Гюстав Флобер – отзывы, мнение, рейтинг

Отзывы на книги автора Гюстав Флобер

Эмма воспитывалась в монастыре, где она после прочтения множества романов создала в своем воображении красочный мир и видела смысл жизни только в большой любви, но сильно разочаровалась, когда сняла вуаль иллюзий.
Образ главной героини очень хорошо передан, она одновременно вызывает и раздражение, и сочувствие.
Сюжет цепляет не сразу, кажется скучным, но в итоге не получилось не проникнуться этой историей, где каждая страница пропитана отчаянием.
ПС. Оформление какое-то скучное

Подарок на Рождество

Гюстав Флобер. Роман “Госпожа Бовари”, впервые опубликован в 1856 г.

Не сочтите за еретический поступок – пост о скандально известном романе, когда-то считавшийся откровенно-бесстыдным. О времена, о нравы, знаете ли. Но Госпожа Бовари сама решает куда и когда ей приходить. Если она решила наведаться в Сочельник – пусть будет так.

Как всегда, я отвечаю на вопрос читателя – зачем читать эту книгу? Может быть, оттого, что эта книга включена в программу вашего образовательного учреждения? Не самая плохая причина для чтения.
Но лучше прочитать Госпожу Бовари, если вы – мечтатели и фантазёры. Если вам всегда казалось, что вы – чужой в своей семье. Хотелось убежать из родных опостылевших мест туда, куда глаза глядят. Грезилась большая и чистая любовь, а самое большее, что могли предложить вам – это прийти вечером на сеновал…
Если бы вы не хотели быть запутанным в сети кредитов, долговых обязательств, то лучше узнайте на примере бедняжки Эммы, как попадаются в ловушки ростовщиков.

А если когда-нибудь захотите покончить с этой жизнью, не выбирайте, прошу, в качестве яда, именно мышьяк. Чудовищные страдания неизбежны. Мадам Бовари уже принесла себя в жертву, ради нашего знания. Повтор излишен.

Наконец, если вас интересует безупречная красота слога, оригинальность и затейливость сюжета одного из шедевров мировой литературы – читайте роман «Госпожа Бовари».

P.S. Разумеется, такое совершенство просто так не даётся. Флобер писал роман медленно, мучительно, буквально проживая вместе с героиней ее нелёгкую жизнь. Поэтому не вызывает удивления его знаменитая фраза: «Госпожа Бовари –это я, господа».

В поисках себя

Очень циничный роман. В этой книги нет положительных героев. А автор своего отношения к действующим лицам не высказывает. По крайней мере я их не нашла. О чем эта книга? О любви, конечно. Есть в ней и чистая любовь (любовь Жульена) и любовь плотская у Родольфа. Эмма искала любви на протяжении романа. У меня она оставила ощущение пустышки, тщущей красивую жизнь. И муж у нее под стать – недалекий. Все же спустя время она разочаровывается в браке, она начинает скучать в обществе мужа и мечтать о принце. Ее мечты начинают ее терзать все больше и больше. Любовь приводит Эмму к пропасти. Она деятельна, не просто мечтательна. И не может сидеть без дела. Роман наталкивает на размышление о жизни, о о любви.
Роман весьма многоплановый, многие образы из романа встречаются и в нашей жизни.

В поисках настоящей любви. На пути к саморарушению.

«Госпожа Бовари» Гюстава Флобера считается шедевром мировой литературы. Большинство отзывов о книге положительные. Моя рецензия не будет исключением. Однако…
Мои знакомые, рекомендуя книгу к прочтению в один голос твердили: «Книга о сильной женщине!».
Да простят меня друзья-товарищи, но, на мой взгляд, главная героиня не настолько сильная, насколько хотела таковой казаться. Вдохновившись романами о любви, Эмма Бовари начинает жить в грёзах, тяготиться семейной жизнью. Даже рождение ребёнка не приносит ей радости. Сцена, где Эмма толкает свою дочку, поразила эмоциональной сухостью героини, что идет вразрез с ее общим эмоциональным настроем к жизни. В том, что Эмма смогла сделать то, что посчитала правильным и шла на поступки, невзирая на законы чести, духовности и здравого смысла не говорит о силе ее характера, а напротив – подчеркивает слабость.
Казалось бы, всё как и должно быть: преданный любящий муж, дом, семья… Чего ей не хватало? Почему душа требовала страстей, внебрачных греховных связей? Или искушение было слишком сильным?
Не понятно: зачем Эмма выбрала такой путь: в бесконечном поиске острых ощущений и собственной распущенности погубила свою семью? Усталость от провинциальной жизни? Реальность, приземленность и неромантичность быта? Возможно. Однако, все это не давало повода «падать в бездну» безысходности и саморазрушения.
Сложилось впечатление, что героиня не терзается особыми муками совести, а эгоистично делает то, что вздумалось. При этом, ее не хочется осудить или как-то комментировать ее поступки. Ее просто жаль. Вся жизнь прошла в поисках чего-то настоящего: настоящих чувств, настоящих отношений, настоящей любви. Но была ли она сама во всём этом настоящей? В то время как рядом с ней проходила жизнь ее мужа, ее дочери. Какой смысл имели эти поиски настоящего?
Сюжет произведения предельно прост и предсказуем. При этом автор очень точно подбирает правильные слова в каждом предложении, в описании каждой детали, для того, чтобы наиболее полно описать происходящее в жизни героев. Для своего времени произведение, конечно, провокационно и скандально. Да и впрочем, в некоторой степени, актуально и для настоящего.
Главные эмоции, которые возникли после прочтения книги – сожаление. Сожаление не от потраченного за чтением времени, а от событий, описанных в произведении, от того, что ничего не изменить, и время героев не обернуть вспять.
Но есть в этом романе что-то особенное, от чего хочется дочитать его до конца.

Сильная женщина

Великолепное произведение классика Гюстава Флобера, которое заставляется задуматься.
Молодая Эмма Бовари , хочет любить и летать , но заботы не дают ей возможности: отец ломает ногу, учеба в церковной школе . Но судьба дает ей шанс: знакомство с врачом Шарлем, чувства и свадьба. Девушка мечтает быть счастливой и любимой в браке, представляет себе семейную жизнь, но в реальности все совсем не- так, как в мечтах: мать Шарля постоянно упрекает невестку, муж не способен заработать на достойное существование, а Эмма все время сидит дома и читает женские романы. Она хотела, чтобы в муже было что- то сильное и героическое начало, но муж слаб.
Позже Эмма с мужем переезжают в маленький городок, т.к женщина была беременна . Рождается дочь, но девочка не спасет брак: конфликтов становится все больше и больше: свекровь обвиняет невестку в расточительности, муж все чаще раздражает Эмму и становится ясно, что брак- это ошибка.Женщина знакомится в городке с юношой, моложе себя, но отношения не сложились: возможно, главной героине не хватило любви, сочувствия, вот и искала их на стороне.Леон уезжает учиться, а чтобы заглушать боль, то начинается время покупок у лавочника: под залог, под ипотеку и т.д. Лере был ловким, льстивым и и хитрым человеком. Он давно угадал страсть Эммы к красивым вещам и, постоянно, присылал то отрезы, то кружева, то ковры, то шарфы. Постепенно Эмма оказалась у лавочника в изрядном долгу, о чем муж не подозревал.
Вторая любовь Эммы ,закончилась еще трагичней – болезнью и горем. Родольф, с которым она встречалась не был приспособлен к жизни: он требовал решений от нее, а она решила, брала в долг, дарила подарки и жила от встречи к встречи.Женщина мечтала любить и быть любимой, жить с Родольфом и уйти от мужа. Но чем больше привязывалась Эмма, тем более остывал к ней Родольф. Когда- то он пропустил три свидания подряд, и , даже. не извинился. В тот момент, самолюбие влюбленной женщины было задето, даже, возникают мысли полюбить мужа, но Шарль не понял ее чувства.
Вскоре готов план побега с Рудольфом и все готово к побегу , но любовник отказывается в последний момент и присылает корзину с абрикосами. С отчаянием приходит и воспаление мозга. В то время, когда жена болеет-муж берет у лавочника в долг. Вскоре, болезнь отступает и в театре ее ждет встреча с первым возлюбленным- Леоном, на которого приходится сильно тратиться, чтобы обманывать мужа.Она оплачивает гостиницу и дарит ему подарки,но хитрец Лере принялся настойчиво напоминать о долгах. По подписанным векселям накопилась огромная сумма и ей грозит опись имущества. Не выдержав испытаний, она выпивает мышьяк и умирает.
Что привело к страшной трагедии: во- первых, слабость мужа, который не способен был решить проблемы, который брал в долг, когда Эмма болела , а ей говорил, что обо всем договорился; а получается, что за все она платила сама: во- вторых., молодые любовники, которые жили за ее счет и не могли решить проблем. Приходилось ей быть все время сильной, вот душа и не выдержала, что привело к самоубийству.

Читайте также:
Николай Мрочковский - отзывы, мнение, рейтинг

Гений, отшельник, страж французской литературы: что надо знать о Гюставе Флобере

«В людях, которые нас окружают, надо видеть только темы для книг»: о Гюставе Флобере, одном из главных стражников европейской литературы, рассказывает Инна Дулькина, преподаватель французского языка в Московском городском университете МГПУ.

Гений, отшельник, страж французской литературы: что надо знать о Гюставе Флобере

Когда в 24 года у Флобера случается приступ эпилепсии, отец — хирург, главный врач больницы города Руана — прибегает к кровопусканию. Чтобы усилить отток крови, он решает смочить руку сына в горячей воде, но забывает проверить температуру. Вода оказывается кипятком, и Густав получает глубокие ожоги. С тех пор молодого человека будут постоянно мучить боли. «Моя душа — как моя обожженная рука, — напишет он через несколько лет своей возлюбленной Луизе Коле, — она тоже прошла через пламя, сморщилась и потеряла чувствительность».

Обезображенная рука еще и напоминание о нарушении родительской воли: отец Флобера не желал, чтобы сын становился писателем. Ему была предназначена карьера врача или юриста. Флобер — обойдя все запреты — писателем все-таки станет. Но боль в руке будет напоминать о цене сделанного выбора. И о том, что писательский труд неотделим от страдания. По крайней мере, для Флобера. Он вымарывает до 40 процентов написанного текста, днями ищет нужное слово, неделями пишет одну главу. «Бовари продвигается черепашьим шагом, — жалуется Флобер Луизе Коле. — Уже месяц раздумываю над четырьмя предложениями. Как же мучает меня эта книга! Мне от нее физически больно! Теперь я точно знаю, что такое муки творчества».

В поисках верного слова

Писательство требует от Флобера колоссального напряжения. Он мог бы работать «легко» — его первый роман «Искушение святого Антония» был написан быстро и без усилий, — но автор намеренно усложняет себе задачу. Во-первых, он отказывается писать о себе. «Искусство не сливной желоб для страстей, не ночной горшок», — заявляет он. А писать о других гораздо тяжелее, особенно если речь идет о самых заурядных личностях, аптекарях и нотариусах, которыми Флобер населяет «Госпожу Бовари». «Как же трудно ясно и просто выражать пошлости! — жалуется писатель, изнывая от работы над романом. — И зачем только я решился писать о провинциальных нравах?»

И все же вжиться в этих скучных персонажей необходимо — и голос их должен звучать узнаваемо. Ведь главная задача Флобера — и это вторая причина, объясняющая, почему писательство доставляет ему столько мук, — написать роман, который был бы так же объемен и бесконечен, как сама жизнь. Хорошо написанная книга, в понимании Флобера, это планета, висящая во вселенной без внешних опор. Это не застывший слепок реальности, не личный дневник автора, не басня на 500 страниц с обязательной моралью в конце. Литература — не школа и не суд. Она не учит и не выносит приговоров. Это нечто живое, то, что с последней точкой выходит из-под власти творца и развивается по своим законам.

Чтобы создать нечто подобное, важно найти «верное» слово. То, которое самым точным образом выразит мысль, превратит ее из химеры в реальность. И поиск того самого слова и занимает писателя ночи напролет, когда он, запершись в кабинете, громко читает вслух историю злоключений Эммы — чтобы проверить, угадал ли с ритмом, нашел ли точное выражение.

«Как же трудно ясно и просто выражать пошлости! — жалуется писатель, изнывая от работы над романом. — И зачем только я решился писать о провинциальных нравах?»

Читайте также

Флобер-отшельник

Флобер часто пишет по ночам, закутавшись в коричневый халат, напоминающий монашескую мантию, открыв нараспашку окна, под которыми течет Сена. В Нормандии, в местечке Круассе, где находилось его поместье, нередко останавливались корабли, и пассажиры специально выходили на берег, чтобы своими глазами увидеть местную достопримечательность, месье Густава, «огромного галла с густыми свисающими усами, в легкой накидке, держащего руки в карманах широких штанов, стянутых на поясе веревкой. Он, со своей стороны, с лукавой улыбкой наблюдал из окна за проезжающими», — писал журналист Шарль Лапьер, друг Флобера.

Читайте также:
Иоганн Христиан Фридрих Гёльдерлин ( Johann Christian Friedrich Hölderli) - отзывы, мнение, рейтинг

Писатель терпеть не мог прогулки, редко выходил в сад. Любая деятельность — кроме творческой — ему была ненавистна. Флобер предпочитал не участвовать в жизни, а наблюдать за ней — тем более из окон его дома открывался прекрасный вид. Справа — заводские трубы, слева — руанские колокольни. Прямо — зеленые пастбища, лес и широкая река со множеством островов. Вдалеке — шпиль руанского собора, куда Эмма Бовари ходила на тайное свидание с любовником.

Все романы Флобер написал в Круассе, а о Сене, белом доме со ставнями и тополях с облетевшей листвой, трепещущих в холодном тумане, вспоминал во время путешествия по Нилу в 1851 году. Флобер не выполнит просьбу Луизы Коле и не переедет к ней в Париж. Он проживет всю жизнь в Круассе вместе с матерью: каждый вечер будет целовать ее на ночь, а, путешествуя по Средиземноморью, напишет ей из Константинополя: «Никогда не полюблю никого, кроме тебя. У тебя не будет соперниц, тебе нечего опасаться». Когда Луиза будет настаивать на встречах, Флобер будет отвечать, что не может оставить мать ни на минуту — так сильно она в нем нуждается. А переписки — ежедневной, продлившейся почти десять лет — с возлюбленной ему вполне достаточно. К тому же от одного из редких свиданий ему остались на память ее домашние туфли. «Для меня любовь не должна стоять на первом плане, ее место в подсобке. В нашей душе живет нечто, что гораздо ближе к свету и солнцу, чем любовь. Любовь как основное блюдо земного существования — нет! Любовь как приправа — да!» — пишет Флобер Луизе.

«Для меня любовь не должна стоять на первом плане, ее место в подсобке. В нашей душе живет нечто, что гораздо ближе к свету и солнцу, чем любовь. Любовь как основное блюдо земного существования — нет! Любовь как приправа — да!»

Читайте также

Уже в 20 лет он скажет школьному другу, что «в людях, которые нас окружают, надо привыкнуть видеть только темы для книг». По мнению Флобера, чтобы верно изобразить вино, любовь, женщин и славу, художнику не следует быть ни пьяницей, ни любовником, ни мужем, ни солдатом. Чтобы писать жизнь, нужно находиться от нее чуть в отдалении. «Художник — чудовище, — признает Флобер. — В нем есть что-то противоестественное».

В письме к матери Флобер оговаривается, почему женитьба стала бы для него предательством. «Смерть Альфреда не стерла воспоминание о пережитом потрясении», — пишет он. Альфред ле Пуатвен — ближайший друг Флобера. В юности молодые люди испытывали друг к другу сильную привязанность, и свадьба Альфреда стала для Флобера настоящим шоком. Его преждевременная смерть в возрасте 31 года повергла писателя в отчаяние. Когда много лет спустя в его поместье в Круассе придет молодой человек, чей голос и внешность напомнят ему Альфреда, Флобер не сможет сдержать слез. Это будет Ги де Мопассан, племянник Пуатвена, родившийся уже после его кончины. Флобер станет для молодого писателя наставником и другом. «Он взял меня под опеку, — писал Мопассан о Флобере. — Все время пытался сделать для меня что-то доброе, полезное, поделиться своим опытом, знаниями, тридцатью пятью годами труда, учения и художественных восторгов».

«Госпожа Бовари»: пропаганда похоти

К моменту встречи Мопассану 23 года, Флоберу — 52. Он уже написал «Госпожу Бовари» и «Воспитание чувств». Первый роман вызвал скандал и судебный процесс, второй не имел большого успеха у публики. 31 января 1857 года Флоберу пришлось явиться в суд: его обвинили в написании книги, «оскорбляющей общественную мораль и религию». Писатель рискует штрафом, его роман, опубликованный к тому времени в журнале Revue de Paris, может быть запрещен к распространению. Прокурор возмущен: Эмма изменяет супругу и не испытывает никакого раскаяния. Автор не осуждает адюльтер. Вместо этого он описывает, как Эмма одним движением вырывает из корсета шнурок, который, как уж, со свистом скользит по ее бедрам. Затем одним жестом сбрасывает с себя одежду и приникает к груди любовника.

Роман не содержит иных описаний физической любви, однако его создателя подозревают в «пропаганде похоти». Обвинение подтверждает: Флоберу удалось добиться своей цели. Его роман — гораздо больше, чем повествование о провинциальных нравах. Это живая картина, каждая деталь которой отражает общее настроение, которое мгновенно передается читателю. Он, так же как и Эмма, ощущает скуку, томление, неудовлетворенность от супружеской жизни, хранит мечты о новом чувственном опыте. «Госпожа Бовари» — эротический текст, в котором нет ни одной сексуальной сцены. Эротика растворена во множестве мелких деталей и ничего не значащих словах.

Недавно стало известно, что в черновиках «Госпожи Бовари» свидания героев описывались гораздо более откровенно. Однако затем Флобер последовательно приглушал тона и размывал краски, добиваясь желаемого эффекта: чувственное присутствует в атмосфере романа, но очертить его контуры не удается даже прокурорам. Флобер был оправдан, а процесс сыграл роль рекламной кампании. «Госпожа Бовари» немедленно стала бестселлером, а никому не известный отшельник из Нормандии — знаменитым писателем.

«Госпожа Бовари» — эротический текст, в котором нет ни одной сексуальной сцены. Эротика растворена во множестве мелких деталей и ничего не значащих словах.

Читайте также

Романы «ни о чем» и молитвенный экстаз: «Саламбо», «Простая душа», «Воспитание чувств»

Благодаря приобретенной известности, Флобер в последующих произведениях мог позволить себе чуть больше, чем другие авторы. Так, в романе «Саламбо» он описывает, как девственница, чьи ноги скованы золотой цепью, мечтает о браке с божеством, а затем исполняет чувственный танец, «не предназначенный ни одному из мужчин». «Это было бесконечное желание, парящее над всеми. Это была сама страсть», — напишет Флобер. «Простая душа» — еще одна история о девственнице, склонной к мистическому восприятию реальности. Флобер утверждает, что ему самому знакомы состояния молитвенного экстаза и жажда абсолюта. «Я осознаю все, о чем пишут Тереза Авильская, Гофман и Эдгар По, — признавался Флобер. — Все это я видел и чувствовал. Я понимаю тех, у кого бывают видения». Испытывает их и «простая душа», служанка Фелисите, которая находит друга в лице говорящего попугая. Женщина, чья потребность в любви не получает удовлетворения, отдает сердце экзотической птице, которая вызывает у нее сильнейшие религиозные переживания.

Читайте также:
Ян Коменский, биография, история жизни, творчество

Неслучившаяся любовь может иметь гораздо большее значение, чем удовлетворенные страсти. Об этом роман Флобера «Воспитание чувств», еще один текст «ни о чем» (мечтаю написать книгу «ни о чем», говорил писатель, приступая к «Госпоже Бовари»), в котором нет ни явного послания, ни четко сформулированной идеи. Еще один текст, рассуждая о котором невозможно однозначно ответить, что хотел сказать автор. Здесь ничего не происходит, а встречи главных героев можно пересчитать по пальцам. «Воспитание чувств» — еще одна книга-картина, которую можно рассматривать часами, не уставая. И которая при каждом возвращении будет выглядеть иначе.

Этот роман — похвала иллюзиям, гимн безответным чувствам, признание ценности человеческих переживаний. Несчастная любовь тоже имеет смысл, ее проживание может сделать жизнь осмысленней, а душу — восприимчивей. «На протяжении многих лет „Воспитание чувств“ трогало меня так же сильно, как это едва ли удавалось двум или трем человеческим существам, — писал Франц Кафка Фелиции в 1912 году. — В каком бы месте я ни открывал эту книгу, я вздрагивал от волнения и ощущал себя духовным сыном автора. Скажи же мне, что ты читаешь по-французски, даже если это неправда. Тогда я смогу отправить тебе новое издание».

Гюстав Флобер «Саламбо»

Саламбо

Язык написания: французский

Перевод на русский: — Б. Исаев (Саламбо) ; 1928 г. — 1 изд. — Н. Минский (Саламбо) ; 1947 г. — 10 изд.

  • Жанры/поджанры: Историческая проза
  • Общие характеристики: Приключенческое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Африка( Северная ) )
  • Время действия: Древний мир
  • Линейность сюжета: Линейно-параллельный
  • Возраст читателя: Любой

Действие разворачивается на фоне восстания наёмников в Карфагене в III веке до нашей эры. Саламбо — жрица богини Танит — нехотя становится вовлечённой в эти кровавые события…

— антологию «Зороастр», 1994 г.

Похожие произведения:

Доступность в электронном виде:

stas-no, 13 мая 2014 г.

Роман, конечно, не фантастический, а исторический. Для современного читателя он слишком описателен, не хватает динамичности, особенно в начале. Чрезмерная описательность оправдана экзотичностью темы, особенно для читателя середины 19 в., но и сейчас романов из жизни Карфагена совсем не много. Выбран реальный исторический эпизод, когда в конце первой Пунической войны произошло восстание наемников-воинов против Карфагена (лично мне история очередного восстания не кажется привлекательной, хотя многие авторы исторических романов так не считают). Роман не блестящий, что замечали уже современники, но по-своему интересный. Впрочем, есть мнение, что это чуть ли не лучший роман на античную тему.

Axeron, 17 февраля 2014 г.

Интереснейший роман,особенно для тех,кого интересует эта эпоха,интересует далёкий загадочный Карфаген,о котором,в отличие от более удачливого и молодого Рима,было написано не так много. В своём романе,с поэтичным названием «Саламбо», Гюстав Флобер приоткроет для нас таинственный,противоречивый и мистический мир древнего города,незаслуженно павшей империи. Описания быта,одежды и нравов станут отличным,практически энциклопедичким обрамлением для увлекательных событий и трагичных последствий. Всем любителями античной эпохи и просто хороших исторических романов — советую прочесть,ибо мне сей роман доставил несравненное удовольствие.

Podebrad, 6 сентября 2017 г.

На мой взгляд, это не исторический роман, а, скорее, фантастический. Хотя сам Флобер относился к нему предельно серьёзно, как и к каждой своей книге. Работал над небольшой книгой пять лет, оттачивал каждую деталь, изучил все доступные источники, ездил смотреть римские руины на месте Карфагена. Получилась череда фантастических утверждений. История — это такая вещь, которая никогда не даёт полной информации, зато даёт возможность найти в потоке сведений те, которые хочется найти. Вот Флобер и выбирал самые фантастические, жуткие, шокирующие подробности. Если их не хватало, искал аналогии в других странах и эпохах или фантазировал сам. Имел право, разумеется. Но к реальному Карфагену это мало относится.

Общее впечатление от романа сильное но жутковатое. Флобера даже обвиняли в садизме. Как представляется, автор ставил своей целью шокировать нелюбимых буржуа. Боюсь, однако, что это непростая задача — шокировать чем-нибудь парижского буржуа, даже времён Флобера. Повозмущались немного, кто для вида, кто искренне, но издания раскупались моментально.

Злую шутку сыграло стремление автора поместить в книгу как можно больше подробностей. В результате действие часто тонет в потоке перечислений. А герои превратились в роботов, действующих в рамках заданной каждому страсти. Практически все — Матон, Спендий, Саламбо, Шагабарим, Ганнон, Гискон, Нар Гавас. Единственное исключение — Гамилькар, получившийся относительно сложной личностью. Это особенно обидно, так как психологизм — самая сильная сторона творчества Флобера. Невозможно сравнить «Саламбо» с «Мадам Бовари» или «Воспитанием чувств».

Konbook, 7 июня 2019 г.

Правильно говорили, что Флобер, при написании романа, погнался за лаврами историка, напрочь забыв о психологии персонажей, но от того книга не становится менее притягательной.

Выбран один из самых интересных периодов в истории, о чем лучше Флобера никто не написал.

Отличная, хотя и тяжелая, книга от мастера точного слова, великого Флобера.

Гюстав Флобер рецензии на книги

“Саламбо” открыла для себя после приведенного в Демонографии Анны Блейз отрывка о Молохе.
Отрывок был очень “сочный” – полон подробностей и чувств. Будто наблюдаешь происходящее воочию.

Немного изобретения велосипедов: у Гюстава Флобера просто отлично получаются сцены, которые, на мой взгляд, были интересны ему самому. Пространные описания же, осуждение которых я встречала в других рецензиях, для меня плюс (я просто из тех, кто зачитывается описанием парижских улочек у Гюго). Благодаря каждой, незначительной в отдельности, детальке, пазл собирается в величественный Карфаген с его скелетами в шкафу, слабыми местами и надеждами.
Что плохо в описаниях конкретно в “Саламбо” – это метания автора от несчетных подробностей к “Краткость – сестра таланта”. Невозможно настроиться на нужный лад – вот ты стараешься вообразить и вникнуть, а вот мгновенно получаешь сводку событий, по числу символов более краткую, чем твиты в стародавние времена. Сильно сбивает. Из-за этого книга читалась через пять стадий принятия.

Почему же семь из десяти? В первую очередь – практически полное отсутствие альтернативы – художественной литературы, посвященной Карфагену (если я ошибаюсь, пожалуйста, поправьте – буду очень рада, если это на самом деле не так). Во вторую – атмосфера действительно захватывает. Иногда. И в третью – для книги выбраны действительно интересные события – и это даже не про Ганнибала!

Читайте также:
Джоан Роулинг, биография, история жизни, произведения

Любовная линия – тухло. Она прочно вплетена в сюжет, но без нее бы читатель ничего не потерял.

Древний Карфаген (власть, народ, религия) – спасибо, это было круто. “Слава тебе. Солнце! Царь двух поясов земли, творец, сам себя породивший, отец и мать, отец и сын, бог и богиня, богиня и бог!”

Противники – слабоумие и отвага. Странные выводы, решения, мотивации, тактики.

Битвы – 5 кишок на бивнях слонов из 10. Нет динамики, скомкано и галопом по европам.

Персонажи – топорно, за исключением Спендия и Шагабарима.

Читать ли? Тем, кому интересен карфагенский быт, как там все было устроено и как работало – да. Тем, кто хотел бы прочитать захватывающий исторический роман, от которого невозможно оторваться, решительное нет.

  • Опции
    • Пожаловаться
    • Открыть в новом окне
  • Поделиться
    • ВКонтакте
    • Твиттер
    • Фейсбук
    • Одноклассники
    • Мой Мир
    • Googe+

Ох уж эти впечатлительные деревенские дурочки, мечтающие о принцах и балах, начитавшись любовных романов. Они влюбляются в первого встречного красавчика с хорошо подвешанным языком и готовы ради возлюбленного на все.

История мадам Бовари, наверное, беспрецедентная для своего времени, в наши дни выглядит довольно обыденной и даже скучной.

Трепетная лань, воспитанная в хороших манерах, но все же в деревне, мечтала о красивой жизни. В подвернувшемся женихе увидела возможность сбежать из унылого однообразного быта, но быстро разочаровалась. С ее душевными метаниями, мечтами о возвышенной любви и изысканной жизни, дальнейшие события были вполне предсказуемы.

Первую половину книги я сочувствовала Эмме, девушке действительно не повезло с мужем, да, он любил ее, но совершенно не подходил по темпераменту. Казалось она довольно умна, амбициозна, к ее мечтам о лучшей жизни я отнеслась с пониманием. Но дальнейшее поведение полностью убило мою симпатию, то как она выстраивала свои отношения с мужчинами и собственным мужем, обращалась с деньгими, и пренебрегала своим ребенком – ужасно. К финалу от сочувствия не осталось и следа.

У меня складывается впечатление, что книги о женских изменах во многом носят поучительный характер, чтобы читательницам неповадно было. Сходство с Анной Карениной или Любовник леди Чаттерли, очевидно. Мотивы у дамочек разные, но последствия схожи – разочарование, разорение, утрата положения и, в некоторых случаях, смерть.

Я ожидала от книги большего, сама не знаю чего именно, казалось у такой многообещающей героини судьба могла сложиться куда более интересно, но Флоберу оказалось достаточно. И не мне роптать на великого автора.

  • Опции
    • Пожаловаться
    • Открыть в новом окне
  • Поделиться
    • ВКонтакте
    • Твиттер
    • Фейсбук
    • Одноклассники
    • Мой Мир
    • Googe+

Да уж! Весьма не к такому я готовилась перед чтением этой книги. Я ожидала историю женщины, чем-то похожей на Анну Каренину или леди Чаттерли. Мадам Бовари же, по моему мнению, совершенно другого пошиба женщина. И если к первым двум отношусь довольно благосклонно и могу оправдать их поведение, даже посочувствовать им. Третья же особа, героиня этого романа, вызывает во мне только разочарование, отвращение и женский стыд. И хотя на первый взгляд все эти три особы схожи, я отделяю Эмму Бовари красной линией и заявляю, что она мне отвратительна и не подлежит никакому сочувствию. Но моё отрицательное отношение никоим образом не относится к самому роману. Считаю, как и Жорж Санд, что ценность его в моральном благотворном воздействии на многих реальных Бовари. Авось, кто и одумается.

Кто же такая эта Бовари? Ярчайший литературный персонаж, которая уже второе столетие одну половину читателей восхищает, другую заставляет её критиковать и осуждать. И не важно на чьей вы стороне, не замеченной она мимо вас не пройдет. Для начала она привлечет вас своей привлекательной внешностью, великосветской осанкой и изысканными нарядами. Далее, побеседовав с ней, вы обнаружите достаточно образованную и интересную особу, которая знает толк в литературе, музыке и искусстве, то есть ей знакомо чувство прекрасного. Но вот этот момент, пожалуй, её и сгубил. Это чувство прекрасного, к которому она тянулась всю свою жизнь, завело Эмму на кривую дорожку. Что послужило тому виной? Глупость, эгоизм и страсть плоти.

А теперь поподробнее об этом. Флобер создал героиню, духовное содержание которой «Веление плоти, жажда денег, томление страсти» и добавлю сюда самовлюбленность. Именно этого содержания (в одном флаконе) не присутствует в выше упомянутых героинях Карениной и Чаттерли. Да, все три дамы хотели быть счастливыми и тем самым наделали много бед. Но если первых двух я оправдываю словами «они сами не знали чего хотели», то Бовари отлично знала, что она хочет и плевать она хотела на всех и всё, главное испытывать наслаждение здесь, сейчас и бесконечно много. И именно это я ей и вменяю в вину!

П.с. Да, при всём интеллектуальном уме Бовари, считаю её всё же глупой особой.

  • Опции
    • Пожаловаться
    • Открыть в новом окне
  • Поделиться
    • ВКонтакте
    • Твиттер
    • Фейсбук
    • Одноклассники
    • Мой Мир
    • Googe+

@lerochka, ну да, я согласен с тобой, что когда появляется свой ребенок, то лучше понимаешь их в целом. Но ведь если своим становится и ребенок не по крови, то у нормального человека произойдет такое же включение инстинкта.
Т.е. имел в виду, что не получение младенца в первые секунды никак не может быть единственным или даже важным фактором, что мать не любит дочь.

И ты очень круто сказала про “пока отвечать по своим поступкам не пришло время”. Вот это вообще показательный момент в понимании этой личности. А ведь таких людей полно, не обязательно в секторе верности, но и в честности, жадности, обжорстве и т.д.

И скучно и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды.
Желанья. что пользы напрасно и вечно желать.
А годы проходят — все лучшие годы!
Любить. но кого же. на время — не стоит труда,
А вечно любить невозможно.
В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и все там ничтожно.
Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, —
Такая пустая и глупая шутка.

Читайте также:
Лев Никола́евич Толсто́й - отзывы, мнение, рейтинг

Зохолустный Ионвилль. Никаких живописных пейзажей, только церковь с маленьким кладбищем, крытая рыночная площадь, вокруг которой расположилась мэрия, аптека и трактир. Никаких бурных страстей, оригинальных личностей. Истинное сосредоточение убожества, уродства и скуки провинциального существования. Единственные желания воплощаются здесь в кофе и водке — таковы реалии.

Но Она мечтала о другом; о чём-то несколько возвышенном, воспитанная на глупеньких романах, где все строчки были пропитаны тем самым Великим Чувством, где нашлось место Страсти, Душевным Порывам и прочим треволнениям, бередящим душу. О, какая же ты глупая, Эмма… Ты, глупышка, ты, представляющая себя в виде райской птицы, парящей в сиянии несказанного прекрасного неба. Ты та самая глупая птичка в золотой клетке. Кто заковал тебя — вопрос риторический, но ты сама никогда этого не поймёшь и будешь винить других, всех, кого угодно, но только не себя саму. Как грустно, жалко и печально.

Эмма смотрит в упор с какой-то прямодушной смелостью — красавицей прям так уж сразу и не назовёшь. Но я пленяюсь блестящими глазами — о господи, они так красивы, так бы и утонуть в них сию же минуту; карие, в обрамлении пушистых ресниц, из-за чего кажутся темнее ночи. А ногти, аккуратные, очень белые, они напоминают мне своей формой миндаль, хотя вот ручка у девушки сухая, слишком бледная, длинная и суховатая в суставах. Щёчки розовые; тонкая линия прямого пробора, волосы тёмные.

Внезапный дождь, она, вся такая воздушная, бежит ко мне навстречу прямо с крыльца. Раскрытый зонтик, не вижу покуда её лица, но вот тот сладостный миг — Эмма поднимает лицо ко мне, и я вижу её тёплую, ясную улыбку. Становится невыносимо душно.

Её платье в наш день было прекрасно. Я находил в нём особую прелесть, когда она шла в нём, останавливалась, подбирала и осторожно снимала колючки затянутыми в перчатки пальцами — во всём была вина длинного подола — и, знаете, я был покорён, я дышал полной грудью. Я полностью отдался этому теплу, ощущению, когда моя рука покоится на её талии, а губы в это время порывисто запечатлеют на плечах поцелуи. Шарль Бовари.

Атласные туфельки, подошвы которых пожелтели от скользкого навощенного паркета, — это сердце Эммы, с которым произошли метаморфозы от соприкосновения с роскошью. На нём осталось нечто неизгладимое.

Тот самый свадебный букет. Она бросила цветы в огонь. Цветы загорелись мгновенно. Словно сухая солома. В пепле явился красный кустик и этот кустик медленно дотлевал. Эмма не сводила с него своих чарующих глаз.

Тонкая талия, выгодно подчёркнутая оборками жёлтого платья. Новый вкус, новые ощущения. Совсем не похожа не предыдущих, любопытная, до ужаса и дрожи в коленях интересная интрижка. В этом постылом месте развлечение хоть куда, обычная интрижка. Ты любовница. Любовница, любовница. Неужели ты думала, что до тебя я не имел близких отношений с женщинами? Неужели ты хотела, чтобы я стрелялся с кем-то на пистолетах? Неужели ты слепо верила, что я убегу с тобой заграницу с чужим мне младенцем? Я не герой-любовник, я Родольф Буланже де Ла Юшет, и я думаю, что пришла пора избавляться от тебя, твоих указаний, романтичных писем, отрезанных прядей волос — всё это нелепость, дурость. Всё это пошлость. «Ваш друг».

Эмма вся предалась волнению плоти, жажде денег и томлению страсти — отныне она воплощала собой лишь одно мучительное чувство. Раздражительная к мужу и прислуге, она упивалась своими мыслями о Нём.

Он увидел ножку, обтянутую в белый чулок, и мир его перевернулся. Первый раз в жизни он покупал цветы для женщины; он выбрал фиалки и невольно обрёл некую уверенность. Три года его отстранённо съедали чувства ко мне. Милый, милый мальчик… Я лежала у него на большой кровати из красного дерева и понимала, насколько сильно он любит меня. Он находил красивой меня в тот миг, когда мои тёмные волосы разметались по постели. На меня нашёл стыд — я прикрывала голыми руками грудь и прятала лицо в ладонях. Леон, моё дитя, он больше походил на девушку, за которой ухаживаю я, а не на мужчину, который завёл роман со мной, замужней женщиной лекаря и матерью Берты.

Я была слепо убеждена, что женщине полагается писать письма своему возлюбленному. Я считала, что познала любовь и что я готова к свадьбе. Я была свято уверена, что внебрачные связи привнесут в мою жизнь свежий глоток воздуха, избавят от пустоты и обыденности провинциальной жизни. Но…

…она не понимала, что пустота и обыденность — это она сама.

«Госпожа Бовари» (Мадам Бовари) — как одна из вершин творчества Гюстава Флобера, шедевр французской классики, в котором писатель со свойственной ему тщательностью изображает характеры персонажей, прорисовывает читателю с хирургической точностью каждую деталь — чего стоит сцена с мышьяком. Опять в предисловии пишут про, так скажем, дотошность автора, где он в который раз отрабатывает стиль, переписывает начатое по несколько раз, перекраивает написанное, упорно добиваясь того, чтобы написанное обладало предельной точностью слов. Уже даже с некоторой улыбкой читала про то, как Флобер от первоначальных тысячи страниц «Госпожи Бовари» оставил лишь четыреста.

Автор писал этот роман в течение пяти лет, затрачивая на эпизоды недели или даже месяцы, я уже ожидала, как скажут, что писал он об этом Жорж Санд, как было у писателя с Воспитание чувств, но тут он обращался к Луизе Коле с тем, что «пять дней просидел над одной страницей… Я бьюсь над каждым предложением, а оно никак не складывается. Что за тяжёлое весло — моё перо!»

В самом романе отсутствует герой как таковой, в каждом персонаже есть отталкивающая черта — это словно отголоски романа Смерть героя Ричарда Олдингтона, но ведь наличие протагонистов или приятных персонажей это не всегда так уж важно. Порой мы обращаемся к чтению по совсем иному соображению и нам не терпится увидеть изображение не самых положительных характеров, особенно если они показываются нам с таким своеобразным психологизмом изобличения.

Читайте также:
Александр Грибоедов, биография, история жизни, книги

#Шармбатон_О (Книга из списка запрещённых книг.)

Рецензия на “Воспитание чувств” Гюстава Флобера

Роман Гюстава Флобера совмещает в себе туго переплетённые жизни людей с обстоятельствами их жизни. Читая его перестаёшь понимать, а есть ли разница между жизнью и обстоятельствами, из которых она вечно и состоит, может ли человек противостоять обществу и его требованиям, которые формируют характер, ценности и приоритеты? «Воспитание чувств» говорит нам именно об этом, о том, как чувства, подвластные влиянию извне, преломляются и делаются податливыми. Но, даже если они не изменяются, то проявить их и реализовать в полную силу становится невозможным в силу иных, перекрывающих собой других чувств. Меркантильность затмевает любовь, страх топит в себе отвагу, сомнения заглушают прежнюю уверенность, отзывчивость превращается в замкнутость, а вчерашнее расположение сменяется ненавистью.

События произведения врезаются в правление короля Франции Луи-Филиппа (1830-1848 гг.), лишь слегка выходя за его рамки. Тихое и безоблачное начало плавно переходит к очередной революции, и на фоне то мира и покоя, то кровавых боёв в Париже разворачиваются судьбы героев.

В самом начале романа главный герой, молодой человек Фредерик Моро, плывя на пароходе от богатого дядюшки домой, к матери (отец его давно мёртв), влюбляется с первого взгляда в незнакомку. Ему восемнадцать, и восторг, вызванный внезапным столкновением с прекрасным, так глубоко в нём укореняется, что превращается в долгое, длинною почти во всю жизнь, ощущение любви и привязанности. К сожалению, незнакомкой оказывается госпожа Мари Арну — жена господина Арну, богатого коммерсанта, ловкого торговца и хозяина газеты, который, тем не менее, предпочитает с людьми простое обращение, не держится высокомерно и с лёгкостью принимает Фредерика в свой круг. И юноша начинает лелеять мечту о сближении с его женой.

Большая часть романа по духу схожа с позднейшей «Любовью во время чумы» Габриэля Гарсии Маркеса: герой жаждет быть с женщиной, ему недоступной, и хотя смутное ощущение взаимной симпатии скользит тут и там, её моральные стремления, её нравственная высота и чистота не дают ничему совершиться, и за этим ожиданием ответной любви идут годы. Как и герой Маркеса, Фредерик начинает меняться, теряя невинность юности делается развращённым обществом светским человеком. Если вначале в его мыслях только благородное:

«Любовь — это духовная пища и как бы атмосфера таланта. Необычайные чувства порождают высокие творения»

То после, ближе к концу мы видим, как Фредерик:

«…подумал: “Какой же я мерзавец!” — в душе восхищаясь своей испорченностью»

Тема развращаемого и развратившегося молодого человека вечна в прозе. До этого она возникала в Онегине и Печорине, после появится в Дориане Грее и ему подобных. Но если тогда, во времена создания Фредерика Моро, такие персонажи писались как назидательные, призывающими задуматься над истинными ценностями, пороками и смыслами, позже они станут романтическими героями, несущими не страдание, а счастье своим избранницам. В литературе XXI века можно видеть лейтмотивом беллетристики надменного, порочного и жестокого героя, ставшего образцом и идеалом женских фантазий. Победа материалистической мысли обернула демонологию души радостью от финансовых благополучия и стабильности, не столь важно стало нравственное содержимое героя, сколько его способность удовлетворить плотские потребности.

Конечно, Фредерика меняет в первую очень безответная любовь. Он весь подвержен ей, как тяжёлой хронической болезни. Его мысли постоянно возвращаются к госпоже Арну, вертятся вокруг неё. Гюстав Флобер будто объединяет их в неразрывное:

«…глубокие чувства похожи на порядочных женщин: они страшатся, что их разгадают, и проходят по жизни с опущенными глазами».

То есть, глубокая любовь Фредерика завязана на порядочности возлюбленной, подобна ей. Она робкая и держащаяся в тени, не желающая выбираться из своей раковины, чтобы не быть осквернённой, обиженной. На этой робости выстраивается и характер Фредерика. Он бывает инертен до крайности, ни в чём не уверен до конца, кроме своих чувств, но при этом и их проявить не может, потому что не уверен в результате, необходимости, способах проявления:

«Фредерик считал себя добродетельным, или, вернее, хотел в это верить, чтобы оправдать своё удивительное малодушие»

Превосходное описание молодого и ещё не состоявшегося юноши! Он хотел верить, оправдывал свою стеснительность, нерешительность и некоторую леность добродетелью. «Не получив того, чего хотел, сделал вид, что хотел того, что получил» – можно было бы сказать о нём. Муж госпожи Арну оказывается ей не верен и, хотя уважает и ценит свою жену, зная её порядочность и почти святость, постоянно увлекается женщинами, отсутствует, не имеет ничего против, чтобы вчерашний студент дружил с его супругой. Но даже несмотря на это попустительство Фредерик не в силах добиться любви. Он смотрит на образ жизни уже бывалых мужчин, в том числе и господина Арну, но нигде не видно открытого осуждения. Напротив, завидует он чаще, чем осуждает. Хочет чего-то подобного, но, каждый раз, в основном из мести за отверженность. Каждый раз, когда он не получает ответа от госпожи Арну на свои намёки и попытки, он сокрушается, ненавидит её, пытается окунуться в омут с головой. Помимо этого на него оказывает давление мать, напоминающая о положении в жизни, что надо чего-то достичь, хотя бы и удачным браком. Вокруг него друзья и знакомые, вечно чем-то недовольные, желающие перемен, спорящие о чём-то. Фредерик — зависший между двух миров небогатый парень благородного происхождения. Он и не бедняк, хотя часто оказывается в их обществе, и не богач, хотя и в кругу богачей ему порой находится место. И там, и тут он пытается поддержать кого-то, кого-то поправить, как-то проявить себя, но не делает этого полностью, до конца, что, правда, чаще выручает его, держа вдали от неприятностей и политических дрязг. Персонаж Фредерика в этом напоминает персонаж Григория Мелехова, который метался между теми и этими, менял точку зрения, идеологию, приставал то к красным, то к белым, и всюду лез в первые ряды, чем обрушивал на себя и близких ему людей несчастья. Фредерик в этом плане выгодно отличается тем, что со своим выбором между тем и этим он редко что-либо предпринимает. Он бездеятелен, и тем безвреден. Если Мелехов утягивал за собой кого-то, зацеплял взрывным нравом и рубящими с плеча поступками, то у Фредерика скорее находят приют и утешение. Однако, вспоминая высказывание Ван Гога: “Чем больше человек любит, тем сильнее он хочет действовать: любовь, остающуюся только чувством, я никогда не назову подлинной любовью» — хочется задать вопрос, а была ли любовь Фредерика истинной? Да! Он при всяком удобном случае старался поддержать госпожу Арну, помогал её мужу, когда тот попадал в затруднительные положения, а он в них попадал периодически, то растратив деньги на женщин, то вложившись неудачно в очередное предприятие. Из удачливого коммерсанта он переходит в не очень успешного фабриканта, производителя фарфоровых изделий, дела с которыми не идут из-за неважного качества поделок, а потом доходит до мелкой торговли церковной утварью. Но его жена предано остаётся с ним и, даже признавшись, наконец, в чувствах молодому человеку, что он так же любим ею, как и она им, она не даёт им перейти к тому, что в XIX веке принято было считать большим грехом и нравственным падением.

Читайте также:
Бори́с Леони́дович Пастерна́к - отзывы, мнение, рейтинг

Фредерик постепенно добивается расположения любовницы господина Арну, чтобы как-то соответствовать, получить хоть в чём-то то же самое. Да и ведь все вокруг имеют интимные встречи, заводят женщин, чем он хуже? Он готов жениться то на провинциальной наследнице, то на вдове крупного финансиста, чтобы отплатить возлюбленной за неутолённое чувство, взлететь в обществе и забыться в счастье, купленном за деньги. Он становится обычным повесой, но его чувства к Мари не проходят. Высшую степень холода его души открывает эпизод, когда умирает его маленький сын, рождённый любовницей. Ребёнок лежит неподалёку, над ним сокрушается безутешная мать, а Фредерик сидит в кресле и думает о том, как безвозвратно может потерять Мари, как она далеко, как недосягаема для него. Он разражается потоком слёз по ней, в то время как любовница принимает это за горе по сыну.

Все эти события красочно вписываются в революцию 1848 года, и помимо происходящего в жизни каждого героя, Флобер удивительно тонко и ярко передаёт общество своего времени, его противоречия. Он рисует как буржуазию:

«Большинство мужчин, находившихся здесь, служило по крайней мере четырём правительствам; они готовы были продать и Францию, и род человеческий, чтобы спасти своё богатство, избегнуть неудобства, затруднения, или просто подлости, из врождённого преклонения перед силой»

Так и простой народ:

«Они пожелали иметь своих депутатов, которые защищали бы только их интересы! Вроде того, как представители сахарозаводчиков только и хлопочут о сахарной свёкле! Довольно с меня мерзавцев, которые падают ниц то перед эшафотом Робеспьера, то перед императорским сапогом, то перед зонтиком Луи-Филиппа, — довольно с меня этой сволочи, преданной тому, кто заткнёт ей глотку хлебом! Все ещё кричат о продажности Талейрана и Мирабо, но ведь посыльный, что стоит там внизу, продал бы отечество за пятьдесят сантимов. »

Можно увидеть, что разницы в целом нет. Флобер был современником событий, о которых писал, поэтому изнутри, отлично знал настроения, разговоры, мысли. Он был моложе Карла Маркса на три года, а Фридриха Энгельса всего на год — на середину XIX века пришлось масштабное распространение социалистической мысли. Роман «Воспитание чувств» вышел примерно в те же годы, что и первый том «Капитала». Но несмотря на популярность социалистических идей, революционных настроений, в строках Гюстава Флобера скользит отрицание этого, осуждение, бессмысленность, он несомненно не хотел бы быть причастным ко всем этим массовым движениям. Почти про каждого персонажа, кто активно участвовал в политических перипетиях произведения, можно сказать сказанное об умершем господине Дамбрёзе:

«…сам был готов платить, лишь бы его купили»

Желание обогатиться, возвыситься, выделиться, получить то, что сейчас принадлежит другим. Зависть, как доминантный мотив революции. И это не взгляд в прошлое с высоты изученных результатов, это мнение современника. Флобер описывает, как наступили времена, когда слово «собственность» стало пошлым, преступным, непонятным, никто не знал, как его произносить, можно ли? Вчерашняя гордость и признак достатка делались меткой буржуа, которого следовало свергнуть. Состоятельные из страха переставали кичиться и убирали надменность подальше, толпа ругала эту «собственность», желая добраться до неё и заполучить в своё владение. «Собственность», в лучших традициях двойной морали, плоха, пока она собственность других, а когда своя собственная — становится хорошей. В век победившего капитализма, пронаблюдавшее крах социалистических систем человечество может только посмеяться над тем, что понятие собственности можно было осуждать и приговаривать к уничтожению. Даже знаменитый премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю в своих воспоминаниях писал, что во времена формирования города-государства был выбор между капиталистами и коммунистами, между Западом и Востоком, США и СССР, но он понял, что люди усердно и добросовестно будут работать только ради того, что будет принадлежать им, защищать будут то, что принадлежит им, и отвержение частной собственности есть разрушение и общества, и государства.

Гюстав Флобер тоже видел то, чего не видели инициаторы революций, вечный закон любых революций и переворотов: ущемлённые бунтуют не ради равенства, а чтобы занять место ущемляющих их, чего и добиваются, создавая новый слой ущемлённых. В этом он, кажется, опередил предубеждение Мережковского против толпы. Дмитрий Сергеевич предвидел и боялся власти «хама», сброда и необразованной массы, состоящей из хамья и недалёких простаков, которые однажды займут места у власти и низведут культуру до ноля. Но в XIX веке «власть» народа, победа «демократии» были ещё новы, в них ещё верили (все, кто не был дальновидным, как Флобер или Мережковский), что тоже отражено в «Воспитании чувств» и развивается параллельно идеям Толстого, где-то в Российской Империи в то же время приходящего к восхвалению простой крестьянской жизни и необходимости всем вернуться к земле:

«…все превозносили деревню, ибо у неграмотного человека больше природного здравого смысла, чем у всех прочих. Ненависть так и кипела — ненависть к учителям начальной школы и к виноторговцам, к курсам философии, к лекциям по истории, к романам, красным жилетам, длинным бородам, ко всякой независимости, ко всякому проявлению индивидуальности…»

Как это странно резонирует с XXI веком! Индивидуальность презирают и ненавидят, а полтора столетия спустя превозносят и пропагандируют. Вечный маятник истории: центробежные силы сменяются центростремительными. Сначала ищут новые земли и открывают Америку, чтобы вырваться из человеческой цивилизации, а потом появляется Фромм с его «Бегством от свободы» и «свободные и независимые» готовы вступать в любые организации, кружки, сообщества, чтобы почувствовать себя частью чего-то.

Читайте также:
Анна Ахматова, биография, история жизни, творчество

В первой версии романа, которую Флобер писал более чем за пятнадцать лет до окончательной, его герой всё-таки получал близость со своей возлюбленной, уводил её у мужа, но заканчивал неким «толстовством» — возвращался в деревню. Однако по прошествии лет писатель изменил сюжет, и предпочёл оставить чувства платоническими, а воспевать деревню отказался. Промежуток между этими версиями — французская революция и жизненный опыт.

В романе «Воспитание чувств» отображаются стремления людей: противоречивые, необъяснимые, не осознаваемые самими стремящимися. Зачем, почему, что важнее? Ради чего стоит бороться? Смены правительства или любви? Сам Флобер нашёл для себя выход в искусстве, которому посвятил все свои дни. Прочитавший его роман «Воспитание чувств» читатель наверняка захочет найти и свой собственный ответ.

Рецензия на книгу «Госпожа Бовари» Гюстава Флобера

«Мадам Бовари» (в других переводах «Госпожа Бовари») — это роман о провинциальной жизни 19 века, в частности, трагическая история одной семьи. Почему роман по-особенному трогает читателей? Потому, что у главных героев есть прототипы из реальной жизни, а такое не может оставить равнодушным.

Сюжет «Мадам Бовари»

Молодая красивая девушка очень любит читать романы. «Ничего плохого в этом нет», — скажете Вы, но именно этот момент важен во всей истории, запомните его.

Девушку зовут Эмма, она живет с отцом и провинциальная жизнь кажется ей до ужаса скучной. Как и все девушки в её возрасте она мечтает о замужестве, красивом муже, дорогих украшениях и платьях; ей хочется ходить на баллы, танцевать и чувствовать себя королевой.

Однажды жизнь знакомит Эмму с Шарлем Бовари, местным доктором. Он не принц на белом коне, но очень заботливый, честный и добрый человек. Дабы разнообразить свою жизнь Эмма принимает предложение Шарля и становится мадам Бовари.

У нее есть многое: муж, отличная усадьба, слуги. Влюбленный Шарль не отказывает ей ни при каких условиях. И вот однажды мечта Эммы осуществилась, — она побывала на настоящем баллу. Танцевала, купалась в красоте и роскоши… только больше Эмма никогда не попадала в подобные места, ведь её муж — обычный доктор.

Чтобы прокормить семью Шарль пропадал с утра до ночи на работе, ездил верхом по окрестностям и лечил всех нуждающихся. Замученный, вечно уставший муж перестает интересовать Эмму, а ведь она так жаждет настоящей страстной любви.

Вот тут мы и вспоминаем про романы-ширпотребы, которые Бовари читала сутками. У нее в голове сложился такой себе «идеал» мужчины и отношений с ним. Следуя этому «идеалу» она заводит себе сначала одного, а потом второго любовника. С ними она могла осуществить задуманное, прочувствовать все, чего никогда не было с простаком Шарлем.

Она плюет на своего мужа и его любовь, ей безразлично, что у них подрастает маленькая девочка, все, о чем она может думать — о подарках для своего любовника и новой мечте, уехать с ним в любовное приключение. Только денег у Эммы нет, и она влазит сначала в один долг, потом в другой.

Побег с любовником откладывается на неопределенный период; от горя госпожа Бовари чувствует недомогание. А долги тем временем растут, как на дрожжах.

Заканчивается история грустно. Муж, пытаясь поправить здоровье жены, влазит в еще большие долги, и выхода из них нет, придется продавать усадьбу. Мадам Бовари просит помощи у прошлых любовников, умоляет их продать какие-то вещи, заплатить за нее, но никому её проблемы не нужны. Не находя разумного выхода, боясь признаться во всем мужу, она решать отравиться мышьяком.

Господин Бовари сходит с ума, он не понимает, почему его любимая жена это сделала, он созывает своих коллег на помощь, но ни один не берется за это дело, ведь смерть просто неминуема. Лишь после похорон жены он находит любовные письма, понимает, каким был дураком, как его предали и тоже решает покончить с собой. А маленькую девочку, их дочь, берется воспитывать бабушка.

Личное мнение

Автор книги Гюстав Флобер, французский писатель эпохи реализма, в своих произведениях выдвинул теорию «точного слова». Как вы знаете, талантливые люди имеют свои бзики и навязчивые идеи, у Флобера была именно эта теория.

Писатель стремился к идеалу, совершенству речи, формы текста, чтобы прочитанное завораживало читателей. И это ему удалось, невероятно красивые сравнения и описания действительно радуют глаз, текст читается легко, несмотря на то, что это классическое произведение.

Гюстав Флобер (1821-1880)

На создание романа у автора ушло 10 лет жизни, а после выхода романа в свет, Флобера судили, так как общество посчитало роман оскорбительным. Плюс ко всему, автор использовал совершенно новый прием в литературе того времени — натурализм (описания мучительной смерти Эммы от мышьяка и правда было очень натурально и неприятно). Также Флобер не поддерживает ни одного из героев, нет разделение на плохой или хороший, все одинаковые и читатель может сам решить кого стоит осуждать и за какие поступки.

Лично меня книга заставила совершенно по-новому посмотреть на человеческие взаимоотношения, семью, любовь и честность. Я в некотором роде даже не считаю Эмму виноватой. Она читала книги, но какие это были книги? Они совершенно не расширяли ее кругозора, она мечтала только о богатстве и муже красавчике. А теперь прочитайте предыдущее предложение еще раз. Ничего не напоминает?

Этот роман можно перенести на наш современный испорченный мир. Время идет, а человек все так же остается человеком. Сейчас дамы ходят выйти замуж, сидеть на шее у мужа, бриллиантов, машину хотят, квартиру, постоянно тусить и ногти наращивать. И такой сорт девушек, как мадам Бовари, к сожалению стал не исключением, а правилом (никого не хочу обидеть).

А вся беда в саморазвитии, образовании и умении выбирать нужную пищу для мозгов. Хотя… я осуждаю её. Я осуждаю эту женщину за то, что она наплевала на мужа, наплевала на свою дочь и бросила их. Сначала на моральном уровне, она была мыслями только со своими любовниками, а позже, она и правда их бросила, выбрав смерть.

Читайте также:
Сомерсет Моэм, биография, история жизни, факты.

Я осуждаю её за надменный эгоизм, а ещё я осуждаю её за измены. Что было ошибкой мадам Бовари? Вы скажете, что уже достаточно неправильных решений. А я добавлю еще одно. У этой женщины был любящий муж, была дочь, уютный дом и вкусный ужин. У нее было то, чего нет у многих людей, которые мечтают об этом. Вот, в чем её беда.

Вывод

Если не брать проблему измены в этой книге и причин, что к ней привели, главная мысль — это умение ценить то, что у тебя есть, ведь завтра это могут у тебя забрать. А мечты иногда должны оставаться мечтами, иногда это просто миражи, за которыми ты бежишь и к которым не приближаешься. Ведь именно мадам Бовари показала нам, что в наши худшие моменты рядом лишь самые близкие люди, самые родные, а это стоит дороже платьев и бриллиантов.

Биография Гюстава Флобера

«Госпожа Бовари», которую во всем мире считают совершенным созданием искусства, привела ее создателя на скамью подсудимых. В 1856 году, после публикации романа в журнале «Ревю де Пари», Гюстав Флобер был обвинен в оскорблении общественной морали и религии и привлечен к судебной ответственности.

«Мой дорогой друг, сообщаю вам, что завтра, 24 января, я буду иметь честь сесть на скамью для мошенников в шестой палате суда исправительной полиции, – писал Флобер доктору Жюлю Клоке. -...Я не рассчитываю на правосудие. Я буду осужден, и наказание, возможно, изберут самое строгое, – славная награда за мои труды. »

А труды, затраченные на «Госпожу Бовари», были титанические. Всю жизнь Флобер стремился в своих произведениях к нечеловеческому совершенству. Во имя литературы он обрек себя на аскетизм и одиночество. Он не искал муз, приносящих вдохновение. Он считал его уловкой для шарлатанов.

«Все вдохновение, – утверждал Флобер, – состоит в том, чтобы ежедневно в один и тот же час садиться за работу». Мать в ужасе писала ему «Горячка фраз иссушила тебе сердце».

Молодой Мопассан подсмотрел однажды, как работает его учитель окутанный клубами дыма, Флобер сидел, устремив напряженный взгляд на рукопись, будто перебирал слова и фразы с настороженностью охотника; затем рука бралась за перо, которое медленно двигалось по бумаге, останавливалось, зачеркивало, вписывало, снова зачеркивало и снова вписывало; лицо багровело, на висках вздувались вены, тело напрягалось, будто старый лев вел отчаянную борьбу с мыслью и словом. Флобер стремился к неземному совершенству. В «Госпоже Бовари» он его достиг.

Гюстав Флобер родился 12 декабря 1821 года в Руане. Отец его был хирургом. Сын после лицея поступил на юридический факультет Парижского университета, но не смог завершить образования. Красивый «голубоглазый галл», как называли Флобера, был настигнут страшным недугом – эпилепсией. С 1844 года, то есть с двадцати трех лет, он поселился в своем имении Круассе близ Руана, чтобы прожить там затворником почти всю жизнь.

Писать Флобер начал очень рано и писал много, чему способствовала его склонность к уединению, но долгое время не решался публиковать свои литературные опыты. Это были рассказы в духе «неистовых романтиков» – с ужасами и кошмарами, повести о «жизни сердца», отмеченные смутными юношескими томлениями, и произведения, исполненные презрения к буржуа-толстосумам. Еще в юности Флобер задумал создать «Лексикон прописных истин», над которым работал всю жизнь, – сборник расхожих клише, развенчивающих образ ненавистного ему буржуазного пошляка («Лексикон» будет опубликован лишь в 1910 году). Даже собратья по перу, которые умудрялись зарабатывать большие деньги, как, например, Золя и Доде, вызывали у него подозрение. Он считал, что художник не имеет права преуспевать.

Гастон Бюсьер. Саламбо. 1907

В шестнадцатилетнем возрасте Флобер писал «О, насколько больше мне нравится чистая поэзия, вопли души, внезапные порывы, а потом глубокие вздохи, душевные голоса, сердечные мысли! Иной раз я готов отдать всю науку болтунов настоящего, прошедшего и будущего. за два стиха Ламартина или Виктора Гюго».

В этом письме заявляет о себе уже тот Флобер, который вскоре объявит искусство высшей формой познания действительности и вместе с тем – убежищем от пошлости жизни и, как сторонник теории «искусства для искусства», призовет художников подняться на самый верх «башни из слоновой кости» и замкнуться в ней. В нем неуживчиво существовали два человека – романтик и реалист. В первом большом произведении – «Воспитание чувств» (1843- 1845) – он надеялся заключить между ними перемирие. Ничего путного из этого не вышло. «Я сплоховал», – констатировал автор. «Флобер мечтал примирить оба полушария своего мозга, – пишет Андре Моруа об этом романе. -. легче было бы написать две книги. » Роман не был опубликован. (Не следует его путать с более поздним произведением Флобера, которое в подлиннике имеет название «Сентиментальное воспитание», а у нас почему-то переведено как «Воспитание чувств».)

Дебютом Флобера в печати стал роман «Госпожа Бовари». Он же сразу стал и самым прославленным французским романом. Флобер работал над ним с 1851 по 1856 год. Для того чтобы произнести свою знаменитую фразу «Госпожа Бовари – это я», Флоберу понадобилось совершить путешествие в манящий его Египет и пережить там разочарование при виде унылых глинобитных хижин, нищеты, ужаснуться душной, меланхолической ночи у восточной куртизанки Рушук-Ха-нем, расстаться со своей страстью к графоманке Луизе Коле, которую он пытался научить писать, но это оказалось трудней, чем обучить курицу летать. Ему пришлось избавиться от иллюзий.

В главной героине романа Эмме Бовари Флобер воплотил свой личный недуг – склонность к грезам о какой-то иной жизни, неистовых страстях, любовных опьянениях. В детстве Эмма прочла сентиментальную книгу «Поль и Виргиния» Вернардена де Сен-Пьера и долго мечтала о бамбуковой хижине, после романов Вальтера Скотта бредила замками с зубчатыми башнями, как сам Флобер мечтал когда-то об очаровательных баядерках и красотах Востока. Эмма жаждала экзотики, а стала жертвой банального сюжета с роковым концом. Она вышла замуж за нормального, доброго, мягкого человека, но он казался ей слишком посредственным, и она стала искать более возвышенных чувств в других объятиях, но «возвышенное» потребовало денег, и снова денег – тайком от мужа взятые кредиты, долговые векселя, страх перед разоблачением, мышьяк, мучительная смерть и вечный грех самоубийцы.

Читайте также:
Шерил Кара Сэндберг (Sheryl Kara Sandberg) - отзывы, мнение, рейтинг

Критики увидели в романе приговор романтизму – и как стилю жизни, и как литературному направлению, хотя сам Флобер, похоже, менее всего думал о каком-то идеологическом наполнении романа.

«Наверное, моя бедная Бовари в это самое мгновение страдает и плачет в двадцати французских селениях одновременно», – заметил автор, подчеркивая типичность этого явления. Пока человек мечтает, – он поэт, когда он начинает презирать реальность и пытается подчинить свою жизнь иллюзиям, он, как Эмма Бовари, попадает в руки какого-нибудь прохвоста Лере. Это и есть, кажется, основная мысль и предостережение, которые Флобер высказал в своем романе.

История жизни Гюстава Флобера

Во время суда над Флобером прокурор произнес обвинительную речь, которую можно отнести и к комическому жанру, и к прекрасному критическому анализу художественной выразительности романа «О, я хорошо знаю, что портрет госпожи Бовари после супружеской измены относится к числу блистательных портретов; однако портрет этот прежде всего дышит сладострастием, позы, которые она принимает, будят желание, а красота ее – красота вызывающая. » Защитник вспомнил об уважаемом хирурге Флобере, авторитет которого помог придать солидность его сыну «Высокое имя и возвышенные воспоминания обязывают. Господин Гюстав Флобер – человек серьезного нрава, предрасположенный по природе своей к занятиям важным, к предметам скорее печальным. Он совсем не тот человек, каким хотел его представить товарищ прокурора, надергавший в разных местах книги пятнадцать или двадцать строк, будто бы свидетельствующих о том, что автор тяготеет к сладострастным картинам..» Флобер был оправдан.

С этого времени начинается затворничество Флобера, будто он изжил в «Госпоже Бовари» все живые чувства. Он пишет прощальное письмо своей любовнице Луизе Коле «О, лучше люби искусство, чем меня! Обожай идею. » – и запирается в своем кабинете в Круассе. Вот как описал его охоту на слова и созвучия Франсуа Мориак «В каждом слове смысл целого письма, каждая фраза – провал или триумф. Он не скрывает чисто мистический характер своей концепции искусства «Жизнь я веду суровую, лишенную всякой внешней радости, и единственной поддержкой мне служит постоянное внутреннее бушевание, которое никогда не прекращается, но временами стенает от бессилия. Я люблю свою работу неистовой и извращенной любовью, как аскет власяницу, царапающую ему тело. По временам, когда я чувствую себя опустошенным, когда выражение не дается мне, когда, исписав длинный ряд страниц, убеждаюсь, что не создал ни единой фразы, я бросаюсь на диван и лежу отупелый, увязая в душевной тоске».

Саламбо. Альфонс Муха (1896)

Следующий роман Флобера «Саламбо» увидел свет в 1862 году. В нем он обратился к эпохе борьбы Древнего Рима с Карфагеном, к историческому эпизоду из времен 1-й Пунической войны (III век до н.э.) – восстанию наемных войск в Карфагене. Главные герои Гамилькар (отец великого полководца древности Ганнибала) и его дочь Саламбо.

Перед тем как приступить к работе над романом, основательный Флобер совершил путешествие в Тунис, где в древности располагался Карфаген, перечитал множество исторических изданий – «Всеобщую историю» Полибия, «Жизнь Гамилькара» Корнелия Непота и др. Несмотря на отдаленность событий, роман написан в вызывающей реалистической манере – страшные сцены войны, первобытная жестокость, бесстыдство нравов. На такой реализм не решился бы даже Бальзак. Живописный сюжет «Саламбо» вдохновил Модеста Мусоргского на создание оперы.

Третий роман «Воспитание чувств» (в подлиннике, как было сказано выше – «Сентиментальное воспитание») вышел в 1869 году и явился художественной иллюстрацией к идее Флобера, по которой романист, описывая те или иные события, должен оставаться бесстрастным, что значило по Флоберу – объективным. Вслед за ним и читатель, увы, воспринимает «бесстрастно» историю многолетней платонической любви Фредерика Моро к замужней даме. Флобер всю жизнь боролся со своими романтическими склонностями и в этом романе, похоже, переусердствовал. Ведь он сам писал когда-то Жорж Санд «Надо смеяться и плакать, любить, работать, наслаждаться, страдать – словом, всем существом отзываться, елико возможно, на все».

Осуждая сентиментальность, Флобер сам был сентиментален более чем кто-либо другой, о чем свидетельствует одно его удивительное письмо, написанное в преклонном возрасте «Потребность в нежности я удовлетворяю тем, что после обеда зову Жюли (свою старую служанку) и смотрю на ее платье в черную клетку, какое носила мама. И я вспоминаю эту прекрасную женщину, пока слезы не подступят мне к горлу. Вот таковы мои радости. »

В философской драме «Искушение святого Антония» (1874) Флобер противопоставляет научное познание религиозному чувству, предвосхищая лозунги нового поколения, которое придет в литературу на переломе столетий с убеждением, что «Все боги умерли». «Разумеется, для отказа от Бога у Флобера существовали внешние причины, – оправдывает его Франсуа Мориак, – прежде всего эпоха. атмосфера конца века, когда самые выдающиеся люди уже не довольствовались только отрицанием христианства, а устраивали ему похороны и подводили итог его наследию. Ренан сделал опись наследства для передачи его божеству по имени Наука, убившему христианского Бога, чтобы встать на его место».

Три главных направления в творчестве Флобера отразились в его книге «Три повести» (1877) «Простое сердце» продолжает линию современного романа; «Легенда о святом Юлиане Странноприимце» построена на основе средневекового житийного жанра; «Иродиада» возникла из евангельского сюжета об умерщвлении Иоанна Крестителя.

Последний роман Флобера «Бувар и Пекюше» – о том, как сумбурное изучение всевозможных наук сводит усилия многих веков к карикатурным проявлениям – остался недописанным. В России Флобера узнали благодаря Ивану Тургеневу, с которым его связывала дружба. Русский писатель выделял автора «Госпожи Бовари» из всех французских романистов. Тургенев первый перевел и опубликовал у нас его произведения – «Иродиаду» и «Легенду о святом Юлиане» (1877).

И все же самым знаменитым романом Флобера был и остался «Госпожа Бовари». Жюль де Готье произвел даже термин боваризм для определения тех, кто тщится «вообразить себя иным, нежели он есть в действительности».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: