Илья Шувалов: биография путешественника и стоматолога из Омска

Илья Вадимович Шувалов

Фото Все

Илья Шувалов — биография

Илья Вадимович Шувалов с 2009 года разработал несколько бизнес-проектов в различных сферах — рестораны, клининговый сервис, спа-центр, онлайн-сервис для туристов. Значительную часть доходов предприниматель также тратит на благотворительность, в частности на строительство православного храма в родном Иваново.

Семья и образование

Илья Вадимович Шувалов родился в Ивановской области в 1983 году в семье энергетиков. Его родители Вадим Николаевич и Людмила Ивановна закончили Ивановский энергетический институт в 1982 году и позднее были распределены в Сургут и трудоустроились на Сургутскую Государственную Районную Электростанцию №1. Когда Илье Вадимовичу не было еще и семи лет, он зарабатывал на карманные расходы мойкой машин в Иваново, где он гостил у бабушки.

В детстве Шувалов серьезно занимался боксом: выступал на городских и районных соревнованиях, неоднократно занимал призовые места и заслужил множество наград.

Однако образование он решил получить в юридической сфере. В 2000 году будущий бизнесмен поступил на юридический факультет Сургутского Государственного Университета, а через два года решил продолжить обучение в столице — в Московской государственной юридической академии. Там он защитил диплом по теме «Административно-правовой статус государственных служащих». Окончив институт, Илья Шувалов передумал уходить в юридическую практику и решил попробовать себя в роли бизнесмена.

Ресторанный бизнес

Илья Вадимович в 2009 году решил заняться ресторанным бизнесом, и у него появилась идея создать заведение, оформленное в американском стиле. Первый ресторан получил название Liberty. По данным на 2019 год, Liberty накормил и напоил уже свыше 120 тысяч человек. Шувалов активно участвовал в реализации проекта на всех этапах. Здесь пригодились его широкие знания в юридической области, а также творческие и организаторские способности.

Предприниматель Илья Вадимович Шувалов

В дальнейшем предприниматель открыл рестораны Liberty в Нижневартовске, Москве, Астрахани и других российских городах. Дальше — больше. Он организовал компанию Liberty Group, в состав которой вошли все основанные им заведения, такие как ресторан восточной кухни Диван-Сарай и кафе-хинкальная Мамико.

В 2010 году Илья Вадимович побывал в Узбекистане, где его поразили местная кухня и гостеприимство жителей. Он вернулся в страну через год, чтобы собрать необходимую информацию для открытия собственного ресторана узбекской кухни и нанять поваров. Так появился Диван-Сарай. Кафе Мамико появилось в схожих обстоятельствах: Шувалов побывал в Грузии в 2017 году и, восхитившись местной едой, решил основать собственное заведение с настоящими грузинскими блюдами.

Бизнес в других сферах

Илья Вадимович Шувалов никогда не видел себя только в одном деле. Предпринимательский энтузиазм не давал ему долго сидеть на одном месте, поэтому он всегда искал новые возможности для развития. Так, следующим этапом его карьеры стало открытие клининговой фирмы «КлинСервис». Параллельно предприниматель участвовал в открытии спа-центра «Онсен» в Сургуте.

В настоящее время бизнесмен сконцентрировался на перспективной IT-сфере. Он и его команда программистов в течение трех лет работали над созданием алгоритма построения маршрутов для перевозок пассажиров на разных видах транспорта. В 2018 году разработку интегрировали в проект dimetogo, который теперь известен под названием Turisto.

Личная жизнь и благотворительность

Илья Шувалов воспитывает дочь от первого брака. Вместе со второй супругой он живет в Москве. В свободное время он увлекается рыбалкой, в частности ловлей трофейных образцов. Также бизнесмен поддерживает строительство православного храма в Иваново и совершает паломничества в святые места Израиля.

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

Илья Шувалов: Сургут — Москва

Оглавление

Илюха-фантазёр

— Баб Тамара! Баб Тамара! Смотри! — вихрастый мальчишка влетает в комнату. У него в руках книга. — Смотри, капитан Блад был и врачом, и пиратом! Понимаешь, баб Тамара, и пиратом, и врачом! Так тоже можно!

— Баб Тамара, а что за шоколадки доктор Айболит зверятам давал? Они же наверняка были необычными, раз помогали, правда? Ты же сама мне говоришь, что шоколад для зубов вреден, а зверяткам, значит, полезен?

— Баб Тамара, а куда я положил «Томека в стране кенгуру»?

Пожилая полная женщина только успевала головой крутить — маленький непоседа умудрялся читать, болтать и бегать одновременно. Ну весь в отца пошёл!

Шуваловы переехали из Омска обратно в Сургут, и решение это оказалось верным. Здесь хотя бы за садик платить не нужно, бабушка Тамара сама вызвалась присмотреть за сорванцом — и не жалела.

Когда в недалёком 1987 году у врача-хирурга и его жены-медсестры родился сын, семья в полной мере ощутила, каково это — жить с младенцем на руках в стране, охваченной хаосом. Перестройка ударила по медицине тяжеленным молотом, и особенно пострадали честные врачи, не привыкшие работать спустя рукава и брать взятки за каждую мелочь. Тогда-то семья и вспомнила о своих корнях.

— Как думаешь, — спросил Вадим жену Ирину, — продержимся на сургутских морозах? За Илюхой, если что, моя мать приглядит, она обещала.

— Почему нет? — улыбнулась в ответ Ирина. — Я, сам знаешь, в Комсомольске-на-Амуре выросла, мне не привыкать. А зарплаты в Сургуте не в пример выше. Да и со свекровью мы всегда ладили.

Так и постановили.

Поезд вёз маленького Илью по, как ему казалось, бескрайней Западно-Сибирской равнине, и мальчик буквально прилип к окну, за которым мелькали сосны. На редких полустанках странно одетые люди предлагали ягоды в меду, сушёную рыбу и прочие ранее не виданные им лакомства. Может, именно тогда в Илье и проснулась страсть к путешествиям — чистая и бескорыстная. Родители тихонько радовались тому, что обычно беспокойный ребёнок часами сидит, разглядывая постоянно меняющийся пейзаж. Единственная проблема возникла, когда семья доехала до места назначения. Осознав, что всё закончилось, Илюша отказался покидать купе: цеплялся за дверные ручки и горько плакал. Даже старинное испытанное средство — выманивание на конфеты — на этот раз не сработало. Пришлось вытаскивать на руках.

— Проводником, наверное, станет, — смеялись две толстые тётки-проводницы, а отец сурово сдвинул брови и покачал головой. Будущее сына он видел только и исключительно в медицине: Илья Шувалов должен был продолжить семейную традицию.

И вот Сургут: большая трёхкомнатная квартира по улице Майской на четвёртом этаже пятиэтажного дома. Внизу, на первом этаже, — гастроном со стеклянной витриной, в которой можно увидеть гору свежезамороженной рыбы или пирамиду из консервных банок — яркую, цветную — и посчитать, сколько банок находится в её основании, а сколько в следующем ряду и так далее, до самого верха. Бабушка Тамара часто останавливалась с внуком у этой витрины, и маленький Илья радостно докладывал, сколько всего консервов в пирамиде, сколько в третьем ряду и сколько — в пятом. Вскоре он уже знал это наизусть.

Ещё Илья узнал, что по квартире тоже можно путешествовать не хуже, чем по стране. Вот окна с тройными рамами, защищающие от суровых морозов. Вот ковёр, с которого строго глядят на невидимых врагов знаменитые васнецовские «Три богатыря», — и можно часами разглядывать ёлки на переднем плане или облака, плывущие над дальними холмами. Бабушка Тамара называла такие холмы «сопками», и Илья быстро перенял эту манеру. А вот две чешские стенки, битком набитые книгами, — и это не просто книги, это широко распахнутые окна в другие миры, где отважные путешественники ловят диких животных, хитроумный Дерсу Узала знакомит гостей с таинственными духами тайги, а добрый доктор Айболит лечит каждого, кто обращается к нему за помощью.

Читать Илья выучился в четыре года. И бабушка, и родители горячо одобряли увлечение мальчика книгами, и сам он твёрдо знал: чтение — одно из самых прекрасных умений в жизни. Даже поэт и композитор Высоцкий разделял это мнение и пел хриплым голосом из старенького жёлтого кассетного магнитофона «Скиф», привезённого ещё из Омска:

Читайте также:
Дарья Хэнсон - биография, личная жизнь, фото, видео

Если, путь прорубая отцовским мечом,

Ты солёные слёзы на ус намотал,

Если в жарком бою испытал, что почём,

Значит, нужные книги ты в детстве читал.

Мальчик слушал Высоцкого и серьёзно кивал: он хотел прочесть все-все нужные книги и впоследствии прорубить себе путь, защищая отцовским мечом слабых и угнетённых. Правда, меч ему представлялся чем-то вроде большого скальпеля, которым отец-хирург разрезал больных и вытаскивал из них всё ненужное и вредоносное.

Восьмой микрорайон, где жила семья, располагался недалеко от Сургутской центральной районной больницы. Именно там нашли работу родители Ильи, а ещё раньше там работали его бабушка и дедушка. Мальчик знал: в больнице на доске почёта он увидит знакомые лица — этим он ужасно гордился. Дома, играя в немудрящие детские игрушки, он выписывал всем рецепты и коряво подписывался: «Врач Илья Вадимович Шувалов». Бабушка купила ему набор печатей, и наиболее востребованной была та, на которой гордо красовался крестик. Илья разводил красную акварельную краску, и крестик тоже получался красным — как на боку «Скорой помощи», на фоне которой часто фотографировался дед мальчишки. Получалась замечательная печать — да, не как у настоящих докторов, но и болезни у солдатиков и грузовиков тоже были не совсем похожи на настоящие. Илья упоённо рассказывал, размахивая стареньким бабушкиным стетоскопом:

— Гражданин «КАМАЗ», у вас отпадение колёсной оси, нужна срочная операция! Вам необходима госпитализация, заболевание опасно для вашего здоровья. Пожалуйста, приготовьте домашнюю одежду — ну, домашнюю краску для кузова, — две пелёнки, а ещё я вам сейчас выпишу рецепт.

Или же, глядя на игрушечного солдатика, твёрдо говорил:

— Вас в джунглях укусила муха цеце. Она выпила из вас крови втрое больше, чем весит сама, и занесла вам трипа. три-па-но-со-му. Поэтому у вас сонная болезнь, гражданин. Мы сейчас проведём вам серологический тест.

Затем Илья открывал медицинский справочник, валяющийся рядом, и торжественно читал:

— Будем применять ме-лар-со-прол и пен-та-ми-дин. Приготовьтесь к введению их внутривенно!

Капельницы в доме не переводились, но никто не плёл из них рыбок или человечков: вместо этого Илья проводил медицинские процедуры на всех своих игрушках. Бабушка Тамара, смеясь, говорила соседям, что мальчик уже в этом возрасте способен самостоятельно поставить больному укол, измерить давление и даже послушать лёгкие.

Бабушка никогда не отказывалась ответить внуку на тревожившие его вопросы и вместе с ним подумать, отчего тот или другой литературный персонаж поступал хорошо или плохо. На вопрос о докторе Айболите она отвечала так:

— Ты, Илюшенька, прав. Это автор книги увидал в руках у Айболита такую плитку, которая похожа на шоколад, вот и решил, что Айболит всем по порядку даёт шоколадку. На самом деле, конечно, он раздавал зверяткам гематоген. В гематогене очень много железа, которое стимулирует у зверяток кроветворение. И детишкам гематоген тоже очень полезен. А ещё там хватает белков, жиров, углеводов и минералов, очень для организма нужных, потому-то Айболит его и использовал. Ну и градусники ставил, да. Температуру измерять важно, температура показывает, насколько ты здоров.

Насчёт капитана Блада бабушка Тамара тоже соглашалась и говорила, что быть одновременно пиратом и доктором можно, но вот только нужно ли?

— Одно дело, Илюшенька, когда злые люди тебя притесняют, и ты против них выступаешь — вот как капитан Блад этот. Его, понятно, пиратом называли, ну да он и впрямь пиратом был, да только сам смотри — он хотел занятие это бросить, снова вернуться к прежней профессии. Умный человек был, понимал, что врач — дело почётное, а пират — позорное. И совсем другой коленкор, когда ты решаешь бандитом стать, всех без разбора грабить, на чужом горе наживаться.

На дворе стояли лихие девяностые. Сургут с его нефтяными деньгами стал ареной для разборок криминальных группировок. Звучали разные клички, совершенно не похожие на нормальные имена: Бяша, Зятёк, Сапог. В семье Шуваловых подобное категорически не одобряли.

— Смотри, Илюшенька, — говорила бабушка Тамара, — когда люди кого уважают, они его величают по имени-отчеству. Вот ежели тебя уважать начнут, так скажут, мол, Шувалов это идёт, Илья Вадимович, известный доктор, хороший человек. А этих кто уважает? И зовут-то не по-людски! Ну да, богатые, да только богатство у них на чужой крови, а значит они и сами рано или поздно богатства-то свои да собственной кровушкой зальют.

Бабушка оказалась права: в ходе криминальных разборок «авторитеты» умирали один за другим. Илья крепко-накрепко запомнил бабушкины слова. В конце концов, он хотел стать уважаемым человеком, Шуваловым Ильёй Вадимовичем, а не странным бандитом со странной кличкой!

Как знать, возможно, эта прививка здравого смысла и уберегла мальчика от того, чтобы пополнить ряды молодёжных банд. Или сказалась тяга к чему-то более высокому, более значимому, нежели дворовые драки, сопровождаемые бессмысленной жестокостью. Илья хотел добиться успеха, но твёрдо решил, что сделает это законным путём, не прибегая к мошенничеству или запугиванию других людей.

Поскольку бабушка сидела дома, Илью не отдали в детский садик: деньги решено было поберечь. Однако мальчик рос весёлым и общительным, и во дворе слыл заводилой детских игр. Сказывалась и солидная эрудиция, накопленная посредством чтения книг. Под руководством Ильи осуществлялись экспедиции на Северный полюс — за гаражи, где торжественно водружался флаг России (когда отец обнаружил, что на флаг пошли его старые кальсоны, кухонное полотенце и юбка жены, аккуратно разрезанные и сшитые в нужном порядке, он даже почти не рассердился). На пустыре за соседним домом отважные исследователи с головой ныряли в опасные африканские джунгли, ну а заброшенный киоск долгое время служил космическим кораблём, на котором российские космонавты колонизировали Луну и Марс. Увы, киоск впоследствии облюбовали бездомные, и от межзвёздной экспедиции на альфу Центавра пришлось отказаться. В маленькой дворовой песочнице можно было летать исключительно в пределах Солнечной системы.

Ещё Илью любили девочки: он никогда не отказывался поиграть с ними в больницу. Разумеется, он был главврачом и раздавал всем ценные указания — зато никто из мальчишек не трогал госпиталь, расположившийся на двух лавочках возле первого подъезда. Девочек Илья сразу отнёс к категории слабых, которых нужно защищать, как это делали Робин Гуд, капитан Блад или герои Жюля Верна. Поэтому хотя драк он и не любил, но порой приходил домой битым. Отец его в таких случаях не жалел, а подробно разбирал, почему случилась драка, прав ли сын и как действовать в будущем. Бывало, что дома Илью наказывали, но гораздо чаще Вадим одобрительно качал головой и посмеивался:

— Героем сын растёт! Небось, пойдёт по стопам деда, будет в «Скорой помощи» работать, а то, может, и реаниматологом станет.

Это вдохновляло Илью и дальше отстаивать собственную правоту. Мало-помалу во дворе его зауважали и больше уже не трогали. В Сургуте ценили людей с принципами вне зависимости от их возраста.

А вечерами мама вместо сказок рассказывала ему истории о Дальнем Востоке, откуда она была родом. Любовь к родным краям Ирина Шувалова сберегла и с удовольствием делилась с сыном своими воспоминаниями:

— Вот возле села Никольское на острове Беринга — это на Камчатке — есть удивительной красоты природное чудо, называется Арка Стеллера. Она названа в честь Георга Вильгельма Стеллера, известного путешественника, который её первым нашёл и описал. Только представь: много-много лет штормовые ветра выдували каменную породу, пока не создали каменную арку, похожую на ворота старинного замка. Стены и вершину её покрывает мох, а зимой — снег. И чудо это выше двадцати метров в высоту!

Читайте также:
Лосев Дмитрий Николаевич - отзывы, мнение, рейтинг

— И что, через арку правда можно пройти? — обмирая от восторга, спрашивал Илья.

— Правда. Человек на фоне этой арки маленький-маленький, она выше нашей пятиэтажки. И всё сделала природа, а не люди. За этой аркой начинается Командорский заповедник, его недавно объявили заповедным краем, и правильно сделали. Ух, как там красиво! Лежбища каланов, тюленей-полосатиков. А на острове Топорков — птичий базар. Там весь остров птицы обжили!

Илья закрывал глаза и представлял себе бескрайние птичьи стаи, летящие на далёкий остров, чтобы вывести там птенцов.

— Ещё там есть — ты же про путешественников любишь, да? — стоянка экспедиции Витуса Беринга. Когда их корабль разбился, они там зимовали. И могила Беринга там же расположена.

От этих слов перехватывало дух. Вот бы самому побывать в Командорском заповеднике, поглядеть на огромную арку, каланов и разномастных птиц, поклониться могиле великого исследователя!

Отец Ильи, в отличие от жены был человеком неразговорчивым. Случалось, от него за весь день слышали только десяток-другой слов. Но книги он любил, сам читал очень много, а потому любовь сына к книгам ему очень нравилась. Ещё когда Илья был маленьким, Вадим купил ему «Детскую энциклопедию» — десять томов жёлтого цвета, и у каждого тома на корешке несколько рисунков, без слов объясняющих, чему он посвящён. Илья перечитал их все от корки до корки. Особенно ему нравился четвёртый том, в котором рассказывалось про растения и животных.

Таким образом, к школе Илья был уже полностью подготовленным. Он с интересом ждал, когда же сможет надеть форму и пойти в первый класс.

Школа №10 располагалась недалеко от дома. Выбрали её не случайно: она была специализированной, с химико-биологическим уклоном. Но вот незадача — эта специализация начиналась с восьмого класса. На семейном совете было решено на несколько лет отправить Илью в Екатеринбург, ко второй бабушке, переехавшей туда. Там Илья отучился в школе №53, где химию и биологию углублённо преподавали начиная с пятого класса, а затем вернулся в Сургут. В школе мальчик продолжал много читать. К старшим классам он подошёл с отличной успеваемостью и железной решимостью «выбиться в люди».

— Это не только для себя, — объяснял он домашним. — Я хочу стать врачом, который по-настоящему будет помогать всем, кому нужно. Хочу стать членом организации «Врачи без границ», чтобы вы мной гордились.

Думал ли Илья Шувалов при этом о путешествиях в дальние страны, где нужны услуги «Врачей без границ»? Вполне возможно. Но и помощь людям для него тоже стояла не на последнем месте.

К старшим классам Илье стало понятно: если хочешь преуспеть, нужны медаль и образование в хорошем вузе. Но на какой факультет податься? Какую выбрать специальность, чтобы можно было избавлять людей от бед и одновременно самому жить безбедно, при этом не нарушая закон? Илья хотел связать жизнь с медициной, хотел продолжить династию врачей, но его одолевали сомнения. Мир вокруг быстро менялся, всё больше молодых людей хотели стать рэкетирами, бойцами очередной «Бригады», а не борцами за правду. Так Илья потерял нескольких друзей. Кто был прав — он или они?

— Ну да, ну да, «Бригада», — хмыкала мать, и бабушка Тамара согласно кивала. — Лечит твой отец этих, из бригад. Только вот зачастую поздно их лечить.

— Да и ежели совесть инфицирована, то её уже не вылечить, — добавляла бабушка Тамара.

Точку в сомнениях и метаниях поставил дед, заслуженный реаниматолог.

— Вот что, — сказал он. — В нашей семье всякие врачи уже были, мы России многое дали. А стоматологов не было. Вот иди в стоматологи, от зубной боли людей спасать — самое то, да и зарабатывают они больше.

Илье стало легко и радостно. Вот и разрешилась проблема, мучившая его всё это время!

Илья Шувалов: Сургут — Москва

Глава 1. Илюха-фантазёр

— Баб Тамара! Баб Тамара! Смотри! — вихрастый мальчишка влетает в комнату. У него в руках книга. — Смотри, капитан Блад был и врачом, и пиратом! Понимаешь, баб Тамара, и пиратом, и врачом! Так тоже можно!

— Баб Тамара, а что за шоколадки доктор Айболит зверятам давал? Они же наверняка были необычными, раз помогали, правда? Ты же сама мне говоришь, что шоколад для зубов вреден, а зверяткам, значит, полезен?

— Баб Тамара, а куда я положил «Томека в стране кенгуру»?

Пожилая полная женщина только успевала головой крутить — маленький непоседа умудрялся читать, болтать и бегать одновременно. Ну весь в отца пошёл!

Шуваловы переехали из Омска обратно в Сургут, и решение это оказалось верным. Здесь хотя бы за садик платить не нужно, бабушка Тамара сама вызвалась присмотреть за сорванцом — и не жалела.

Когда в недалёком 1987 году у врача-хирурга и его жены-медсестры родился сын, семья в полной мере ощутила, каково это — жить с младенцем на руках в стране, охваченной хаосом. Перестройка ударила по медицине тяжеленным молотом, и особенно пострадали честные врачи, не привыкшие работать спустя рукава и брать взятки за каждую мелочь. Тогда-то семья и вспомнила о своих корнях.

— Как думаешь, — спросил Вадим жену Ирину, — продержимся на сургутских морозах? За Илюхой, если что, моя мать приглядит, она обещала.

— Почему нет? — улыбнулась в ответ Ирина. — Я, сам знаешь, в Комсомольске-на-Амуре выросла, мне не привыкать. А зарплаты в Сургуте не в пример выше. Да и со свекровью мы всегда ладили.

Так и постановили.

Поезд вёз маленького Илью по, как ему казалось, бескрайней Западно-Сибирской равнине, и мальчик буквально прилип к окну, за которым мелькали сосны. На редких полустанках странно одетые люди предлагали ягоды в меду, сушёную рыбу и прочие ранее не виданные им лакомства. Может, именно тогда в Илье и проснулась страсть к путешествиям — чистая и бескорыстная. Родители тихонько радовались тому, что обычно беспокойный ребёнок часами сидит, разглядывая постоянно меняющийся пейзаж. Единственная проблема возникла, когда семья доехала до места назначения. Осознав, что всё закончилось, Илюша отказался покидать купе: цеплялся за дверные ручки и горько плакал. Даже старинное испытанное средство — выманивание на конфеты — на этот раз не сработало. Пришлось вытаскивать на руках.

— Проводником, наверное, станет, — смеялись две толстые тётки-проводницы, а отец сурово сдвинул брови и покачал головой. Будущее сына он видел только и исключительно в медицине: Илья Шувалов должен был продолжить семейную традицию.

И вот Сургут: большая трёхкомнатная квартира по улице Майской на четвёртом этаже пятиэтажного дома. Внизу, на первом этаже, — гастроном со стеклянной витриной, в которой можно увидеть гору свежезамороженной рыбы или пирамиду из консервных банок — яркую, цветную — и посчитать, сколько банок находится в её основании, а сколько в следующем ряду и так далее, до самого верха. Бабушка Тамара часто останавливалась с внуком у этой витрины, и маленький Илья радостно докладывал, сколько всего консервов в пирамиде, сколько в третьем ряду и сколько — в пятом. Вскоре он уже знал это наизусть.

Ещё Илья узнал, что по квартире тоже можно путешествовать не хуже, чем по стране. Вот окна с тройными рамами, защищающие от суровых морозов. Вот ковёр, с которого строго глядят на невидимых врагов знаменитые васнецовские «Три богатыря», — и можно часами разглядывать ёлки на переднем плане или облака, плывущие над дальними холмами. Бабушка Тамара называла такие холмы «сопками», и Илья быстро перенял эту манеру. А вот две чешские стенки, битком набитые книгами, — и это не просто книги, это широко распахнутые окна в другие миры, где отважные путешественники ловят диких животных, хитроумный Дерсу Узала знакомит гостей с таинственными духами тайги, а добрый доктор Айболит лечит каждого, кто обращается к нему за помощью.

Читайте также:
Космодемьянская Зоя Анатольевна - отзывы, мнение, рейтинг

Читать Илья выучился в четыре года. И бабушка, и родители горячо одобряли увлечение мальчика книгами, и сам он твёрдо знал: чтение — одно из самых прекрасных умений в жизни. Даже поэт и композитор Высоцкий разделял это мнение и пел хриплым голосом из старенького жёлтого кассетного магнитофона «Скиф», привезённого ещё из Омска:

Если, путь прорубая отцовским мечом,
Ты солёные слёзы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почём,
Значит, нужные книги ты в детстве читал.

Мальчик слушал Высоцкого и серьёзно кивал: он хотел прочесть все-все нужные книги и впоследствии прорубить себе путь, защищая отцовским мечом слабых и угнетённых. Правда, меч ему представлялся чем-то вроде большого скальпеля, которым отец-хирург разрезал больных и вытаскивал из них всё ненужное и вредоносное.

Восьмой микрорайон, где жила семья, располагался недалеко от Сургутской центральной районной больницы. Именно там нашли работу родители Ильи, а ещё раньше там работали его бабушка и дедушка. Мальчик знал: в больнице на доске почёта он увидит знакомые лица — этим он ужасно гордился. Дома, играя в немудрящие детские игрушки, он выписывал всем рецепты и коряво подписывался: «Врач Илья Вадимович Шувалов». Бабушка купила ему набор печатей, и наиболее востребованной была та, на которой гордо красовался крестик. Илья разводил красную акварельную краску, и крестик тоже получался красным — как на боку «Скорой помощи», на фоне которой часто фотографировался дед мальчишки. Получалась замечательная печать — да, не как у настоящих докторов, но и болезни у солдатиков и грузовиков тоже были не совсем похожи на настоящие. Илья упоённо рассказывал, размахивая стареньким бабушкиным стетоскопом:

— Гражданин «КАМАЗ», у вас отпадение колёсной оси, нужна срочная операция! Вам необходима госпитализация, заболевание опасно для вашего здоровья. Пожалуйста, приготовьте домашнюю одежду — ну, домашнюю краску для кузова, — две пелёнки, а ещё я вам сейчас выпишу рецепт.

Или же, глядя на игрушечного солдатика, твёрдо говорил:

— Вас в джунглях укусила муха цеце. Она выпила из вас крови втрое больше, чем весит сама, и занесла вам трипа. три-па-но-со-му. Поэтому у вас сонная болезнь, гражданин. Мы сейчас проведём вам серологический тест.
Затем Илья открывал медицинский справочник, валяющийся рядом, и торжественно читал:

— Будем применять ме-лар-со-прол и пен-та-ми-дин. Приготовьтесь к введению их внутривенно!

Капельницы в доме не переводились, но никто не плёл из них рыбок или человечков: вместо этого Илья проводил медицинские процедуры на всех своих игрушках. Бабушка Тамара, смеясь, говорила соседям, что мальчик уже в этом возрасте способен самостоятельно поставить больному укол, измерить давление и даже послушать лёгкие.
Бабушка никогда не отказывалась ответить внуку на тревожившие его вопросы и вместе с ним подумать, отчего тот или другой литературный персонаж поступал хорошо или плохо. На вопрос о докторе Айболите она отвечала так:

— Ты, Илюшенька, прав. Это автор книги увидал в руках у Айболита такую плитку, которая похожа на шоколад, вот и решил, что Айболит всем по порядку даёт шоколадку. На самом деле, конечно, он раздавал зверяткам гематоген. В гематогене очень много железа, которое стимулирует у зверяток кроветворение. И детишкам гематоген тоже очень полезен. А ещё там хватает белков, жиров, углеводов и минералов, очень для организма нужных, потому-то Айболит его и использовал. Ну и градусники ставил, да. Температуру измерять важно, температура показывает, насколько ты здоров.

Насчёт капитана Блада бабушка Тамара тоже соглашалась и говорила, что быть одновременно пиратом и доктором можно, но вот только нужно ли?

— Одно дело, Илюшенька, когда злые люди тебя притесняют, и ты против них выступаешь — вот как капитан Блад этот. Его, понятно, пиратом называли, ну да он и впрямь пиратом был, да только сам смотри — он хотел занятие это бросить, снова вернуться к прежней профессии. Умный человек был, понимал, что врач — дело почётное, а пират — позорное. И совсем другой коленкор, когда ты решаешь бандитом стать, всех без разбора грабить, на чужом горе наживаться.
На дворе стояли лихие девяностые. Сургут с его нефтяными деньгами стал ареной для разборок криминальных группировок. Звучали разные клички, совершенно не похожие на нормальные имена: Бяша, Зятёк, Сапог. В семье Шуваловых подобное категорически не одобряли.

— Смотри, Илюшенька, — говорила бабушка Тамара, — когда люди кого уважают, они его величают по имени-отчеству. Вот ежели тебя уважать начнут, так скажут, мол, Шувалов это идёт, Илья Вадимович, известный доктор, хороший человек. А этих кто уважает? И зовут-то не по-людски! Ну да, богатые, да только богатство у них на чужой крови, а значит они и сами рано или поздно богатства-то свои да собственной кровушкой зальют.

Бабушка оказалась права: в ходе криминальных разборок «авторитеты» умирали один за другим. Илья крепко-накрепко запомнил бабушкины слова. В конце концов, он хотел стать уважаемым человеком, Шуваловым Ильёй Вадимовичем, а не странным бандитом со странной кличкой!

Как знать, возможно, эта прививка здравого смысла и уберегла мальчика от того, чтобы пополнить ряды молодёжных банд. Или сказалась тяга к чему-то более высокому, более значимому, нежели дворовые драки, сопровождаемые бессмысленной жестокостью. Илья хотел добиться успеха, но твёрдо решил, что сделает это законным путём, не прибегая к мошенничеству или запугиванию других людей.

Поскольку бабушка сидела дома, Илью не отдали в детский садик: деньги решено было поберечь. Однако мальчик рос весёлым и общительным, и во дворе слыл заводилой детских игр. Сказывалась и солидная эрудиция, накопленная посредством чтения книг. Под руководством Ильи осуществлялись экспедиции на Северный полюс — за гаражи, где торжественно водружался флаг России (когда отец обнаружил, что на флаг пошли его старые кальсоны, кухонное полотенце и юбка жены, аккуратно разрезанные и сшитые в нужном порядке, он даже почти не рассердился). На пустыре за соседним домом отважные исследователи с головой ныряли в опасные африканские джунгли, ну а заброшенный киоск долгое время служил космическим кораблём, на котором российские космонавты колонизировали Луну и Марс. Увы, киоск впоследствии облюбовали бездомные, и от межзвёздной экспедиции на альфу Центавра пришлось отказаться. В маленькой дворовой песочнице можно было летать исключительно в пределах Солнечной системы.

Ещё Илью любили девочки: он никогда не отказывался поиграть с ними в больницу. Разумеется, он был главврачом и раздавал всем ценные указания — зато никто из мальчишек не трогал госпиталь, расположившийся на двух лавочках возле первого подъезда. Девочек Илья сразу отнёс к категории слабых, которых нужно защищать, как это делали Робин Гуд, капитан Блад или герои Жюля Верна. Поэтому хотя драк он и не любил, но порой приходил домой битым. Отец его в таких случаях не жалел, а подробно разбирал, почему случилась драка, прав ли сын и как действовать в будущем. Бывало, что дома Илью наказывали, но гораздо чаще Вадим одобрительно качал головой и посмеивался:

— Героем сын растёт! Небось, пойдёт по стопам деда, будет в «Скорой помощи» работать, а то, может, и реаниматологом станет.

Это вдохновляло Илью и дальше отстаивать собственную правоту. Мало-помалу во дворе его зауважали и больше уже не трогали. В Сургуте ценили людей с принципами вне зависимости от их возраста.

Читайте также:
Кондрат Елена Николаевна - отзывы, мнение, рейтинг

А вечерами мама вместо сказок рассказывала ему истории о Дальнем Востоке, откуда она была родом. Любовь к родным краям Ирина Шувалова сберегла и с удовольствием делилась с сыном своими воспоминаниями:

— Вот возле села Никольское на острове Беринга — это на Камчатке — есть удивительной красоты природное чудо, называется Арка Стеллера. Она названа в честь Георга Вильгельма Стеллера, известного путешественника, который её первым нашёл и описал. Только представь: много-много лет штормовые ветра выдували каменную породу, пока не создали каменную арку, похожую на ворота старинного замка. Стены и вершину её покрывает мох, а зимой — снег. И чудо это выше двадцати метров в высоту!

— И что, через арку правда можно пройти? — обмирая от восторга, спрашивал Илья.

— Правда. Человек на фоне этой арки маленький-маленький, она выше нашей пятиэтажки. И всё сделала природа, а не люди. За этой аркой начинается Командорский заповедник, его недавно объявили заповедным краем, и правильно сделали. Ух, как там красиво! Лежбища каланов, тюленей-полосатиков. А на острове Топорков — птичий базар. Там весь остров птицы обжили!

Илья закрывал глаза и представлял себе бескрайние птичьи стаи, летящие на далёкий остров, чтобы вывести там птенцов.

— Ещё там есть — ты же про путешественников любишь, да? — стоянка экспедиции Витуса Беринга. Когда их корабль разбился, они там зимовали. И могила Беринга там же расположена.

От этих слов перехватывало дух. Вот бы самому побывать в Командорском заповеднике, поглядеть на огромную арку, каланов и разномастных птиц, поклониться могиле великого исследователя!

Отец Ильи, в отличие от жены был человеком неразговорчивым. Случалось, от него за весь день слышали только десяток-другой слов. Но книги он любил, сам читал очень много, а потому любовь сына к книгам ему очень нравилась. Ещё когда Илья был маленьким, Вадим купил ему «Детскую энциклопедию» — десять томов жёлтого цвета, и у каждого тома на корешке несколько рисунков, без слов объясняющих, чему он посвящён. Илья перечитал их все от корки до корки. Особенно ему нравился четвёртый том, в котором рассказывалось про растения и животных.

Таким образом, к школе Илья был уже полностью подготовленным. Он с интересом ждал, когда же сможет надеть форму и пойти в первый класс.

Школа №10 располагалась недалеко от дома. Выбрали её не случайно: она была специализированной, с химико-биологическим уклоном. Но вот незадача — эта специализация начиналась с восьмого класса. На семейном совете было решено на несколько лет отправить Илью в Екатеринбург, ко второй бабушке, переехавшей туда. Там Илья отучился в школе №53, где химию и биологию углублённо преподавали начиная с пятого класса, а затем вернулся в Сургут. В школе мальчик продолжал много читать. К старшим классам он подошёл с отличной успеваемостью и железной решимостью «выбиться в люди».

— Это не только для себя, — объяснял он домашним. — Я хочу стать врачом, который по-настоящему будет помогать всем, кому нужно. Хочу стать членом организации «Врачи без границ», чтобы вы мной гордились.
Думал ли Илья Шувалов при этом о путешествиях в дальние страны, где нужны услуги «Врачей без границ»? Вполне возможно. Но и помощь людям для него тоже стояла не на последнем месте.

К старшим классам Илье стало понятно: если хочешь преуспеть, нужны медаль и образование в хорошем вузе. Но на какой факультет податься? Какую выбрать специальность, чтобы можно было избавлять людей от бед и одновременно самому жить безбедно, при этом не нарушая закон? Илья хотел связать жизнь с медициной, хотел продолжить династию врачей, но его одолевали сомнения. Мир вокруг быстро менялся, всё больше молодых людей хотели стать рэкетирами, бойцами очередной «Бригады», а не борцами за правду. Так Илья потерял нескольких друзей. Кто был прав — он или они?

— Ну да, ну да, «Бригада», — хмыкала мать, и бабушка Тамара согласно кивала. — Лечит твой отец этих, из бригад. Только вот зачастую поздно их лечить.

— Да и ежели совесть инфицирована, то её уже не вылечить, — добавляла бабушка Тамара.

Точку в сомнениях и метаниях поставил дед, заслуженный реаниматолог.

— Вот что, — сказал он. — В нашей семье всякие врачи уже были, мы России многое дали. А стоматологов не было. Вот иди в стоматологи, от зубной боли людей спасать — самое то, да и зарабатывают они больше.

Илье стало легко и радостно. Вот и разрешилась проблема, мучившая его всё это время!

«Мы тут как в колонии, но больше всех ноют американцы»: Дневник омского врача с лайнера «Diamond Princess»

14 февраля 2020 12:00

Весь мир наблюдает за круизным лайнером «Diamond Princess», который в самом конце путешествия застрял в Йокогаме из-за карантина по коронавирусу. На борту 3 500 человек из 50 стран мира оказались заблокированы на корабле. Число заразившихся растет и уже достигло 218 человек. Среди пассажиров оказался и стоматолог из Омска Сергей Попов. Он подробно рассказал сайту «Комсомольская правда», что сейчас происходит на круизном лайнере «Diamond Princess».

«УРА! Я НЕ ЗАРАЖЕН»

Еще рано утром, выйдя из каюты, нашел у себя в «почтовом ящике» обращение от главного медика корабля. Я еще подумал, что очередное внушение по поводу профилактики вирусного заболевания. А все оказалось серьезней. Пошел узнать на ресепшен последние новости. Терпеливо объяснили, что никакой высадки пассажиров не предполагается и посоветовали сидеть в каюте ждать карантинных докторов. Оказывается, они уже с глубокой ночи стали всех проверять. Позже пришли двое человек с надетыми масками на лицо. Заставили заполнить карантинную форму, что я не был ранее в Китае, а только еду как турист на «Алмазной принцессе» и никуда ни в какие провинции не ездил. Тут же засунули мне в ухо электронный термометр-датчик и записали показания: 36,6. Ура! Я не заражен.

«ВСЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ ОТМЕНИЛИ»

На второй день все увеселительные мероприятия, требующие скопления людей отменили. По телевизору по всем каналам транслируют наш суперлайнер. Высказывают мнение эксперты и приводятся данные, что около 3600 человек томятся на борту и взывают о помощи.

Вскоре по радио диктор объявил, что корабль остается в Иокогамской бухте в карантине на 14 дней. Об этом мне по телефону сообщила русскоговорящий представитель «Diamond Princess» Виктория и добавила: это в лучшем случае. Ну, а мне только и остается, как отдыхать дальше в каюте и ждать, когда выпустят на палубу.

В обед разнесли еду в виде поджаренных тостов с колбасными изделиями, сдобренными листиками салата и кусочками помидоров. Выходить из каюты строго запретили. В нашем коридоре сел караулить пассажиров один из членов обслуживающего персонала. Несколько раз выглядывал в коридор, около моей каюты сидит недремлющий страж прямо на полу. Видно решил, что я самый неблагонадежный. По телевизору показывают сцены ужаса. Сцены эвакуации больных пассажиров под прикрытием простыней, чтобы не было видно лица, с борта нашего лайнера. Истерика продолжается. Ну, заболели десять человек! Чего здесь шум подымать!

«КРУГОМ ГНЕТУЩАЯ ПУСТОТА»

Пошел уже третий день карантинного заключения. Утром выглянул в коридор и вижу: идет группа людей в защитных халатах в сторону носа судна – там каюта капитана.

Уже и завтрак разнесли и посуду грязную собрали, нас никуда не отпускают. Выждал момент, вышел на палубу, чтобы добраться до лифта. Везде гнетущая пустота. Ни одного человека на четырнадцатой палубе. Бассейны перетянуты сеткой, чтобы никто не купался, да и холодно – всего плюс пять градусов.

Читайте также:
История успеха Алексея Васильевича Прокопенко

Спустился до четвертой палубы, выхожу из лифта, а тут вся команда ряженых в спецхалатах и масках несется мимо меня в сторону выхода с корабля. Кого-то опять эвакуируют, плотно закрыв простынями или балахонами, чтобы видно лица не было. А меня усиленно выпроваживают к себе. Поднялся на свою палубу. Дай-ка думаю, посмотрю, что там, в порту происходит. Смотрю внизу у трапа на пирсе, где раньше играл оркестр, стоит 17 машин скорой. Видно всю Иокогамскую подстанцию скорой помощи собрали у нашего несчастного корабля.

Походил по кораблю. Ни одной живой души. Вернулся в каюту. Стал карточкой открывать дверь своей каюты не открывается. Видно заблокировали дверь. Благо невдалеке ходил человек-уборщик и разносил кроссворды с со сканвордами, попросил открыть дверь.

Три часа дня. Открываю дверь в моем почтовом ящике очередное обращение капитана, два кроссворда-судоку с ответами на обратной стороне и … нераспечатанная колода игральных карт индийского производства в количестве 54 штуки. Ждал питьевую воду – принесли карты! Видно подарок из казино. Через 30 минут приносят маску на лицо. Решили все-таки и пассажиров обезопасить. Только, когда ее одевать, если из каюты не выпускают. Смотрю телевизор. По данным посольства РФ в Токио, у россиян на борту Diamond Princess вирус не диагностирован. Откуда они это знают? Только могу уверенно подтвердить и согласиться с ними.

Видео изнутри круизного лайнера, помещенного на карантин в Японии

У берегов Японии дрейфует круизное судно. На его борту обнаружено десять человек, инфицированных китайским коронавирусом

20 ЗАРАЖЕННЫХ

На четвертый день лайнер Diamond Princess пришвартовался в порту Йокогамы, чтобы запастись провизией. Число зараженных новым коронавирусом увеличилось еще на 10 человек. В том, что количество инфицированных будет возрастать, сомнений практически не осталось после обнародования первых данных. Из 3700 медики выделили 273 с уже проявившимися симптомами. Анализы были взяты только у них, пока проверили только часть. Уже известно, что зараженных — 20. Результаты 170 человек станут известны в ближайшие дни.

Близко к лайнеру никого не подпускают. Видно, как подъезжают специализированные медицинские автомобили.

На самом судне введены строжайшие ограничения режима. Всех просят оставаться в своих каютах. Тем, у кого есть балкон, повезло больше. Остальные буквально заперты в четырех стенах. Еду и воду разносят каждому отдельно, команда общается с туристами по громкой связи, туристы с командой — с помощью записок, которые они прикрепляют к двери.

Утром пятого дня попытался я проникнуть на верхние палубы, но все перекрыли и двери заблокировали. Откуда-то из укрытия выплыла дежурная филиппинка с маской на лице и знаками показывает, что надо возвращаться в палату, то есть в каюту. А сама, когда ко мне приближается, боится. Я к ней иду, она от меня. С едой все в порядке, вкусно и много. Приносят в каюту.

Вышел в маске на палубу, а ее успели обработать какой-то дезинфицирующей жидкостью. Но она за ночь замерзла, и палуба покрылась коркой льда.

«ВПЕРВЫЕ ВСТРЕТИЛ РУССКИХ – БЕЗ ОБЩЕНИЯ ТЯЖКО»

Прошел слух, что капитан корабля собирается потихоньку всех выпускать на берег, но видно ничего из этого не получится. Будем ждать. После обеда, всем принесли, каждому пассажиру в упаковке – электронный термометр японского производства, чтобы мерили температуру. Померил 36, 8. Все входы – выходы перекрыты. Никуда не выйти. Стало уже надоедать сидеть в четырех стенах. Только компьютер и выручает.

Шесть дней взаперти. Ждем завтрака. Как в колонии, или в больнице. Тут не разберешь! Больше всех ноют американцы. Они вечно чем-то недовольны. Опять принесли завтрак, как на убой. Уже 74 человека с борта забрали в больницу с подозрением на коронавирус. Вышел на 15-ю палубу, впервые слышу русскую речь. Оказывается, они уже давно организовали по Whats App группу из русских туристов и перезваниваются. Общение нужно, сидеть в каюте безвылазно тяжкое занятие. Говорят, что у нас на судне эпидемиологическая обстановка стабилизировалась! Ура!

Так проходит еще день. Мы в карантине уже неделю. Становится известно, что компания возместит нам все расходы на круиз. В русскую группу Whats App приходит такое сообщение от круизной компании:

– Для гостей испытывающих психическое напряжение организован телефон. Доступ к обученным консультантам, которые могут оказать поддержку. В отеле есть консультанты, говорящие на английском и японском языках и гости могут звонить прямо из своих кают. Телевизионные программы в каютах улучшаются с каждым днем и печатные газеты доступны на 30 языках. Команда аниматоров корабля добавила спутниковые телевизионные станции, а также добавила более 50 фильмов на разных языках.

Власти Японии эвакуируют пожилых людей с лайнера Diamond Princess

РАЗРЕШИЛИ АЛКОГОЛЬ НА БОРТУ

Вчера под ночь портье притащил пакет с какой-то дрянью, в пакете «Ziploc», показал, что надо растирать этот порошок в руках. Пахнет ароматно, но есть ли смысл растирать руки? Подумал, что спрошу у соотечественников. Но пока всех русских волнует один вопрос: доставляют ли мне алкоголь. Я и не знал, что капитан разрешил продавать после 7 вечера, а сейчас и в любое время дня алкоголь. Поздно мне сообщили. День стоматолога, вчера прошел всухую. Обещали, что сегодня принесут, но не больше 350 мл в одни руки. Это всё за деньги. Вчера, оказывается, алкоголь на борту уже кончился. Ведь уже шесть дней пили до этого.

Сейчас ожидаем выход на свободу. А пока принесли улучшенную маску, типа респиратора, влажные антисептические салфетки.

Все прогулки отменили. Причина простая. После обеда капитан по своему радио проговорил, что сразу 66 человек заболели и ожидают госпитализации в госпиталь! Всего, таким образом, заболевших стало около 140 человек. Ждем следующего дня. Группа русских бунтует, требует ежедневных прогулок по палубе. Считает, что вирус идет через кондиционеры. Отправили петицию капитану.

Меня спрашивают: «А правда, что нельзя прорваться через кордоны на палубу для прогулки?» Отвечаю: «Неправда, никто никого не держит, но почему-то никто не собирается нарушать порядок!»

Я спокойно прошел на 15 палубу и никто не остановил. Походил в толпе и вернулся. Еще дали руки обработать дезинфицирующим раствором. Видно ночью строже порядок!

В заложниках у «Бриллиантовой принцессы»

Более 3700 человек находятся на карантине на борту круизного лайнера «Бриллиантовая принцесса», дрейфующего в Японском море

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Матрос «лайнера с коронавирусом»: На больных страшно смотреть, их постоянно трясет, как от Паркинсона

Самая заметная битва человека с новой вирусной пневмонией разворачивается у берегов Японии. Поле боя — роскошный 12-палубный лайнер «Бриллиантовая принцесса» (Diamomd Princess). 3 февраля он находился в океанском круизе, когда у одного из пассажиров нашли коронавирус. Чтобы не распространять заразу, корабль со всеми людьми на борту (а их почти 4 тысячи!) оставили в карантине у берегов Иокогамы на 2 недели — таков инкубационный период болезни. (Подробнее. )

Дочь пассажиров лайнера с коронавирусом: Выпустите их, вирус распространяется через вентиляцию!

Чтобы купировать инфекцию, власти Японии объявили на «Бриллиантовой принцессе» карантин, оставили её на две недели (инкубационный период коронавируса) на рейде Йокогамы; почти четырем тысячам пассажиров, соответственно, запретили сходить на сушу. Словно в фильме ужасов (уж простите за избитую метафору), количество выявленных зараженных на судне растет день ото дня – на 7 февраля таковых насчитывалось уже свыше 60 человек. (Далее. )

А В ЭТО ВРЕМЯ:

Пассажиры карантинного лайнера вывешивают простыни с надписью «Хотим алкоголя» и «Америка, спаси нас»

Вирус на борт принес 80-летний китаец, который незадолго до круиза посещал столицу провинции Хубэй. Видимо тогда он и заразился новым видом коронавируса, который унес жизни 564 человек. Мужчина находился на борту в течение пяти дней и 25 января вышел в Гонконге. Он сразу почувствовал себя плохо, был доставлен в больницу, где и в его организме и был выявлен новый штамм. (Далее. )

Читайте также:
Тарановский Давид Эдуардович - отзывы, мнение, рейтинг

Узники «Бриллиантовой Принцессы» – «КП»: Наша цель – выжить, а русских тут около 50-ти

«Чума 2020 года» давно перешла за границы китайской провинции Хубэй, где зародилась полтора месяца назад. Одна из самых драматичных историй борьбы с коронавирусом сейчас разворачивается на рейде Иокогамы, где ранее на борту роскошного лайнера «Бриллиантовая принцесса» (Diamond Princess) возникла вспышка коронавируса. Из-за этого плавучий дворец превратился в карантинную тюрьму для почти 4 тысяч человек. «КП» поговорила с двумя узниками – американцами Филом Кортером и его женой Гай о том, что сейчас происходит на «чумном корабле». (Далее. )

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Илья Шувалов: Сургут — Москва

«Илья Шувалов: Сургут — Москва» — это современный художественно-публицистический роман, в котором рассказывается о молодом человеке, с детства любившем путешествия. Сможет ли мальчик родом из Омска, который провел детство в Сургуте и вырос во времена суровых девяностых, честным путём заработать себе на жизнь и покорить столицу? Омск, Сургут, Екатеринбург, Санкт-Петербург и, наконец, Москва — таков путь к успеху Ильи Вадимовича Шувалова, стоматолога-путешественника, который мечтает объехать весь мир в поисках неизведанного. Найдёт ли герой в себе силы преуспеть в столичных «каменных джунглях» и осуществить свою мечту?

Глава 1. Илюха-фантазёр

— Баб Тамара! Баб Тамара! Смотри! — вихрастый мальчишка влетает в комнату. У него в руках книга. — Смотри, капитан Блад был и врачом, и пиратом! Понимаешь, баб Тамара, и пиратом, и врачом! Так тоже можно!

— Баб Тамара, а что за шоколадки доктор Айболит зверятам давал? Они же наверняка были необычными, раз помогали, правда? Ты же сама мне говоришь, что шоколад для зубов вреден, а зверяткам, значит, полезен?

— Баб Тамара, а куда я положил «Томека в стране кенгуру»?

Пожилая полная женщина только успевала головой крутить — маленький непоседа умудрялся читать, болтать и бегать одновременно. Ну весь в отца пошёл!

Шуваловы переехали из Омска обратно в Сургут, и решение это оказалось верным. Здесь хотя бы за садик платить не нужно, бабушка Тамара сама вызвалась присмотреть за сорванцом — и не жалела.

Когда в недалёком 1987 году у врача-хирурга и его жены-медсестры родился сын, семья в полной мере ощутила, каково это — жить с младенцем на руках в стране, охваченной хаосом. Перестройка ударила по медицине тяжеленным молотом, и особенно пострадали честные врачи, не привыкшие работать спустя рукава и брать взятки за каждую мелочь. Тогда-то семья и вспомнила о своих корнях.

— Как думаешь, — спросил Вадим жену Ирину, — продержимся на сургутских морозах? За Илюхой, если что, моя мать приглядит, она обещала.

— Почему нет? — улыбнулась в ответ Ирина. — Я, сам знаешь, в Комсомольске-на-Амуре выросла, мне не привыкать. А зарплаты в Сургуте не в пример выше. Да и со свекровью мы всегда ладили.

Так и постановили.

Поезд вёз маленького Илью по, как ему казалось, бескрайней Западно-Сибирской равнине, и мальчик буквально прилип к окну, за которым мелькали сосны. На редких полустанках странно одетые люди предлагали ягоды в меду, сушёную рыбу и прочие ранее не виданные им лакомства. Может, именно тогда в Илье и проснулась страсть к путешествиям — чистая и бескорыстная. Родители тихонько радовались тому, что обычно беспокойный ребёнок часами сидит, разглядывая постоянно меняющийся пейзаж. Единственная проблема возникла, когда семья доехала до места назначения. Осознав, что всё закончилось, Илюша отказался покидать купе: цеплялся за дверные ручки и горько плакал. Даже старинное испытанное средство — выманивание на конфеты — на этот раз не сработало. Пришлось вытаскивать на руках.

— Проводником, наверное, станет, — смеялись две толстые тётки-проводницы, а отец сурово сдвинул брови и покачал головой. Будущее сына он видел только и исключительно в медицине: Илья Шувалов должен был продолжить семейную традицию.

И вот Сургут: большая трёхкомнатная квартира по улице Майской на четвёртом этаже пятиэтажного дома. Внизу, на первом этаже, — гастроном со стеклянной витриной, в которой можно увидеть гору свежезамороженной рыбы или пирамиду из консервных банок — яркую, цветную — и посчитать, сколько банок находится в её основании, а сколько в следующем ряду и так далее, до самого верха. Бабушка Тамара часто останавливалась с внуком у этой витрины, и маленький Илья радостно докладывал, сколько всего консервов в пирамиде, сколько в третьем ряду и сколько — в пятом. Вскоре он уже знал это наизусть.

Ещё Илья узнал, что по квартире тоже можно путешествовать не хуже, чем по стране. Вот окна с тройными рамами, защищающие от суровых морозов. Вот ковёр, с которого строго глядят на невидимых врагов знаменитые васнецовские «Три богатыря», — и можно часами разглядывать ёлки на переднем плане или облака, плывущие над дальними холмами. Бабушка Тамара называла такие холмы «сопками», и Илья быстро перенял эту манеру. А вот две чешские стенки, битком набитые книгами, — и это не просто книги, это широко распахнутые окна в другие миры, где отважные путешественники ловят диких животных, хитроумный Дерсу Узала знакомит гостей с таинственными духами тайги, а добрый доктор Айболит лечит каждого, кто обращается к нему за помощью.

Читать Илья выучился в четыре года. И бабушка, и родители горячо одобряли увлечение мальчика книгами, и сам он твёрдо знал: чтение — одно из самых прекрасных умений в жизни. Даже поэт и композитор Высоцкий разделял это мнение и пел хриплым голосом из старенького жёлтого кассетного магнитофона «Скиф», привезённого ещё из Омска:

Если, путь прорубая отцовским мечом,
Ты солёные слёзы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почём,
Значит, нужные книги ты в детстве читал.

Мальчик слушал Высоцкого и серьёзно кивал: он хотел прочесть все-все нужные книги и впоследствии прорубить себе путь, защищая отцовским мечом слабых и угнетённых. Правда, меч ему представлялся чем-то вроде большого скальпеля, которым отец-хирург разрезал больных и вытаскивал из них всё ненужное и вредоносное.

Восьмой микрорайон, где жила семья, располагался недалеко от Сургутской центральной районной больницы. Именно там нашли работу родители Ильи, а ещё раньше там работали его бабушка и дедушка. Мальчик знал: в больнице на доске почёта он увидит знакомые лица — этим он ужасно гордился. Дома, играя в немудрящие детские игрушки, он выписывал всем рецепты и коряво подписывался: «Врач Илья Вадимович Шувалов». Бабушка купила ему набор печатей, и наиболее востребованной была та, на которой гордо красовался крестик.

Илья разводил красную акварельную краску, и крестик тоже получался красным — как на боку «Скорой помощи», на фоне которой часто фотографировался дед мальчишки. Получалась замечательная печать — да, не как у настоящих докторов, но и болезни у солдатиков и грузовиков тоже были не совсем похожи на настоящие. Илья упоённо рассказывал, размахивая стареньким бабушкиным стетоскопом:

— Гражданин «КАМАЗ», у вас отпадение колёсной оси, нужна срочная операция! Вам необходима госпитализация, заболевание опасно для вашего здоровья. Пожалуйста, приготовьте домашнюю одежду — ну, домашнюю краску для кузова, — две пелёнки, а ещё я вам сейчас выпишу рецепт.

Читайте также:
Виктор Яковлев - биография

Или же, глядя на игрушечного солдатика, твёрдо говорил:

— Вас в джунглях укусила муха цеце. Она выпила из вас крови втрое больше, чем весит сама, и занесла вам трипа. три-па-но-со-му. Поэтому у вас сонная болезнь, гражданин. Мы сейчас проведём вам серологический тест.

Затем Илья открывал медицинский справочник, валяющийся рядом, и торжественно читал:

— Будем применять ме-лар-со-прол и пен-та-ми-дин. Приготовьтесь к введению их внутривенно!

Капельницы в доме не переводились, но никто не плёл из них рыбок или человечков: вместо этого Илья проводил медицинские процедуры на всех своих игрушках. Бабушка Тамара, смеясь, говорила соседям, что мальчик уже в этом возрасте способен самостоятельно поставить больному укол, измерить давление и даже послушать лёгкие.

Бабушка никогда не отказывалась ответить внуку на тревожившие его вопросы и вместе с ним подумать, отчего тот или другой литературный персонаж поступал хорошо или плохо. На вопрос о докторе Айболите она отвечала так:

— Ты, Илюшенька, прав. Это автор книги увидал в руках у Айболита такую плитку, которая похожа на шоколад, вот и решил, что Айболит всем по порядку даёт шоколадку. На самом деле, конечно, он раздавал зверяткам гематоген. В гематогене очень много железа, которое стимулирует у зверяток кроветворение. И детишкам гематоген тоже очень полезен. А ещё там хватает белков, жиров, углеводов и минералов, очень для организма нужных, потому-то Айболит его и использовал. Ну и градусники ставил, да. Температуру измерять важно, температура показывает, насколько ты здоров.

Насчёт капитана Блада бабушка Тамара тоже соглашалась и говорила, что быть одновременно пиратом и доктором можно, но вот только нужно ли?

— Одно дело, Илюшенька, когда злые люди тебя притесняют, и ты против них выступаешь — вот как капитан Блад этот. Его, понятно, пиратом называли, ну да он и впрямь пиратом был, да только сам смотри — он хотел занятие это бросить, снова вернуться к прежней профессии. Умный человек был, понимал, что врач — дело почётное, а пират — позорное. И совсем другой коленкор, когда ты решаешь бандитом стать, всех без разбора грабить, на чужом горе наживаться.

На дворе стояли лихие девяностые. Сургут с его нефтяными деньгами стал ареной для разборок криминальных группировок. Звучали разные клички, совершенно не похожие на нормальные имена: Бяша, Зятёк, Сапог. В семье Шуваловых подобное категорически не одобряли.

— Смотри, Илюшенька, — говорила бабушка Тамара, — когда люди кого уважают, они его величают по имени-отчеству. Вот ежели тебя уважать начнут, так скажут, мол, Шувалов это идёт, Илья Вадимович, известный доктор, хороший человек. А этих кто уважает? И зовут-то не по-людски! Ну да, богатые, да только богатство у них на чужой крови, а значит они и сами рано или поздно богатства-то свои да собственной кровушкой зальют.

Бабушка оказалась права: в ходе криминальных разборок «авторитеты» умирали один за другим. Илья крепко-накрепко запомнил бабушкины слова. В конце концов, он хотел стать уважаемым человеком, Шуваловым Ильёй Вадимовичем, а не странным бандитом со странной кличкой!

Как знать, возможно, эта прививка здравого смысла и уберегла мальчика от того, чтобы пополнить ряды молодёжных банд. Или сказалась тяга к чему-то более высокому, более значимому, нежели дворовые драки, сопровождаемые бессмысленной жестокостью. Илья хотел добиться успеха, но твёрдо решил, что сделает это законным путём, не прибегая к мошенничеству или запугиванию других людей.

Поскольку бабушка сидела дома, Илью не отдали в детский садик: деньги решено было поберечь. Однако мальчик рос весёлым и общительным, и во дворе слыл заводилой детских игр. Сказывалась и солидная эрудиция, накопленная посредством чтения книг. Под руководством Ильи осуществлялись экспедиции на Северный полюс — за гаражи, где торжественно водружался флаг России (когда отец обнаружил, что на флаг пошли его старые кальсоны, кухонное полотенце и юбка жены, аккуратно разрезанные и сшитые в нужном порядке, он даже почти не рассердился). На пустыре за соседним домом отважные исследователи с головой ныряли в опасные африканские джунгли, ну а заброшенный киоск долгое время служил космическим кораблём, на котором российские космонавты колонизировали Луну и Марс. Увы, киоск впоследствии облюбовали бездомные, и от межзвёздной экспедиции на альфу Центавра пришлось отказаться. В маленькой дворовой песочнице можно было летать исключительно в пределах Солнечной системы.

Ещё Илью любили девочки: он никогда не отказывался поиграть с ними в больницу. Разумеется, он был главврачом и раздавал всем ценные указания — зато никто из мальчишек не трогал госпиталь, расположившийся на двух лавочках возле первого подъезда. Девочек Илья сразу отнёс к категории слабых, которых нужно защищать, как это делали Робин Гуд, капитан Блад или герои Жюля Верна. Поэтому хотя драк он и не любил, но порой приходил домой битым. Отец его в таких случаях не жалел, а подробно разбирал, почему случилась драка, прав ли сын и как действовать в будущем. Бывало, что дома Илью наказывали, но гораздо чаще Вадим одобрительно качал головой и посмеивался:

— Героем сын растёт! Небось, пойдёт по стопам деда, будет в «Скорой помощи» работать, а то, может, и реаниматологом станет.

Это вдохновляло Илью и дальше отстаивать собственную правоту. Мало-помалу во дворе его зауважали и больше уже не трогали. В Сургуте ценили людей с принципами вне зависимости от их возраста.

А вечерами мама вместо сказок рассказывала ему истории о Дальнем Востоке, откуда она была родом. Любовь к родным краям Ирина Шувалова сберегла и с удовольствием делилась с сыном своими воспоминаниями:

— Вот возле села Никольское на острове Беринга — это на Камчатке — есть удивительной красоты природное чудо, называется Арка Стеллера. Она названа в честь Георга Вильгельма Стеллера, известного путешественника, который её первым нашёл и описал. Только представь: много-много лет штормовые ветра выдували каменную породу, пока не создали каменную арку, похожую на ворота старинного замка. Стены и вершину её покрывает мох, а зимой — снег. И чудо это выше двадцати метров в высоту!

— И что, через арку правда можно пройти? — обмирая от восторга, спрашивал Илья.

— Правда. Человек на фоне этой арки маленький-маленький, она выше нашей пятиэтажки. И всё сделала природа, а не люди. За этой аркой начинается Командорский заповедник, его недавно объявили заповедным краем, и правильно сделали. Ух, как там красиво! Лежбища каланов, тюленей-полосатиков. А на острове Топорков — птичий базар. Там весь остров птицы обжили!

Илья закрывал глаза и представлял себе бескрайние птичьи стаи, летящие на далёкий остров, чтобы вывести там птенцов.

— Ещё там есть — ты же про путешественников любишь, да? — стоянка экспедиции Витуса Беринга. Когда их корабль разбился, они там зимовали. И могила Беринга там же расположена.

От этих слов перехватывало дух. Вот бы самому побывать в Командорском заповеднике, поглядеть на огромную арку, каланов и разномастных птиц, поклониться могиле великого исследователя!

Отец Ильи, в отличие от жены был человеком неразговорчивым. Случалось, от него за весь день слышали только десяток-другой слов. Но книги он любил, сам читал очень много, а потому любовь сына к книгам ему очень нравилась. Ещё когда Илья был маленьким, Вадим купил ему «Детскую энциклопедию» — десять томов жёлтого цвета, и у каждого тома на корешке несколько рисунков, без слов объясняющих, чему он посвящён. Илья перечитал их все от корки до корки. Особенно ему нравился четвёртый том, в котором рассказывалось про растения и животных.

Читайте также:
Дмитрий Юрьевич Пучков (Goblin) - видео

Таким образом, к школе Илья был уже полностью подготовленным. Он с интересом ждал, когда же сможет надеть форму и пойти в первый класс.

Школа №10 располагалась недалеко от дома. Выбрали её не случайно: она была специализированной, с химико-биологическим уклоном. Но вот незадача — эта специализация начиналась с восьмого класса. На семейном совете было решено на несколько лет отправить Илью в Екатеринбург, ко второй бабушке, переехавшей туда. Там Илья отучился в школе №53, где химию и биологию углублённо преподавали начиная с пятого класса, а затем вернулся в Сургут. В школе мальчик продолжал много читать. К старшим классам он подошёл с отличной успеваемостью и железной решимостью «выбиться в люди».

— Это не только для себя, — объяснял он домашним. — Я хочу стать врачом, который по-настоящему будет помогать всем, кому нужно. Хочу стать членом организации «Врачи без границ», чтобы вы мной гордились.

Думал ли Илья Шувалов при этом о путешествиях в дальние страны, где нужны услуги «Врачей без границ»? Вполне возможно. Но и помощь людям для него тоже стояла не на последнем месте.

К старшим классам Илье стало понятно: если хочешь преуспеть, нужны медаль и образование в хорошем вузе. Но на какой факультет податься? Какую выбрать специальность, чтобы можно было избавлять людей от бед и одновременно самому жить безбедно, при этом не нарушая закон? Илья хотел связать жизнь с медициной, хотел продолжить династию врачей, но его одолевали сомнения. Мир вокруг быстро менялся, всё больше молодых людей хотели стать рэкетирами, бойцами очередной «Бригады», а не борцами за правду. Так Илья потерял нескольких друзей. Кто был прав — он или они?

— Ну да, ну да, «Бригада», — хмыкала мать, и бабушка Тамара согласно кивала. — Лечит твой отец этих, из бригад. Только вот зачастую поздно их лечить.

— Да и ежели совесть инфицирована, то её уже не вылечить, — добавляла бабушка Тамара.

Точку в сомнениях и метаниях поставил дед, заслуженный реаниматолог.

— Вот что, — сказал он. — В нашей семье всякие врачи уже были, мы России многое дали. А стоматологов не было. Вот иди в стоматологи, от зубной боли людей спасать — самое то, да и зарабатывают они больше.

Илье стало легко и радостно. Вот и разрешилась проблема, мучившая его всё это время!

Ресторанный бизнес Ильи Шувалова: Liberty, «Диван-Сарай», «Мамико»

Илья Шувалов за свою карьеру работал в разных бизнес-сферах. Его первый бизнес остается одним из важнейших — Шувалов по-прежнему развивает рестораны Liberty, «Диван-Сарай» и «Мамико».

Илья Вадимович Шувалов родился в 1983 году в Иваново. Вскоре после того, как его родители окончили институт, семья переехала в Сургут по распределению. Свой первый заработок он получил, когда ему не было и семи лет. Он мыл машины, когда гостил у бабушки в Иваново, и таким образом получил деньги на карманные расходы.

В 2000 году Илья Шувалов поступил в Сургутский государственный университет на юридический факультет, но в 2002 году перевелся в Московскую государственную юридическую академию. Его первым шагом к предпринимательству стал ресторан Liberty, который он открыл в Сургуте в 2009 году.

Liberty

Проект выделялся на фоне прочих заведений Ханты-Мансийского автономного округа. Яркие краски, стиль поп-арт, мировые легенды, взирающие с постеров и картин, совершенно расслабленная, но при этом очень веселая атмосфера, широкое разнообразие блюд — от классических американских до европейских, азиатских и даже традиционно русских. Все это было очень не похоже на остальные сургутские рестораны, но Liberty смог привлечь немало гостей. У заведения появились постоянные посетители, притом очень разные: молодые пары, шумные компании, бизнесмены, семьи с детьми, студенты и т.д.

Кроме того, официанты Liberty всегда ставили в приоритет дружелюбие и отзывчивость. По мнению основателя ресторана Ильи Шувалова, это важнейшая составляющая любого бизнеса в сфере услуг.

От Liberty к Liberty Group

Труды, вложенные в работу над проектом Liberty, вскоре окупились с лихвой. Первый предпринимательский опыт Ильи Вадимовича Шувалова был крайне удачным. Впоследствии бизнесмен решился на открытие еще нескольких ресторанов под брендом Liberty, как в Сургуте, так и за его пределами. Новые заведения появились:

  • в Астрахани в 2011 году,
  • в Сургуте в 2012 году,
  • в Ханты-Мансийске в 2012 году,
  • снова в Сургуте в 2014 году,
  • в Москве в 2018 году.

В то же время Шувалов основал и другие сети ресторанов — «Диван-Сарай» и «Мамико». В дальнейшем все его новые заведения объединились в компанию Liberty Group.

«Диван-Сарай»

В 2010 году состоялась первая поездка Ильи Шувалова в Узбекистан. Эта страна и особенно ее кухня восхитили сургутского бизнесмена. Путешествие сподвигло его на открытие нового, совершенно другого ресторана. В 2011 году он отправился в Узбекистан во второй раз, но уже с конкретной целью — собрать идеи для рецептов и интерьера, нанять местных поваров и получить необходимое для предстоящей работы вдохновение. В результате, предприниматель основал ресторан восточной кухни «Диван-Сарай».

В 2012 году в Сургуте открылся первый «Диван-Сарай», а уже через два года сеть расширилась, и два новых заведения появились в Сургуте и Ханты-Мансийске. Персонал Илья Вадимович Шувалов отбирает крайне тщательно: по его мнению, это непременно должны быть люди с позитивным взглядом на жизнь, нацеленные на развитие и обучение. Сам предприниматель уверен, что работа его команды — не из легких, поэтому своих сотрудников он ценит превыше всего.

«Мамико»

Открытием еще одного ресторана с национальным колоритом завершилась поездка предпринимателя в Грузию в 2017 году. Ресторан-хинкальная «Мамико» открылся в Сургуте уже спустя год. В меню нового заведения Шувалова вошли традиционные грузинские блюда. Как и в «Диван-Сарае», национальной кухне вторит и интерьер заведения. С другими заведениями сети Liberty Group «Мамико» роднят приветственные улыбки персонала, требовательный подход к качеству блюд, радостная атмосфера, позволяющая хорошо отдохнуть, демократичные цены и особый колорит.

В меню ресторанов Ильи Шувалова много авторских находок и сезонных блюд. Концепция его заведений всегда остается неизменной, но развитие и улучшение сети происходят ежедневно. Это касается и рецептуры блюд, и бизнес-процессов, и технологических решений.

Прочие компании бизнесмена

Опыт работы предпринимателя не ограничивается ресторанным бизнесом. Так, он стал основателем компании «КлинСервис», предоставляющей услуги клининга, а также участвовал в создании спа-центра «Онсен». Кроме того, в прошлом Шувалов занимал должность исполнительного директора ООО «Спортлото».

В настоящий момент трудовая деятельность бизнесмена сосредоточена не только на Liberty Group, но и на его новой компании Turisto, созданной им в 2018 году (в прошлом проект носил название dimetogo). Работа организации основана на алгоритме подбора маршрутов для осуществления пассажирских перевозок на различных видах транспорта, который Илья Вадимович Шувалов разрабатывал в течение трех лет.

Илья Шувалов: Сургут — Москва
Илюха-фантазёр

— Баб Тамара! Баб Тамара! Смотри! — вихрастый мальчишка влетает в комнату. У него в руках книга. — Смотри, капитан Блад был и врачом, и пиратом! Понимаешь, баб Тамара, и пиратом, и врачом! Так тоже можно!

— Баб Тамара, а что за шоколадки доктор Айболит зверятам давал? Они же наверняка были необычными, раз помогали, правда? Ты же сама мне говоришь, что шоколад для зубов вреден, а зверяткам, значит, полезен?

— Баб Тамара, а куда я положил «Томека в стране кенгуру»?

Пожилая полная женщина только успевала головой крутить — маленький непоседа умудрялся читать, болтать и бегать одновременно. Ну весь в отца пошёл!

Шуваловы переехали из Омска обратно в Сургут, и решение это оказалось верным. Здесь хотя бы за садик платить не нужно, бабушка Тамара сама вызвалась присмотреть за сорванцом — и не жалела.

Читайте также:
Лосев Дмитрий Николаевич - биография, личная жизнь, фото, видео

Когда в недалёком 1987 году у врача-хирурга и его жены-медсестры родился сын, семья в полной мере ощутила, каково это — жить с младенцем на руках в стране, охваченной хаосом. Перестройка ударила по медицине тяжеленным молотом, и особенно пострадали честные врачи, не привыкшие работать спустя рукава и брать взятки за каждую мелочь. Тогда-то семья и вспомнила о своих корнях.

— Как думаешь, — спросил Вадим жену Ирину, — продержимся на сургутских морозах? За Илюхой, если что, моя мать приглядит, она обещала…

— Почему нет? — улыбнулась в ответ Ирина. — Я, сам знаешь, в Комсомольске-на-Амуре выросла, мне не привыкать. А зарплаты в Сургуте не в пример выше. Да и со свекровью мы всегда ладили.

Так и постановили.

Поезд вёз маленького Илью по, как ему казалось, бескрайней Западно-Сибирской равнине, и мальчик буквально прилип к окну, за которым мелькали сосны. На редких полустанках странно одетые люди предлагали ягоды в меду, сушёную рыбу и прочие ранее не виданные им лакомства. Может, именно тогда в Илье и проснулась страсть к путешествиям — чистая и бескорыстная. Родители тихонько радовались тому, что обычно беспокойный ребёнок часами сидит, разглядывая постоянно меняющийся пейзаж. Единственная проблема возникла, когда семья доехала до места назначения. Осознав, что всё закончилось, Илюша отказался покидать купе: цеплялся за дверные ручки и горько плакал. Даже старинное испытанное средство — выманивание на конфеты — на этот раз не сработало. Пришлось вытаскивать на руках.

— Проводником, наверное, станет, — смеялись две толстые тётки-проводницы, а отец сурово сдвинул брови и покачал головой. Будущее сына он видел только и исключительно в медицине: Илья Шувалов должен был продолжить семейную традицию.

И вот Сургут: большая трёхкомнатная квартира по улице Майской на четвёртом этаже пятиэтажного дома. Внизу, на первом этаже, — гастроном со стеклянной витриной, в которой можно увидеть гору свежезамороженной рыбы или пирамиду из консервных банок — яркую, цветную — и посчитать, сколько банок находится в её основании, а сколько в следующем ряду и так далее, до самого верха. Бабушка Тамара часто останавливалась с внуком у этой витрины, и маленький Илья радостно докладывал, сколько всего консервов в пирамиде, сколько в третьем ряду и сколько — в пятом. Вскоре он уже знал это наизусть.

Ещё Илья узнал, что по квартире тоже можно путешествовать не хуже, чем по стране. Вот окна с тройными рамами, защищающие от суровых морозов. Вот ковёр, с которого строго глядят на невидимых врагов знаменитые васнецовские «Три богатыря», — и можно часами разглядывать ёлки на переднем плане или облака, плывущие над дальними холмами. Бабушка Тамара называла такие холмы «сопками», и Илья быстро перенял эту манеру. А вот две чешские стенки, битком набитые книгами, — и это не просто книги, это широко распахнутые окна в другие миры, где отважные путешественники ловят диких животных, хитроумный Дерсу Узала знакомит гостей с таинственными духами тайги, а добрый доктор Айболит лечит каждого, кто обращается к нему за помощью.

Читать Илья выучился в четыре года. И бабушка, и родители горячо одобряли увлечение мальчика книгами, и сам он твёрдо знал: чтение — одно из самых прекрасных умений в жизни. Даже поэт и композитор Высоцкий разделял это мнение и пел хриплым голосом из старенького жёлтого кассетного магнитофона «Скиф», привезённого ещё из Омска:

Если, путь прорубая отцовским мечом,

Ты солёные слёзы на ус намотал,

Если в жарком бою испытал, что почём,

Значит, нужные книги ты в детстве читал.

Мальчик слушал Высоцкого и серьёзно кивал: он хотел прочесть все-все нужные книги и впоследствии прорубить себе путь, защищая отцовским мечом слабых и угнетённых. Правда, меч ему представлялся чем-то вроде большого скальпеля, которым отец-хирург разрезал больных и вытаскивал из них всё ненужное и вредоносное.

Восьмой микрорайон, где жила семья, располагался недалеко от Сургутской центральной районной больницы. Именно там нашли работу родители Ильи, а ещё раньше там работали его бабушка и дедушка. Мальчик знал: в больнице на доске почёта он увидит знакомые лица — этим он ужасно гордился. Дома, играя в немудрящие детские игрушки, он выписывал всем рецепты и коряво подписывался: «Врач Илья Вадимович Шувалов». Бабушка купила ему набор печатей, и наиболее востребованной была та, на которой гордо красовался крестик. Илья разводил красную акварельную краску, и крестик тоже получался красным — как на боку «Скорой помощи», на фоне которой часто фотографировался дед мальчишки. Получалась замечательная печать — да, не как у настоящих докторов, но и болезни у солдатиков и грузовиков тоже были не совсем похожи на настоящие. Илья упоённо рассказывал, размахивая стареньким бабушкиным стетоскопом:

— Гражданин «КАМАЗ», у вас отпадение колёсной оси, нужна срочная операция! Вам необходима госпитализация, заболевание опасно для вашего здоровья. Пожалуйста, приготовьте домашнюю одежду — ну, домашнюю краску для кузова, — две пелёнки, а ещё я вам сейчас выпишу рецепт…

Или же, глядя на игрушечного солдатика, твёрдо говорил:

— Вас в джунглях укусила муха цеце. Она выпила из вас крови втрое больше, чем весит сама, и занесла вам трипа… три-па-но-со-му. Поэтому у вас сонная болезнь, гражданин. Мы сейчас проведём вам серологический тест.

Затем Илья открывал медицинский справочник, валяющийся рядом, и торжественно читал:

— Будем применять ме-лар-со-прол и пен-та-ми-дин. Приготовьтесь к введению их внутривенно!

Капельницы в доме не переводились, но никто не плёл из них рыбок или человечков: вместо этого Илья проводил медицинские процедуры на всех своих игрушках. Бабушка Тамара, смеясь, говорила соседям, что мальчик уже в этом возрасте способен самостоятельно поставить больному укол, измерить давление и даже послушать лёгкие.

Бабушка никогда не отказывалась ответить внуку на тревожившие его вопросы и вместе с ним подумать, отчего тот или другой литературный персонаж поступал хорошо или плохо. На вопрос о докторе Айболите она отвечала так:

— Ты, Илюшенька, прав. Это автор книги увидал в руках у Айболита такую плитку, которая похожа на шоколад, вот и решил, что Айболит всем по порядку даёт шоколадку. На самом деле, конечно, он раздавал зверяткам гематоген. В гематогене очень много железа, которое стимулирует у зверяток кроветворение. И детишкам гематоген тоже очень полезен. А ещё там хватает белков, жиров, углеводов и минералов, очень для организма нужных, потому-то Айболит его и использовал. Ну и градусники ставил, да. Температуру измерять важно, температура показывает, насколько ты здоров.

Насчёт капитана Блада бабушка Тамара тоже соглашалась и говорила, что быть одновременно пиратом и доктором можно, но вот только нужно ли?

— Одно дело, Илюшенька, когда злые люди тебя притесняют, и ты против них выступаешь — вот как капитан Блад этот. Его, понятно, пиратом называли, ну да он и впрямь пиратом был, да только сам смотри — он хотел занятие это бросить, снова вернуться к прежней профессии. Умный человек был, понимал, что врач — дело почётное, а пират — позорное. И совсем другой коленкор, когда ты решаешь бандитом стать, всех без разбора грабить, на чужом горе наживаться.

На дворе стояли лихие девяностые. Сургут с его нефтяными деньгами стал ареной для разборок криминальных группировок. Звучали разные клички, совершенно не похожие на нормальные имена: Бяша, Зятёк, Сапог… В семье Шуваловых подобное категорически не одобряли.

— Смотри, Илюшенька, — говорила бабушка Тамара, — когда люди кого уважают, они его величают по имени-отчеству. Вот ежели тебя уважать начнут, так скажут, мол, Шувалов это идёт, Илья Вадимович, известный доктор, хороший человек. А этих кто уважает? И зовут-то не по-людски! Ну да, богатые, да только богатство у них на чужой крови, а значит они и сами рано или поздно богатства-то свои да собственной кровушкой зальют…

Читайте также:
Сергей Виленский - отзывы, мнение, рейтинг

Бабушка оказалась права: в ходе криминальных разборок «авторитеты» умирали один за другим. Илья крепко-накрепко запомнил бабушкины слова. В конце концов, он хотел стать уважаемым человеком, Шуваловым Ильёй Вадимовичем, а не странным бандитом со странной кличкой!

Как знать, возможно, эта прививка здравого смысла и уберегла мальчика от того, чтобы пополнить ряды молодёжных банд. Или сказалась тяга к чему-то более высокому, более значимому, нежели дворовые драки, сопровождаемые бессмысленной жестокостью. Илья хотел добиться успеха, но твёрдо решил, что сделает это законным путём, не прибегая к мошенничеству или запугиванию других людей.

Поскольку бабушка сидела дома, Илью не отдали в детский садик: деньги решено было поберечь. Однако мальчик рос весёлым и общительным, и во дворе слыл заводилой детских игр. Сказывалась и солидная эрудиция, накопленная посредством чтения книг. Под руководством Ильи осуществлялись экспедиции на Северный полюс — за гаражи, где торжественно водружался флаг России (когда отец обнаружил, что на флаг пошли его старые кальсоны, кухонное полотенце и юбка жены, аккуратно разрезанные и сшитые в нужном порядке, он даже почти не рассердился). На пустыре за соседним домом отважные исследователи с головой ныряли в опасные африканские джунгли, ну а заброшенный киоск долгое время служил космическим кораблём, на котором российские космонавты колонизировали Луну и Марс. Увы, киоск впоследствии облюбовали бездомные, и от межзвёздной экспедиции на альфу Центавра пришлось отказаться. В маленькой дворовой песочнице можно было летать исключительно в пределах Солнечной системы.

Ещё Илью любили девочки: он никогда не отказывался поиграть с ними в больницу. Разумеется, он был главврачом и раздавал всем ценные указания — зато никто из мальчишек не трогал госпиталь, расположившийся на двух лавочках возле первого подъезда. Девочек Илья сразу отнёс к категории слабых, которых нужно защищать, как это делали Робин Гуд, капитан Блад или герои Жюля Верна. Поэтому хотя драк он и не любил, но порой приходил домой битым. Отец его в таких случаях не жалел, а подробно разбирал, почему случилась драка, прав ли сын и как действовать в будущем. Бывало, что дома Илью наказывали, но гораздо чаще Вадим одобрительно качал головой и посмеивался:

— Героем сын растёт! Небось, пойдёт по стопам деда, будет в «Скорой помощи» работать, а то, может, и реаниматологом станет.

Это вдохновляло Илью и дальше отстаивать собственную правоту. Мало-помалу во дворе его зауважали и больше уже не трогали. В Сургуте ценили людей с принципами вне зависимости от их возраста.

А вечерами мама вместо сказок рассказывала ему истории о Дальнем Востоке, откуда она была родом. Любовь к родным краям Ирина Шувалова сберегла и с удовольствием делилась с сыном своими воспоминаниями:

— Вот возле села Никольское на острове Беринга — это на Камчатке — есть удивительной красоты природное чудо, называется Арка Стеллера. Она названа в честь Георга Вильгельма Стеллера, известного путешественника, который её первым нашёл и описал. Только представь: много-много лет штормовые ветра выдували каменную породу, пока не создали каменную арку, похожую на ворота старинного замка. Стены и вершину её покрывает мох, а зимой — снег. И чудо это выше двадцати метров в высоту!

— И что, через арку правда можно пройти? — обмирая от восторга, спрашивал Илья.

— Правда. Человек на фоне этой арки маленький-маленький, она выше нашей пятиэтажки. И всё сделала природа, а не люди. За этой аркой начинается Командорский заповедник, его недавно объявили заповедным краем, и правильно сделали. Ух, как там красиво! Лежбища каланов, тюленей-полосатиков… А на острове Топорков — птичий базар. Там весь остров птицы обжили!

Илья закрывал глаза и представлял себе бескрайние птичьи стаи, летящие на далёкий остров, чтобы вывести там птенцов.

— Ещё там есть — ты же про путешественников любишь, да? — стоянка экспедиции Витуса Беринга. Когда их корабль разбился, они там зимовали. И могила Беринга там же расположена.

От этих слов перехватывало дух. Вот бы самому побывать в Командорском заповеднике, поглядеть на огромную арку, каланов и разномастных птиц, поклониться могиле великого исследователя!

Отец Ильи, в отличие от жены был человеком неразговорчивым. Случалось, от него за весь день слышали только десяток-другой слов. Но книги он любил, сам читал очень много, а потому любовь сына к книгам ему очень нравилась. Ещё когда Илья был маленьким, Вадим купил ему «Детскую энциклопедию» — десять томов жёлтого цвета, и у каждого тома на корешке несколько рисунков, без слов объясняющих, чему он посвящён. Илья перечитал их все от корки до корки. Особенно ему нравился четвёртый том, в котором рассказывалось про растения и животных.

Таким образом, к школе Илья был уже полностью подготовленным. Он с интересом ждал, когда же сможет надеть форму и пойти в первый класс.

Школа №10 располагалась недалеко от дома. Выбрали её не случайно: она была специализированной, с химико-биологическим уклоном. Но вот незадача — эта специализация начиналась с восьмого класса. На семейном совете было решено на несколько лет отправить Илью в Екатеринбург, ко второй бабушке, переехавшей туда. Там Илья отучился в школе №53, где химию и биологию углублённо преподавали начиная с пятого класса, а затем вернулся в Сургут. В школе мальчик продолжал много читать. К старшим классам он подошёл с отличной успеваемостью и железной решимостью «выбиться в люди».

— Это не только для себя, — объяснял он домашним. — Я хочу стать врачом, который по-настоящему будет помогать всем, кому нужно. Хочу стать членом организации «Врачи без границ», чтобы вы мной гордились.

Думал ли Илья Шувалов при этом о путешествиях в дальние страны, где нужны услуги «Врачей без границ»? Вполне возможно. Но и помощь людям для него тоже стояла не на последнем месте.

К старшим классам Илье стало понятно: если хочешь преуспеть, нужны медаль и образование в хорошем вузе. Но на какой факультет податься? Какую выбрать специальность, чтобы можно было избавлять людей от бед и одновременно самому жить безбедно, при этом не нарушая закон? Илья хотел связать жизнь с медициной, хотел продолжить династию врачей, но его одолевали сомнения. Мир вокруг быстро менялся, всё больше молодых людей хотели стать рэкетирами, бойцами очередной «Бригады», а не борцами за правду. Так Илья потерял нескольких друзей. Кто был прав — он или они?

— Ну да, ну да, «Бригада», — хмыкала мать, и бабушка Тамара согласно кивала. — Лечит твой отец этих, из бригад. Только вот зачастую поздно их лечить.

— Да и ежели совесть инфицирована, то её уже не вылечить, — добавляла бабушка Тамара.

Точку в сомнениях и метаниях поставил дед, заслуженный реаниматолог.

— Вот что, — сказал он. — В нашей семье всякие врачи уже были, мы России многое дали. А стоматологов не было. Вот иди в стоматологи, от зубной боли людей спасать — самое то, да и зарабатывают они больше.

Илье стало легко и радостно. Вот и разрешилась проблема, мучившая его всё это время!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: