Фурсов Анатолий Владимирович – отзывы, мнение, рейтинг

Анатолий Владимирович Фурсов рассказал, как можно повлиять на очевидно обвинительный характер отечественной фемиды

Управляющий партнер Московской коллегии адвокатов Анатолий Фурсов в интервью нашему корреспонденту поделился болью всего российского адвокатского сообщества, причина которой пагубно влияет на объективность следствия, и часто приводит к вынесению ошибочных судебных решений.

Уже не один год российская адвокатура пытается добиться равноправия в вопросе назначения экспертиз в ходе следствия. В настоящее время положение дел таково, что решить нужна ли экспертиза в принципе, а так же выбрать какому эксперту ее доверить, решают только органы следствия. Представители защиты в этом вопросе остаются бесправными. Чисто формально за адвокатом закреплено право ходатайствовать о назначении экспертизы, но на практике все подобные ходатайства остаются без ответа.

К мнению эксперта, привлекаемого стороной обвинения, практически всегда прислушиваются, и судьи, и присяжные заседатели. В профессиональной среде даже устоялось расхожее выражение «научный приговор», которое означает, что как сказал эксперт, так решит и судья. На практике такой подход приводит к совершению массы судебных ошибок, последствиями которых становятся искалеченные человеческие судьбы. Стоит только вдуматься, в России ежегодно в судах рассматривается около миллиона дел, в которые вовлечены несколько миллионов человек. Количество запросов на проведение экспертизы так же приближается к двум миллионам. Такая машина просто не должна работать однобоко, считает Анатолий Фурсов . Необходимо в кротчайшие сроки решить вопрос с ущемлением прав адвокатского корпуса в вопросе проведения экспертиз на этапе следствия.

Эксперты, которых привлекает сторона обвинения, располагают самыми широкими полномочиями. Они имеют право знакомиться с материалами дела, которые касаются предмета исследования, допрашивать фигурантов дела по своему усмотрению, а так же производить иные действия необходимые для формирования экспертного заключения. Справедливости ради необходимо отметить, что за подобный карт-бланш эксперты расплачиваются и огромной ответственностью, которую они несут за свои слова.

Эксперты, которых может теоретически привлечь сторона защиты, не обладают вообще никакими правами. Все что они могут это высказать свое частное мнение в суде, которое, как показывает практика, не имеет особого влияния, ни на суд, ни на присяжных заседателей. Председатель российского совета по правам человека, именитый адвокат Генри Резник , поднимал вопрос уравнивания прав в аспекте назначения экспертизы в период следствия между обвинением и адвокатским корпусом, на встрече адвокатов с президентом России Владимиром Путиным . Вникнув в проблему, глава государства согласился со справедливостью доводов Генри Резника и поручил сформировать рабочую группу из представителей адвокатского корпуса, Верховного суда, Генеральной прокуратуры и следственного комитета для разработки соответствующей законодательной инициативы.

Как уточнил Анатолий Фурсов , по состоянию на первое июля текущего года вопрос практически не сдвинулся с места. Возможно, всему виной ограничения введенный из-за пандемии коронавирусной инфекции , которая бушует по всему миру.

Так же Фурсов считает, что необходимой мерой направленной на повышение объективности следствия, может стать возрождения института судебных следователей. Судебные следователи это специалисты, которые будут отбирать функцию первичного следствия у сотрудников полиции. Как показывает практика стран, в которых работают судебные следователи, они более независимо расследуют уголовные дела, так как свободны от профессиональных деформаций рядовых полицейских и подчиняются только соответствующим судебным коллегиям.

В заключение Анатолий Владимирович Фурсов , управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» еще раз подчеркнул, что без расширения возможности адвокатов на защиту невозможно построение гражданского общества, а добиться этого реально лишь через законодательные поправки: «Хочется верить, что законопроект, курируемый Генри Резником , станет первым, и очень важным шагом на пути к справедливому, беспристрастному, и тщательному следствию. Весь правоприменительный опыт говорит о том, что в российском уголовном судопроизводстве преобладает обвинительный уклон, и это наглядно демонстрирует порядок назначения экспертиз.

Анатолий Фурсов: “Все обвинения против меня сфальсифицированы, и это можно доказать”

Иван Петровский

Анатолий Фурсов является сотрудником коллегии адвокатов, учредителем нескольких агенств недвижимости. На сайте МВД есть информация о том, что Фурсов объявлен в международный розыск.

Вот что рассказывает он сам:

-7 марта 2020 года у меня состоялась встреча с представителем следствия,на которой мне показали материалы уголовного дела.Мне сказали, что меня привлекут к уголовной ответственности, если я не заплачу миллион евро. Поскольку никаких преступлений я не совершал, то и платить отказался. И немедленно обратился в СМИ, где описал все произошедшее со мной, и потребовал компетентные органы взять на особый контроль эту ситуацию. Мою статью опубликовало 14 популярных средств массовой информации, но никакой официальной реакции не последовало.

Вскоре начались обыски в офисе моей фирмы; были изъята вся документация, а также компьютеры, мобильные телефоны и др. техника, необходимая для работы. Моих сотрудников допрашивали и запугивали, требуя дать показания против меня, не допускали к ним адвокатов. Безрезультатно. А через 18 месяцев после того на меня было заведено уголовное дело.

Читайте также:
Зенон Элейский - отзывы, мнение, рейтинг

Обвинение строится на показаниях единственного свидетеля, показания которого сами правоохранительные органы и сфабриковали. Якобы, тот слышал какую-то порочащую меня информацию от третьих лиц. Но на очных ставках эту информацию лица, на которых он ссылался, не подтвердили. Кроме того, с этим человеком было заключено досудебное соглашение, в котором прописаны условия дать показания против меня. Помимо этого, согласно заключению комиссии экспертов «Психиатрической клинической больницы №13» от 03.03.2020 года известно, что показания он давал под давлением сотрудников полиции, так как, понимал, что они могут что-то сделать с его семьей. Указанные в ходатайстве обстоятельства ему не известны, писал их под диктовку и угрозы третьих лиц.

Свою невиновность и всю абсурдность всех обвинений я докажу. Для этого сейчас работают адвокаты, эксперты и другие специалисты. Кроме того, я докажу коррупционную составляющую этого грязного дела. После попытки вымогательства я обратился в детективное агентство. Вместе мы собрали множество компромата на коррупционеров, который в ближайшее время будет обнародован».

– Звучит как фабула детектива.

– История, к сожалению, уже привычная. Сегодня наши соотечественники боятся представителей правоохранительной системы куда больше, чем обычных бандитов, и не напрасно! Фабрикация дел, фальсификация доказательств, вымогательства, шантаж, поборы, избиения, пытки и убийства граждан – вот суровые будни российской Фемиды. Бизнес в России уничтожается коррумпированными силовыми структурами, а любой россиянин – будь то менеджер по продажам сотовых телефонов, или предприниматель международного уровня, ставший фигурантом уголовного дела, оказывается беззащитен. Жаловаться бесполезно, некому и некуда: суды, прокуратура, следствие, оперативные службы — все действуют сплоченной командой, покрывая друг друга. Так что правды на любой стадии уголовного разбирательства добиться чрезвычайно сложно.

– Неужели все действительно настолько страшно?

– И даже еще страшнее. Закон пребывает в коме, правоохранительная система – в параличе, а ее представители, призванные оберегать и защищать честных граждан, превратились в откровенно уголовный элемент. Обо всем этом я неоднократно писал в статьях, где озвучивал свое профессиональное мнение, критикуя современную правоохранительную и судебную систему, а также вносил предложения по изменению принципов отправления правосудия в России. Я призывал правоохранителей считаться с реалиями сегодняшнего дня и не добивать отечественный бизнес. Сегодня в судах и следствии царит обвинительный уклон, а качество судейского корпуса упало в разы. Помимо этого, стремление стороны обвинения к наиболее суровым мерам пресечения и наказания никак не монтируется с нормами демократического общества. Благодаря этим выступлениям, которые охотно публиковали многие авторитетные СМИ, видимо, меня и взяли «на карандаш» наши доблестные органы, и решили отомстить.

– Неужели ничего нельзя исправить?

– Если смотреть на проблему шире, то повсеместное применение жестких уголовных статей к представителям бизнеса не допустимо в принципе, но это происходит сплошь и рядом, несмотря на официальное смягчение законодательства в данной сфере. А потому необходимо реформировать поэтапно всю систему российского судопроизводства. Исправить ситуацию можно, если усилить надзор прокуратуры над следствием, более широко применять в процессах институт присяжных заседателей, а также необходима куда более активная позиция Верховного суда. Необходимость всех этих мер прекрасно иллюстрируют непосредственно сами судебные процессы, которые давно уже превратились в нашей стране в трагикомичный фарс.

– Почему вы называете российский суд фарсом?

– Да потому, что суды в наши дни выродились в некое подразделение следственных органов, слепо поддерживающее даже самые бездоказательные и предвзятые обвинения. Оправдательные приговоры в современной России, число каковых и без того стремится к нулю, теперь откровенно признаются «браком в работе». Сама система судопроизводства зациклена на полной и всеобъемлющей зависимости судьи любого ранга от председателя суда, ведь судья давно перестал быть выборной должностью. Весь штат укомплектовывается согласно предпочтениям председателя суда, который всегда работает в тесной связке со следственными органами. И вся эта конструкция никому не подконтрольна извне… Итог печален и закономерен: правосудие стремительно деградирует, и также стремительно тает доверие россиян к государству в целом. Нужно вернуть выборность судьям, ограничить временные рамки исполнения ими своих обязанностей, равно как и председателям судов, расширить список лиц, которые могут претендовать на данную должность, и, конечно, внедрить институт следственных судий.

– Объясните, кто такой следственный судья и какой функционал исполняет?

– Подобная структура есть во многих развитых государствах. Это атрибут эффективного действующего законодательства и компетентной судебной власти. Он призван уравнять в правах строну обвинения и сторону защиты в процессе; контролировать все их действия и быть посредником и арбитром во всех правоприменительных спорах, а также помогать строго соблюдать все формальности, предписываемые буквой Закона. Это позволяет вернуться к принципу состязательности и непредвзятости судопроизводства, принятым во всем цивилизованном мире, в современной России же практически утраченному. Особо подчеркну: следственный судья лишь беспристрастный контролер за обеими сторонами на всех стадиях разбирательства.

Читайте также:
Предприниматель Павел Морозов — биография, развитие холдинга «Акрон», благотворительные проекты

– Получается, что сторона обвинения и сторона защиты в РФ не равны?

– Разумеется. И самая наглядная тому иллюстрация – назначение такой важной процедуры, как судебная экспертиза. И менно заключение эксперта зачастую перевешивает все иные доказательства: на чьей стороне экспертиза, тот и выигрывает дело. Одна лишь «маленькая» тонкость: экспертизы назначаются только по инициативе следствия и суда, а адвокат имеет право всего лишь привлечь к процессу «специалиста». Эксперт – официальное лицо в процессе, а вот специалист, приглашенный защитой, даже не предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, что априори делает его малозначимой фигурой для суда. Так что ни о каком равенстве сторон речь идти не может; и всю эту систему надо кардинально менять. То же подтверждает с татистика: в развитых странах оправдательные приговоры составляют более 10% от общего числа, в России – 0,34% по данным Верховного суда РФ на 2020 год.

– Правда, ли что в нашей стране правоохранительные органы применяют пытки?

– Да и я неоднократно писал об этом. П ыткам сплошь и рядом подвергаются даже свидетели по делу, причем часто выбранные рандомно – ни к чему не причастные люди, буквально схваченные на улице. Чтобы прекратить этот беспредел, начать стоит с того, чтобы дать пыткам ровно то нормативное определение, какое прописано в Конвенции ООН, закрепить его в отдельной статье УПК, и усилить контроль над этим вопросом. Иначе прекратить конвейер наспех состряпанных уголовных дел, основанных на показаниях, данных под пытками, невозможно. Вот вам свежий пример – тот несчастный, который дал против меня ложные показания. Напомню: он сказал на камеру все, что ему велели полицейские после того, как угрожали его семье, и надевали ему самому на голову полиэтиленовый пакет. Что это, как не пытки?! Но это следствие, разумеется, не волнует.

– Однако! Вот так, на пустом месте, вас обвинили в тяжелом преступлении…

– И глазам не моргнули. Следователи занимаются фальсификацией невиданного размаха по отработанной схеме, и я у них явно не первый. Начнем с того, что меня обвиняют сразу по нескольким эпизодам. Так вот, первого убийства вообще не было – это доказанный суицид 2018 года, подтвержденный многочисленными показаниями родственников погибшего, соседей и врачей. А по второму эпизоду в деле есть исчерпывающая экспертиза. Обвиняемый (и это отнюдь не я!), уже подробно рассказал психиатру, что преступление было совершено им с целью кражи часов у потерпевшего. Все это полностью подтверждено документами, которые имеются в материалах уголовного дела. Но следствие у нас слепое и глухое, в его парадигме – лишь обвинительный уклон, и ни на какие доводы, идущие вразрез с основной версией, оно не реагирует. Что в очередной раз доказывает, что весь процесс против меня полностью заказной, а само дело настолько абсурдное и нелепое, что если завтра мне предъявят обвинение в убийстве Джона Кеннеди, я уже не удивлюсь.

– Что вы планируете делать дальше?

– Так просто вершить беззаконие следователям я не дам. Я буду доказывать свою невинность и противоправные действия сотрудников органов, направленные против меня, всеми способами. Искренне надеюсь, что мне удастся переломить систему: это жизненно важно не только для меня, но и для абсолютно любого гражданина РФ, попавшего с сферу интересов таких вот, с позволения сказать, правоохранителей.

От редакции:

Просим обратить внимание органов ФСБ, Прокуратуры, УСБ МВД, Отдел обеспечения собственной безопасности Следственного Комитета на уголовное дело Фурсова Анатолия.

Интервью с Анатолием Фурсовым было записано 8 сентября 2021 года.

Анатолий Фурсов

Биография

В июне 2020-го коллегия адвокатов «Домбровицкий и партнеры» вышла на новый уровень, открыв собственный офис в Барселоне. Как признавался ее управляющий партнер Анатолий Фурсов, сейчас как раз и настал тот подходящий момент, когда нужно инвестировать в заграничную недвижимость. Бизнесмен также подчеркнул, что после бушующей пандемии коронавирусной инфекции мир уже не станет прежним, поэтому важно развиваться и соглашаться на нестандартную и даже болезненную трансформацию.

Детство и юность

Анатолий родился 6 ноября 1985-го в Москве. Его родители посвятили себя благородной профессии: отец Владимир ‒ хирург, кандидат медицинских наук, а мать Татьяна, появившаяся на свет в 1955-м ‒ врач высшей категории. За многолетнюю плодотворную деятельность и вклад в развитие лечебного искусства супруги отмечены трудовыми наградами и занесены в столичную энциклопедию.

Анатолий Фурсов и его супруга Вера Капитонова

В положенный срок мальчик пошел в местную среднюю общеобразовательную школу, а по ее окончании в 2002-м поступил в Российский университет кооперации на юридический факультет. Параллельно с учебой студент работал в компании, специализирующейся на решениях в области безопасности.

В 2014-м Фурсов стал специалистом-полиграфологом, в 2018-м ‒ магистром делового администрирования, через год обзаведясь ученой степенью PhD (в России она считается аналогом званий кандидат и доктор наук), а в 2020-м ‒ судебным экспертом.

Читайте также:
Ара Аршавирович Абрамян — биография, семья, состояние

Личная жизнь

Мужчина устроил не только профессиональную, но и личную жизнь. Его избранницей стала Вера Капитонова, подарившая супругу двоих детей. Старшая Настя родилась 29 ноября 2011-го, младшая Милана ‒ 26 апреля 2016-го. Фотографиями любимых дочерей наполнены персональные аккаунты отца и матери в «Инстаграме».

Женщина убеждена, что современные представительницы слабого пола обязаны следить за собой, что бы ни случилось.

«Ровно месяц на карантине! Светские рауты пока позади, но это не повод ходить с грязной головой, обгрызанными ногтями и в растянутых штанах! Лично мне приятней быть красивой, пусть даже и дома ‒ мужу нравится и мне тоже. Это мое мнение», ‒ написала она 12 апреля 2020-го.

Несмотря на занятость, Фурсов находит время для путешествий и спортивных тренировок, чтобы поддерживать тело в хорошей физической форме. Кроме того, он выступил организатором первого профессионального турнира по тайскому боксу «Битва в Туле».

Юрист увлечен коллекционированием икон и предметов живописи. В его арсенале ‒ больше 60 старинных экземпляров православных образов и картин Ивана Айвазовского, Николая Богданова-Бельского, Николая Фешина, Константина Бердникова, Исаака Бродского, Семена Ивенского.

Карьера

По окончании высшего учебного заведения, вчерашний студент начал трудовую биографию в гильдии «Столица», где за короткий срок прошел путь от коммерческого до генерального директора. В течение года (с 2013-го по 2014-й) он входил в состав Московской областной коллегии адвокатов (филиал № 52), а затем перебрался в коллегию адвокатов «Домбровицкий и партнеры», учрежденную в 2009-м, где служит и поныне. С 2014 года на базе коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» приступила к работе Общественная приемная при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в Москве.

Филиалы и представительства коллегии, где работают адвокаты с подтвержденной судебной практикой, расположены во многих городах России и странах ближнего и дальнего зарубежья.

Анатолий Фурсов с женой и дочерьми

В сфере профессиональных интересов Фурсова, занимающего должность управляющего партнера, лежат жилищное право, сделки с недвижимостью (в том числе и споры по нему), судопроизводство (гражданско-правовое, уголовное, арбитраж), редевелопмент и услуги медиатора.

Сейчас Анатолий Владимирович владеет той самой гильдией «Столица» и юридическим партнерством «Галакс», предоставляющим клиентам уникальную для РФ услугу ‒ судебные инвестиции. Подобное предложение считается настоящим спасательным кругом для клиентов, не располагающих свободными средствами, и позволяет действовать оперативно.

«За два года свой деятельности Galax, например, провел два значительных процесса, в первом случае получив в качестве гонорара более €500 000, а во втором – 33 млн руб. И все же ставка делается именно на обычного потребителя со средним чеком, ведь квалифицированная юридическая помощь должна быть доступна каждому», ‒ рассказывал предприниматель в интервью в 2020-м.

Анатолий Фурсов сейчас

В 2020-м, как уже упоминалось, Анатолий Фурсов открыл филиал коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» в Барселоне, занимающийся обслуживанием клиентов с «деловыми и личными» интересами в Испании и развитием направления «Инвестиции в недвижимость» по принципу срочного выкупа.

Бизнесмен и член Ассоциации юристов России регулярно выступает в СМИ в роли эксперта, публикует научные и популярные статьи по юриспруденции, разъясняет гражданам нюансы нововведений в российском законодательстве и комментирует громкие дела.

Анатолий Фурсов: о роли следственного судьи и реформе судопроизводства

О том, в каком плачевном состоянии в последнее время находится система российского судопроизводства, никому отдельно рассказывать не надо. Реформа очевидно назрела, но весь вопрос в том, какие действия необходимо предпринять в первую очередь? Видный адвокат и общественный деятель Генри Резник убежден, что выбраться из тупика поможет институт следственных судий, о чем он докладывал Президенту РФ еще год назад. Сейчас о той же мере, как о жизненно необходимой, заговорили и в Верховном Суде Российской Федерации.

Так что же это за должность такая — следственный судья, и какие функции он призван осуществлять? В чем очевидная польза от внедрения подобного института? Об этом мы попросили рассказать Анатолия Владимировича Фурсова, управляющего партнера Московской коллегии адвокатов “Домбровицкий и партнеры”.

Юрист Анатолий Фурсов убежден, что функционал следственных судий позволит вернуться к принципу состязательности и непредвзятости судопроизводства, принятому во всем цивилизованном мире, в России же, увы, на сегодняшний день практически утраченному.

“Подобная должность есть во многих развитых западноевропейских государствах — от Бельгии до Хорватии, и от Испании до Франции, — рассказывает он. — Также следственные судьи с успехом выполняют свои обязанности во многих странах постсоветского пространства. Вы удивитесь, но этот атрибут эффективного действующего законодательства и компетентной судебной власти есть даже отнюдь не демократичном Ираке! Данные должностные лица призваны исключить обвинительный уклон, в настоящее время правящий бал в российском суде; уравнять в правах сторону обвинения и сторону защиты на стадии предварительного следствия; контролировать действия и той и другой стороны в процессе, строго в соответствии с буквой Закона; быть посредником и арбитром во всех правоприменительных спорах, а также следить за тем, чтобы предварительное расследование не затягивалось дольше необходимого, что сейчас у нас происходит сплошь и рядом”.

— Звучит впечатляюще. Но объясните, какие именно огрехи отечественной судебной системы могут быть исправлены путем внедрения института следственных судий?

Читайте также:
Ричард Султанов - отзывы, мнение, рейтинг

— Сегодня следователи, дознаватели, или иные должностные лица, которые ведут предварительное расследование, по сути, совмещают несовместимое. Они осуществляют уголовное преследование, и одновременно пытаются реализовывать правоприменение. А это две вещи взаимоисключающие.

  • Нужна сторонняя сила, которая окажется в состоянии регулировать данный процесс. Это раз.
  • Второе: стороны находятся в заведомо неравном положении: суд, в большинстве случаев, в любых своих решениях и телодвижениях заведомо встает на обвинительную сторону.

Но как адвокатуре выполнять свои функции, если ей, например, элементарно не дают формировать доказательную базу? Исправлять этот перекос прямо по ходу работы и будут следственные судьи.

  • В-третьих, ни одно расследование, как известно, не обходится без большого количества ходатайств со стороны процессуальных оппонентов.

Судья буквально “тонет” под этим шквалом, зачастую просто не имея ресурсов разобраться в ситуации. Помочь принять правильное, выверенное решение, и в то же время разгрузить судебный корпус — вот еще одна задача следственного судьи.

  • Четвертый и пятый пункты касаются реализации норм оперативно-розыскной деятельности и разрешения правовых споров, связанных с ограничениями правомочий лиц, привлеченных к уголовной ответственности.

В УПК в этом вопросе много белых пятен, которые сторона обвинения вольготно трактует в свою пользу. Исключить подобную недобросовестность из правоприменительного оборота также обязан новый институт.

— Да, пунктов набралось немало. Можно подробнее о неравенстве сторон в процессе? Думаю, нашим читателям это будет особенно интересно.

— Пожалуйста: сейчас адвокат не имеет права даже пригласить в заседание эксперта, а лишь “специалиста”, мнение которого, по сравнению с экспертным заключения обвинения, мало что значит. Обвинитель же царь и бог в процессе, согласно действующему законодательству.

Такое заведомое неравенство буквально подталкивает все следствие в целом по пути обвинительного уклона. На страже интересов защитника, если его требования справедливы и закономерны, должен встать следственный судья.

Приведу распространенный пример: адвокат составляет ходатайство о назначении необходимой для подтверждения позиции защиты экспертизы. Следователь, придерживающийся обвинительного уклона, с большой вероятностью отказывает ему. Прокурорский надзор, скорее всего, так же не отнесется к вопросу серьезно. И все — дальше идти некуда, и жаловаться некому… Но когда следственный судья займет свое место, у защиты появляется шанс на то, что она будет выслушана, и ее доводы будут приняты.

Особая оговорка — в любом правоприменительном споре новое должностное лицо не должно вставать ни чью сторону; оно всего лишь обязано беспристрастно и взвешено подойти к спорной ситуации.

— Но не получится ли так, что теперь уже следственный судья окажется завален ходатайствами со стороны защиты?

— Не думаю. Ситуаций, когда адвокат оказывается согласен с решениями следствия, тоже предостаточно. Мы не будем огульно обвинять всю российскую Фемиду в том, что она выносит исключительно процессуально предвзятые и некомпетентные решения. Достаточно часто сторона защиты на досудебных стадиях процесса признает действия следствия правомочными, и подвода для возмущения не находит. Но когда адвокат не согласен допустим, с квалификацией деяния, озвученной следователем, он имеет право на то, чтобы этот спор рассудила объективная третья сторона — а именно, следственный судья.

В конце концов, суд для того и существует, чтобы разрешать конфликты интересов двух противоборствующих сторон. А уж задача адвокатуры следить за тем, чтобы чрезмерно ретивые защитники не обращались то и дело к следственному судье по надуманным поводам.

— То, что законодательство РФ требует серьезной доработки, сквозит рефреном в нашей беседе. Но не получится ли так, что передавая мощнейший функционал следственному судье, мы тем самым еще больше усугубляем ситуацию?

— В тех концепциях, которые озвучены на сегодняшний день, нет ничего, идущего вразрез с законом. Например, никто не предлагает новому должностному лицу участвовать в следственных действиях — это прерогатива совсем другой инстанции.

Следственный судья вообще ни в коем случае не должен осуществлять функции уголовного преследования, как и не обязан выполнять работу за адвокатуру. Его дело — беспристрастный контроль за действиями обеих сторон на всех стадиях уголовного процесса.

Замечу, что Ст.29 УПК РФ “Полномочия суда” прямо относит нас к тому, что многие функции, ранее являвшиеся прерогативой следователей и прокуроров, сейчас переходят в юрисдикцию судейского корпуса. Например:

  • о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинскую организацию, для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;
  • прекращение уголовного дела или уголовного преследования с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в соответствии с требованиями;
  • о возмещении имущественного вреда и т. д.
Читайте также:
Дарья Хэнсон - биография, личная жизнь, фото, видео

Все это абсолютно логично, и отвечает запросам времени.

— Не выйдет ли так, что институт следственных судий, по сути, подменит собой другие органы, призванные осуществлять надзор и контроль за следственной системой?

Такого не произойдет, ведь “чересчур” контроля в столь важном вопросе не бывает. Наоборот, стоит надеяться на исправление и оздоровление ситуации, потому что гособвинение будет отныне ощущать на себе самое пристальное внимание с разных сторон. Конечно же, другие надзорные органы тоже нужно сохранить, например, институт прокурорского контроля. Просто прокуратура начнет относится к своим решениям серьезнее, так как будет понимать, что отныне она — не истина в последней инстанции. Прокурор, исполняющий текущий надзор за законностью и обоснованностью процесса, вынес неправомочное решение? Ну что ж, адвокат отправится к следственному судье, а тот, вникнув в суть вопроса, оперативно (максимум — за 24 часа), вынесет свой вердикт. И если он не поддержит мнение прокурора, то тем самым признает несостоятельность его действий. Нужно ли это прокуратуре? Вот вам простой ответ на вопрос, как повысить процессуальную состязательность сторон, прописанной в Конституции РФ.

— Как будет решаться кадровый вопрос? Откуда возьмется нужное количество независимых и непредвзятых следственных судий? А самое главное — не ляжет ли эта надстройка новым тяжким бременем на плечи налогоплательщиков?

— Совершенно ясно, что ни Следственный Комитет, ни Прокуратура РФ необходимым кадровым ресурсом на сегодняшний день не располагают. Самое очевидное решение — выдвигать кандидатов из среды адвокатуры. При этом будущий следственный судья должен безупречно зарекомендовать себя и ощущать ответственность за эту нелегкую миссию. Предоставляется, что каждая кандидатура должна рассматриваться на специальных коллегиях, в работе которых примут участие компетентные прокуроры, судьи, и адвокаты. Со стороны всех этих трех ветвей судопроизводства к претенденту не должно возникать сколько-нибудь серьезных претензий. Разумеется, сроки данной выборной должности должны ограничиваться очень короткими временными рамками — 1 год, например. А затем следственный судья обязан будет проходить переаттестацию, где будет решаться вопрос о его компетенции, и продлении полномочий.

Что же касается вопроса рентабельности, то все решается просто — следственные судьи должны осуществлять свои функции при районных судах, тогда не придется возводить многомиллионные здания, и тратиться на элитный интерьер чиновничьих кабинетов. Чем ближе “к земле”, тем лучше. Территориальная подсудность легко поможет решить и вопрос о том, каков должен быть штат следственных судий — все зависит от района и его потребностей.

В завершение Анатолий Владимирович Фурсов еще раз подчеркивает, что институт следственных судий призван служить драйвером реформирования российской судебный системы, в которой все мы так остро нуждаемся. Только в наших силах сделать так, чтобы это стало былью, на благо стране и людям, живущим в ней”.

Подготовила Светлана Буклан

Анатолий Владимирович Фурсов

Фото Все

Анатолий Фурсов — биография

Анатолий Владимирович Фурсов — российский юрист, предприниматель, управляющий партнёр коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнёры» член Ассоциации юристов России, Ассоциации судебных экспертов и международного союза экономистов.

Регулярно выступает в средствах массовой информации в роли эксперта, публикует научные и популярные статьи по юриспруденции, разъясняет гражданам нюансы нововведений в российском законодательстве и комментирует громкие дела.

Анатолий Фурсов выступает в СМИ

Экспертное мнение Анатолия Фурсова периодически публикуется на страницах ряда крупных российских журналов и газет, таких как «Аргументы и Факты», «Федерал Пресс», «Росбалт», «Экспресс газета», «Live24», «Mos.news», «Московский комсомолец», «Русская планета», «Аргументы недели», «Комсомольская правда. Фурсова часто приглашают для комментариев федеральные телеканалы.

Образование

  • Окончил юридический факультет
  • Российский университет 2007 г.
  • Специалист-полиграфолог,2014 г.
  • Степень MBA, 2018 г.
  • Степень PhD, 2019 г.
  • Судебный эксперт, 2020 г.

Трудовой путь

  • Гильдия «Столица» — Коммерческий директор,2007-2010 г. В период с 2010 по 2013 г. в должности Генерального директора
  • Филиал No 52 Московской областной коллегии адвокатов,2013-2014 г.
  • Коллегия адвокатов «Домбровицкий и партнеры», с 2014 — по настоящие время.

«Домбровицкий и партнеры»

Коллегия адвокатов «Домбровицкий и партнеры» основана в марте 2009 года. В состав коллегии входят адвокаты с подтвержденной судебной практикой.

С 2014 года приступила к работе Общественная приемная при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в Москве на базе коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры»

Управляющий коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» Анатолий Фурсов

Деятельность Уполномоченного регулируется Законом г. Москвы от 30.10.2013 № 56 «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве». Закон предоставляет бизнес-омбудсмену широкие полномочия для защиты интересов предпринимателей, в том числе и в связи с нарушением законных прав органами власти и местного самоуправления.

Филиалы и представительства Коллегии имеются во многих городах Российской Федерации и странах ближнего и дальнего зарубежья.

Читайте также:
Дмитрий Юрьевич Пучков (Goblin) - видео

В 2020 Фурсов Анатолий открыл филиал в Барселоне который будет обслуживать клиентов, имеющих «деловые и личные» интересы в Испании.И развивать направления Инвестиции в недвижимость Испании по принципу срочного выкупа.

Бизнес

Анатолий Фурсов владеет несколькими организациями:

1. Агентство недвижимости Гильдия «Столица» уже более 10 лет успешно работает на российском рынке.

Помимо оформления договоров в рамках 33 главы гражданского кодекса, компания занимается юридическим сопровождением сделок с недвижимостью, а также осуществляем срочный выкуп недвижимости .

На протяжении многих лет Гильдия «Столица» подтверждает собственный статус надежного предприятия. Московская Торгово-промышленная палата свидетельствует что экономическое и финансовое положение Гильдии свидетельствует о ее надежности с характеристикой стабильно развивающейся организации и с рекомендацией делового партнера на территории г. Москвы, Российской Федерации и за рубежом, как в сотрудничестве с гражданами, так и с предприятиями.

На фото Анатолий Владимирович Фурсов

2. Юридическое партнерство «Галакс» На сегодняшний день Galax является одной из трёх компаний в России специализирующиеся исключительно на финансировании судебных процессов.

Финансирование судебных процессов является абсолютно новой услугой на российском юридическом рынке. И представляет собой механизм, при котором инвестор покрывает всю или часть судебных расходов. Это спасательный круг для тех, кто не располагает свободными средствами.Компания-вкладывает в процесс собственные свободные средства, что позволяет действовать оперативно.

Кроме того, в своей работе компания аккумулирует все доступные возможности, не только финансовые, но и кадровые. Галакс располагает большим штатом высококлассных юристов и адвокатов, что в совокупности с возможностью прямого финансирования процесса делает его позиции наиболее выигрышными.

Специализация

Гражданское право, недвижимость, Покупка и продажа собственного недвижимого имущества,налоговое,корпоративное право,законодательство о ценных бумагах,валютное регулирование,защита интеллектуальной собственности, помощь в оформлении второго гражданства , Регистрация компаний и оффшоров по всему миру,представительство в арбитражных судах, PR-сопровождения судебного процесса, госзакупки.

В юридической практике — гражданские дела различной категории сложности, специализируется на сопровождении сделок с участием государственных органов.

Увлекается коллекционированием икон и живописи.В коллекции уже более 60 старинных экземпляров икон и картин.

В коллекции работы:

  • Богданов-Бельский Н.П.
  • Айвазовского И.К.
  • Фешин Н.И.
  • Бердников К.М.
  • Бродского И.И.
  • Ивенский С.Г.

Личная жизнь

Анатолий Владимирович Фурсов активно занимается спортом. Выступал организаторам турнира, Федерации тайского бокса тульской области (состоялся Первый профессиональный турнир по тайскому боксу «Битва в Туле».)

Женат, воспитывает двоих детей.

Ссылки

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

«Вам обязаны предоставить идеальный вариант». Анатолий Фурсов о грамотном подходе к реновации

Программа реновации в Москве рассчитана на 15 лет и обойдется государству в три триллиона рублей. Затем эстафету подхватят города-миллионники: Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Краснодар, Ростов-на-Дону, Сочи и другие. Несмотря на пандемию, столичный мэр Сергей Собянин заявляет, что все планы реновации в Москве сохраняются, стройка не остановлена. При этом число недовольных программой граждан растет, хотя, казалось бы, эта мера назрела уже давно и предпринята была исключительно из благих побуждений. О том, на какие подводные камни наталкиваются жители, попавшие в программу, и что делать, если ваши права оказались ущемлены, а главное – есть ли заслуживающие внимания примеры реновации в других странах, «ФедералПресс» рассказал управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» Анатолий Владимирович Фурсов.

Сама идея о сносе «изживших себя» домов и организации новой, современной городской среды на месте старой далеко не нова – еще Юрий Лужков пытался реализовывать нечто подобное. Но этим планам суждено было сбыться лишь частично – бывшему мэру Москвы не хватило средств, организационных возможностей, а самое главное, четко прописанной юридической базы. «Сейчас звезды сошлись, – говорит юрист Анатолий Фурсов, – однако, несмотря на изначальную общую привлекательность масштабного проекта, все чаще москвичи с опаской относятся к тому, что происходит. И их опасения не напрасны – ведь, согласно законодательству, если владельцы 2/3 квартир настаивают на сносе, то оставшейся части собственников не остается ничего, кроме как согласиться с решением большинства. По закону все несогласные будут обязаны покинуть свои квартиры по решению суда. При этом именно несогласные, как показывает жизненный опыт, более тщательно вникают во все подробности, и отчетливей видят недостатки, скрытые или явные. А таких недостатков сейчас накопилось предостаточно».

Инфраструктура

Москва сегодня по степени перенаселенности все отчетливее напоминает Токио или Дели. При этом пространства для налаженной инфраструктуры и оптимальных транспортных развязок не хватает. И если на отсутствие детсада или сквера в шаговой доступности обратить внимание несложно, то понять, что новая скоростная магистраль возле предлагаемого дома превышает нормы ПДК (предельной допустимой концентрации вредных веществ – прим. ред.) в несколько раз, удастся не каждому. А это – вопрос здоровья граждан и их детей.

Читайте также:
Космодемьянская Зоя Анатольевна - отзывы, мнение, рейтинг

Качество строительства

Власти на местах стремятся заключать договора с демпингующими застройщиками, согласными отдавать жилье по себестоимости или ниже. Практически все это – неликвид, доля которого на московском рынке новостроек за последние годы выросла с 8 % до 20 %. Кроме того, нередки случаи, когда в программу передаются дома, возведенные по другим стандартам и лишь адаптированные к реновации. Возможно, сейчас новая квартира и выглядит замечательно, но через несколько лет обнаружится такая бездна проблем, что старенькая хрущевка покажется сказкой.

Место и квадратура

Закон Москвы № 21 от 2006 года гласит, что переселить гражданина в другой район можно только с его письменного согласия. А вот в законе Москвы № 14 от 2017 года сказано, что собственникам жилых помещений «предоставляются бесплатно равнозначные жилые помещения». Однако для некоторых квартир, например, однокомнатных, нет равнозначной замены. Жилая площадь однушки в пятиэтажке, возведенной при генсеке Хрущеве – 17–22 кв. м, а в современной новостройке – 15–16 кв. м В итоге квартира большей квадратуры все же находятся – но уже в Новой Москве, а не в старом обжитом микрорайоне, из которого никто уезжать не желает. В покое владельца однушки никто не оставит – суды повсеместно выносят решения о принудительном переселении жильцов, попавших в программу, так как жить в полурасселенном доме опасно. При этом брать денежную компенсацию за недостачу метров тоже невыгодно – придется уплатить 13 % подоходного налога.

Это, конечно, далеко не исчерпывающий перечень проблем, с которыми сегодня приходится сталкиваться москвичам. Но ведь в мире полным-полном примеров, когда реновация проходит продуктивно и оперативно, а что самое важное – ко всеобщему удовольствию как населения, так и властей, решая не только жилищные, но и социальные проблемы общества. Так происходит не только в Европе, но и в развивающихся странах с большими проблемами.

Мировая реновация: от старинного Бордо до бразильских фавел

Бордо – город-коммуна на юго-западе Франции, центр департамента Жиронда, получивший недавно премию Евросоюза за достижения в области современной архитектуры. Что необычного в этом событии? Отмечено было отнюдь не какое-то суперсовременное здание с нанотехнологичной «начинкой»: премию получил проект по реновации самых обычных социальных домов времен 60-х годов XX века. Было перестроено 530 квартир в трех многоквартирных домах типовой застройки; подобные легко можно встретить на улицах Москвы или Таганрога. Французские архитекторы ставили перед собой задачу дать жильцам больше пространства и света, используя минимум средств для достижения максимального эффекта. С этой задачей они справились: к домам были пристроены дополнительные «слои» – коридоры из балконов, тянущиеся вдоль фасада.

Жильцы получили дополнительную светлую площадь, с большими раздвижными дверьми. Кроме того, лифты в зданиях были заменены на современные, а в каждой квартире был сделан косметический ремонт. Все удовольствие обошлось городу в 50 000 евро за одну квартиру, всего на проект было потрачено 26 500 000 евро, что в разы меньше, чем потребовалось бы на полноценную реновацию со сносом жилья. Что характерно, гражданам даже не пришлось уезжать из дома на время работ, а коммунальные платежи не выросли. Жюри особо отметило «новое качество пространства и жизни», полученное без причинения заметных неудобств населению.

Пример куда более масштабной перестройки – Пекин, где программа по реновации стартовала еще в 90-х годах прошлого века. Только за 2017 год город вложил в ремонт ветхого жилья 4,5 миллиарда долларов. Почему именно в ремонт, а не в снос? С одной стороны, жестко перенаселенная столица Китая отчаянно нуждается в жилом фонде и местах для коммерческих предприятий. С другой – власти и народ Поднебесной дорожат своим историческим наследием, к которому относятся и хутонги – старинные жилые кварталы с узенькими улицами и множеством магазинов и бань. Но люди проживали там в отвратительных условиях: более половины семей не имело собственной кухни, туалета, и доступа к водопроводу. На человека приходилось в среднем 8,7 кв. м жилой площади.

Благодаря сотрудничеству с комиссиями по сохранению наследия властям удалось сотворить настоящее чудо: нищие хутонги засияли новыми красками, ветхие дома стали энергоэффективными и сейсмоустойчивыми, изжившее себя угольное отопление повсеместно заменено на современное. Часть жильцов переселена в новые, удобные для жизни кварталы, а те, что остались на старом месте, получили большую жилплощадь, отвечающую всем санитарным нормам. Важно, что эти действия повлекли за собой строительный бум, что дало дополнительные рабочие места и повысило доходы населения.

Бразилия также наглядно демонстрирует пример того, что социальные вопросы можно решать только в комплексе: наряду с объявленной там в 2009 году программе по строительству доступного жилья правительство начало активную борьбу с организованной преступностью, которая чувствовала себя слишком вольготно в этой латиноамериканской республике. Рассадником криминала в Бразилии традиционно являются фавелы – люмпенизированные районы с удручающим уровнем жилого фонда. Было построено более 3 млн новых домов, куда переселены беднейшие граждане, чей доход в месяц не превышает 1 600 бразильских реалов, а сами фавелы реконструированы. Теперь эти кварталы, расположенные в красивых прибрежных районах, привлекают все больше внимания со стороны инвесторов, в том числе и иностранных, готовых вкладываться в современные гостиничные комплексы. «Надо отметить, – говорит Анатолий Фурсов, – что бразильская реновация проходила также отнюдь не идеально. Городские власти получили массу нареканий и за коррупционную составляющую, и низкое качество возводимого жилья. Но в конце концов ситуация стабилизировалась, беднейшие слои общества все же улучшили свои жилищные условия, а инвестиционная привлекательность фавел выросла на глазах».

Читайте также:
Ричард Султанов - биография

Решайте вопросы в правовом поле, в том числе – в ЕСПЧ

Историй о том, как жители постепенно выходят из правового вакуума, и начинают обращаться в суды, чтобы отстоять свои права, пока не так много, но начало обнадеживающее. Особенно активны в последнее время граждане, в принципе не согласные с включением в программу. Анатолий Владимирович Фурсов рассказывает: «Первыми стали люди, проживающие по улице Академика Скрябина. Речь идет о хорошем кирпичном доме, возведенном по индивидуальному проекту, в очень престижном месте – парке Кузьминки. Собственники настаивают, что результаты собрания жильцов были фальсифицированы, на переселение согласия они не давали и в программу реновации их дом в принципе попасть не должен. Похожий иск готовят и жители района Фили-Давыдкова, дом которых был вначале исключен из программы, а затем таинственным образом вновь в ней появился. Прецедентов по оспариванию подобных решений в российском судопроизводстве пока нет, и эти москвичи станут «первопроходцами».

Эксперт подчеркивает, что наиболее эффективным оказывается метод сопротивления на ранних стадиях. При повторном собрании собственников, при всех переговорах с чиновниками и других действиях необходимо привлекать адвокатов и юристов и вести видеосъемку всех мероприятий. «Нужно учитывать также, что ухудшение ваших жилищных условий в процессе реновации лежит в области доказывания, – говорит он. – Необходимо доказать, что предоставляемое взамен изымаемого жилье ухудшает ваше положение как собственника. Поэтому требуется провести судебную строительную экспертизу. Если факт ухудшения налицо, то можно подавать иск в суд. Прогнозируемый результат – 50 на 50, но не забывайте, что есть еще и следующая инстанция – Европейский суд по правам человека. Однако существуют аспекты, которые обязательно надо учесть для выигрыша по обращениям в ЕСПЧ, например, особенности перевода законодательства. А с этим вам поможет справиться лишь грамотный юрист».

Таким образом, по мнению Фурсова, участие в программе реновации – не что иное, как сделка мены. И, вступая в нее, гражданин имеет право на то, чтобы его устраивали все предлагаемые условия – не только район или метраж, но и, например, удаленность от метро. «Вам обязаны предоставить идеально подходящий вариант. Если же этого не происходит – обращайтесь в суд, и при правильно подготовленном иске вы имеете все шансы отстоять свои права. Чем больше нас будет – тем лучше, и реновация станет не источником постоянной головной боли, а действенным способом изменить жизнь к лучшему».

Фото: ФедералПресс / Дмитрий Барков

Анатолий Фурсов: Поправки в УК помогут предпринимателям не стать уголовниками

По мнению известного юриста, правоохранители обязаны считаться с реалиями сегодняшнего дня и не добивать отечественный бизнес.

Российский бизнес, с трудом оправляющийся от последствий пандемии и очередного падения курса рубля, отныне будет избавлен хотя бы от одной напасти, а именно перевода гражданско-правовых споров в уголовно-процессуальную плоскость. Универсальным инструментарием для этого до последнего времени была ст. 210 УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)». Именно эта статья делала позиции следствия и обвинения поистине неуязвимыми. А ведь речь в статье идет о борьбе с насильственными преступлениями и преступлениями в сфере незаконного оборота наркотиков. Так причем же здесь бизнесмены, оказавшиеся замешанными в правонарушениях экономического характера?

Анатолий Владимирович Фурсов, управляющий партнер коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры», исходя из своей практики, подтверждает, что предпринимателю или бизнесмену зачастую сначала вменяли статьи 159, 160 или 172 («Мошенничество», «Растрата или присвоение», «Незаконная банковская деятельность»), а затем — и тяжелейшую уголовную статью об организации преступного сообщества или участия в нем. Зачастую правоохранители использовали именно ст. 210 УК РФ в очевидно экономических процессах, так как она практически гарантирует длительное заключение подследственного под стражу (до 1,5 года), в отличии, например, от статьи за мошенничество; и в итоге — очень большой срок заключения (по ч. 2 данной статьи — от 7 до 10 лет). В «комплекте» к ст. 210 УК РФ зачастую шла ст. 193 УК РФ «Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или рублях», которая вообще является анахронизмом.

Читайте также:
Дмитрий Юрьевич Пучков (Goblin) - видео

«Одна из главных проблем печально известной статьи, — рассказывает юрист, — неточность формулировок. Главный признак преступного сообщества в ней обозначен как «структурированность». Но тогда в качестве преступного сообщества можно рассматривать любую организацию, так как она априори уже является структурой, и значит «привязать» к данной статье можно любого хозяйствующего субъекта. В целом сама ситуация изначально абсурдна — бизнесмен, подозреваемый, скажем, в мошенничестве, и должен идти по этой основной и главной для себя статье, а уж никак не с таким впечатляющим «довеском», как организация преступного сообщества. Кстати, все это относительно недавняя практика: еще в 2008 году Судебный департамент Верховного суда при формировании своей официальной статистики вносил ст. 210 УК РФ в одну категорию с «Организацией вооруженного формирования» и «Бандитизмом» (ст. 208 и 209 УК РФ соответственно), и, разумеется, в данных упоминалась, что осуждены были по этой категории бандиты и матерые уголовники, а уж никак не представители бизнеса.

Кроме того, особенности ст. 210 таковы, что сторона обвинения имеет возможность привлечь в качестве фигурантов не только топ-менеджмент компании либо ее владельцев, но и рядовых сотрудников и контрагентов. А те, в свою очередь, напуганные внезапно открывшимися перед ними невеселыми перспективами, дадут какие угодно показания, лишь бы выступать на процессе в качестве свидетеля, а не обвиняемого. Но для этого нужно «задобрить» следствие, дав нужные стороне обвинения показания, пусть они и будут ложными. Не зря же в профессиональной полицейской среде бытует присказка: «Лучше хороший свидетель, чем плохой обвиняемый» Эта циничная фраза лишний раз подтверждает тот факт, что в некоторых случаях ни о каком объективном расследовании речь априори идти уже не может.

Немного истории. Наказание за организацию преступного сообщества и участие в нем было прописано в УК РФ лишь в 1996 году. Это вполне соответствовало вызовам времени — по всей стране орудовали преступники, объединившиеся в криминальные группировки. Но главарей этих сообществ формально не за что было сажать: они «загребали жар» руками уличных боевиков, сами оставаясь как бы чистыми перед законом. Именно на пресечение деятельности подобных организаторов и была направлена ст. 210 УК РФ. Наказание по ч. 1 данной статьи было особенно суровым — от 12 до 20 лет лишения свободы со штрафом до 5 млн руб. В те времена правозащитники и не думали протестовать против подобного новшества в законодательстве — ведь благодаря ему в места лишения свободы начали отправляться настоящие главари преступных сообществ. Сейчас же половина осужденных по данной тяжелейшей статье — «белые воротнички» с высшим образованием. Так, за прошлый 2019 год только московские суды рассмотрели 37 дел по ст. 210 УК, и лишь 10 из этих дел были и впрямь связаны с наркотрафиком и незаконным пересечением границы, остальные же процессы шли в связке с далеко не столь экзотичными мошенничествами и растратами. По всей стране такие дела исчисляются сотнями, и, по данным Верховного суда, подавляющее большинство приговоров носят обвинительный характер.

Поправки, призванные исключить правовое давление на экономическую сферу

Официально за период с 2002 по 2016 годы количество дел по ст. 159 «Мошенничество» в России сократилось ровно в два раза — 30 тыс. на 2016 год против 60 тыс. на начало 21 века. А вот количество осужденных по тяжкой 210 статье все росло — по статистике Верховного суда, только за первое полугодие 2018 года по данной статье отправилось в места не столь отдаленные на 30% больше граждан, чем за тот же период предыдущего 2017 года. Причем многим из них вменялась и ст. 159 «Мошенничество». То есть декларируемое сокращение осужденных по экономическим статьям было одной лишь видимостью. И эта «высокоэффективная» схема получила, увы, чрезвычайно высокое распространение среди структур, призванных оберегать закон и порядок в нашей стране. Мало того, что подследственного можно было держать в СИЗО длительное время, лишив его возможности выйти под залог или находиться под домашним арестом, так еще и перед нечистоплотным представителем закона открывалась заманчивая перспектива «посодействовать» в решении корпоративных споров и устранении неугодных фигур в экономической сфере, причем на очень длительный срок!

Всю масштабность и злободневность данной проблемы наш президент как профессиональный юрист не осознавать не мог. Не зря же еще на прошлогоднем Петербургском экономическом форуме Владимир Путин потребовал исключить «даже формальные возможности для злоупотребления правом для давления на бизнес». А на «Прямой линии» 2019 года откровенно признался, что «чувствует ответственность за это безобразие», и поручил исключить применение к бизнесу уголовной статьи об организованной преступности: «Потому что на сегодняшний день юридическая техника такова, что под преступное сообщество можно подвести совет директоров любой компании». Позднее законотворцам было поручено также отменить еще две потенциально опасные для бизнеса статьи УК РФ: о невозврате валютной выручки и о переводе денег нерезидентам с использованием подложных документов (ст. 193 и ст. 193. п. 1 соответственно). Проанализировать ситуацию и подготовить свои предложения было поручено Верховному суду, СК и Генпрокуратуре. Вероятно, свою роль тут сыграл и нашумевший доклад уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова, в котором наглядно доказано, что отечественный бизнес, несмотря на вносимые поправки в УПК и указания Верховного суда, продолжает подвергаться массированным атакам на поле уголовного преследования.

Читайте также:
Дарья Хэнсон - биография, личная жизнь, фото, видео

Анатолий Владимирович Фурсов отмечает, что президент РФ Владимир Путин подписал поправки, призванные устранить чрезмерное уголовно-правовое вмешательство, еще 1 апреля с. г. И лишь на днях Госдума, наконец, приняла их в третьем чтении. Пакет поправок внесен в УК, УПК и КоАП РФ. Законодательная инициатива коснулась налоговых статей УК РФ (ст. 198—199.1, 199.3 и 199.4), а также несколько либерализовали УК и КоАП по части валютного законодательства. Но самое главное — это, разумеется, поправки в печально известную ст. 210 УК. В окончательном варианте указывается, что под действие данной статьи отныне не подпадают учредители, участники, руководители, члены органов управления и работники юридических лиц или их структурных подразделений только в силу организационно-штатной структуры организации и совершения какого-либо преступления в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности. Если же организация или структурное подразделение заведомо созданы для совершения тяжкого или особо тяжкого преступления, поправка не будет засчитана.

Оздоровить судебное производство в целом — следующая задача

Юристы, безусловно оценивая положительно предпринятые правительством шаги, все же отмечают, что ликовать рано. Решать проблему надо комплексно, реформируя поэтапно всю систему российского судопроизводства. Анатолий Фурсов говорит: «Широкое применение жесткой уголовной статьи к представителям бизнеса очередной раз выявило тот прискорбный факт, что в судах и следствии царит обвинительный уклон, а качество судейского корпуса на уровне первой инстанции упало в разы. Совершенно очевидно, что фигуранты громких дел, прошедшие за последние годы по ст. 210 УК РФ, отнюдь не «белые лебеди»: я имею в виду предпринимателей и чиновников Михаила Абызова, Дмитрия Михальченко, Вячеслава Гайзера, Зиявудина Магомедова и многих других. Но всем этим людям должны были быть предъявлены экономические статьи. Помимо этого, стремление стороны обвинения к наиболее суровым мерам пресечения никак не монтируется с нормами демократического общества. Предприниматель, отпущенный на время следствия под залог, явно поведет себя иначе, нежели закоренелый уголовник, и с малой долей вероятности ударится в бега. Общество уже готово к более широкому применению этой системы, а вот готова ли российская Фемида? Ведь только в прошлом году, по данным ВС, из 106046 рассмотренных ходатайств залог был применен менее чем в 90 случаях».

Кроме того, Анатолий Фурсов твердо уверен, что правоохранители обязаны считаться с реалиями сегодняшнего дня и не добивать отечественный бизнес, которому и без того приходится несладко. Есть независимые данные о том, что более половины хозяйствующих субъектов воспринимают текущее положение дел как «кризис» и «катастрофу», а значит очень велика возможность хаотичных действий с их стороны, направленных на спасение своего бизнеса или, наоборот, на процедуру обанкрочивания. Все это сопряжено с определенными рисками, в составе которых при желании нетрудно найти повод для судебного преследования. Но так быть не должно, ведь государство заинтересовано в повышении доверия к себе со стороны всех слоев населения. А на сегодняшний день беспристрастная статистика такова: более 70% бизнесменов считают, что вести свое дело в нашей стране небезопасно, и примерно столько же не согласны с утверждением о том, что бизнес в России защищен от необоснованного уголовного преследования.

Предложения видного адвоката и правозащитника Генри Резника, направленные на стабилизацию ситуации по борьбе с экономическими преступлениями и общему оздоровлению судебного производства в целом, как видится, могут послужить логичным продолжением законодательной инициативы президента РФ. Известный адвокат считает правильным отдать экономические правонарушения в юрисдикцию одного специализированного следственного органа, а также усилить надзор органов прокуратуры в целях недопущения возбуждения уголовных процессов по экономическим статьям. Решить проблему, очевидно, поможет и повышение качества арбитражных процессов, как это принято в цивилизованной Европе, и более широкое применение в процессах института присяжных заседателей, и куда более активная позиция Верховного суда. Все это очевидно необходимые меры, которые назрели уже давно.

Подготовила Светлана Буклан

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: