могилами двух сыновей предпринимателя Николая Григорьевича и Сергея Григорьевича на Сен-Женевьев-де-Буа, никогда не подходят к месту захоронения Григория Елисеева и его супруги.

В феврале 1901 года в Москве на стыке улицы Тверской с Козицким переулком ровно в 12.00 в присутствии огромного количества зрителей состоялась знаменательная процедура открытия большого торгового предприятия, которое называлось «Магазин Елисеева и погреба русских и иностранных вин». Это предприятие существует и в настоящее время. Более того, оно является одной из визитных карточек главного города России.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Пока все дома

Как Мария Елисеева помогла детям из детских домов начать новую жизнь.

Больше 20 лет назад многодетная семья сооснователя «Яндекса» Ильи Сегаловича и художницы Марии Елисеевой начала опекать целый класс в интернате для детей с нарушениями развития. Для многих из этого класса дом Сегаловичей стал воротами в новую жизнь. Занятия в художественной студии, организованной Марией, и человеческая забота помогли детям получить образование, профессии и, по ее словам, счастье. Выросшие воспитанники приходят работать в ее организации «Дети Марии» и «Пеликан».

Интервью с Марией Елисеевой — часть готовящегося к запуску проекта «НКО-профи», информационной кампании о профессионалах в некоммерческой сфере. Проект ведут Агентство социальной информации, Благотворительный фонд Владимира Потанина и «Группа STADA в России». Материал кроссмедийный, в партнерстве с порталом «Вакансии для хороших людей» (группы Facebook, Вконтакте, сайт vdhl.ru).

Читайте также:
Дима Коляденко - отзывы, мнение, рейтинг

— У нас всегда была очень большая семья. У бабушки было четверо детей и больше 20 внуков и правнуков. Мы все вместе росли. Я родилась в Москве, но жили мы в подмосковной Балашихе, вокруг бабушки.

Я больше всего любила, когда мы собирались на чей-нибудь день рождения. Была большая детская компания, мы много играли вместе. Мне очень это нравилось. Всегда думала: как здорово, когда много детей.

Все началось с мешка конфет. (Итальянская подруга Марии Сильвия в 1993 году привезла мешок конфет для российских детей, которые видят мало сладостей. Райотдел образования направил их в интернат, где директриса «любила иностранцев». Этот интернат и стал подопечным. — Прим.АСИ) Когда вы поняли, что конфетами дело не ограничится?

Конфеты были не моей идеей. Это мои друзья из Италии хотели осчастливить детдомовских ребят. Но когда мы их принесли, то сразу поняли, что детям совсем другого надо. Они хотели общаться, разговаривать, хотели, чтобы мы научили их пользоваться фотоаппаратом, просили поиграть с моей маленькой дочкой. У них был человеческий интерес к нам, им очень не хватало общения.

Студия Марии Елисеевой. Фото: Слава Замыслов / АСИ

Вам не было страшно там?

Я боялась, когда были действительно опасные ситуации. Так вышло, что мы занимались только с одним классом. В интернате было 120 детей, а в этом классе — двенадцать. Мы не могли весь интернат возить к себе и дружили только с ними, а остальные расстраивались. Прятались за кустами и, когда мы приходили, бросали в нас камни. А нашим еще больше доставалось. Их обижали, у них отнимали вещи, которые мы им дарили.

Вы сразу приняли детей как своих?

Это происходило постепенно. Сначала взяли к себе одну девочку. Потом мальчишку. Все дети были с диагнозами. Официально это называется олигофрения, но мне кажется, что у большинства была просто педагогическая запущенность.

Мы никого не выбирали. Просто некоторые дети больше других сдружились с нашими. Мы взяли их, потому что наши дети об этом просили. Вначале у всех были равные шансы. Бросали жребий – кто, в какие выходные приезжает, и все приезжали по очереди. Интернатовцам тогда было по 11-12 лет, а наши девочки были младше, самой старшей исполнилось шесть.

Фото: Слава Замыслов/АСИ Фото: Слава Замыслов/АСИ

В этой группе были девочки-двойняшки. Они обе целый год жили у нас дома, мы с ними совсем сроднились. Илья утром отвозил их в интернат на уроки, а потом они приезжали в студию и вечером ехали с нами домой. Так продолжалось весь год. Я подумала, что девочкам бессмысленно ездить в интернат, потому что никакой учебы там, к сожалению, не происходило. Фактически они уже жили у нас, и надо было это документально оформить.

Я обратилась в интернат и попросила нам их отдать, но получила отказ. Помог интернат патронатного воспитания. Тогда директором там была Мария Терновская. Департамент образования прислал в наш интернат бумагу о переводе девочек к Терновской. Это было перед началом лета. А мы часто брали детей на лето. Директриса не глядя подписала бумагу, думая, что речь идет о летних каникулах. А когда девочек перевели, она поняла, что сделала ошибку.

Почему она была против?

Все как-то очень приземленно объяснялось. Она говорила, что от стабильного количества детей зависит штатное расписание, зарплаты. Что, если я заберу этих девочек, ей придется брать детей из приемника-распределителя, а это неизвестные дети и она не хочет лишних проблем. Она не понимала, зачем мне все это. Я объясняла, что хочу отдать их в обычную школу, где они смогут получить среднее образование, а не справку о четырех классах.

Но девочек все-таки отдали?

С девочками вышло трагично. Директриса взялась за старшую из сестер. Она была лидером, держала в повиновении весь класс.

Ей стали внушать, что «Мария берет тебя, чтобы ты пеленки стирала». Я встретилась с завучем. Стала объяснять, что хочу отдать девочку в школу, а у моей младшей дочки пеленок нет, она носит памперсы.

Но администрация ее как-то перенастроила, к сожалению, и девочка сказала, что не хочет ко мне идти, потому что ей в интернате хорошо. Это было тяжело. Мы с ней дружили едва ли не больше, чем с ее сестрой. Я боялась за ее будущее, но сделать ничего не могла. Что я могу сделать, если она сама не хочет?

Как сложилась ее судьба?

Она вышла из интерната, получила жилье в Москве. Потом продала квартиру, купила что-то в Подмосковье. Долго жила с человеком, с которым у нее сначала были отношения, потом эти отношения закончились, но он не ушел, а привел в ее квартиру свою родню. Она одинокая. Работает от случая к случаю.

А вот у ее сестры все сложилось хорошо. Она прожила в нашей семье семь лет. Сейчас она уже совсем взрослая. Получила образование педагога-психолога. Работала в садике, потом родила дочку. У нее замечательный муж-математик. У них все прекрасно.

Читайте также:
Валерий Рассомахин - биография, личная жизнь, фото, видео
Как себя чувствуют дети после интерната?

Когда они покидают интернат, то очень нуждаются в поддержке, потому что не привыкли к одиночеству. А тут вдруг отдельная квартира, надо как-то налаживать жизнь. Очень часто на этом этапе кто-то приезжает и ночует у нас. Мы их стараемся поддерживать. Но им, конечно, очень непросто. Именно в этот момент могут начаться очень серьезные проблемы.

Фото: Слава Замыслов/АСИ Фото: Слава Замыслов/АСИ

Вот, например, не так давно один из таких детей стал употреблять наркотики и украл у нас деньги. Мальчик очень хороший, добрый, всегда всем помогал. Раз это случилось, значит, жизнь его так сильно прижала. Надо его лечить. Но это можно сделать, только если человек сам захочет. Все наши ребята отлично знают, что в студию запрещено приходить под действием алкогольных или наркотических веществ. Но знают и другое: если возникла такая проблема, мы их не бросим, а будем им помогать на нейтральной территории.

Что вы вкладываете в понятие арт-терапии?

Мы неправильно делаем, когда называем свои занятия «арт-терапией». Арт-терапией должны заниматься врачи-профессионалы. В идеале было бы здорово, чтобы все наши художники закончили психологические курсы. Но на то огромное количество детей, которые нуждаются в занятиях, специалистов-психологов не хватает. Супердорогие профессионалы не всегда могут работать на общественных началах. Бывает, конечно, что и они к нам приходят волонтерами. Вот недавно у нас появилась замечательная психолог, которая стала вести киноклуб. До этого у нас уже был киноклуб, но вели его наши друзья, которые приходили, сменяя друг друга. Когда это делает профессионал, пользы гораздо больше. Она понимает, какие проблемы можно затронуть, а какие — нельзя. Очень важно соблюсти деликатность, когда разговор становится откровенным.

(Разговор прерывается телефонным звонком)

Сейчас звонил еще один мой приемный сын. Он один день был в Москве, и мы не успели увидеться. Он из Грозного, из тех, кто вырос в лагере для беженцев. В 2000 году мы взяли пятерых детей оттуда на две недели. Этому мальчику тогда было лет десять. Его папа попал в плен во время чеченской войны и после этого стал недееспособен. А мама очень больна. И вот мальчик к нам приехал вместе с другими детьми. Я заметила, что когда мы все вместе сидим за столом и ужинаем, мальчики все время командуют: девочки, подайте нам ложки, тарелки… Я им говорю, вы что, ребята, вы в Москве, здесь все по-другому! И я мальчикам предложила снять фильм про то, как они сами первый раз в жизни готовят ужин, чтобы потом они этот фильм своим детям показали. Мальчики решили приготовить жижгалнеш, это традиционное чеченское блюдо. Они его действительно приготовили, и мы сняли этот фильм. Получилось очень смешно.

Когда им надо было возвращаться в Чечню, этот мальчик, давайте назовем его Анзор, спросил, сможет ли он снова приехать. Я тогда в шутку ответила: приезжай, но только если ты будешь каждый день маме готовить завтрак и мыть посуду. Я, конечно, была уверена, что этого не будет. Через месяц его мама специально пришла на переговорный пункт и заказала звонок в Москву. Она до меня дозвонилась и сказала: я не могу узнать своего сына. Что вы с ним сделали? Он так за мной ухаживает. В общем, Анзор к нам приехал снова.

Фото: Слава Замыслов/АСИ

В результате этот мальчик стал рисовать. Он жил у нас в семье несколько лет, учился в школе ландшафтного дизайна, потом поступил в Институт современного искусства и начал делать свои интересные проекты. Сейчас он очень известный художник. Он звонил мне по дороге в Амстердам, где опять получил какой-то грант. Такие истории меня радуют.

Сколько детей «прошло» через вашу организацию?

Не знаю. Я очень не люблю эти подсчеты. Я понимаю, что все надо считать, но кого считать? Кто пришел однажды, кто походил полгода или ходил много лет? Вот, например, мы сотрудничаем с одним из московских интернатов с 1997 года. У каждого ребенка из этого интерната есть возможность к нам приехать. Бывает, что они скептически относятся: ну что там, рисование, фигня какая-то. Но когда они выходят из интерната и остаются одни, они приходят, и мы им помогаем.

Одна девочка сразу после окончания интерната родила одного за другим четверых детей. Она к нам не ходила никогда, но тут мы ей стали передавать детские вещи и наконец она сама пришла и попросила заниматься с ее детьми. Как считать — она прошла через нашу организацию или нет? Иногда дети ходят очень увлеченно месяца два-три, а потом их переводят в другой интернат, и мы их теряем. Но проходит время, и некоторые из них снова возвращаются.

Как вы налаживаете диалог с системой интернатов? Вы же не можете сказать, что все воспитатели там плохие.

Многие считают, что система интернатов лучше, чем ничего. Говорят: «Где бы были эти дети, если бы не интернаты?» Нет, эта система устаревшая. Лет 50 назад она была и в европейских странах. Но от нее ушли. Детских домов в Европе не осталось. Там тоже есть родители-алкоголики и наркоманы, которых лишают родительских прав. Но всех детей пристраивают в семьи. У нас тоже вводится эта система, но медленно.

Читайте также:
Андрей Никифоров - биография, личная жизнь, фото, видео

Почему наша система вызывает так много критики? Потому что все непродуманно. У детей нетзащищенности. Воспитатели сталкиваются с тем, что детей часто отдают непроверенным людям за пособия, за квартиры.

А потом этот ребенок возвращается в интернат и говорит: «А можно я здесь побуду, потому что мне мама ключей не дала, а я на улице замерз?» Если выбор стоит между вот такими приемными семьями и интернатом, то да, лучше интернат. Но такие приемные семьи не имеют права на существование.

Эта система должна складываться постепенно. Быстро раздать всех детей не получится.

Ваша организация начиналась как продолжение семьи, но обрела структуру. Как вы это совмещали? Вам нужно было финансовое или менеджерское образование?

Нет, я не стала заканчивать финансовый институт. Но многие вещи любая многодетная мама может делать и без финансового института. У меня есть здравый смысл, логика и организаторские способности.

Фото: Слава Замыслов/АСИ

Я вообще не начальник. Начальник — слово неприятное. Это мой дом все-таки. Ну да, мы здесь работаем, но это все-таки дом. Это непростое дело, когда у вас дома происходит очень много всего и нет возможности хотя бы иногда принадлежать самой себе. Но так сложилось, так само проросло и мне это нетрудно.

Как строится финансирование вашей организации?

У меня две организации: «Дети Марии» и «Пеликан». «Дети Марии» — общественная организация. Там много грантов, мы выигрываем финансирование на разные программы. Но основные источники нашего дохода — не гранты. Финансирование складывается в основном из пожертвований частных лиц и компаний.

А в фонде «Пеликан» немножко по-другому. Там пока все деньги — мои. По разным причинам. «Пеликан» занимается взрослыми, ради этого мы его и сделали. А на взрослых гораздо сложнее деньги достать. Это взрослые с психоневрологическими нарушениями. Им эта помощь страшно нужна.

В «Детях Марии» сейчас 22 сотрудника. В «Пеликане» — семнадцать. Постоянных помощников-волонтеров больше сорока в обеих организациях. Среди сотрудников и волонтеров человек 12 моих старших ребят-выпускников. Некоторые так и остаются у нас, а некоторые работают временно, пока мы не подыщем им новую работу. Еще есть почасовые сотрудники – художники, репетиторы по разным предметам. Их занятия обязательны. В «Пеликане» больше репетиторов, которые занимаются дополнительно английским и математикой. Есть дети, которые не готовы заниматься нигде и ни с кем, кроме как у нас и с нашими сотрудниками. Тогда мы сами находим для них учителей. Вот кто-то захотел научиться играть в шахматы — и мы находим человека, который будет заниматься с нашим подопечным.

Какие обучающие программы у вас есть?

В «Детях Марии» есть программа ежедневных занятий. Там много разного: рисование, лепка, кулинария, театр. Для старших есть итальянский и английский клубы. Это очень важно для их общего развития, потому что связано с нашими ежегодными поездками. Чтобы поехать в Англию на Шекспировский театральный фестиваль, мы готовим спектакль. Планируем с английскими ми, которые помогают беженцам, расписать стену. Еще хотим подарить картину стратфордскому хоспису.

Студия Марии Елисеевой. Фото: Слава Замыслов/АСИ

Раньше у нас были замечательные программы поездок в Италию с маленькими детьми, но потом произошла эта история с запретом на вывоз детей, и теперь это делать нельзя. Очень жаль. Сейчас мы возим в Италию уже взрослых ребят. Они ездят к своим как бы итальянским родителям, которые их не бросают. Но мы все равно продолжаем изучать итальянскую культуру, кухню, язык. У нас есть программа арт-лагеря на Сардинии. Мы возим туда Филимонковский детский дом, где живут дети с психоневрологическими диагнозами. Мы там учим итальянский язык, ставим спектакль и обязательно подключаем местных детей.

В России у нас есть зимний и летний детские лагеря. Каждый год устраиваем большую выставку наших работ в ЦДХ, участвуем в детских городских выставках. Трудно перечислить все. У нас есть проекты, которые мы придумываем на ходу.

Много программ с детьми Беслана. Сейчас мы дружим с двумя детскими домами в Осетии — в Моздоке и Дурдуре. Они приезжают к нам в летний лагерь, а мы уже третий год ездим в Дурдур. Сейчас мы готовим посылку для интерната — постельное белье с нашими рисунками. Еще мы делаем спортивную площадку в Первой школе Беслана. Бесланские ребята, бывшие заложники, нам очень помогают. Мы вместе придумываем мастер-классы, планируем какие-то совместные поездки.

Мы никогда не ставили задачу охватить как можно больше детских домов. Мы расширялись естественным образом. Например, кого-то из наших детей переводят в другой детский дом и мы начинаем брать группы уже из этого нового детского дома, чтобы не потерять нашего ребенка. Сейчас у нас 12 детских домов, но поточный метод — это не мое. Я больше люблю что-то семейное. Есть отличные организации, у которых получается пропускать большие потоки, но это не я. Я как бы мама. Понимаете? Мне важно во все вникнуть.

Читайте также:
Шишонин Александр Юрьевич - видео

Через тернии к мечте: сирота о коммуналке, молитвах и детях-подхалимах

В Тульском регионе, как того требует российское законодательство, сиротам предоставляют жильё. Но нередко – только после того как прокуратура вынесет предписание администрациям это сделать. Прокурорские работники говорят: не потому, что чиновники равнодушные, а потому что так быстрее находится жилая площадь.

Маша Елисеева получила квартиру без участия прокуратуры в новостройке. И теперь строит свою жизнь так, что знающие её люди восхищаются. Столько в этой юной, тоненькой, симпатичной, непосредственной юной женщине света, оптимизма и любви к жизни и окружающим.

Последнее желание

Мария Елисеева: Я родилась в Туле. Мы жили с мамой в комнате в коммуналке. Нам не повезло. Соседи – пьяницы и буяны. Постоянные драки, крики, вызовы полиции и протоколы. Мама стояла в очереди на квартиру, как инвалид второй группы и мать-одиночка.

Папа мой умер. Мама тяжело переживала его смерть, сама не хотела жить. Когда она меня в тридцать лет рожала, у неё была клиническая смерть. Она мне рассказывала, что увидела тогда Богоматерь, предрёкшую ей смерть, лишь когда «Маше будет 16». Так и случилось.

Александра Белкина, «АиФ в Туле»: Вы единственный ребёнок в семье?

– У меня есть сестра, которая старше меня на семь лет. Но она рано вышла замуж, уехала, родила деток. У неё всё хорошо. Я очень за неё рада. После смерти мамы мы перестали общаться, но сейчас иногда созваниваемся. Надеюсь, снова сблизимся.

А тогда мама посчитала, что мне нужен отец, и вышла замуж за человека, который, как потом выяснилось, был уголовником. Вскоре он получил инвалидность да так и остался с нами.

Мама старалась меня занять чем угодно, лишь бы я меньше времени проводила в таких условиях и в таком окружении. Я занималась фигурным катанием, играла в футбол, ходила в военно-воскресную школу Александра Невского. Там мне нравилось всё. И то, что тарелки с супом разрешили разносить, и то, что мы новые молитвы разучивали.

Мама никогда не был верующей, но мои рассказы, видимо, оставили в ней свой след. Если раньше говорила, что короткие юбки носить можно только с 18 лет, когда взрослой стану, то потом уже говорила, мол, чем старше становишься, тем скромнее надо быть.

– Судя по тому, с какой теплотой вы рассказываете о маме, она сыграла большую роль в становлении вас как человека…

– Мама для меня – пример, очень хочу стать такой, как она. Её не сломали, не ожесточили ни болезни, ни проблемы, хотя она и была очень незащищённым человеком.

По образованию она врач и учитель начальных классов. Но работать уже не могла, так как тогда её лишили бы пенсии по инвалидности. Приходилось подрабатывать. Мы и кондукторами были в частных «пазиках», и уборщицами. Но она всегда помогала тем, кто нуждался в её помощи.

Когда я окончила школу, мамы не стало. Она очень хотела, чтобы я училась в Московской духовной академии. И я поступила туда, хотя это было непросто. Туда брали только с 18 лет, а мне было 16. Но всё получилось, и я стала дирижёром церковного хора.

До Москвы не задумывалась особо о вере, духовном воспитании и силе молитв. Но в академии начала молиться. В основном обращалась к святителю Спиридону Тримифунтскому. Обычно ему молятся те, кому необходимо жильё. Хотите верьте, хотите нет, но в его день – 25 декабря мне позвонили и сообщили, что завтра выдадут ключи от новой квартиры.

У меня – одновременно шок, восторг, радость. Понимаете, всю жизнь мечтала о своей квартире. В Москве привыкла мотаться по съёмным комнатам и уже не верила, что этому может прийти конец. Боялась возвращаться в Тулу в коммуналку к уголовнику, и слава богу, не пришлось.

А не выгоните?

– И как вам собственная квартира?

– Когда увидела её – плакала и никак не могла поверить, что это моё.

Квартира в шикарном доме на Металлургов. Красивая «однушка», в которой уже были обои, линолеум, раковина, плита. Потихонечку обустраиваю её, делаю уютной. Расположена она на 12-м этаже. Что не может не радовать – красивые виды с высоты.

Но пока она ещё не моя. Это соцнайм. В течение пяти лет ко мне будут приходить специальные люди, проверять, как я оплачиваю счета и ухаживаю за квартирой. Мне кажется, это правильно, ведь сироту могут и обмануть, и провернуть какие-то махинации. А через пять лет она, возможно, станет моей. Но для меня главное – чтобы не выгнали. До сих пор это для меня остаётся острым вопросом.

Жизнь так сложилась, что постоянно жду откуда-то подвоха. Сейчас у меня всё хорошо, но отделаться от чувства осторожности не могу. Очень хочется быть уверенной, что квартира моя. Тем более что ремонт с мужем собираемся делать, а сумма немаленькая, но в свою недвижимость вложиться можем.

Читайте также:
Ирина Муцуовна Хакамада - отзывы, мнение, рейтинг

– С соседями познакомились?

– У нас соседи разные. Кто-то хочет общаться, кто-то нет. Конечно, не навязываемся. В нашем доме много ребят из детских домов, которые знакомы между собой. Мне кажется, это хорошо, ведь они знают, что рядом есть человек, который поймёт тебя и твои проблемы, сможет оказать как моральную, так и словесную поддержку.

Вообще тема детских домов стоит перед обществом очень остро. Мало кто там занимается с детьми, они отданы сами себе. Одни детки могут это пережить и не сломаться, остаться открытыми миру и людям, а некоторым тяжело смириться с одиночеством, они закрываются, потом связываются с плохой компанией и губят свою жизнь., а в детских домах мам нет, есть воспитатели. Среди них есть хорошие, добрые, чуткие и отзывчивые, но на всех их просто может не хватать.

– Что для вас главное в воспитании детей?

– Любовь. Не «ути-пути» и конфетку в руки, чтоб не плакал, а любовь в её высшем проявлении. Как писал святой Амвросий Оптинский, воспитание без любви делает человека двуликим. Ребёнок ведь чувствует искренность, и никакими конфетами и подарками не заменить её. Меня так воспитывала мама. Ведь материнское сердце всегда чувствует, когда на душе у дочери или сына груз какой-то. Бывало, подойдёт, обнимет, прижмёт к себе и, ни слова не сказав, утешит. Ну а если надо, то и пожурит за дело.

Кроме того, ребёнку надо всё объяснять и разговаривать с ним. Иногда стоит, может, и дать совершить ошибку, чтобы потом понял, что больше так делать не надо.

Батюшка от Бога

– Не жалеете, что не попробовали «прорасти» в столице, а вернулись в Тулу?

– Нет, у меня началась белая полоса в жизни. Почти в одно время мне дали жильё и я вышла замуж. Поэтому из Москвы – из монастыря, где я работала в хоре, – меня перевели в Тульскую духовную семинарию.

Моего мужа зовут Александр. Через месяц после свадьбы он подал прошение, чтобы стать батюшкой. Саша стал для меня опорой и человеком, на которого всегда могу положиться. Он, можно сказать, вернул меня людям. Понимаете в Москве жизнь всё-таки суровая, я там немного отстранилась, закрылась. А сейчас всё возвращается. Саша очень добрый и чуткий, отзывчивый и понимающий меня как никто. Знаете, меня очень подкупило, что он действительно пошёл в священнослужители по призванию, по зову души, хотя в семье у него не было церковников.

– Как вы встретились?

– Мы общались, когда я жила в Туле. Мама была против наших отношений. Мы расстались, я уехала в Москву и позабыла о нём – поглотили дела на учёбе, работе. О личной жизни задумываться было некогда, а тут как-то подруга спросила: «Помнишь парня-то? До сих пор не женился». Я решила позвонить, а он сразу с вопросом: «Ты не замужем?». Оказывается, он всё это время меня ждал.

И тут мне, как сироте, дали квартиру. Это чудо Божие! От ключей, которые мне тогда вручили, до сих пор храню коробочку.

– Мама была бы рада за вас и очень бы гордилась…

– Надеюсь, это так. Она была отзывчивой и мудрой. Представляете, у неё на похоронах было 50 человек, которым она помогала. Мы ездили с ней в детские дома, что-то дарили, хотя у нас был не самый высокий доход. Мама говорила: «Таким деткам надо помогать». Благодаря маме у меня появилась мечта – вырасти и тоже помогать людям.

– Вы продолжаете помогать сиротам, как делали это с мамой, но у вас есть профессия, которая тоже – в помощь людям…

– Я регент церковного хора, проще говоря, дирижёр-хоровик. В храме Дмитрия Солунского занимаюсь с взрослым хором, где есть профессионалы и любители. Спуску не даю ни тем, ни другим. Работаю в Мяснове в воскресной школе с детским хором. Там ребята тоже разные, есть из неблагополучных семей, есть дети-подхалимы. Иногда те, кто обделён любовью и вниманием в семье, ищут его в церкви, начинают вызывающе себя вести. Тут приходится включать педагогический талант и объяснять, что здесь его любят все, но и он должен уважать окружающих – не кричать, не шуметь, не прыгать. Несмотря на то что я действительно очень строгая в работе, с детьми да и со взрослыми у меня проблем нет.

В будущем хочу открыть в Туле школу регентов. У меня уже проект есть, правда, пока его не показывала никому, но очень надеюсь, что его поддержат и он не останется лишь на бумаге.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: