Генрих Герман Роберт Кох – отзывы, мнение, рейтинг

Один на один с невидимым врагом. Роберт Кох и его палочка

Мы продолжаем серию очерков о жизни известных ученых, оставивших весьма заметный след в мировой науке и истории человечества.

Конечно, это было неслыханной смелостью. Мало кому известный медик Роберт Кох, подмешав что-то там цветное в биологические образцы, взятые у чахоточного больного, отравил ими несколько морских свинок и заявил 24 марта 1882 года, что ему удалось поймать бактерию, которую до него ни один медицинский гений изловить не мог. И бактерия-то эта на бактерию не была похожа: палка — и есть палка.

Полностью доктора-выскочку звали Генрих Герман Роберт Кох. Родился он 11 декабря 1843 года в Нижнесаксонском городе Клаусталь-Целлерфельде, в семье горного инженера Германа Коха и дочери главного инспектора Ганноверского королевства Юлианы Матильды Генриетты Кох, урожденной Бивенд. Дедушка Генрих Бивенд обожал внука и разрешал ему все, даже копаться в любимом гербарии, которые он вместе с сыном как ботаник-любитель тщательно собирал многие годы. Мальчику нравились разноцветные и разноформенные листки и прекрасные цветы, сохранившие в своей смертельной засушенности красоту и загадочность. По примеру дедушки и дяди, он тоже стал собирать свой гербарий, став ботаником-любителем еще в дошкольном возрасте.

В начальную школу его определили еще в неполные пять лет. При этом он уже умел, пусть по складам, но довольно сносно читать и даже писать. Через три года мальчик перешел в местную гимназию, где учителя быстро признали Роберта лучшим учеником в классе.

Он и вправду учился с удовольствием и, окончив с блестящими результатами гимназию, в 1862 году легко поступил в знаменитый своими богатыми научными традициями Геттингенский университет. Начал с изучения физики и ботаники, но постепенно почти полностью переключился на медицину. Конечно, немалую роль в этом сыграли блестящие преподаватели, прославившие немецкую медицинскую школу: анатом Якоб Генле, физиолог Георг Мейсснер, клиницист Карл Гессе. На своих лекциях они рассказывали о невероятных вещах: о том, что существуют живые организмы настолько малые, что их нельзя видеть простым глазом, что именно эти организмы, называемые Bakteria (по-гречески – «палочка»), служат причиной множества заболеваний и что бороться с ними, несмотря на микроскопические размеры (а может — и из-за этого) чрезвычайно сложно. Юноша часами просиживал у университетского микроскопа, выращивал в чашечках Петри культуры микроорганизмов и с замиранием сердца, до сломанных глаз следил, как в питательном растворе процветает чужая жизнь.

В 1867 году молодой человек, только год как получивший диплом практикующего врача, обзавелся семьей. Молодая супруга, Эмма Адельфина Жозефина Фрац, уже вскоре подарила мужу дочь Гертруду. А вот с работой у доктора Коха было плохо. За 4 года он сменил пять городов, в каждом из которых пытался организовать частную практику. Но везде уже прочно сидели свои, старые доктора, и менять старого на молодого горожане не желали. Но заветной мечтой Коха был не докторский кабинет, а маленькая каюта океанского корабля, в которой он совершил бы, по примеру Чарльза Дарвина, кругосветное путешествие. Роберт не раз пытался получить место судового врача, однако из этого ничего не вышло и мечты так и остались мечтами.

Наконец ему удалось устроиться ассистентом в больнице для умалишенных в городке Раквиц, но проработал он там недолго. Когда в 1870 году разразилась франко-прусская война, Роберт, несмотря на сильную близорукость, освобождавшую его от воинской повинности, записался добровольцем в полевой госпиталь. Но лечить ему там большей частью приходилось не характерные для войн ранения и переломы, а банальные холеру и брюшной тиф. После демобилизации в 1871 году он получил место уездного санитарного врача в городе Вольштейн. На 28-летие жена подарила ему настоящий и очень хороший микроскоп. Это был неосмотрительный шаг с ее стороны: получив в свое полное распоряжение мощный оптический прибор, Роберт практически забросил практику и почти все свое время отдал наблюдениям. Он купил дорогой фотографический аппарат, пристроил его к микроскопу и начал не просто наблюдать за жизнью микробов, но, подобно бульварному репортеру, фиксировать ее на пленку. Для того чтобы бледные бактерии выделялись на фоне столь же бледного окружающего мира он научился подкрашивать их различными красителями, делая микроорганизмы более яркими и заметными. Наконец, для того, чтобы проверять теорию на практике, Кох завел в родном доме целую армию лабораторных мышей, которых периодически заражал то одной, то другой, то третьей бациллой.

Между тем, вовсе того не желая, своим успехом в поисках бактерии сибирской язвы Кох обратил на себя гнев того самого Пастера, примеру которого следовал. Классик мировой микробиологии не мог простить молодому выскочке того, что он посмел критиковать его методы как недостаточно эффективные. В ответных публикациях он обрушился на оппонента с язвительной критикой, которая грозила похоронить Роберта как ученого, если ему не удастся доказать свою правоту на каком-нибудь громком примере. Роберт Кох не стал сдаваться. Он подхватил брошенную ему перчатку.

С чахоткой или туберкулезом человечество было знакомо уже не одну тысячу лет. Еще в Вавилонском Кодексе Хаммурапи (примерно 1750-е годы до нашей эры) было записано право мужа на развод с женой, если у нее обнаружатся признаки легочного заболевания. Во времена Коха это была одна из самых распространенных болезней, не поддающихся лечению. От нее в Европе умирал каждый седьмой человек. Многие доктора вообще считали чахотку болезнью врожденной, бороться с которой бесполезно. Все, что могли посоветовать врачи, так это отправиться на курорт, где недуг протекал не так остро. Вот эту болезнь Роберт Кох и определил как очередную свою цель. Делу помогло то, что рядом с его лабораторией располагалась клиника, практически забитая туберкулезными больными.

Роберт взял за правило каждый день заходить в нее и брать небольшое количество мокроты или крови тяжелобольных чахоткой. Его врагу довольно долго удавалось скрываться, но доктор Кох не сдавался и упорно пытался найти краситель, который вывел бы, наконец паразита на свет. Наконец, растерев 271-й по счету препарат и окрасив его сначала в метиловой синьке, а потом — в красно-коричневом везувине, он обнаружил в полученной массе окрасившиеся в ярко синий цвет палочки, почти не подававшие признаков жизни. Теперь исследователь начал усиленно наблюдать только за ними.

Выделенные и посаженные на питательный паек из крови животных они стали вести себя несколько активнее. Кох проследил за бактериями и понял, что столкнулся с совершенно оригинальными организмами. В отличие от большинства микробов, делившихся каждые несколько минут, жизненный цикл этих «палочек» длился от 14 до 18 часов. Росли они медленно, зато были чрезвычайно выносливыми и выживали даже после пятиминутного кипячения. Для того чтобы вырастить из них нормальную культуру, уже недостаточно было пары-тройки суток, ждать приходилось от месяца до полутора. Но ученый не торопился. Он методично исследовал противника, и только получив достаточное количество чистого образца, ввел его подопытным морским свинкам. У которых уже вскоре проявились симптомы туберкулеза. Только после этого ученый решился рассказать миру о своем открытии.

Читайте также:
Ольга Шишова - биография, личная жизнь, фото, видео

В той же публикации от 24 марта 1882 года он описал и основные принципы поиска болезнетворных бактерий, которые должны приводить к успеху. Принципы, которыми микробиологи пользуются до сих пор, получили название постулатов Коха, или «триада Коха»:

  1. Необходимо удостоверится, что данный микроб присутствует при данном заболевании,
  2. Необходимо получить чистую культуру микроба,
  3. Необходимо экспериментально вызвать с помощью этой чистой культуры то же заболевание.

Статья произвела в научном мире эффект взорвавшейся бомбы. Теперь, после того, как многие исследователи в различных странах проверили и подтвердили правильность выводов немецкого доктора, уже никто не мог спорить с его методами и выводами.

Сам же Кох вынужден был на некоторое время отвлечься от туберкулеза и бросить силы на новый недуг. Германское правительство отправило его в составе научной экспедиции в Египет, а потом — в Индию для поиска причин терзавшей эти страны холеры. И тут методы ученого не подвели: уже вскоре Роберт заявил, что ему удалось найти виновный микроорганизм, получивший название «холерный вибрион».

В 1885 году ученый получил место профессора Берлинского университета и стал директором только что созданного Института инфекционных болезней. На новом поприще он возобновил боевые действия против туберкулеза. Теперь, когда враг был идентифицирован, можно было приступить к его уничтожению. В 1890 году доктор Кох объявил, что нашел лекарство. Это был продукт жизнедеятельности открытых Кохом «палочек». Роберт назвал средство «туберкулином». Первым человеком, которому Кох сделал инъекцию «туберкулина», был он сам, вторым – его ближайшая помощница. Однако заявление оказалось несколько поспешным. В результате клинических испытаний выяснилось, что лечебный эффект «туберкулина» близок к нулю, а его введение зачастую оборачивалось серьезным отравлением организма. Зато совершенно неожиданно оказалось, что с его помощью страшное заболевание можно выявлять уже на самой ранней стадии. Первое поражение Коха обернулось первой большой победой над туберкулезом, ведь посредством нового метода, который мы сегодня называем «реакция Манту» (по имени французского медика Шарля Манту, отточившего в 1910 году этот метод диагностики), можно было вовремя выявлять зараженных людей и животных и останавливать распространение инфекции.

В 1890 году в жизни ученого произошло глобальное изменение. Этот 50-летний тихий, замкнутый и добрый человек, почитатель творчества Гётте и страстный поклонник шахмат, неожиданно для всех развелся с женой Эммой. Это был довольно смелый шаг: хотя разводы в Германии были разрешены уже 15 лет, на тех, кто пользовался этой возможностью, общество смотрело с очень большим осуждением. Но ученый горел страстью. Позируя для портрета перед 17-летней ученицей известного художника Густава Грефа Хедвигой Фрайберг, он воспылал к ней необычайной страстью. И девушка ответила ему взаимностью. Мало того, Хедвига отныне стала самой верной и беззаветной помощницей ученого. Это именно она стала вторым человеком, испытавшим на себе действие «туберкулина». В отличие от Эммы, Хедвига сопровождала Коха во всех поездках, тяжелых экспедициях и помогала во всех исследованиях. В 1893 году Роберт и Хедвига сочетались законным браком, который связал их уже на всю оставшуюся жизнь.

В 1896 году супруги отправились в Восточную Африку. Там их целью была косившая рогатый скот чума. Через год они уже изучали в Индии чуму человеческую. В 1899 году в Италии, на Яве и в Новой Гвинее Роберт и Хедвига боролись с малярией. А в 1903 году, изучая в Центральной Африке новую эпизоотию (эпидемия у животных) рогатого скота, доктор Кох нашел ее возбудителя и, проследив распространение болезни, назвал болезнь «африканской береговой лихорадкой».

В 1905 году доктору Роберту Коху, за «исследования и открытия, касающиеся лечения туберкулеза», была вручена Нобелевская премия по физиологии и медицине. В своей Нобелевской лекции он скромно сказал, что если попытаться осознать путь, «который пройден за последние годы в борьбе с таким широко распространенным заболеванием, как туберкулез, мы не сможем не констатировать, что здесь были сделаны первые важнейшие шаги». Год спустя правительство наградило его прусским орденом Почета. Почетное докторское звание ученому присвоили университеты Гейдельберга и Болоньи. Французская академия наук, Лондонское королевское научное общество, Британская медицинская ассоциация и многие другие научные общества избрали его своим иностранным членом.

В 1904 году ученый ушел с должности директора института. Но просто отдыхать и наслаждаться жизнью у него не выходило. Уже в 1906 году он вместе с женой опять отправился в длительную экспедицию, в Восточную и Центральную Африку для борьбы с сонной болезнью. А в апреле 1909 года Роберт Кох прочел в Берлине в Академии наук свой последний доклад на тему «Эпидемиология туберкулеза».

Находясь всегда на самом переднем крае борьбы с болезнетворными паразитами, доктор Кох не раз и не два специально инфицировал себя различными опасными болезнями, вроде малярии. Но умереть ему пришлось вовсе не от инфекции. Он уже давно жаловался на одышку и частые боли в левой стороне груди. Вечером 23 мая 1910 года 66-летнего Генриха Германа Роберта Коха нашли мертвым у открытой двери балкона в номере санатория «Картье» в Баден-Бадене. Прибывший врач констатировал смерть от сердечного приступа. Тело знаменитого ученого кремировали, а урну с прахом доставили в Берлин, где установили в специально построенном на территории Института инфекционных заболеваний Мавзолее. Сегодня этот институт называется Институтом Роберта Коха. А туберкулез, холера, чума и прочие страшные болезни, в поход на которые повел человека доктор Роберт Кох, уже давно перестали занимать в рейтингах летальности первые места.

«Мысль, что микроорганизмы должны составлять причину инфекционных болезней, уже давно высказывалась единичными выдающимися умами, но к первым открытиям в этой области отнеслись было крайне скептически. Трудно было на первых порах доказать неопровержимым образом, что найденные микроорганизмы действительно составляют причину болезни. Справедливость этого положения скоро была вполне доказана для многих инфекционных болезней…

Здесь-то и удалось выяснить, что бактерии далеко не случайные спутники и что они встречаются правильно и исключительно при соответствующей болезни. Уже на основании этого мы вправе говорить о существующей причинной связи между болезнью и паразитом как о достоверном факте и можем поэтому приписать паразитарное происхождение целому ряду болезней. К таким болезням относятся: брюшной тиф, дифтерит, проказа и азиатская холера. …Против паразитарной природы этой болезни восставали с необычайным упорством. Были приложены все старания, чтобы лишить холерные бактерии их специфического характера, но они победоносно вышли из этих нападок, и теперь можно считать общепризнанным и обоснованным тот факт, что именно они составляют причину холеры. За последнее сравнительно короткое время бактериология собрала массу материала по биологии бактерий, и многое из этого имеет значение для медицины. Так, возьмем состояние особенной стойкости, которую обнаруживают иные бактерии, например, сибирской язвы и столбняка, в форме спор, отличаясь беспримерной сравнительно с другими живыми существами выносливостью по отношению к высокой температуре и химическим реагентам. Припомним еще многочисленные исследования о влиянии холода, тепла, высыхания, химических веществ, света и так далее на не споровые патогенные бактерии; все это дало результаты, имеющие значение для профилактики.

Если только оправдаются надежды и если удастся овладеть микроскопическим, но могущественным врагом хотя бы в одной бактериальной инфекционной болезни, то я не сомневаюсь, что скоро добьемся того же и для других болезней».

Биография Роберта Коха

Немецкий врач и бактериолог Генрих Герман Роберт Кох родился 11 декабря 1843 года в Клаусталь-Целлерфельде. Его родителями были Герман Кох, работавший в управлении шахт, и Матильда Юлия Генриетта Кох (Бивенд). В семье было 13 детей, Роберт был третьим по возрасту ребенком. Развитой не по годам, Роберт рано начал интересоваться природой, собрал коллекцию мхов, лишайников, насекомых и минералов. Его дедушка, отец матери, и дядя были натуралистами-любителями и поощряли интерес мальчика к занятиям естественными науками. Когда в 1848 году Роберт поступил в местную начальную школу, он уже умел читать и писать. Он легко учился и в 1851 году поступил в гимназию Клаусталя. Через четыре года он уже был первым учеником в классе, а в 1862 году закончил гимназию.

Читайте также:
Галилео Галилей - отзывы, мнение, рейтинг

Сразу по окончании гимназии Роберт поступил в Геттингенский университет, где в течение двух семестров изучал естественные науки, физику и ботанику, а затем начал изучать медицину. Важнейшую роль в формировании интереса Коха к научным исследованиям сыграли многие его университетские преподаватели, в том числе, анатом Иаков Генле, физиолог Георг Мейсенер и клиницист Карл Гассе. Эти ученые принимали участие в дискуссиях о микробах и природе различных заболеваний, и молодой Кох заинтересовался этой проблемой.

В 1866 году Роберт получил медицинский диплом. В 1867 году Кох женился на Эмме Адельфине Жозефине Фрац. У них родилась дочь. Роберт хотел стать военным врачом или совершить кругосветное путешествие в качестве корабельного доктора, однако такой возможности у него не было. В конечном счете, Кох обосновался в немецком городе Раквице, где начал врачебную практику в должности ассистента в больнице для умалишенных, и вскоре стал известным и уважаемым врачом. Однако эта работа Коха была прервана, когда в 1870 года началась франко-прусская война.

Несмотря на сильную близорукость, Роберт добровольно стал врачом полевого госпиталя и здесь приобрел большой опыт в лечении инфекционных болезней, в частности холеры и брюшного тифа. Одновременно он изучал под микроскопом водоросли и крупные микробы, совершенствуя свое мастерство в микрофотографии.

В 1871 году Кох демобилизовался и в следующем году был назначен уездным санитарным врачом в Вольштейне (ныне Вольштын в Польше). Жена подарила ему на двадцативосьмилетие микроскоп, и с тех пор Роберт целые дни проводил у микроскопа. Он потерял всякий интерес к частной практике и стал вести исследования и опыты, заведя для этой цели настоящее полчище мышей.

Кох обнаружил, что в окрестностях Вольштейна распространена сибирская язва, эндемическое заболевание, которое распространяется среди крупного рогатого скота и овец, поражает легкие, вызывает карбункулы кожи и изменения лимфоузлов. Кох знал об опытах Луи Пастера с животными, больными сибирской язвой, и тоже решил понаблюдать за бактериями сибирской язвы. С помощью микроскопа он проследил весь жизненный цикл бактерий, увидел, как из одной палочки возникают миллионы.

Проведя серию тщательных, методичных экспериментов, Кох установил бактерию, ставшую единственной причиной сибирской язвы. Он доказал также, что эпидемиологические особенности сибирской язвы, т.е. взаимосвязь между различными факторами, определяющими частоту и географическое распределение инфекционного заболевания, обусловлены циклом развития этой бактерии. Исследования Коха впервые доказали бактериальное происхождение заболевания. Его статьи по проблемам сибирской язвы были опубликованы в 1876 и 1877 годах при содействии ботаника Фердинанда Кона и патолога Юлия Конгейма в университете Бреслау. Кох опубликовал также описание своих лабораторных методов, в т. ч. окраски бактериальной культуры и микрофотографирования ее строения. Результаты исследований Коха были представлены ученым лаборатории Конгейма.

Бюст Роберта Коха напротив дома, где он родился, в городе Клаусталь-Целлерфельд

Открытия Коха сразу принесли ему широкую известность, и в 1880 году он, в значительной мере благодаря усилиям Конгейма, стал правительственным советником в Имперском отделении здравоохранения в Берлине. В 1881 году Кох опубликовал работу «Методы изучения патогенных организмов», в которой описал способ выращивания микробов в твердых средах. Этот способ имел важное значение для изолирования и изучения чистых бактериальных культур. В это время развернулась острая дискуссия между Кохом и Пастером, лидерство которого в микробиологии было поколеблено работами Коха. После того как Кох опубликовал резко критические отзывы о пастеровских исследованиях, касающихся сибирской язвы, между двумя выдающимися учеными вспыхнула нелицеприятная дискуссия, продолжавшаяся несколько лет, которую они вели как на страницах журналов, так и в публичных выступлениях.

В то время в Германии от туберкулеза умирал каждый седьмой человек, и Кох решил попытать счастья и найти возбудитель туберкулеза. Врачи были бессильны. Туберкулез вообще считался наследственной болезнью, поэтому и попыток борьбы с ним не предпринималось. Больным прописывали свежий воздух и хорошее питание. Вот и все лечение.

Читайте также:
Луи Пастер - отзывы, мнение, рейтинг

Ученый начал упорный поиск. Он исследовал срезы тканей, взятых у больных, погибших от туберкулеза. Красил эти срезы различными красителями и часами рассматривал под микроскопом. И ему удалось обнаружить бактерии в виде палочек, которые при посеве на питательную среду (сыворотку крови животных), дали бурный рост. А при заражении этими бактериями морских свинок, вызывали у них туберкулез. Это была сенсация.

Кох достиг величайшего триумфа 24 марта 1882 года, когда он объявил о том, что сумел выделить бактерию, вызывающую туберкулез. В публикациях Коха по проблемам туберкулеза впервые были обозначены принципы, которые затем стали называться постулатами Коха. Эти принципы «получения исчерпывающих доказательств. что тот или иной микроорганизм действительно непосредственно вызывает определенные заболевания» до сих пор остаются теоретическими основами медицинской микробиологии.

Изучение Кохом туберкулеза было прервано, когда он по заданию германского правительства в составе научной экспедиции уехал в Египет и Индию с целью попытаться определить причину заболевания холерой. Работая в Индии, Кох объявил, что он выделил микроб, вызывающий это заболевание. Открытия Коха сделали его одним из тех лиц, кто определяет направления развития здравоохранения, и в частности ответственным за координацию исследований и практических мер в борьбе с такими инфекционными заболеваниями, как брюшной тиф, малярия, чума крупного рогатого скота, сонная болезнь (трипаносомоз) и чума человека.

История жизни Роберта Коха

«Мысль, что микроорганизмы должны составлять причину инфекционных болезней, уже давно высказывалась единичными выдающимися умами, но к первым открытиям в этой области отнеслись крайне скептически, — писал Кох. — Трудно было на первых порах доказать неопровержимым образом, что найденные микроорганизмы действительно составляют причину болезни. Справедливость этого положения скоро была вполне доказана для многих инфекционных болезней. Здесь-то и удалось выяснить, что бактерии далеко не случайные спутники и что они встречаются правильно и исключительно при соответствующей болезни. Уже на основании этого мы вправе говорить о существующей причинной связи между болезнью и паразитом как о достоверном факте и можем поэтому приписать паразитарное происхождение целому ряду болезней. К таким болезням относятся брюшной тиф, дифтерит, проказа и азиатская холера.

. Против паразитарной природы этой болезни восставали с необычайным упорством. Были приложены все старания, чтобы лишить холерные бактерии их специфического характера, но они победоносно вышли из этих нападок, и теперь можно считать общепризнанным и обоснованным тот факт, что именно они составляют причину холеры.

За последнее сравнительно короткое время бактериология собрала массу материала по биологии бактерий, и многое из этого имеет значение для медицины. Так, возьмем состояние особенной стойкости, которую обнаруживают иные бактерии, например сибирской язвы и столбняка, в форме спор, отличаясь беспримерной сравнительно с другими живыми существами выносливостью по отношению к высокой температуре и химическим реагентам. Припомним еще многочисленные исследования о влиянии холода, тепла, высыхания, химических веществ, света и так далее на не споровые патогенные бактерии; все это дало результаты, имеющие значение для профилактики.

Институт микробиологии на Доротеештрассе в Берлине — здесь Роберт Кох открыл возбудителя туберкулёза

. Если только оправдаются надежды и если удастся овладеть микроскопическим, но могущественным врагом хотя бы в одной бактериальной инфекционной болезни, то я не сомневаюсь, что скоро добьемся того же и для других болезней».

В 1885 году Кох стал профессором Берлинского университета и директором только что созданного Института гигиены. В то же время он продолжал исследования туберкулеза, сосредоточившись на поисках способов лечения этого заболевания. В 1890 году он объявил о том, что такой способ найден. Кох выделил так называемый туберкулин (стерильную жидкость, содержащую вещества, вырабатываемые бациллой туберкулеза в ходе роста), который вызывал аллергическую реакцию у больных туберкулезом. Однако на самом деле туберкулин не стал применяться для лечения туберкулеза, т. к. особым терапевтическим действием он не обладал, а его введение сопровождалось токсическими реакциями, что стало причиной его острейшей критики. Протесты против применения туберкулина стихли, лишь, когда обнаружилось, что туберкулиновая проба может использоваться в диагностике туберкулеза. Это открытие, сыгравшее большую роль в борьбе с туберкулезом у коров, явилось главной причиной присуждения Коху Нобелевской премии.

Памятник Роберту Коху на площади его имени в Берлине

В 1905 году Кох за «исследования и открытия, касающиеся лечения туберкулеза», был удостоен Нобелевской премии по физиологии и медицине. В Нобелевской лекции Кох сказал, что, если окинуть взором путь, «который пройден за последние годы в борьбе с таким широко распространенным заболеванием, как туберкулез, мы не сможем не констатировать, что здесь были сделаны первые важнейшие шаги».

В 1893 году Кох развелся со своей первой супругой и женился на молодой актрисе Хедвиге Фрайбург. Люди, мало знакомые с Кохом, часто считали его подозрительным и нелюдимым, однако друзья и коллеги знали его как доброго и участливого человека. Кох был поклонником Гете и заядлым шахматистом.

В 1906 году ученый был удостоен прусского ордена Почета, присуждаемого германским правительством. Он был удостоен почетных докторских степеней университетов Гейдельберга и Болоньи. Кох был иностранным членом Французской академии наук, Лондонского королевского научного общества, Британской медицинской ассоциации и многих других научных обществ.

Кох скончался в Баден-Бадене от сердечного приступа 27 мая 1910 года.

Роберт Кох. Сердечный приступ

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Генрих Герман Роберт Кох (нем. Heinrich Hermann Robert Koch; 11 декабря 1843, Клаусталь-Целлерфельд — 27 мая 1910, Баден-Баден) — немецкий микробиолог.
Открыл бациллу сибирской язвы, холерный вибрион и туберкулёзную палочку. За исследования туберкулёза награждён Нобелевской премией по физиологии и медицине в 1905 году.

Немецкий ученый Роберт Кох родился 11 декабря 1843 года в Клаусталь-Целлерфельде, в семье Германа и Матильды Генриетты Кох. Был третьим из тринадцати детей.
Отец — горный инженер Герман Кох, работал в управлении местных шахт. Мать, Юлиана Матильда Генриетта Кох, урожденная Бивенд — дочь высокопоставленного чиновника Генриха Андреаса Бивенда, главного инспектора Ганноверского королевства. Именно он увидел в любознательном внуке задатки исследователя. С детских лет, поощряемый дедом (отцом матери) и дядей — натуралистами-любителями, интересовался природой.

В 1848 году пошёл в местную начальную школу. В это время уже умел читать и писать.

Хорошо окончив школу, Роберт Кох в 1851 году поступает в гимназию Клаусталя, где уже через четыре года становится лучшим учеником в классе.

Читайте также:
Паулу Фрейре - отзывы, мнение, рейтинг

В 1862 году Кох оканчивает гимназию и затем поступает в знаменитый своими научными традициями Геттингенский университет. Там он изучает физику, ботанику, а затем и медицину. Важнейшую роль в формировании интереса будущего великого учёного к научным исследованиям сыграли многие его университетские преподаватели, в том числе анатом Якоб Генле, физиолог Георг Мейсснер и клиницист Карл Гессе. Именно их участие в дискуссиях о микробах и природе различных заболеваний зажгли у молодого Коха интерес к этой проблеме.

В 1866 году Роберт заканчивает своё обучение в университете и получает медицинский диплом. С этого времени он начинает работать в различных больницах, и в то же время безуспешно пытается организовать частную практику в пяти разных городах Германии. Позже он хочет стать военным врачом или совершить кругосветное путешествие в качестве корабельного доктора, пока в конце концов не обосновывается в городе Раквице, где начал врачебную практику в должности ассистента в больнице для умалишённых.

В 1867 году он женился на Эмме Адельфине Жозефине Фрац.

В 1870 году начинается франко-прусская война, и работа Коха в больнице прерывается. Кох добровольно становится врачом полевого госпиталя, несмотря на сильную близорукость. На новой службе он приобретает большой практический опыт, занимаясь лечением инфекционных болезней, в частности холеры и брюшного тифа.
В то же время изучает под микроскопом водоросли и крупные микробы, совершенствует своё мастерство в микрофотографии.

В 1871 году Кох демобилизовался. На двадцативосьмилетие жена подарила ему микроскоп, и с тех пор Роберт целые дни проводил у него. Он теряет всякий интерес к частной врачебной практике и начинает проводить исследования и опыты, для чего заводит большое количество мышей.

В 1872 году Кох назначается уездным санитарным врачом в Вольштейне (ныне Вольштын в Польше). Он обнаружил, что в окрестностях Вольштейна среди крупного рогатого скота, а также овец распространено эндемическое заболевание — сибирская язва, которая поражает лёгкие, вызывает карбункулы кожи и изменения лимфоузлов. Зная об опытах Луи Пастера над животными, больными сибирской язвой, Кох с помощью микроскопа изучает возбудителя, который, предположительно, вызывает сибирскую язву. Проведя серию тщательных, методичных экспериментов, он устанавливает, что единственной причиной заболевания является бактерия Bacillus anthracis, и изучает её биологический цикл развития. Устанавливает эпидемиологические особенности болезни, показывает, что одна палочка бактерии может образовать многомиллионную колонию. Эти исследования впервые доказали бактериальное происхождение заболевания.

В 1876 и 1877 годах при содействии ботаника Фердинанда Кона и патолога Юлия Конгейма в университете Бреслау (ныне польский город Вроцлав) публикуются статьи Коха по проблемам сибирской язвы. Эти работы приносят ему широкую известность. Также Кох публикует описание своих лабораторных методов, в том числе окраски бактериальной культуры и микрофотографии её строения. Результаты работы Коха были представлены учёным лаборатории Конгейма, в том числе Паулю Эрлиху.

Работы Коха приносят ему широкую известность и в 1880 году, благодаря усилиям Конгейма, Кох становится правительственным советником в Имперском отделении здравоохранения в Берлине.

В 1881 году Кох публикует работу «Методы изучения патогенных организмов» («Methods for the Study of Pathogenic Organisms»), в которой описывает способ выращивания микробов на твёрдых питательных средах. Этот способ имел важное значение для изолирования и изучения чистых бактериальных культур. Вскоре после этого между Кохом и Пастером — до этого времени лидером в микробиологии — развернулась острая дискуссия. После того, как Кох опубликовал резко критические отзывы о пастеровских исследованиях сибирской язвы, лидерство последнего пошатнулось, и между двумя выдающимися учёными вспыхивает вражда, продолжающаяся несколько лет. Всё это время они ведут острые споры и дискуссии на страницах журналов и в публичных выступлениях.

Позже Кох предпринимает попытки найти возбудителя туберкулёза, болезни в то время широко распространённой и являющейся основной причиной смертности. Близость клиники Шарите, заполненной туберкулёзными больными, облегчает ему задачу — он ежедневно, рано утром приходит в больницу, где получает материал для исследований: небольшое количество мокроты или несколько капель крови больных чахоткой.

Однако, несмотря на обилие материала, ему всё же никак не удаётся обнаружить возбудителя болезни. Вскоре Кох понимает, что достичь цели можно только с помощью красителей. К сожалению, обычные красители оказываются слишком слабыми, но спустя несколько месяцев работы ему всё же удается найти необходимые вещества.

Растёртую туберкулёзную ткань 271-ого препарата Кох окрашивает в метиловой синьке, а затем в едкой красно-коричневой краске, используемой в отделке кожи, и обнаруживает крохотные, слегка изогнутые, ярко-сине окрашенные палочки — палочки Коха.

24 марта 1882 года, когда он объявил о том, что сумел выделить бактерию, вызывающую туберкулёз, Кох достиг величайшего за всю свою жизнь триумфа. В то время это заболевание было одной из главных причин смертности даже в Германии. Да и в наше время туберкулёз – основная причина смертности в развивающихся странах.
От туберкулёза умирает больше людей, чем от всех других инфекционных заболеваний, включая СПИД и другие заболевания, вызванные ВИЧ.[1] В своём докладе 24 марта 1882 года Кох подчеркнул: “Пока имеются на земле трущобы, куда не проникает луч солнца, чахотка и дальше будет существовать. Солнечные лучи — смерть для бацилл туберкулёза. Я предпринял свои исследования в интересах людей. Ради этого я трудился. Надеюсь, что мои труды помогут врачам повести планомерную борьбу с этим страшным бичом человечества.» В своих публикациях Кох выработал принципы «получения доказательств, что тот или иной микроорганизм вызывает определённые заболевания». Эти принципы до сих пор лежат в основе медицинской микробиологии.

Изучение Кохом туберкулёза было прервано, когда он по заданию германского правительства в составе научной экспедиции уехал в Египет и Индию с целью попытаться определить причину заболевания холерой. Работая в Индии, Кох объявил, что он выделил микроб, вызывающий это заболевание — холерный вибрион.

Возобновление работы с туберкулёзом

В 1885 году Кох становится профессором Берлинского университета и директором только что созданного Института гигиены. В то же время он продолжает исследования туберкулёза, сосредоточившись на поисках способов лечения болезни.

В 1890 году Кох объявляет, что такой способ найден. Он выделил стерильную жидкость, содержащую вещества, вырабатываемые туберкулёзной палочкой в течение её жизнедеятельности — туберкулин, который вызывал аллергическую реакцию у больных туберкулёзом. Однако в практике туберкулин применять для лечения туберкулёза не стали, так как он не обладал никакими особыми терапевтическими свойствами, а даже наоборот, его введение сопровождалось токсическими реакциями и вызывало отравление, что стало причиной его острейшей критики. Протесты против применения туберкулина стихли, после того как обнаружилось, что туберкулиновая проба может использоваться в диагностике туберкулёза, что сыграло большую роль в борьбе с туберкулёзом у коров.

Читайте также:
Джонас Эдвард Солк (Jonas Edward Salk) - отзывы, мнение, рейтинг

В 1905 году за «исследования и открытия, касающиеся лечения туберкулёза», Роберт Кох удостоен Нобелевской премии по физиологии и медицине. В Нобелевской лекции лауреат сказал, что если окинуть взором путь, «который пройден за последние годы в борьбе с таким широко распространённым заболеванием, как туберкулёз, мы не сможем не констатировать, что здесь были сделаны первые важнейшие шаги».

Кох был удостоен многих наград, в том числе прусского ордена Почёта, присуждённого германским правительством в 1906 году, и почётных докторских степеней университетов Гейдельберга и Болоньи. Также являлся иностранным членом Французской академии наук, Лондонского королевского научного общества, Британской медицинской ассоциации и многих других научных обществ.

27 мая 1910 года Роберт Кох скончался в Баден-Бадене от сердечного приступа.

Открытия Роберта Коха внесли неоценимый вклад в развитие здравоохранения, охраны здоровья, гигиены, архитектуры, градостроительства, бактериологии, микробиологии в целом, а также в координацию исследований и практических мер в борьбе с такими инфекционными заболеваниями, как туберкулёз, холера, сибирская язва, брюшной тиф, малярия, чума крупного рогатого скота, сонная болезнь (трипаносомоз) и чума человека.

Сердечный приступ или инфаркт миокарда – необратимое повреждение сердечной мышцы.
nazdor.ru›topics/improvement/diseases/current/

Сердечный приступ (инфаркт миокарда) происходит, когда приток крови к сердечной мышце заблокирован, ткань испытывает кислородное голодание и часть миокарда умирает.
sibheart.ru›info/attacks/

Сердечный приступ происходит, когда сгусток крови блокирует ток крови через коронарную артерию — кровеносный сосуд, снабжающий кровью часть сердечной мышцы.
womenhealthnet.ru›cardiology/237.html

Задача данной статьи – выяснить, как заложен уход из жизни от сердечного приступа выдающегося немецкого микробиолога, лауреата Нобелевской премии РОБЕРТА КОХА в его код ПОЛНОГО ИМЕНИ.

Смотреть предварительно “Логикология – о судьбе человека”. http://www.proza.ru/2012/03/16/1446

Рассмотрим таблицы кода ПОЛНОГО ИМЕНИ. Если на Вашем экране будет смещение цифр и букв, приведите в соответствие масштаб изображения.

11 26 48 52 58 72 89 99 121 125 131 148 161 162 176 193 208 210 216 233 252
К О Х Г Е Н Р И Х Г Е Р М А Н Р О Б Е Р Т
252 241 226 204 200 194 180 163 153 131 127 121 104 91 90 76 59 44 42 36 19

4 10 24 41 51 73 77 83 100 113 114 128 145 160 162 168 185 204 215 230 252
Г Е Н Р И Х Г Е Р М А Н Р О Б Е Р Т К О Х
252 248 242 228 211 201 179 175 169 152 139 138 124 107 92 90 84 67 48 37 22

КОХ ГЕНРИХ ГЕРМАН РОБЕРТ = 252 = 169-ИНФАРКТ ПРИВЁЛ К. + 83-СМЕРТИ.

252 = 179- 86-УМИРАЕТ + 93-ИНФАРКТ + 73-МИОКАРДА.

252 = 89-КОНЧИНА + 163-ИНФАРКТ СЕРДЦА.

252 = 121-ОБШИРНЫЙ + 131-ИНФАРКТ МИО карда .

Рассмотрим дешифровку отдельных столбцов:

73 = МИОКАРДА
_________________________________
201 = ОТ ИНФАРКТА МИОКАРДА

58 = ОТ ИН фаркта .
__________________________________
200 = ОТ ИНФАРКТА МИОКАРД а

128 = ОТ ИНФАРКТА
______________________________
138 = ЗАВЕРШЕНИЕ ЖИЗН и

148 = ЗАВЕРШЕНИЕ ЖИЗНИ
_____________________________
121 = ИНФАРКТОМ

230 = СМЕРТЬ ОТ ИНФАРКТА
______________________________
37 = СМЕ рть

Код ДАТЫ СМЕРТИ: 27.05.1910. Это = 27 + 05 + 19 + 10 = 61 = УМИРА ние .

252 = 61 + 191-ГИБЕЛЬ ОТ ИНФАРКТА.

Код ДНЯ СМЕРТИ = 86-ДВАДЦАТЬ + 92-СЕДЬМОЕ + 46-МАЯ = 224.

224 = 161-ОКОНЧАНИЕ ЖИЗНИ + 63-ИНФАР кт .

Код полной ДАТЫ СМЕРТИ = 224-ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЕ МАЯ + 29- 19 + 10 -( код ГОДА СМЕРТИ ) = 253.

253 = 125-ПОГИБАЮЩИЙ + 128-ОТ ИНФАРКТА.

Код числа полных ЛЕТ ЖИЗНИ = 177-ШЕСТЬДЕСЯТ + 97-ШЕСТЬ = 274.

274 = ОТ СЕРДЕЧНОГО ПРИСТУП а .

Смотрим столбец в верхней таблице:

208 = ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕ сть = ГИБЕЛЬНЫЙ ИНФАРКТ
_______________________________________________________
59 = МЁРТВ

Нобелевские лауреаты: взлёты и падения Роберта Коха

Пожалуй, ни одно инфекционное заболевание не обладало столь романтическим ореолом, как туберкулез. Эта болезнь внесла пронзительную нотку фатальности в творчество поэта Джона Китса и сестер Бронте, Мольера и Чехова. Но в реальной жизни чахотка оказывалась совсем не романтичной, а наоборот — грязной и мучительной. Вместе с томной бледностью приходили слабость, изнурительный кашель, легочное кровотечение и смерть. Этой кошмарной для тысяч людей реальности дали имя «белой чумы», ведь она уносила не меньше жизней, чем чума «черная», бубонная, просто убивала медленно. Не удивительно, что человек, «познакомивший» мир с возбудителем туберкулеза и давший надежду на победу над ним, был награжден Нобелевской премией. Формулировка Нобелевского комитета: «за исследования и открытия, касающиеся лечения туберкулеза». А звали этого человека Роберт Кох.

Генрих Герман Роберт Кох. Родился 11 декабря 1843 г. в Клаусталь-Целлерфельде, Пруссия. Умер 27 мая 1910 г. в Баден-Бадене, Германская империя. Лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине 1905 года.

Говоря о туберкулезе, мы вспоминаем не только классиков викторианской эпохи, но и палочки Коха, и туберкулин (антиген в реакции Манту), тоже коховский, и постулаты Коха, а вместе с ними и имя выдающегося ученого, человека, для которого туберкулез стал триумфом и трагедией, — Роберта Коха.

Кох родился 11 декабря 1843 года в местечке Клаусталь-Целлерфельд в Нижней Саксонии в семье горного инженера. Роберт оказался очень одаренным ребенком — уже в пять лет он поразил своих родителей тем, что научился самостоятельно читать, рассматривая газеты. В этом же возрасте его отдали в начальную школу, а через три года он уже поступил в гимназию. Кох учился с удовольствием и выказывал явный интерес к биологии. Что, очевидно, и определило его дальнейший выбор: в 1862 году он поступил в Гёттингенский университет, где увлекся медициной. Именно здесь, в Гёттингене, в то время преподавал знаменитый анатом Якоб Генле, труды которого были первыми ласточками в области микробиологии. Возможно, именно его лекции пробудили у юного Коха интерес к исследованиям микробов как возбудителей различных заболеваний.

В 1866 году Роберт Кох получает степень доктора медицины и в течение полугода работает в знаменитой берлинской клинике Шарите — под руководством великого Рудольфа Вирхова. Кстати, именно Вирхов будет регулярно подвергать критике микробную теорию Коха, противиться распространению его открытий и даже мешать карьере. Поначалу Вирхов вообще прямо говорил ученику, чтобы тот не тратил попусту времени на ерунду и занимался лечением людей.

Читайте также:
Исаак Ньютон, биография, история жизни, изобретения

Рисунок 1. Рудольф Вирхоф (1821–1902). Немецкий врач, гистолог, патолог и ешё много-чего-лог, а также политический деятель со склонностью к реформаторству. Дополнил клеточную теорию Шванна и Шлейдена и нанес удар по популярной тогда гипотезе самозарождения организмов великим тезисом «Omnis cellula e cellula» («Клетка происходит только от клетки»). Установил строение множества тканей и органов, описал патогенез нескольких заболеваний. Заодно вывел немецкую санитарию на совсем иной уровень, руководствуясь мыслью, что врачи — «естественные адвокаты бедных», а потому должны принимать активное участие в решении социального вопроса.

Но уже в следующем году Кох женится на Эмме Фрац и получает место в больнице в Гамбурге. Еще два года молодая семья переезжает из города в город, пока наконец не оседает в Раквице, где Кох устраивается в местную лечебницу для душевнобольных. Но, кажется, размеренная жизнь совсем не для него. Несмотря на сильную близорукость, Кох сдает экзамен на военного врача и отбывает в полевые госпитали начавшейся в 1870 году Франко-прусской войны, где сталкивается не столько с хирургической практикой, сколько с молниеносно распространяющимися в окопах холерой и брюшным тифом.

Через год Роберт демобилизуется, а в 1872 г. получает должность уездного санитарного врача в Вольштейне. Именно в этот период он получает от жены подарок на 28-летие — новый микроскоп. И скоро медицинская практика отходит на второй план: Кох все дни напролет пропадает за окуляром подарка. И вспышка сибирской язвы среди местного крупного и мелкого рогатого скота оказывается очень кстати.

Основываясь на опыте Пастера, который уже пытался найти возбудителя этого заболевания, Кох проводит многочисленные опыты над мышами. При помощи «прививок» крови, взятой из селезенки здоровых и умерших от сибирской язвы животных, он пытается заразить подопытных грызунов. Результаты экспериментов позволяют ему подтвердить предположение, что сибирская язва может передаваться через кровь.

Рисунок 2. Бактерии сибирской язвы — Bacillus anthracis. а — Отдельные клетки под сканирующим электронным микроскопом (окрашены). б — Строение клетки. в — Препарат, окрашенный по Граму. Фото (а) из Science Photo Library, рисунок (б) из en.wikipedia.org, адаптирован.

Правда, это Коха не удовлетворило. Он хотел также проверить, может ли сибирская язва передаваться без непосредственного контакта с заболевшим скотом. Роберт получает чистые культуры бактерий и тщательно их изучает, подробно зарисовывая и описывая процесс размножения Bacillus anthracis, попутно отмечая их уникальную способность пережидать неблагоприятные условия.

Результатом этой кропотливой работы стал труд, который при содействии профессора ботаники университета Бреслау Фердинанда Кона, был-таки опубликован в 1876 году в передовом ботаническом журнале Beitrage zur Biologie der Pflazen, детище Кона (который, кстати, относил бактерий к растениям). Несмотря на протесты Вирхова, считавшего, что болезни имеют внутреннюю природу, а их причина — «патология клеток», Кох приобретает определенную популярность, но не расстается со своей крошечной лабораторией в Вольштейне. Еще четыре года он совершенствует методы окрашивания и фиксации микроскопических препаратов, а также изучает различные формы бактериального инфицирования ран. В 1878 году он публикует свои работы по микробиологии.

Известность приносит свои плоды: в 1880 году Роберта Коха назначают советником в Имперском бюро здравоохранения в Берлине. Именно здесь у ученого появляется возможность собрать лучшую в его жизни лабораторию. Исследовательская работа сразу пошла в гору. Кох изобретает новый микробиологический метод — выращивание чистых культур бактерий на твердых средах. Например, на картофеле. А также новые методы окрашивания, позволяющие легко разглядеть и идентифицировать бактерий при помощи микроскопа. Уже через год он публикует работу «Методы изучения патогенных организмов» и вступает в полемику с коллегой по микробиологическому «цеху» Луи Пастером по поводу исследований сибирской язвы. Ученые разворачивают настоящую войну на страницах научных изданий и в публичных выступлениях.

И именно в этой лаборатории, укомплектованной отличными кадрами, оснащенной мощными микроскопами, лучшими материалами и лабораторными животными, Кох приступает к исследованию главного «убийцы» того времени — туберкулеза. Выбор темы, однако, многим его коллегам показался странным: большинство экспертов считало чахотку наследственным заболеванием. Ведь статистика показывала, что эта болезнь чаще всего распространяется внутри семей.

Тем не менее доктор Кох счел туберкулез обычной «природной» инфекцией. Работая в одиночку, тайком от коллег, он заперся в лаборатории почти на полгода — до тех пор, пока не смог выделить и вырастить культуру туберкулезной палочки Mycobacterium (рис. 3).

Рисунок 3. Микобактерии туберкулеза (Mycobacterium tuberculosis). а — Колонии на агаризованной среде. б — Клетки под сканирующим электронным микроскопом. Не образующие спор и капсул актиномицеты с большим числом инсерционных последовательностей в геноме, в том числе ответственных за устойчивость бактерии к антибиотикам. Паразитируют внутри фагосом макрофагов, потому трудно досягаемы для лекарств. Фото с сайта textbookofbacteriology.net.

24 марта 1882 года Кох представил свои выводы на ежемесячной встрече Общества физиологов в Берлине (опять же, злокозненный Вирхов не дал выступить Коху на широком собрании берлинских медиков), по-настоящему ошарашив коллег, которые не могли не только аргументированно апеллировать, но и аплодировать.

Семнадцать дней спустя — 10 апреля 1882 года — Кох опубликовал свою лекцию «Этиология туберкулеза» [2], и факт открытия возбудителя смертельного заболевания не только стал новостным поводом для крупных медицинских изданий, но и облетел первые полосы ведущих газет во всему миру. В течение нескольких недель «Кох» стало буквально именем нарицательным.

Но Роберт Кох не остался почивать на лаврах. Он уезжает в правительственную научную экспедицию в Египет и Индию, где охотится за возбудителем холеры. И находит его — он выделяет микроб, который называет холерным вибрионом (рис. 4). Это открытие принесло ему не только дополнительную популярность, но и премию в 100 тысяч немецких марок.

Рисунок 5. Холерный вибрион (Vibrio cholerae) под электронным микроскопом. Оранжевым окрашены нуклеоид и жгутик. За 30 лет до Коха бактерия была описана Филиппо Пачини как Filippo Pacini bacillum, но то было время болезнетворных «миазмов», и открытие проигнорировали. Эта подвижная одножгутиковая слегка изогнутая палочка (вибрион) обитает в воде. Только две серогруппы из 140 вызывают эпидемическую холеру: действие их токсина провоцирует потерю клетками кишечника воды и ионов, возникают профузная диарея и рвота, итог — смертельное обезвоживание. Токсин кодируется умеренным бактериофагом, встроенным в одну из двух хромосом вибриона. Фото с сайта www.humanillnesses.com.

Читайте также:
Нильс Бор, биография, история жизни, факты из жизни

Но уже довольно скоро, в 1885 году, доктор Кох возвращается к «любимому» туберкулезу, сосредоточившись теперь на поиске способов лечения этого заболевания. К тому времени он уже успел разойтись со своим учеником Эмилем Берингом [3]: они поспорили отнюдь не по поводу одного места из Блаженного Августина, а о том, может ли человек заражаться туберкулезом от животных. Кох, к тому времени уже «забронзовевший» авторитет, считал, что не может, а молоко и мясо зараженных животных безопасно. Ученик считал, что Кох неправ. Этого «великий» не стерпел, и между ними случился разрыв (хотя время показало, что прав-то был Беринг).

Кох спешил открыть свое средство от туберкулеза. В 1890 году ему удалось выделить туберкулин — вещество, вырабатываемое туберкулезной палочкой в процессе жизнедеятельности. Ученый полагал, что оно способно помочь в лечении чахотки, — и 4 августа 1890 года без тщательной проверки объявил: средство от туберкулеза найдено. Короткий и бурный триумф — ведь после открытия возбудителей «сибирки», чахотки и холеры выше авторитета в медицине, чем у Коха, не было. Но триумф обернулся трагедией и волной остракизма.

Выяснилось, что туберкулин вызывает серьезные аллергические реакции у больных туберкулезом. Посыпались сообщения о смертях от туберкулина. А потом оказалось, что и эффективность лекарства невелика. Туберкулиновые прививки не давали иммунитета к чахотке.

Интересно, что семнадцать лет спустя именно этот эффект туберкулина позволил применить его для туберкулиновой пробы — теста, диагностирующего туберкулез. Его разработал австрийский педиатр, ассистент иммунолога-нобелиата Пауля Эрлиха, Клеменс Пирке.

Рисунок 5. Клеменс фон Пиркé (1874–1929). Австрийский аристократ, педиатр, получивший прекрасное образование в ведущих университетах Европы. В 1906 г. ввел термин «аллергия». В 1907 г. продемонстрировал медицинской общественности туберкулиновую пробу: в царапину на предплечье пациента втирался туберкулин, по реакции кожи судили об инфицированности микобактериями. Пробу Пирке позже заменило подкожное введение туберкулина — по методике Шарля Манту. Фон Пирке покончил жизнь самоубийством вместе с постоянно страдавшей депрессией женой, приняв цианистый калий. Ученого выдвигали на получение Нобелевской премии пять раз, баллотировался он и в президенты Австрии, но. обывателям Пирке знаком лишь по памятной монете в 50 евро (справа).

Тем не менее, карьера Коха продолжает продвигаться. Ему присуждают звание врача 1-го класса и почетного гражданина Берлина. Спустя год он становится директором вновь созданного Института гигиены в Берлине и профессором гигиены в Берлинском университете.

И снова исследовательская жилка (и чувство вины, и желание реванша) не дает жить Роберту Коху спокойно. В 1896 году он отправляется в Южную Африку, чтобы изучать происхождение чумы крупного рогатого скота. И хотя ему не удалось определить причину чумы, он смог локализовать вспышки этого заболевания, делая здоровым животным инъекции препарата желчи зараженных. Затем Кох исследует в Африке и Индии малярию, лихорадку Черной Воды, сонную болезнь у крупного рогатого скота и лошадей. Результаты своей титанической работы он публикует в 1898 году после возвращения в Германию.

Дома он продолжает исследования и в 1901 году на Международном конгрессе по туберкулезу в Лондоне делает заявление, порождающее в научных кругах много споров: бациллы человеческого и коровьего туберкулеза различаются. Ученого подвергли критике, но время показало, что он был прав (кстати, это тоже было предметом спора Коха и Беринга, и тут уже ошибался Беринг; сейчас известно, что туберкулез у животных и человека могут иногда вызывать другие, близкородственные M. tuberculosis, виды микобактерий, способные преодолевать межвидовой барьер).

В 1905 году Роберта Коха удостоили Нобелевской премии по физиологии и медицине «за исследования и открытия, касающиеся лечения туберкулеза». Но уже в 1906 году он возвращается в Центральную Африку для продолжения работ по изучению сонной болезни (трипаносомоза). Он находит, что синтезированный Эрлихом и Хата в 1905 году атоксил (на путать с современным энтеросорбентом из диоксида кремния — тогда это было органическое соединение мышьяка!) может быть эффективен при этом заболевании так же, как хинин против малярии.

До самого конца жизни Кох продолжал исследования по серологии и микробиологии. Он умер 27 мая 1910 года в санатории в Баден-Бадене. Смерть его тоже привела к интересным событиям. Тело Роберта Коха было кремировано, однако в Пруссии в то время законодательно не было разрешено захоранивать урны на кладбищах. В результате было принято решение создать мавзолей Коха прямо в институте его имени (рис. 6). 10 декабря 1910 года состоялась церемония захоронения праха. И поныне можно посетить этот мавзолей [4], увидеть портрет Коха, прочесть эпитафию: «Роберт Кох — работа и успехи». И просто побыть наедине с великим ученым, очень непростым человеком, без сомнения, достойным вечной памяти и благодарности человечества.

Рисунок 6. Мавзолей Коха, совмещенный с музеем, в Институте Роберта Коха в Берлине. В мире есть несколько памятников Р. Коху, а на 100-летний юбилей той самой, коховской, Нобелевской премии немцы выпустили марку с портретом их великого соотечественника, а Европейская академия естественных наук учредила медаль Коха, которая вручается лучшим врачам и биологам.

Текст написан для портала “Биомолекула” совместно со Снежаной Шабановой

Герман Кох — рецензии на книги

Сортировка

9 октября 2020 г. 23:42

. Однажды твой идеальный и такой уютный мир рушится. Словно бы в одночасье все привычное и знакомое становится пугающе-чужим. Все переворачивается с ног на голову, ты узнаешь то, что не должен был никогда узнать. Тайны лишают спокойствия, особенно тайны, касающиеся близких тебе людей.

. А может, твой мир и не был никогда идеальным? Легко жить в придуманной реальности. В ней все и всегда замечательно: добрая, красивая, понимающая тебя с полуслова жена и послушный сын-подросток. Что еще желать для счастья? Грех ведь жаловаться на судьбу, правда?

Но нет, за все в этой жизни приходится платить; за иллюзии – тоже. За них обычно самая высокая цена. Как и за пренебрежение жизнью собственного ребенка: прожить с ним 15 лет и ничего – абсолютно ничего! – о нем не знать.

Не хочу спойлерить,…

10 ноября 2013 г. 09:50

Совсем недавно я получила письмо от некой дамы. Дама писала, что осознаёт, что поступает по отношению ко мне подло, но предпочитает об этом не думать, потому что человеку свойственно оправдывать любые, в том числе и самые подлые, поступки. Подобная откровенность, граничащая с цинизмом, меня позабавила. Я восхищаюсь людьми, для которых совесть – пустой звук и которые прекрасно себя чувствуют, насрав в ботинок ближнему. Смущает, пожалуй, только огромное количество пафосных слов, которые при этом произносятся: о свободе, любви и благих побуждениях, тех самых, которыми вымощена дорога в ад. Собственно небольшой роман Коха построен именно так: герой оправдывает свои, мягко говоря, неблаговидные поступки несовершенством ближних, заботой о семье, любовью к сыну и т.д. Интересен роман именно…

Читайте также:
Галилео Галилей, биография, история жизни, факты

И швец, и жнец, и на машинке

28 мая 2015 г. 21:07

Перед нами тут намечается непростой ужин. Красиво обставленный, полный высших манер и умения держать лицо. Вот так вот обстоят дела в начале. А что же у нас сегодня в меню? Ммм, розовое шампанское, филе цесарки в нежнейшем немецком беконе, речные креветки в уксусе и оливковом масле с добавлением эстрагона и лука-порея, парфе. А помимо всяких вкусняшек, за сервированным столом, в течение вечера будут поданы блюда еще более эксклюзивные. И источник их, люди, что пришли в ресторан обсудить кое-какие дела. Постепенно все манеры и приличия будут облезать, словно шелуха с гнилого лука, да и само лицо уже перекосило в уродливой гримасе.

Как далеко может зайти любовь к своим детям? На что родители готовы пойти, чтобы защитить свое дитя, даже зная, что он не прав? Бывают же такие ситуации,…

3 января 2015 г. 16:58

Какая страшная книга! Какая противоречивая книга! Какая ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ книга! Не добавляю ее в “любимые” только из-за весьма противоречивого мессиджа, которое она содержит. Беспокоит тот факт, что, добавив роман в “любимые”, как будто подпишусь под основной идеей, к которой – я акцентирую на это внимание! – ни в коем случае нельзя относиться однозначно.

Если написать о впечатлениях, сохранив хронологию их появления, то выйдет всё очень просто. Первые процентов 40 я наслаждалась увлекательнейшим и остроумнейшим повествованием о двух родственных семьях. Главный герой (он же рассказчик) поражал и восхищал меня своим метким, саркастическим словцом примерно так же, как рассказчик повести Сергея Довлатова “Заповедник”. Я, фигурально выражаясь, чуть…

22 февраля 2016 г. 20:19

«Порой прокручиваешь жизнь вспять, хочешь посмотреть, в какой точке она могла бы принять другое направление. И говоришь: Вот! Смотри, вот оно. »

Герман Кох известный голландский писатель, мировую известность которому принес роман «Ужин». Но я начала свое знакомство с автором с его седьмого романа, который вышел в свет в 2011-ом, спустя два года, после «Ужина». И наше первое знакомство оказалось очень даже благоприятным. Роман вызвал неоднозначные эмоции, но его действительно можно назвать одним из тех, которые задевают чувства, впечатляют читателя, несмотря на то, понравился ли он или нет.

Марк Шлоссер – семейный врач, чьи клиенты в большинстве своем знаменитости, которых он терпеть не может. Однажды к нему на прием записывается актер Ралф Мейер. И спустя какое-то время после приема,…

4 июня 2015 г. 18:09

Ужин – книга о многом и о важном. О том, например, как делако мы можем зайти в любви к своим детям, в желании оградить их от всего недоброго и уберечь. Чем мы говоты пожертвовать, ради счастья и спокойствия своего и своих близких? Может быть даже чужими жизнями? Под девизом: “cвоя рубашка ближе к телу”. Как далеко в этом вопросе позволит нам зайти наша совесть? Совесть? Совееесть, аауууу!

Две пары, братья со своими жёнами, встречаются в ресторане, чтобы отужинать и погворить о том и о сём. Ну и. вот, собственно, поговорили. Мило так, по-душам. Скелетика из шкафа выкопали. Жуткого такого, удручающего и шокирующего. И как с этим жить? Поступить по-совести, или по велению родительского сердца, которое часто бывает слепо? Узнавать некоторые вещи о своих детях может быть очень болезненно и…

15 января 2015 г. 16:42

Этот небольшой роман для меня оказался неожиданной провокационной драмой. Брат с супругой пригласил брата с его супругой в ресторан поговорить о детях. мне думалось, будут просто семейные выяснения отношений. Детишки – подростки, лет по 15, проблем хватает, что-то будут выяснять между собой.
А все оказалось не просто так. Оказался какой- то кошмар. Они не будут на протяжении всего романа сидеть в ресторане, хотя будут. но будет и прошлое, и чуть отдаленное, и совсем недавнее.
Для меня здесь нет ничего спорного. Я категорически считаю, что родители неправы, понятно стремление защитить своего ребенка, но порой детей надо защищать от самих себя, потому что в дальнейшем беда с ними будет еще больше, хотя. куда уж больше. Это страшно, то что сотворил сын и его двоюродный брат, и его отец, и его мать. Защищать! Конечно! Спасите их от самих себя! Не поважайте такую дикость. Когда все началось? Наверно, когда родился отец. Он родился с геном агрессивности и жестокости. А потом – все продолжилось, когда сыну было восемь, когда сын увидел, что отец его будет защищать, даже если тот не прав, а защищать будет, проявляя особую жестокость к другим людям. Работа отца в школе, встреча с директором, сочинение сына о смертной казни. Здесь все в одном ключе, все одно к одному. И в сыне, наверно, этот ген. Но что это оправдывает?! Я думаю, крайне мало что. У матери нет этого отклонения. Однако, ее отношение, ее поведение в точности такое же, как у мужа и сына.

Муж считает, что просто их счастливая семья потерпела кораблекрушение. А теперь все здорово будет! Здорово?! Как бы не так! Они чудовища, которые породили и воспитали чудовище. Они идут по всем танком, лишь бы сына не наказали, но ведь для него наказание возможно было бы спасением от дальнейшего превращения в нечто. Сержа жаль, брата мужа, вот он понимал, что это надо остановить, пресечь, пусть будет несладко, он готов был на жертвы, чтобы спасти сына, но спасти не значит сокрыть поступки, ведь сокрытое, да еще и родителями, убедит детей в том, что они правы, совершая чудовищные вещи, ведь папочка и мамочка от всех все скроют, обрадуются даже, у них будет светиться ужасная улыбка, оскал, а еще: размажут даже близкого родственника по стенке в прямом смысле, но не вынесут сор из избы. Звериная семья!

Читайте также:
Абу́ Али́ Хусе́йн ибн Абдулла́х ибн аль-Ха́сан ибн Али́ ибн Си́на - отзывы, мнение, рейтинг

Моему негодованию нет предела. Написано все отлично. Меня пробрало! Но оправдания здесь нет никому, с такими намерениями точно прямая дорога и кратчайшая только в ад. Этот кошмар полезно прочитать родителям и задуматься. Конечно, каждые мама и папа глотку порвут за свое дитятко, но если это дитятко само рвет глотку людям, может стоит подумать. от кого его надо спасать. Это не просто несчастливая семья, это чудовищная семья, не дай Бог, столкнуться. А ведь внешне все так респектабельно, все так прилично поначалу выглядело, все такие цивилизованные. а на поверку Дикость Поужинали!

Генрих Герман Роберт Кох – отзывы, мнение, рейтинг

Перейти к аудиокниге

Посоветуйте книгу друзьям! Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

  • Объем: 220 стр.
  • Жанр:с овременная зарубежная литература
  • Теги:и нтеллектуальный бестселлер, п сихологическая проза, с емейные тайны, э кранизацииРедактировать

Эта и ещё 2 книги за 299 ₽

Отзывы 39

Дочитала до конца и поняла, что ощущения после прочтения самые странные… Глупо ратовать за то, что каждая книга должна нести читателю добро и свет. Но мораль этой книги… А где она, собственно? Безграничная родительская любовь, замешанная на врожденной патологии отца, самоотречении матери, которая ради благополучия сына способна понять и даже одобрить насилие и убийство. Больной подросток, спокойно переходящий грань между добром и злом с молчаливого одобрения родителей. Рефреном проходит мысль, что вроде как никто и не виноват – ну такие уж гены от папочки сынуле передались. Все, кто пытается противостоять этой развеселой семейке, в итоге проигрывают. После прочтения остается ощущения какого-то бессилия. Хотя эмоций после прочтения много – все они отрицательные. Книгу оценила бы на тройку…

Дочитала до конца и поняла, что ощущения после прочтения самые странные… Глупо ратовать за то, что каждая книга должна нести читателю добро и свет. Но мораль этой книги… А где она, собственно? Безграничная родительская любовь, замешанная на врожденной патологии отца, самоотречении матери, которая ради благополучия сына способна понять и даже одобрить насилие и убийство. Больной подросток, спокойно переходящий грань между добром и злом с молчаливого одобрения родителей. Рефреном проходит мысль, что вроде как никто и не виноват – ну такие уж гены от папочки сынуле передались. Все, кто пытается противостоять этой развеселой семейке, в итоге проигрывают. После прочтения остается ощущения какого-то бессилия. Хотя эмоций после прочтения много – все они отрицательные. Книгу оценила бы на тройку…

Все очень реалистично страшно … Прочитала за вечер. Очень точно описаны способы ухода от реальных проблем путем демагогии и подмена понятий.

Все очень реалистично страшно … Прочитала за вечер. Очень точно описаны способы ухода от реальных проблем путем демагогии и подмена понятий.

Книгу проглотила буквально за 2 вечера (и это с учетом дефицита времени). Сюжет раскручивается постепенно и даже трудно предположить куда это все выльется.Плюсы становятся минусами и наоборот…Легко читается с первых строк. Затрудняюсь сказать, что я делала б на месте героев, кто там правильный, кто не очень…Каждый решает сам. Поэтому и надо прочитать эту книгу!

Книгу проглотила буквально за 2 вечера (и это с учетом дефицита времени). Сюжет раскручивается постепенно и даже трудно предположить куда это все выльется.Плюсы становятся минусами и наоборот…Легко читается с первых строк. Затрудняюсь сказать, что я делала б на месте героев, кто там правильный, кто не очень…Каждый решает сам. Поэтому и надо прочитать эту книгу!

Книга не оправдала моих ожиданий, фраза о том что собаки начинают кусать своего хозяина, как только он упадет на землю поразила своей глупостью…

Книга не оправдала моих ожиданий, фраза о том что собаки начинают кусать своего хозяина, как только он упадет на землю поразила своей глупостью…

Рекомендую книгу к чтению,хотя очень неприятное ощущение после прочтения, как и у многих. Дело не в авторе,а в сюжете.

Главные герои не могут называться людьми,это просто чудовища,оправдывающие убийства любовью к своей семье, и чувства сострадания или угрызения совести им неведомы вообще. И это обычная такая себе средняя голландская семейка… А мы удивляемся, откуда Брэйвики берутся. Да их полно .

Рекомендую книгу к чтению,хотя очень неприятное ощущение после прочтения, как и у многих. Дело не в авторе,а в сюжете.

Главные герои не могут называться людьми,это просто чудовища,оправдывающие убийства любовью к своей семье, и чувства сострадания или угрызения совести им неведомы вообще. И это обычная такая себе средняя голландская семейка… А мы удивляемся, откуда Брэйвики берутся. Да их полно .

Поучительная история для родителей

Автор приводит толстовские слова о счастливой и несчастливой семьях. Но нет – это не адюльтер. Это поучительная история для родителей, имеющих детей-подростков. Очень современная история, факты которой раскрылись с помощью записей на мобильном, видео на YouTobe. Есть ли понимание между мужем и женой, между родителями и детьми? Какую роль играет наследственность? И – самое главное – на что способны мать или отец ради своего ребенка?

Естественно, основные события состоялись раньше, за пределами ресторана, где проходит ужин двух братьев с их женами. Но и во время ужина интрига развивается. Здесь интересны детали. Может ли довести до белого каления метродотель, комментирующий все блюда, указывая при этом своим мезинцем на их ингредиенты?

Где-то на странице сто двадцатой есть сравнение: «…так ты не откладываешь в сторону дрянную книгу, прочитав ее лишь до половины, но помимо воли домучиваешь до конца в надежде на удачную развязку». Эти слова не относятся к самой книге Коха. Развязка заставит задуматься еще об очень многом.

Герман Кох

Биография писателя

Голландский писатель и актёр.

Лучшие книги автора

Звезда Одессы

Размышляя о Брюсе Кеннеди

Уважаемый господин М.

Спаси нас, Мария Монтанелли

Похожие авторы:

Упоминание книг автора:

  • “Вкусные” книги Подборки
  • 10 книг, фильмы по которым мы увидим этим летом Подборки
  • Рекомендации от Стивена Кинга Подборки
  • Идеальное сочетание книга + вино Подборки
  • Книги-ровесники Ридли Подборки
Читайте также:
Стивен Хокинг, биография, история жизни, факты.

Цитаты из книг автора

Не знаю, как это получается, но слова зачастую помогают вынести невыносимое

Избыток у людей денег и свободного времени очень даже способствуют бурной деятельности служителей психиатрии

По-моему, есть золотое правило, и оно гласит, что люди с умственными способностями выше средних никогда не будут о них говорить.

Есть женщины, которые вслух говорят, что все мужчины оборачиваются, когда они проходят мимо, а есть женщины, которым нет нужды это говорить.

«Тайны счастью не помеха.»

Последние рецензии на книги автора

В этой книге мы с первых страниц наблюдаем за работой обычного домашнего врача. Он рассказывает о своей работе без прикрас, с сарказмом и без особо трепета. Это не всегда приятно читать. Но ведь так оно и есть. Когда мы обращаемся к врачу с проблемой, эта проблема только наша, мы волнуемся и переживаем, для него же это просто очередной диагноз, который требует определённого алгоритма. Я даже в нём находила себя. За годы работы с дошкольникам, я перестала обращать внимание на их слёзы. И это как будто холодность и безразличие, но на самом деле это всего лишь защитная реакция моей психики, чтобы можно продолжать работать дальше без ущерба для своего психологического здоровья. За эту правдоподобность в его отношении к пациентам и своей работы я прям сразу поставила пять баллов.

В первых главах мы понимаем, что этот врач, похоже, допустил ошибку. Но как это произошло и как врач связан с пациентом мы узнаём, погружаясь в историю отпуска семьи врача.

Всё начиналось вполне безвинно. Новый пациент пригласил Марка и его семью в свой летний дом. Марка и Каролину одновременно тянуло к новым знакомым и отталкивало от них. Но они оказались в доме у этих людей. Ужины под открытым небом, веселящиеся дети у бассейна, фейерверки – всё, что нужно для отдыха. Пока однажды не происходит событие, которое делит жизнь семьи Марка на до и после, которое вынуждает его принять самое сложное и наверное самое страшное решение – кем быть в первую очередь, отцом или врачом.

Тут можно разделиться на два лагеря – встать на защиту Марка или ополчиться против. И те, и другие приведут много доводов в свою пользу, и будут правы в каждом своём аргументе. Но однозначного решения не найдётся никогда. Я же давно уже живу по принципу – не суди и не судим будешь. Поэтому не скажу однозначно, поддержала я Марка или осудила. Я просто узнала эту историю, посочувствовала всем и надеюсь, что сама никогда не окажусь где-то рядом с подобной историей.

  • Опции
    • Пожаловаться
    • Открыть в новом окне
  • Поделиться
    • ВКонтакте
    • Твиттер
    • Фейсбук
    • Одноклассники
    • Мой Мир
    • Googe+

Кох сам себе могилу выкопал. То есть в собственном романе спрятал те слова, которые я не смогла бы подобрать, однако, они почти верно отражают мои собственные эмоции от этого произведения. Тут один герой читал роман другого персонажа «действительно приходя в бешенство от претенциозной слабости изложения». Ну, изложение может быть и не было слабым, но вот претенциозным – однозначно.
Итак, в чём же проблема этого произведения?
Излишняя сложность. Чувак живёт по соседству с престарелым писателем (тот самый господин М.) и во всю критикует этого дедульку. Он так и сыплет претензиями в адрес романов и личной жизни этого старикашки, но в особенности цепляется к «Расплате», в которой двое влюблённых школьников убивают своего классного руководителя (основано на реальных событиях вымышленной коховской вселенной). А между «письмами к господину М.» вклиниваются главы о том, как знакомятся парень с девушкой, как их разводят в стороны обстоятельства и как им удаётся эти обстоятельства обойти, чтобы быть вместе. Только вот удастся ли им это? И что это за главы – реальность или то, что напечатано под обложкой «Расплаты»?
Блинский блин! Это ж должно было получиться гениальным! Главы про ребят летят в одно мгновение, их легко понять и прочувствовать, легко представить себя в неполные 17 лет, все эти ошибки, недопонимания, умалчивания, страхи и пыл. Герман и Лаура совсем не вызывают положительных эмоций, и причин тому море, но почему-то хочется надеяться на их светлое будущее, ведь я по-детски наивно верю, что сила любви способна преобразить даже таких маленьких чудовищ в кого-то более светлого, хорошего. И знаете, это была бы почти трагедия в шекспировском стиле, только в прозе. Но Кох решил нагромоздить поверх этих юношеских судеб целый мавзолей полной фигни. Скорее всего, цель его была в усилении драматического эффекта, финал явно это подразумевает. Мавзолей рухнул и вся история из памятника бедовым судьбам юноши и девушки превратилась в курган, в засыпанный могильник. Потому что главы от лица соседа были ужасающе скучны! Две страницы – зевок, ещё пара – разлепляю глаза, ещё страница – понимаю что её надо перечитывать, потому что я отрубилась и во сне уже сочиняю что-то своё (что странно, подражая стилистике главы).
Растёт на полянке одуванчик, гуляющие дети то и дело на него наступают, но цветы продолжают тянуться к солнцу, живут и радуют глаз. Этот роман явно из другого вида цветов, и автор самолично его затоптал, как бы тот ни старался воспрянуть в подростковой части повествования. И мне обидно. Обидно, что абсолютно не уважаемый и противный господин М. здесь важнее тех ребят. Обидно, что этот самый сосед-вуайерист (или лучше назвать сталкер, ведь он так чутко следит за писателем и его семьёй, что это уже на грани психоза), неприятный человек, который о себе вообще ничего не сообщает, имеет наглость судить других, да ещё и поставлен автором на ключевую позицию всего действа. Обидно, что уже зная всю подоплёку произведения, моё мнение о персонажах совсем не поменялось, да мнение о романе отнюдь не улучшилось. Завязать мне с Кохом или нет – ещё не решила. Но точно ещё не скоро к нему смогу вернуться.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: