Губерман Игорь Миронович – отзывы, мнение, рейтинг

Рецензии на произведение «Губерман Игорь»

Спасибо за хорошую статью, Майя Владимировна. Губерман – прекрасный поэт, он автор многих моих стихов )))

Всё может быть в этой жизни, Алекс!
С лучшими пожеланиями!

Честно говоря, Майя, Вишневский мне нравится больше.
Но когда Губерман приезжал в Нью Йорк, я получил массу удовольствия после его выступления. Плюс приобрёл его книгу с автографом Автора.
С Уважением,

Спасибо,Геннадий. Насчёт Вишневского-идея, я про него забыла.
Спасибо за внимание,отзыв и идею.
С уважением!

А у меня постоянно в мозгу его строчки: “Я не плевал в портрет вождя, поскольку клал на всю систему.”

Спасибо, Юрий. Он, конечно, очень популярен. Спасибо за строки, спасибо за внимание.
С уважением!

Неоднократно публиковал Губермана в разных(трёх) изданиях, редактируемых мной.
Не улостоился не только ответной любезности, но и простого “спасибо”.

На одной из встреч на заседании нашей “Среды” прочитал ему шутливое приветствие. Он никак не прореагировал в отличие от Кривина. В приветствии была фраза: “Мы Вас любим и уважаем не за то что Вы побывали на “нарах”. мы тоже не
на Канарах в то время отдыхали”. Никакой реакции с его стороны. Однако, потом
в каком-то его выступлении я этот каламбур услыхал.

Наверное, я всё это написал от зависти. Извините! Завистливый МихНос.

Дорогой Миша! Известные писатели часто бывают такими. Всё вокруг их творчества и вокруг них.Остальное их мало интересует. Я верю каждому Вашему слову, потому что сама была удивлена его отношением к знакомому и почитаемому им писателю. Когда я позвонила ему( не один раз) с просьбой помочь опубликовать потрясающий рассказ этого писателя в “Окнах”, он сначала даже не брал трубку, говорила его жена-Тата.
Посередине разговора,он взял параллельную трубку и спросил:” А Вам лично зачем это нужно?” Я ответила:”Чтоб читали”. Он не помог. А автор, о котором я говорила даже не знал о моих стараниях. Когда я призналась, расстроился и сказал, что теперь Губерман подумает,что он просил. А ведь этого автора и Губермана связывают многолетнее расположение. Это одна из сторон его характера. Но она
не умаляет его творчества. Котлеты отдельно, а мухи отдельно.
С сердечным расположением!

Обратите внимание на то, как Довлатов относился к Науму Сагаловскому, Вайлю и
Генису. А он, один из немногих (на пальцах одной руки посчитать можно), кто стал знаменитым на Западе. Мог бы и возгордиться.

Мишенька, а если от души, какой он особенный литератор? Рифмоплёт. Я разозлилась и
обиделась за Вас.

Спасибо, Майя Владимировна,
особенно за библиографию.
Самое интересное в том, что среди моих знакомых,
например, имя Игоря Губермана фактически никто и не знает.
А его четверостишия гуляют как фольклор,
в народе, например,

Не суйся запевалой и горнистом,
Но с бодростью и следуй, и веди.
Мужчина быть обязан оптимистом,
Всё лучшее имея впереди.

Спасибо, Евгений, за внимание и гарик.
Всего Вам доброго!
С уважением!

Надо же, таки настоящий антисемит_). Надо надеть очки,
чтобы получше рассмотреть – не доводилось.
А если серьёзно, Сергей, когда человек начинает
сразу с национальной принадлежности – то сразу понятно,
что по делу ему сказать совершенно нечего.
А захотелось просто повыстовляться.
Кстати, со школы, вашего Твардовского терпеть не могу.
А Осипа Мандельштама, например, держу за русского поэта.

Евгений, ну что тут ответишь? “Каждый выбирает по себе.
Спасибо, Успехов Вам!

Сергей,
“местечковый кагал” – достаточно недвусмысленный оборот_).
Мне очень нравятся люди, которые сначала делают укол,
а потом пугаются и на попятную.

По поводу Твардовского – вы, вероятно, поклонник Сталина.
И поэтому даже представить не можете, что есть очень много
людей, которые не питают особой любви к 30-40м годам,
а ровнять лирику Есенина и агитки Твардовского.

Насчёт обособленного кружка – вопрос –
обособленный от чего?_)
Вроде бы, Самара всё ещё часть РФ,
да и ряд других городов тоже.

Замшевых не ношу, Сергей,
вообще не люблю кожаную обувь.

Поднимите взгляд наверх и посмотрите_) –
человек влезающий под чужим комментарием
может написать для проформы:”Извините, что вмешиваюсь”
или:”Здравствуйте” – это к вопросу о хамоватости
(сюда же вполне влезают утверждения о том,
что я не совсем умный и хамоватый, но это можно
опустить).

Читайте также:
Джордж Оруэлл (George Orwell), настоящее имя Эрик Артур Блэр (Eric Arthur Blair) - отзывы, мнение, рейтинг

К вопросу о отношению к евреям.
Во-первых, я вас несколько разочарую, я – русский,
во-вторых, прежде, чем использовать какое-нибудь
слово – потрудитесь ознакомится с его лексическими
значениями. Так, на будущее, чтобы люди понимали вас
правильно.

Теперь – “убогие вирши”.
Сергей, люди, считающие себя однозначно правыми,
а всех, кто не поддерживает их точку зрения –
дураками, даже в литературном языке принято называть узколобыми.
Или упёртыми.
Я бы начал распинаться о том, как Твардовский сначала писал оды Сталину,
получал сталинские же премии, а потом после смены курса партии вдруг
прозрел, но не буду, вы можете прочитать это сами, мне на самом деле
лень, но все эти виляния многое говорят о истинности мотивов “творца”.
Скажу только – это ваше мнение, что Твардовский не уступает кому угодно_)),
а Губерман не умеет писать, а кропает. Просто ваше мнение.
У меня останется моё и моего обособленного кружка, которых в школе так
накормили соцреализьмом, что на всю жизнь осталась стойкая аллергия.

Сергей, столько сначала хотел написать,
но после “стриптизёрши” раздумал_)).

Сначала о Губермане.
Ещё в конце 80- начале 90х,
от совершенно разных людей,
я слышал несколько коротеньких стишков,
например,
“Куда по смерти душу примут,
я с Богом торга не веду.
В раю намного мягче климат,
но лучше общество в аду.”
Автора я узнал лет через 15 после того,
как услышал это в первый раз.
Причём, если пример моей бабушки с вами не прокатит,
вы её сразу определите в простое русское слово,
означающее в первую очередь еврейскую общину,
а потом уже шумную громкую толпу
(никак не замкнутый изолированный кружок, словарь синонимов не
помешает вам самому, вместе с толковым, потому что, повторюсь,
вы употребляете слова не зная их значений),
то моя классная руководительница и двое преподавателей
из Самарского Пед.универститета примерчик более весомый.
Причём никто благополучно не знал автора строк,
а сами вирши гуляли только так.

Если о Некрасове и Есенине спорить не буду –
их действительно помнит каждый второй, если не первый,
по нескольку четверостиший,
(хотя кто записал их в фольклор? Чёрт его знает)
то с Твардовским ну не катит пример.
В лучшем случае вспомнится название “Василий Тёркин”,
какие же крылатые выражения

Кстати, Сергей, не удержался.
Не бывает показной вежливости.
Она или есть, или нет. Как с чувством такта.
В любом значении.

Я Твардовского узнавала не в школе. А вот Бунин в восторге от Твардовского был.
Сравнивать двух поэтов нельзя. Тем более таких разных. Да и вообще нельзя. Если ладонь подержать над двумя горящими свечами, на ней будут два ожега. Какой больнее?
С приветом, Евгений!

“Бунин был не в восторге (словами Уздиной) и от Есенина и от Шолохова )))”
Сергей, вы так велики, но всё же – наденьте очки,
или внимательнее читайте комметарии –
“А вот Бунин в восторге от Твардовского был”,- Майя Владимировна вот так написала.

С вами всё-таки весело,
“В общем остатке выясняется, что стишки Губермана знало несколько человек из окололитературных кругов только в самом начале криков о его “таланте” и великой судьбе”
Это вы сами придумали? Или свалилась информация из астрала?

“Каким образом они гуляют в народе как фольклор, тем более чичас – осталось непонятным. ”
вы вообще не удосуживаетесь понимать собеседника,
вам мешает величие.

“Если только на каком очередном кагале – на шумной толпе по поводу очередной книжонки или юбилея. Или в местечковом, обособленном кружке каких либо любителей – сотня-другая на миллионную Самару например ))))”
1) рекомендация ознакомится с толковым словарём и словарём синонимов
остаётся в силе.
2) опять же, фантазии, как и в случае с
“А вот Твардовский своей высокой поэзией, ставшей фольклором – из одного только Тёркина затмит сто губерманов “

По поводу
“На каком основании вы навесили на меня ярлык антисемита? Так как убедительного ответа у вас нет, я согласен на ваше признание, что вы погорячились – извинений, как понял от вас не дождёшься ))))”
Я вам не один пост наваял и не два, но дело даже не в проблемах с восприятием,
а в противоречии. Вашем же.
Так нужна “показная” вежливость в интернете или нет?_)_)
Судя по стиле вашего общения – вы особо не паритесь над этим вопросом.

Читайте также:
Дейл Карнеги, биография, история жизни, факты.

Кстати, обратите внимание на пунктуацию, обвиняя других
в недостатке ума, делаете смешные ошибки.
Или точки-запятые-дефисы отправим к вежливости?

Да, Жуков 2,
вы просто редкостный собеседник,
чуткий, а главное слушающий оппонента.
Хотя гнуть свою линию и совершенно не обращать внимания
на оппонента – определённое достоинство.
А учитывая стиль вашего общения –
вы органично бы смотрелись на главлите.
Я откланяюсь, если вы не против.
Продолжать метать бисер перед вами уже не хочется_)).

Вы можете представить себе, Евгений, а я вот Есенина не люблю. Никогда не читаю.
Зато Твардовского за одно только стихотворение:

Я знаю, никакой моей вины,
В том, что другие не пришли с войны,
В том, что они- кто старше, кто моложе
Остались там. И не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь,
Речь не о том, но всё же, всё же,всё же.

А что он писал о Сталине? О Сталине не писал один лишь Слуцкий, и то точно не знаю. Жизнь заставила изменить его взгляды на многое. И что бы сейчас он сказал
об отношениях с Украиной, тоже трудно представить себе.

Хороший поэт, умный. И написали, Майя, о нём Вы очень хорошо.
С уважением,
Владимир

Отзывы на книги автора Игорь Губерман

Читая гарики, вспоминается высказывание Дины Рубиной: “больно только когда смеюсь”. Мудро, хлестко, грустно и смешно одновременно. Читая, думаешь про себя – хорошо сказано!
Добавить больше нечего, это нужно читать.
Очень простые, но вместе с тем многозначительные и слегка таинственные иллюстрации Александры Николаенко – замечательное дополнение к гарикам.

Гарики Губермана – это нечто уникальное. Я уже давно коллекционирую его сочинения, у меня уже две полные полки разных изданий. Новую книгу жду с нетерпением. Для меня это всякий раз праздник. Я и мужа подсадила на его стихи. Он любит в компании процитировать злободневные гарики на любой случай жизни. Наши друзья уже сами просят порадовать их очередными перлами Губермана. Мне кажется, я уже знаю столько его стихов наизусть, сколько сам автор за раз не вспомнит! Поистине порой очень поучительные вирши слагает Губерман, и не могу удержаться, чтобы в очередной раз не восхититься им! Рекомендую!

Четверостишиями обо всем – это Губерман. Великолепный сатирик и скромный интеллигент в одном лице. Мне так нравится концепция его жизни – он как призма, которая показывает все события, окружающую действительность под определенным углом. Что-то приукрашивает, что-то обнажает, что-то высмеивает. Иногда хочется просто подпрыгнуть от того, как метко он попадает в своих коротких поэтических рассуждениях. Мне кажется, он уже стал классиком в этом жанре. Да думаю, никто и не осмелится пародировать его произведения. Этому искусству нельзя научиться, оно идет из души. Талант мастера уникален. С удовольствием приобрету очередную книгу Губермана.

Мой любимый автор! От гариков я просто в восторге. Мы с мужем цитируем их во всех случаях жизни. Дневники будут просто супер, я уверена. Никто еще так замечательно и точно не оценивал все происходящие события так, как Игорь Губерман. В нашей жизни так важно не терять чувство юмора. Иначе станет совсем тяжело. А гарики Губермана всегда вызовут улыбку на усталом лице. Мои коллеги меня называют ходячим поэтом. Хотя какой я поэт – я чтец. Постоянно цитирую гарики, и всегда в тему. Это помогает мне по жизни, поднимает настроение и дарит его окружающим. Жду не дождусь эту книгу и уже сделала предзаказ. Она просто замечательно украсит мою коллекцию!

Очень люблю подобную литературу, которая просто сочится юмором и житейской мудростью. Игорь Губерман очень натуралистично передает мысли и переживания нескольких поколений наших соотечественников. Он уже в том возрасте, когда можно оглянуться и проанализировать целые эпохи. Каждую из этих эпох он прожил лично и все испытал на своей шкуре. Поэтому его истории частенько пронизаны иронией, сарказмом, и как нельзя точно передают восприятие реальности. Его «гарики» – это уже отдельный жанр в современной поэзии. Я бы их охарактеризовала как своеобразные хокку в стиле Губермана. Автор как мудрец нашего времени заточил в свою поэзию все, чем он жил, дышал, чему радовался. Поэтому читая его, я сама как лакмусовая бумага меняю свое настроение. Новую книгу писателя я жду с нетерпением. Она обещает быть самой яркой из всего творчества. Пожалуй, стоит купить несколько экземпляров, для того чтобы презентовать друзьям и коллегам на ближайший праздник. В моем окружении очень много ценителей этого автора, которые будут счастливы получить в подарок эту знаковую книгу.

Читайте также:
Жюль Габриэль Верн - отзывы, мнение, рейтинг

Книги Игоря Губермана никогда не оставляют меня равнодушной. Я с удовольствием читаю каждую новинку, дома для его книг выделена целая полка. У меня и муж периодически берет в руки томик этого замечательного писателя. А уж его «гарики» просто бесподобны! На любое настроение у него есть своя фирменная прибаутка. По-моему, сейчас любой продвинутый читатель знает наизусть парочку таких «гариков» на всякий случай. Иногда бывает очень к месту процитировать автора. В новой книге автор делится маленькими историями из своей жизни и жизни близких ему людей. Эти истории, как правило, пронизаны глубоким смыслом, иногда они полны печали, но чаще всего они просто искрятся от юмора. Этот автор мне очень близок, он уже стал классикой современности, поэтом жду каждую его книгу.

Игорь Губерман

Среди немыслимых побед цивилизации Мы одиноки, как карась в канализации.

Сказал я, начитавшись Губермана, да не сорвется с губ моих обмана. Пусть буду я на иглах наркоман, чем сочинять как Игорь Губерман.

Игорь Миронович Губерман (евр. рас. יְהוּדָה בֵן מֵאִיר גוּברמן ) — ЕРЖ, советский антисоветский поэт, прозаик и диссидент. Даже не совсем поэт, а скорее таки бард. Унылый мудак, и не скрывает этого. Знаменит своими четверо (а также дву-, шести- и далее как повезет) стишиями — «гариками» [1] .

[править] Биография

Одна журналистка из Киева отзывалась обо мне следующим образом: «Про Губермана говорили, что он грубиян и пошляк. А он совсем не такой. Мы вот шли вместе по снегу, он нас заботливо поддерживал и постоянно предупреждал: «Девочки, осторожно, не ёбнитесь!»

Родился в 1936 году в Харькове, где прожил считанные дни и учился уже в Москве. Пойди он работать по специальности, из него вышел бы простой советский электрик-еврей, что тоже доставляло бы. Но всеобщая грамотность дала плоды, и Губерман становится писателем. Для отвода глаз он пишет научно-популярные книги, для души — стихи, краткие и острые. Их он пишет под псевдонимами И. Миронов и Абрам Хайям (что нескромно, но оправданно) и др.

В 1979 году гебня приговаривает Губермана к пяти годам лишения свободы за скупку краденого (в книге «Прогулки вокруг барака» Губерман сам рассказывает, как и за что сел; никаких политических причин не было), что неудивительно: генерить мемы вроде «В борьбе за народное дело я был инородное тело» или

«Мне Маркса жаль: его наследство Свалилось в русскую купель, Здесь цель оправдывала средства, И средства обосрали цель»

В 1987 году Губерман эмигрирует, как нетрудно догадаться, в Ад и Израиль и проживает в Иерусалиме по сей день. Часто гастролирует по бывшему СССР, благо сегодня можно невозбранно радовать народ своими неполиткорректными творениями. Примечательно, что в 90-х на его концерты в Харькове ЕРЖ впускались бесплатно (да-да, никакой национальной дискриминации, им можно). Работает на радио Тель-Авива, откуда обратно-таки смеется надо всем и вся.

[править] Творчество

Размах Губермана широк — от научпопа до лагерных мемуаров. Напейсал книг больше, чем Пушкин, Лермонтов, Некрасов и Горький вместе взятые, а изданными экземплярами можно вымостить дорогу от Иерусалима до Биробиджана. Однако больше всего доставляют четверостишия — «гарики», которых у Губермана более 9000.

Читайте также:
Катерина Ленгольд - видео

Она была собой прекрасна, и ей владел любой подлец; она была на все согласна, и даже — на худой конец.

Душа болит, свербит и мается, и глухо в теле канителится, если никто не покушается на целомудрие владелицы.

Некоторые даже стали народными частушками:

В лесу раздавался топор дровосека. Мужик отгонял топором гомосека. Устал, обессилел, упал дровосек — С улыбкой залез на него гомосек.

Я евреям не даю, Я в ладу с эпохою, Я их сразу узнаю — По носу и по хую.

Бросьте, девки, приставать — дескать, хватит всем давать: как я буду не давать, если всюду есть кровать?

Ты, подруга дорогая, Зря такая робкая. Лично я, хоть и худая, Но ужасно ёбкая.

Сбылись грезы Ильича, он лежит, откинув тапочки, но горит его свеча: всем и всюду все до лампочки.

Сын учителя, гений плюгавый — уголовный режим изобрел, а покрыл его кровью и славой — сын сапожника, горный орел.

Однажды здесь восстал народ И, став творцом своей судьбы, Извел под корень всех господ Теперь вокруг одни рабы.

За все на евреев найдется судья. За живость. За ум. За сутулость. За то, что еврейка стреляла в вождя. За то, что она промахнулась.

Когда черпается счастье полной миской, когда каждый жизнерадостен и весел, тетя Песя остается пессимисткой, потому что есть ума у тети Песи.

Здесь еврей и ты, и я, Мы — единая семья. От Шабата до Шабата Брат наёбывает брата.

Отца родного не жалея, Когда бы речь дошла до прения — В любом вопросе два еврея Имеют три несхожих мнения.

Все социальные системы — от иерархии до братства — стучатся лбами о проблемы свободы, равенства и блядства.

Любую можно кашу моровую затеять с молодежью горлопанской, которая Вторую мировую уже немного путает с Троянской.

Не верь тому, кто говорит, что пьянство — это враг; он или глупый инвалид, или больной дурак.

Не будь на то Господня воля, мы б не узнали алкоголя; а значит, пьянство не порок, а высшей благости урок.

Есть люди (их ужасно много) Чьи жизни отданы тому, Чтоб обосрать идею Бога Своим служением Ему.

Россияне живут и ждут, уловляя малейший знак, понимая, что наебут, но не зная, когда и как.

Смешно, когда мужик цветущий густо С родной державой съевши целый соли пуд, Вдруг обнаруживает грустно, Что, кажется, его давно ебут.

И, наконец-то, антисемитская:

Свет партии согрел нам батареи Теплом от радиаторной воды, И только лишь отдельные евреи Всё время недовольны, как жиды.

Для игры во все художества мой народ на свет родил много гениев и множество несусветных талмудил.

Еврею нужна непростая квартира: еврею нужна для житья непорочного квартира, в которой два разных сортира: один для мясного, другой для молочного.

Промахнулась Фанечка Каплан, — дрогнула рука у неумейки. Как могли такой серьезный план поручить и бабе, и еврейке.

Впрочем, часто Губерман умудряется в одном гарике затронуть сразу несколько своих любимых тем.

Кроме этого, если сопоставить различные его гарики, то в них можно найти множество взаимоисключающих параграфов, что только добавляет популярности.

[править] Ссылки

Ссылка у Губермана была одна — в Сибирь в 80-е годы, пять лет за самиздат (наркотики и иконы).

Губерман Игорь Миронович – отзывы, мнение, рейтинг

Игорь Губерман на моей памяти во второй раз приезжает в Америку. На его концерт в прошлый раз я не пошел из скепсиса, перевесившего необходимость куда-то ехать, суетиться: ну, подумаешь, какие-то гарики, видали мы и Евтушенко с Вознесенским, и ныне покойного Александра Иванова, и Иртеньева вкупе с Вишневским.

На сей раз одно из выступлений поэта должно было проходить в зале, находящемся в 15 минутах езды от моего дома. Не пойти – грех; это о тебе персонально, стало быть, говаривал Александр Сергеич: “Мы ленивы и нелюбопытны. “.

Он вышел на сцену спортивной походкой, моложавый, несмотря на свои шестьдесят, подтянутый. Одет очень просто – процитирую одну из присланных Губерману записок: “Почему вы так вызывающе скромно одеты?”.

Читайте также:
Джордж Бе́рнард Шо́у - отзывы, мнение, рейтинг

Аудитория замерла, едва он начал говорить: негромко, без пафоса, но тепло и очень доверительно. Спросил, кто уже бывал на его концертах, – поднялся с десяток рук, он, видимо, успокоился. Потом меня не оставляло ощущение некоторой накатанности программы, проверенности шуток и реприз. Но какая в том беда! Об этом забываешь, когда слезы сами катятся из глаз, платок скоро становится мокрым, ты хохочешь навзрыд и боковым зрением фиксируешь аналогичную реакцию соседей. Итак, интервью с Игорем Губерманом.

– Игорь Миронович, когда вы почувствовали вкус к слову?

– Вкус к слову я почувствовал, наверное, в раннем детстве, когда мама читала мне бабушкины сказки.

– Почему же тогда вы поступали в технический вуз? Вы окончили школу с медалью – может, это помешало правильному выбору?

– В МИИТ я поступил потому, что мой папа, инженер-экономист, сказал мне (это был 53-й год): “Гаринька, поступай в технический вуз”. С медалью меня засыпали на собеседовании в Энергетическом – впоследствии на заданный мне на собеседовании вопрос не отвечали и доктора физмат наук. А в Бауманский я пришел подавать документы, а какой-то симпатичный человек мне говорит: “Вас все равно не примут, идите в МИИТ”. Там не было собеседованиям, и там евреев не засыпали. В нашей группе из 30 человек было 22 еврея.

– А в институте как-то проявилось ваше поэтическое дарование?

– Я писал стихи, посещал литературное объединение, сочинял всякую чушь, а поскольку страдал первой любовью, писал немыслимое количество лирических стихотворений – сопливых и счастливых, которые впоследствии аккуратно утопил в помойном ведре, чему очень рад. Четверостишия я тогда еще не писал, это пришло в начале шестидесятых.

– Тогда ведь вовсю гремели Евтушенко, Вознесенский. Как у вас, кстати, сложились с ними отношения?

– Я с ними никогда не общался. С моими стишками никто из них не знаком – я в этом почти уверен.

– Когда вы поняли, что Советская власть была и в послесталинское время – бяка? Как ваши родители к ней относились?

– У меня были интеллигентные родители, насмерть запуганные 37-м и 48-м годом, поэтому дома никогда не было политических разговоров. Они были правоверные люди, и когда у нас по субботам собирались родственники, то тоже не было политических разговоров, а ели фаршированную рыбу и ругали меня за плохое поведение. С тех пор я не люблю фаршированную рыбу.

– Вы разъезжали по стране в качестве инженера-электротехника и параллельно, кажется, писали книжки?

– У меня вышло, начиная с 60-х, несколько книжек, в том числе “Третий триумвират” – о биологической кибернетике, “Чудеса и трагедия черного ящика” – о психиатрии и исследованиях мозга, повесть о Бехтереве “Страницы жизни”. Ну, и еще были “негритянские” книги: за членов Союза писателей я писал романы.

– К сожалению, не читал вашей книжки о Бехтереве. Там рассматривается версия об отравлении Бехтерева Сталиным?

– Я знаю эту версию – чушь собачья. Эту версию принесли, очевидно, в 1956 году врачи, возвращавшиеся из лагерей. Тогда появилось безумное количество мифов и среди них – вспомненный вами: якобы Бехтерев был отравлен Сталиным в 1927 году за диагносцирование у него паранойи. Бехтерев действительно обследовал Сталина как невролог в том году, в промежутке между двумя съездами: психологов и педагогов. В ту же ночь он умер, отравившись. Однако у Сталина тогда еще не было достаточной команды для такого тайного убийства. И главное – Бехтерев был настоящий врач, дававший некогда клятву Гиппократа и учивший студентов свято ее придерживаться. Поэтому, если бы даже он обнаружил у Сталина паранойю, он бы никогда не сказал об этом вслух. А по легенде он вышел в некую переднюю и сказал толпившимся там людям: “Этот человек – параноик”. Бехтерев никогда бы не разболтал врачебную тайну – это во-первых. И второй, очень существенный момент: Бехтерев был очень осторожным человеком. Никто в то время уже не помнил, но сам-то он помнил, что летом 1917 года он в одной из питерских газет напечатал огромную статью – а он был очень авторитетным человеком в России – о том, что, по его мнению, вред партии большевиков для России сравним только с вредом от немецких шпионов. За Сталиным такое количество преступлений, что, приписав ему лишнее, мы тем самым снижаем весомость других. Когда я писал книжку о Бехтереве, я написал письмо его дочери, жившей за границей, и осторожно спросил о версии отравления. Старушка очень бодро ответила мне: “Конечно, конечно, все это знали: его отравила мерзавка молодая жена. ” Все эти игры приятны для журналистов, но эта версия далека от истины.

Читайте также:
Владимир Даль, биография, история жизни, факты

– Вы первый вытащили в Москву стихи Бродского. Какой это был год?

– 1960-й. Я познакомился с Сашей Гинзбургом, который к тому времени издал два номера журнала “Синтаксис”, а для третьего я привез ему стихи из Ленинграда – авторов называть не буду: больно они все знаменитые. Я к ним просто звонил, приходил и просил стихи для журнала, и они их давали. А спустя много лет мы пили как-то с Наташей Горбаневской, и она сказала, что те питерские поэты говорили обо мне, что я скорее всего стукач. Что ж они тогда стихи мне давали?

– Вы потом с Бродским поддерживали отношения?

– Мы с ним много потом общались, дружили, но эту тему я не хочу развивать, потому что сейчас у него развелось столько друзей, что с таким количеством он просто не успел бы пообщаться.

– Некоторые обвиняют его в том, что он отошел от еврейства, использовав его на первых порах своего пребывания в Штатах.

– Это ложь, и довольно мерзкая. Никогда он свое еврейство не эксплуатировал, занимался литературным трудом, и его сразу же начали поддерживать разные литературные люди. А от еврейства он действительно отошел, и единственное, что он написал о евреях, это “Еврейское кладбище” и одно замечательное двустишие:

Над арабской мирной хатой
гордо реет жид пархатый.

– А почему вы, Игорь Миронович, называете свои четверостишия стишками? Нет ли в этом элемента кокетства?

– Мне, правда, кажется, что это стишки: они короткие, мысли в них куцые. Вы хотите уговорить меня, что я поэт? Поэты – это Блок, Пушкин, Державин, Бродский.

– А Владимир Вишневский и Игорь Иртеньев – поэты?

– Иртеньев – несомненный поэт, человек невероятного таланта. Мне ужасно жаль, что он в рассуждении заработка должен заниматься журналом, а не сидеть и тупо писать. А Володя очень способный человек, хотите – скажу талантливый, но то, что он пишет – это шутки, а не поэзия. Поэзия – нечто другое: то, в чем музыка пульсирует.

– Кто из поэтов оказал на вас наибольшее влияние?

– Преклоняюсь перед Заболоцким, естественно, ранним, периода “Столбцов”, но и позднего тоже очень люблю. Очень люблю Самойлова, могу назвать еще нескольких поэтов, но от Заболоцкого я дышу по-другому.

– С Самойловым вы, говорят, тесно дружили?

– Не могу сказать, что тесно дружил, скорее, был хорошо знаком. Самойлов мне очень помог, когда после лагеря меня не прописали в Москве. Давид Самойлович предложил мне пожить у него в Пярну. Там меня прописали, в судебном процессе сняли судимость, после чего я смог вернуться в Москву.

– Коль скоро мы заговорили о лагерях, вспомню Варлама Шаламова, говорившего, что лагерь – абсолютно отрицательный опыт человека. Вы с ним согласны?

– Я не могу опровергать Шаламова или спорить с ним: он сидел в смертельное время, гибельное, а я сидел в очень веселые, смешные и очень легкие времена. Я и по сегодня, когда человек рассказывает, что он сидел тяжко и дико страдал, начинаю о нем плохо думать. Не было голода, убийственной работы, сознательного мора людей.

– Вы эмигрировали в 1988 году, когда можно было по израильской визе поехать в Америку, но вы такой возможностью не воспользовались. Не могли бы сказать, почему?

– Потому что не эмигрировал, как вы сказали, а репатриировался, уехал на землю предков. У нас в семье никогда не было споров о том, куда ехать. Мы полагали, что советскому еврею можно выжить либо в России, либо в Израиле.

Читайте также:
Айзек Азимов - отзывы, мнение, рейтинг

– У вас нет ощущения узкого круга ваших читателей там?

– У меня чудовищное количество читателей, чудовищное количество общений, мне там очень хорошо и интересно. У меня в Израиле два раза в месяц проходят концерты, залы небольшие, но полные.

– Свою недавнюю книгу вы назвали “Закатные гарики”. Не боитесь накликать?

– Мне жена тоже говорит: “Что ты все, дурак, о старости пишешь?”. А я пишу о том, что мне интересно!

– Вы к смерти относитесь легко. И другим советуете?

– Я вообще советов никому не даю, никогда. Я гораздо меньший дурак, чем кажусь.

– Позвольте поставить серьезный вопрос: кто из встреченных вами людей произвел на вас наиболее сильное впечатление?

– Леонид Ефимович Пинский, литературовед, Юлик Даниэль и моя бабушка Любовь Моисеевна.

– Каковы ваши отношения с критикой?

– Насчет критики у меня все просто замечательно: она меня не замечает, и я очень рад этому, потому что ни одной идиотической статьи еще не появилось. Один мужик, правда, в ленинградской газете написал как-то, что в наше время, когда все горят и устремляются, очень приятно читать стишки человека, который никуда не устремляется.

– Сколько строк насчитывает ваше самое длинное стихотворение?

– Восемь. Когда-то я писал длинные стишки, они опубликованы в нижегородском четырехтомнике.

– Вы выступали как-то в городе Оренбурге, где в трех записках вас спросили: не говорите ли вы на иврите? Неужто в городе, где я родился, большая часть населения теперь говорит на нем?

– Это вряд ли, но там живут изумительные люди. Я встречался с актерами и режиссерами местного театра, один из них, как только я похвалил его портсигар 40-х годов с Кремлем, тут же мне его подарил, я до сих пор ему благодарен.

– Что вы думаете о нынешнем положении России?

– Я с большой надеждой смотрю на все, что происходит в России. Хоть сейчас там и тяжело, но появился шанс, что Россия станет, наконец, нормальной страной. Через два-три поколения – станет.

Творческий вечер Игоря Губермана . “Гарики и байки. Лучшее.”

24 октября мы с Андреем были на вечере Игоря Губермана.

Благую весть о его приезде в Тулу принес в клюве голубь сообщил мне Бармалей . Я надеялась, что он тоже придет послушать любимого русского Гарика из Иерусалима))) Но Андрей в этот вечер пребывал в полном кибенематическом ладу со своими тараканами :-)

Зрительный зал был, практически, полон. Публика пришла послушать своего кумира) Насладиться его простым и утонченным языком , послушать его байки, случаи из жизни, русской и израильской, едкие четверостишия (гарики), интеллигентно приправленные русской матершинкой.

Заранее прошу прощения у почтенных мусловчан за качество изображения. Снято на мобилку при тусклом освещении)

Не в силах жить я коллективно, по воле тягостного рока, мне с идиотами противно, а среди умных одиноко.

Игорю Мироновичу исполнился 81 год, но держится он молодцом!

Человек – это тайна, в которой замыкается мира картина,
совмещается фауна с флорой, сочетаются дуб и скотина.

А какие импульсы магнетизма он посылал в зрительный зал)

Наш разум лишь смехом полощется

От глупости , скверны и пакости,

а смеха лишенное общество

скудеет в клиническом пафосе.

Звучали гарики из лагерной жизни.

боясь, что по незнанию страниц

я с дымом самодельной сигареты

вдыхаю гнусь и яд передовиц.

Говорил немного о мироустройстве глазами и устами детей.

Очень мало мне годов.

Я хочу летать, как птица,

чтобы какать с проводов.

ходит ежик и хохочет .

Это травка молодая

О любви, женщинах, семье. Вечная тема)

Я дряхлостью нисколько не смущен.

И часто в алкогольном кураже

я бегаю за девками еще,

но только очень медленно уже.

Рассказывал Игорь Миронович про семейную реликвию, моржовый член. Точнее про то, как при отъезде в Израиль, таможенники запретили его забрать с собой, якобы, это объект культуры. Жена Губермана, Тата (Татьяна) сказала, мол, это к лучшему, дабы не развился у тебя комплекс неполноценности, когда ты повесишь его над своей кроватью. Но мятущаяся душа не успокоилась- и при последующем приезде в Россию, моржовая. кость была надежно спрятана между палками сырокопченой колбасы и благополучно улетела с хозяевами в Землю Обетованную)

Читайте также:
Герман Гессе, биография, история жизни, творчество

и тяжко дышалось ему.

Есть женщины в русских селеньях –

не по плечу одному.

А как вам такое?

они, пройдя свой жизненный экватор,

в постели то слезливы, как дитя,

то яростны, как римский гладиатор.

В антракте в фойе выстроились две большие очереди. В одной покупали книгопечатные гарики,

а в другой И.М. раздавал автографы)

Из Иерусалимских гариков :

Живя легко и сиротливо, блажен как пальма на болоте, еврей славянского разлива, антисемит без крайней плоти.

О еврейской сущности:

Еврей везде еврею рад, в евреях зная толк, еврей еврею – друг и брат, а также – чек и долг.

Много прозвучало грустных осенних (закатных) гариков.

В органах слабость, за коликой спазм,

старость не радость, маразм не оргазм.

В душе моей не тускло и не пусто,

и даму если вижу в неглиже,

я чувствую в себе живое чувство,

но это чувство юмора уже.

Нижайшее спасибо , Игорь Миронович, что наведались к нам в Тулу за пряниками ( это из ответа на записку: “Каким ветром вас в Тулу занесло”).

P.S. И да, оставляю за собой право поворчать.

1)Касса Мусло продала нам билеты-двойники. На кого жаловаться?

2) Не завезли в туалеты ГКЗ туалетную бумагу! (Ушла плакать :-( )

Игорь Губерман в эксклюзивном интервью «Комсомолке»: «Мне очень интересно на кладбище»

18 апреля 2012 1:00

Знаменитый российско-израильский поэт сейчас гастролирует по России. В Кирове он выступит 21 апреля. Журналист «Комсомолки» дозвонился до автора знаменитых четверостиший – «гариков», когда тот был в Норильске.

– Игорь Миронович, общаясь с вами, я даже волнуюсь. Ибо в мои студенческие годы вы были для нас культовым поэтом. На любой студенческой пирушке, если кто-то не спешил с разливом, звучал тост: «В толкучке, хаосе и шуме, в хитросплетениях отношений любая длительность раздумий чревата глупостью решений» из ваших бессмертных «Гариков».

– Мне очень приятно это слышать.

– Вас радует или печалит, что большинство людей вас знают прежде всего именно по этому виду творчества?

– Радует! Потому что для меня это основной вид творчества. Я пишу четверостишия уже 50 лет. Меня даже не огорчало, когда многие мои стишки приписывали к фольклору.

– Из тысяч «гариков», стишков, созданных вами, есть ли любимое, которое вы считаете самым гениальным?

– Стихи – как собственные дети. Очень много стишков, которые я люблю. Гениальным не считаю ни одно.

– Вы скромничаете.

– Вы знаете, Ларош Фуко говорил, что скромность – это самый худший вид тщеславия.

– Есть ли у вас, фигурально выражаясь, «под рукой» какой-то «гарик», отражающий сегодняшний российский день – все эти выборы, оппозиции, смену президентов?

– Даже не знаю. Смена президентов меня не волнует. Оппозиция меня радует – это признак зарождения (наконец-то!) гражданского общества. Но я об этом никогда не писал и не пишу. Меня гораздо больше интересуют такие вещи, как любовь, дружба, смерть, выпивка.

– Приезжая в Россию, вы наверняка хотя бы иногда включаете телевизор. Вас – признанного мастера сатирического жанра – не раздражают современные российские юмористические шоу и сериалы?

– Андрей, я не сатирик. Мне это слово не нравится. Сатирик – это Салтыков- Щедрин. А во все эти шоу я заглядываю на 2 – 3 минуты. По-моему, это кошмар полный. Все это – сплошной Петросян, который для меня является символом пошлости и бездарности.

– Вы уже бывали у нас. Какое впечатление у вас оставила Вятка?

– Я был у вас два года назад. Был в музеях Герцена, Грина, Салтыкова-Щедрина. Мне было безумно интересно. Я хотел бы побывать в мемориале Вятлага. Вятлаг был страшным учреждением, огромным. И мне интересно узнать, какие хорошие люди там сидели и погибали. Еще хочу посетить, простите за это странное сочетание, вятскую кунсткамеру.

Читайте также:
Шерил Сэндберг, биография, история жизни, факты.

– Вы уже в весьма солидном возрасте, живете в Иерусалиме, а тут гастроли – Норильск, Вятка. Что вас толкает в путь?

– Во-первых, чего скрывать, я на деньги от гастролей кормлю семью. А во-вторых, мне все это очень интересно. Я очень любопытный человек.

– А правда, что вы побывали чуть ли не на всех известных кладбищах мира? Зачем?

– Мне очень интересно на кладбище. Оно очень много рассказывает о городе. Я полагаю, в городе надо смотреть на вокзалы, кладбища и на церкви, пожалуй. И в том, и другом, и в третьем – Вятка очень интересный город.

– На вятских кладбищах уже побывали в прошлый приезд?

– Еще не бывал, но надеюсь.

– Как вам живется в Иерусалиме?

– Об этом долго и нудно рассказывать. Сижу дома, читаю, пишу книги. С друзьями пьянки учиняем. Вот и вся моя жизнь. Очень сдержанная и убогая, как у всех стариков. У Стены плача не ночую, но время от времени там бываю.

– Что мы увидим на кировском концерте?

– Я читаю стишки, рассказываю всякие байки. Все это длится два часа. Еще получаю записки от слушателей и на них всегда с удовольствием отвечаю.

– А самую забавную записку из зала вспомните?

– Была такая: «Игорь Миронович, у меня папа – еврей, а мама – русская. Утром хочется в Израиль, а вечером – водки. Что делать?»

– И что вы ответили?

– Взять чекушку водки и никуда не ехать.- Игорь Миронович, что бы вы сказали кировчанам перед встречей с ними?

– Еще раз скажу: я приезжаю в Киров с огромным удовольствием, любопытством, ожиданием. И я гарантирую кировчанам, которые придут на концерт, что им будет интересно.

– Спасибо вам. Очень ждем вашего концерта.

Справка «КП»

Игорь Губерман, 76 лет – советский писатель, поэт, получивший широкую известность благодаря своим афористичным и сатирическим четверостишиям, «гарикам». В 1979 году Губерман как поэт-диссидент был арестован и приговорен к пяти годам лишения свободы. В 1987 году он эмигрировал из СССР в Иерусалим.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АДРЕС РЕДАКЦИИ «КП» – Киров»: ООО “Комсомольская правда” Киров”, г. Киров, ул. Воровского, д. 107, 2 этаж, каб. 211. ПОЧТОВЫЙ ИНДЕКС: 610035.

Игорь Миронович Губерман и его Гаррики

Мне моя брезгливость дорога,

мной руководящая давно:

даже чтобы плюнуть во врага,

я не набираю в рот гавно,

На все происходящее гляжу
и думаю: огнем оно гори;
но слишком из себя не выхожу,
поскольку царство Божие — внутри.

Себя расточая стихами
и век промотавши, как день,
я дерзко хватаю руками
то эхо, то запах, то тень.

Мой небосвод хрустально ясен
и полон радужных картин
не потому, что мир прекрасен,
а потому, что я — кретин.

Блуд мировых переустройств
и бред слияния в экстазе —
имеют много общих свойств
со смерчем смыва в унитазе.

Живи, покуда жив. Среди потопа,
которому вот-вот наступит срок,
поверь – наверняка всплывёт и жопа,
которую напрасно ты берёг.

Зима! Крестьянин, торжествуя,
наладил санок лёгкий бег.
Ему кричат: какого хуя –
ещё нигде не выпал снег!

Рука фортуны загребает
из неизведанных глубин,
и в оголтелом разъебае
вдруг объявляется раввин.

Бегу, куда азарт посвищет,
тайком от совести моей,
поскольку совесть много чище,
когда не пользуешься ей.
• • •
Нет сильнее терзающей горести,
жарче муки и боли острей,
чем огонь угрызения совести;
и ничто не проходит быстрей.

Эта фотка, чтобы хвастануть

• • •
Жила-была на свете дева,
и было дел у ней немало:
что на себя с утра надела,
потом везде она снимала.

Читайте также:
Терри Пратчетт, биография, история жизни, факты.

Сильна Россия чудесами
и не устала их плести:
здесь выбирают овцы сами
себе волков себя пасти.

Везде, где вслух галдят о вечном,
и я, любуясь нежной птахой,
печально мыслю: где бы лечь нам,
послав печаль и вечность на хуй?

С той поры не могу я опомниться,
как позор этот был обнаружен:
я узнал, что мерзавка-любовница
изменяла мне с собственным мужем.

Мы лето разве любим за жару?
За мух? За комаров?
Намного проще:
за летнюю повсюдную игру
в кустах, на берегу и в каждой роще.

Судьбы случайное сплетение,
переплетенье рук и ног,
и неизбежное смятение,
что снова так же одинок.

Появилось ли что-то во взгляде?
Стал угрюмее с некой поры?
Но забавно, как чувствуют бляди,
что уже я ушёл из игры.

Евреев выведя из рабства,
Творец покончил с чудесами,
и путь из пошлого похабства
искать мы вынуждены сами.

Да, искромётностью ума
по праву славен мой народ,
но и по мерзости дерьма
мы всем дадим очко вперёд.

С банальной быстротечностью
хотя мы все умрём,
еврейство слиплось с вечностью,
как муха – с янтарём.

Что ты мечешься, Циля, без толку,
позабыв о шитье и о штопке?
Если ты потеряла иголку,
посмотри у себя её в попке.

Мы вовсе не стали похожи,
но век нас узлом завязал,
и с толком еврей только может
устроить славянский базар

  • Добавить в закладки
  • Пригласить к обсуждению

Комментировать

Все комментарии (39)

комментирует материал 30.11.2017 #

Встреча в общинном Центре, Дрезден, конец ноября 2017

Удивила форма писателя -отработал стоя три часа и был свеж как огурчик, а ему уже 81 год.

Очень прост в общении. В антракте, не выламываясь, стал подписывать книги(привёз с собой, но мне не досталось-расхватали в момент). А потом стал со всеми желающими фотографироваться. К нему женщины стали с этим делом цепляться, а я подошёл и просто стал рядышком.

Он в это время с молодой женщиной в обнимку, заметив меня рядом, обнял за плечи и меня. Дочь сфотографировала, а я уж фотку подредактировал. Потом я пожал ему руку и поблагодарил за такое отношение.

Вообще очень живо и заинтересованно общался с публикой.

Я сидел в первом ряду(подарок дочери с зятем-дорогое удовольствие) чуть павее его и иногда доставал камеру и фоткал без вспышки. Он не обращал на это внимания.

Нам не светит благодать
с ленью, отдыхом и песнями:
детям надо помогать
до ухода их на пенсии.

Не сдули ветры и года
ни прыть мою, ни стать,
и кое-где я хоть куда,
но где – устал искать.

Спасибо за статью и рассказ

Спасибо за оценку. Это меня “кот бегемот” сподвигнул

Я вообще любитель поэзии, и Губермана.
Что страшно злит оппонентов-ксенофобов

Из книги “9-й дневник”:
==Случаются и неожиданные радости. Вот, например, старшая моя внучка, доблестно отслужив в армии два года, в самом конце своего патриотического срока угодила в настоящую военную тюрьму. На двадцать дней. Она с однополчанами обоих полов то ли вечером немного выпила, а то ли накурилась, но вошла в кураж и позвонила домой какому то офицеру (телефон его откуда то имелся). Когда тебе довольно поздним вечером звонят твои солдаты и говорят, какой ты сукин сын и вообще скотина, не любимая никем, то глупо утром не доложить об этом начальству. Внучка моя никого, естественно, не выдала, вину взяла исключительно на себя и получила срок. Но это же израильская армия: ей тут же было предоставлено свидание с матерью, чтоб та везла в тюрьму продукты повкуснее, сигареты и какое нибудь назидание. Внучка сидела весёлая и счастливая – увидев мать, она восторженно сказала: «Мама, я теперь как дедушка!» И старый зэк, узнав об этом, стыдно прослезился.==

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: