Джордж Оруэлл (George Orwell), настоящее имя Эрик Артур Блэр (Eric Arthur Blair) – отзывы, мнение, рейтинг

Джордж Оруэлл – биография, новости, личная жизнь

Джордж Оруэлл

Джордж Оруэлл (George Orwell), настоящее имя Эрик Артур Блэр (Eric Arthur Blair). Родился 25 июня 1903 года – умер 21 января 1950 года. Британский писатель и публицист. Наиболее известен как автор культового антиутопического романа «1984» и повести «Скотный двор». Ввел в политический язык термин холодная война, получивший в дальнейшем широкое употребление.

Эрик Артур Блэр родился 25 июня 1903 года в Мотихари (Индия) в семье сотрудника Опиумного департамента британской колониальной администрации Индии. Обучался в школе св. Киприана, в 1917 году получил именную стипендию и до 1921 года посещал Итон Колледж. С 1922 по 1927 год служил в колониальной полиции в Бирме, затем долго жил в Великобритании и Европе, живя случайными заработками, тогда же начал писать художественную прозу и публицистику. Уже в Париж он приехал с твёрдым намерением стать писателем, ведомый им там образ жизни оруэлловед В. Недошивин характеризует как «бунт сродни толстовскому». С 1935 года публиковался под псевдонимом «Джордж Оруэлл».

Уже в 30 лет он напишет в стихах: «Я в этом времени – чужой».

В 1936 году женился, а уже через шесть месяцев вместе с женой отправился на Арагонский фронт гражданской войны в Испании.

Во время гражданской войны в Испании воевал на стороне республиканцев в рядах частей ПОУМ. Об этих событиях он написал документальную повесть «Памяти Каталонии» (англ. Homage to Catalonia; 1936) и очерк «Вспоминая войну в Испании» (1943, полностью опубликован в 1953).

Сражаясь в рядах ополчения, сформированного партией ПОУМ, столкнулся с проявлениями фракционной борьбы в среде левых. Провёл почти полгода на войне, пока не был ранен в горло фашистским снайпером в Уэске.

Во время Второй мировой войны вёл антифашистскую программу на Би-би-си.

Согласно сверстнику Оруэлла, британскому политобозревателю, главному редактору журнала «New Statesman» Кингсли Мартину, Оруэлл смотрел на СССР с горечью, глазами революционера, разочаровавшегося в детище революции, и считал что её, революцию, предали, и главным предателем, воплощением зла Оруэлл считал Сталина. При этом сам Оруэлл, в глазах Мартина, являл собой борца за правду, валившего наземь советские тотемы, которым поклонялись другие западные социалисты.

Британский политик-консерватор, член парламента Кристофер Холлис утверждает, что по-настоящему приводило Оруэлла в негодование то, что в результате произошедшей в России революции и последовавшего низвержения старых правящих классов, сопровождавшегося кровавой гражданской войной и не менее кровавым террором, к власти пришло не бесклассовое общество, как обещали большевики, а новый правящий класс, гораздо более безжалостный и беспринципный чем вытесненные им предыдущие. Этих выживших, – которые нагло присвоили себе плоды революции и стали у руля, – добавляет американский журналист консервативного звена Гари Аллен, Оруэлл называл «полу-рупорами, полу-гангстерами» (англ. “half-gramophones, half-gangsters”).

Что также сильно удивляло Оруэлла, так это тяготение к «сильной руке», к деспотизму, которое он наблюдал среди значительной части британских социалистов, в особенности тех из них, что называли себя марксистами, несогласными с Оруэллом даже в определении того, кто есть «социалист», а кто нет, – Оруэлл до конца своих дней был убеждён, что социалист – это тот, кто стремится к свержению тирании, а не её становлению, – именно этим объясняет подобные эпитеты, которыми Оруэлл именовал советских социалистов, американский литературовед, почётный профессор Университета Пердью Ричард Вурхис.

Сами подобные деспотические тенденции на Западе Вурхис называет «Культом России» и добавляет, что другая часть британских социалистов, которая не была подвержена этому «культу», также проявляла признаки тяготения к тирании, возможно более благожелательной, добродетельной и беззлобной, но всё же тирании. Оруэлл, таким образом, всегда стоял меж двух огней, как про-советских, так и равнодушных к достижениям Страны победившего социализма.

Оруэлл всегда гневно обрушивался на тех западных авторов, которые в своих работах отождествляли социализм с Советским Союзом, в частности – Дж. Бернарда Шоу. Напротив, Оруэлл непрестанно утверждал, что странам, собирающимся строить подлинный социализм, в первую очередь следует бояться Советского Союза, а не пытаться взять с него пример, – отмечает профессор политических наук при университете Стирлинга Стивен Ингл. Оруэлл всеми фибрами души ненавидел Советский Союз, корень зла виделся ему в самой системе, где животные пришли к власти, и потому Оруэлл считал что ситуация не изменилась бы даже если Ленин не умер скоропостижно, а Троцкий остался на своём посту и не был выслан из страны. Какого поворота не предвидел даже Оруэлл в самых смелых своих прогнозах, так это нападения Германии на СССР и последующего альянса Сталина с Черчиллем. «Этот мерзкий убийца теперь на нашей стороне, а значит чистки и всё прочее внезапно забыто», – писал Оруэлл в своём военном дневнике вскоре после нападения Германии на СССР. «Никогда не думал что доживу до тех дней когда мне доведётся говорить „Слава Товарищу Сталину!“, так ведь дожил!», – писал он ещё через полгода.

Как отмечал литературный обозреватель американского еженедельника «The New Yorker» Дуайт Макдональд, за свои воззрения на советский социализм Оруэлл до поры нещадно критиковался социалистами всех мастей, а уж западные коммунисты, так те вообще как с цепи сорвались, понося каждую статью, вышедшую из-под пера Оруэлла, где хотя бы раз встречалась аббревиатура «СССР» или фамилия «Сталин». Таков был даже «New Statesman» под руководством нижеупомянутого Кингсли Мартина, отказавшийся публиковать отчёты Оруэлла о нелицеприятных свершениях коммунистов в ходе Гражданской войны в Испании, – отмечает британский литератор, экс-председатель Оксфордского дискуссионного клуба Брайан Маги. И когда в 1937 году дело дошло до печати книги ни в коей мере не затрагивавшей темы марксизма – «Дорога на причал Уиган Пир», Голланц, в оправдание того, что клуб вообще взялся за публикацию, написал к роману предисловие, которого лучше бы вообще не писал.

В плотных рядах соотечественников – недругов Оруэлла стоял другой британский социалист, книгоиздатель Виктор Голланц. Последний публично критиковал Оруэлла, в особенности в 1937 году – в год Большого террора, среди прочего ставя Оруэллу в вину и то, что тот называл советских партийных функционеров полу-рупорами, полу-гангстерами. Голланц этим своим комментарием бросил тень на самое лучшее из того что дал миру Оруэлл, – возмущается преподаватель Рочестерского университета, д-р Стивен Малоуни. Голланц определённо пребывал в шоке, услыхав о «полу-гангстерах», в состоянии которого и писал своё предисловие, – резюмирует литературный обозреватель еженедельника «TIME» Марта Даффи.

Читайте также:
Николай Григорьевич Шарифулин - биография, личная жизнь, фото, видео

О конъюнктурщине Голланца в этом конкретном случае пишет выпускник МГУ, редактор британского правительственного русскоязычного сборника «Англия» Эдвард Морли Томас. При этом, на что особо акцентирует внимание Томас, Голланц сознательно не называет вещи своими именами, а именно, не говорит: правду или неправду написал Оруэлл. Вместо этого, он говорит о «странной опрометчивости», допущенной писателем. Дескать, «во избежание», нельзя писать такого о Советском Союзе.

В 1930-е годы на Западе награждать советских чиновников такими эпитетами действительно было контр-революционным, почти преступным, но увы, таково было мышление британской интеллигенции тех лет – «раз Россия называет себя социалистической страной, стало быть она a priori права» – примерно так они думали, – пишет конкретно об этом эпизоде британский литературный критик Джон Уэйн. Масла в огонь подливал созданный Голланцем Британский клуб левой книги, который поддерживал Оруэлла и даже публиковал некоторые его произведения, до тех пор, пока вернувшись из Испании, Оруэлл не переключился с британского колониализма на советский коммунизм. Впрочем сам клуб, вопреки увещеваниям своего создателя и идейного вдохновителя, раскололся вскоре после подписания Пакта Молотова – Риббентропа, частично превратившись в литературную резидентуру Кремля, действовавшую в британской столице на постоянной основе.

Оруэлл ожидал, что в результате войны к власти в Британии придут социалисты в его понимании этого слова, но этого не произошло, и стремительный рост могущества Советского Союза вкупе с не менее стремительным ухудшением здоровья самого Оруэлла и смертью его жены, накладывал на того непереносимую боль за будущее свободного мира.

После нападения Германии на СССР, которого не ожидал и сам Оруэлл, баланс социалистических симпатий на какое-то время вновь переместился на сторону Голланца, но британская социалистическая интеллигенция, в своём большинстве, не могла простить такого шага, как Пакт Молотова – Риббентропа. Коллективизация, раскулачивание, показательные процессы по делам врагов народа, чистки партийных рядов тоже сделали своё дело – западные социалисты постепенно разочаровывались в достижениях Страны советов, – так мнение Макдональда дополняет Брайан Маги. Мнение Макдональда подтверждает современный британский историк, обозреватель лондонской «The Sunday Telegraph» Ноэль Малкольм, добавляя, что работы Оруэлла не шли ни в какое сравнение с одами советскому строю, воспеваемыми его современником – христианским социалистом, впоследствии руководителем Общества британско-советской дружбы Хьюлеттом Джонсоном, в самой Англии известного по прозвищу «Красный настоятель». Оба учёных солидарны также в том, что из этого идейного противоборства Оруэлл в итоге вышел победителем, но увы посмертно.

Писатель Грэм Грин, несмотря на то, что с самим Оруэллом его связывали не самые лучшие отношения, отмечал те трудности, с которыми сталкивался Оруэлл в военные и послевоенные годы, когда СССР ещё был союзником Запада. Так, чиновник британского Министерства информации, бегло ознакомившись со «Скотным двором», со всей серьёзностью спросил у Оруэлла: «Вы что, не могли сделать главным злодеем какое-нибудь другое животное?», – подразумевая неуместность критики СССР, который тогда фактически спасал Британию от фашистской оккупации. И первое, прижизненное издание «1984» не стало исключением, оно вышло тиражом не больше тысячи экземпляров, так как никто из западных издателей не решался идти в открытую против объявленного курса на дружбу с Советским Союзом, сродни оруэлловскому «Океания никогда не враждовала с Евразией, она всегда была её союзницей». Лишь после констатации того факта, что Холодная война уже в самом разгаре, после смерти Оруэлла, печать романа началась миллионными тиражами. Его превозносили, саму книгу расхваливали как сатиру на советский строй, умалчивая тот факт, что она была сатирой на западное общество в ещё большей степени.

Но вот настало время, когда западные союзники снова рассорились со своими вчерашними братьями по оружию, и все, кто призывал к дружбе с СССР, либо резко поутихли, либо стали призывать к вражде с СССР, а те из пишущей братии, кто вчера ещё были в фаворе и зените славы, и на волне успеха дерзнули продолжать демонстрировать свою поддержку Советскому Союзу, также резко попали в опалу и безвестность. Вот тут-то все вспомнили о романе «1984», – справедливо отмечает литературовед, член Британского королевского литературного общества Джеффри Мейерс.

Сказать, что книга стала бестселлером – всё равно что плеснуть кружку воды в водопад. Нет, она стала именоваться не иначе как «каноническим антикоммунистическим произведением», как её называл профессор истории при Университете Бат Спа Джон Ньюсингер, «праведным манифестом Холодной войны» окрестил книгу почётный профессор культурологии при Шеффилдском университете Фред Инглис, не говоря уже о том, что была переведена на более чем шестьдесят языков мира.

Когда наступил 1984 год, книга в одних только Соединённых Штатах расходилась в продаже по 50 тысяч экземпляров в день! Здесь следует вернуться немного назад и сказать, что в тех же Штатах, каждый пятый житель которых ныне с гордостью утверждает, что хотя бы раз прочитал роман «1984», с 1936 по 1946 год не было опубликовано ни одной книги Оруэлла, хотя он обращался в более чем двадцать издательств – все они ему вежливо отказали, так как критика советского строя тогда не поощрялась. И лишь Харкорт и Брейс взялись за дело, однако Оруэллу, доживавшему последние дни, увидеть свои произведения вышедшими миллионными тиражами уже было не суждено.

В повести «Скотный двор» (1945) показал перерождение революционных принципов и программ: «Скотный двор» – притча, аллегория на революцию 1917 года и последующие события в России.

Роман-антиутопия «1984» (1949) стал идейным продолжением «Скотного двора», в котором Оруэлл изобразил возможное будущее мировое общество как тоталитарный иерархический строй, основанный на изощрённом физическом и духовном порабощении, пронизанный всеобщим страхом, ненавистью и доносительством. В этой книге впервые прозвучало известное выражение «Большой брат следит за тобой» (или, в переводе Виктора Голышева, «Старший брат смотрит на тебя»), а также введены ставшие широко известными термины «двоемыслие», «мыслепреступление», «новояз», «правоверность», «речекряк».

Читайте также:
Уильям Сомерсет Моэм (William Somerset Maugham) - отзывы, мнение, рейтинг

Также написал множество очерков и статей социально-критического и культурологического характера.

У себя на родине издан в 20 томах (5 романов, сатирическая сказка, сборник стихов и 4 тома критики и публицистики), переведен на 60 языков.

Несмотря на то, что в произведениях Оруэлла многие усматривают сатиру на тоталитарный строй, самого писателя власти долгое время подозревали в тесных связях с коммунистами. Как показало рассекреченное в 2007 году досье на писателя, британские спецслужбы с 1929 года и почти до самой смерти писателя в 1950 году вели за ним слежку, причём мнение о писателе у представителей разных спецслужб не совпадало. Например, в одной из записок досье, датированной 20 января 1942 года, агент Скотланд-Ярда сержант Юинг (англ. Sgt Ewing) описывает Оруэлла следующим образом: “У этого человека продвинутые коммунистические убеждения, и некоторые из его индийских друзей говорят, что часто видели его на собраниях коммунистов. Он богемно одевается как на работе, так и в часы досуга”.

В 1949 году Оруэлл подготовил и передал в Департамент информационных исследований МИД Великобритании список 38 британцев, которых он считал «попутчиками» коммунизма. Всего в записной книжке, которую Оруэлл вёл на протяжении ряда лет, числилось 135 англоязычных деятелей культуры, политики и науки, в том числе Б. Шоу, Дж. Стейнбек, Дж. Б. Пристли, Ч. Чаплин и другие. Об этом стало известно в 1998 году, и поступок Оруэлла вызвал споры.

Умер в Лондоне от туберкулёза 21 января 1950 года.

Мифы и правда Оруэлла. Автор раскрученной антиутопии симпатизировал Гитлеру

115 лет назад, 25 июня 1903 г. в Индии, в семье работника Департамента британской колониальной администрации родился ребёнок. Мальчик получил имя Эрик Артур Блэр. Однако к славе новорождённый придёт под псевдонимом, который изберёт себе 30 лет спустя. Он соединит в себе имя святого, покровителя Англии — Джордж. И распространённую фамилию, состоящую из двух староанглийских слов. Arwe — река и waella — приток. Вместе получается Оруэлл.

Один из его близких друзей, Ричард Рис, довольно-таки точно определил посмертную судьбу автора знаменитых произведений «Скотный двор» и «1984». «Я был в литературном собрании; вдруг кто-то вошел и сказал: „Умер Оруэлл“. И в наступившем молчании меня пронзила мысль: отныне этот прямой, добрый и яростный человек станет одним из самых властных мифов XX века».

Предсказание сбылось — довольно скоро, и даже больше, чем на сто процентов. Фигура Оруэлла оказалась окружена мифами настолько плотно, что о писателе можно сморозить любую ерунду, и она покажется правдой. Другое дело, что справедливо и обратное. То, что представляется плодом чрезмерной фантазии, внезапно оказывается реальностью. Словом, налицо настоящее двоемыслие. Прямо как в романе «1984». «Свобода — это рабство, Война — это мир, Невежество — сила».

1. Оруэлл с почтением относился к Гитлеру

Как ни странно, скорее да, чем нет. В 1940 г. писатель опубликовал рецензию на книгу Адольфа Гитлера «Майн Кампф». В частности, можно отметить вот такие его слова: «Я готов публично заявить, что никогда не был способен испытывать неприязнь к Гитлеру. С тех пор как он пришел к власти, я понял, что, конечно, убил бы его, если бы получил такую возможность, но лично к нему вражды не испытываю. В нем явно есть нечто глубоко привлекательное. У него трагическое, несчастное, как у собаки, выражение лица, лицо человека, страдающего от невыносимых несправедливостей. Это, лишь более мужественное, выражение лица распятого Христа, столь часто встречающееся на картинах. Он мученик, жертва, Прометей, прикованный к скале, идущий на смерть герой, который бьется одной рукой в последнем неравном бою. Если бы ему надо было убить мышь, он сумел бы создать впечатление, что это дракон. Чувствуется, что, подобно Наполеону, он бросает вызов судьбе, обречен на поражение, и все же почему-то достоин победы. Притягательность такого образа велика. ».

2. Оруэлл в некоторых вопросах был согласен с Лениным

И снова — скорее, да. Особенно красиво выглядит сравнение двух цитат. Вот знаменитая ленинская по поводу интеллигенции: «Интеллигентики, пособники буржуазии и лакеи капитала мнят себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно».

А вот что думал об этой социальной прослойке Джордж Оруэлл: «Тоталитарная идея живёт в сознании интеллектуалов везде. В отличие от простых людей, интеллектуалы амбициозны и фанатичны, считают себя вправе навязывать свои идеи миру. Если они служат идеологии, то в большинстве своем готовы к диктаторским методам, тайной полиции, систематической фальсификации. Если дело дойдёт до края, то интеллигенция почти вся перейдёт к фашизму».

3. Оруэлл был убеждённым атеистом

Отчасти. Во-первых, вспомним его фразу: «Озлобленный атеист не столько не верит в Бога, сколько испытывает к нему неприязнь». А во-вторых, есть как минимум два эпизода, которые доказывают, что в некоторые сверхъестественные силы Оруэлл всё-таки верил.

Скажем, будучи учеником Итонского колледжа, он испытал все прелести частных привилегированных учебных заведений. Например, чудовищную дедовщину, стукачество и общее моральное свинство. Чтобы отомстить за издевательства старших учеников, он со своим одноклассником сделал куклу вуду и тыкал в неё булавками. После этих манипуляций один из его недругов сломал ногу, а спустя несколько лет умер от рака.

Несколько позже, поступив на службу в колониальную полицию Бирмы, Оруэлл нанёс на костяшки пальцев татуировку — синие круги и кольца. Которые, согласно местным верованиям, спасали от укусов змей и от пули. Сработало наполовину. Змеи его и впрямь не трогали. Но в 1936 г. писатель отправился в Испанию, чтобы воевать в тамошней гражданской войне на стороне социалистов. Там, на Арагонском фронте, в сражении под Уэской, его нашла пуля фашистского снайпера. Оруэлл был ранен в горло и всерьёз опасался, что больше не сможет говорить.

4. Его роман «1984» — образец антиутопии

Совсем не так. Кое-что он почерпнул из романа «О, дивный новый мир» Олдоса Хаксли. Который, кстати, был его преподавателем в Итоне. Но был ещё один источник, откуда Оруэлл не просто почерпнул, а напрямую и помногу заимствовал. Это русский писатель Евгений Замятин и его роман «Мы», созданный за 28 лет до «главного произведения» Оруэлла и за 12 лет до антиутопии Хаксли.

Читайте также:
Анна Ахматова, биография, история жизни, творчество

Кстати, сам Оруэлл Замятиным восхищался и даже написал на его роман хвалебную рецензию. «В мои руки наконец-то попала книга Замятина „Мы“, о существовании которой я слышал еще несколько лет тому назад и которая представляет собой любопытный литературный феномен нашего книгосжигательского века. Цель Замятина, видимо, не изобразить конкретную страну, а показать, чем нам всем грозит машинная цивилизация. Его книга — исследование сущности Машины, джинна, которого человек бездумно выпустил из бутылки и не может загнать назад. Раскрытие иррациональной стороны тоталитаризма — жертвенности, жестокости как самоцели, обожания Вождя, наделенного божественными чертами, — ставит книгу Замятина выше книги Хаксли. Такая книга будет достойна внимания, когда появится ее английское издание».

5. Оруэлл бежал от людей и цивилизации

Формально — да. Бросил всё, уехал на остров Джура, завёл огород и несколько животных, плюс — перевёз туда козу Мюриэль, воспетую в повести «Скотный двор». До ближайшего магазина и до пристани от его дома было где-то 25 км. Предпочитал свечи электричеству, отапливал дом углём, сам делал мебель, в том числе дико неудобный стул, которым, впрочем, гордился. Всё так. Но связи с цивилизацией, и особенно с книжным бизнесом Оруэлл не терял.

Причём до такой степени, что фактически разменивал своё здоровье на работу. Буквально расплачивался собой за возможность сдать в срок свой знаменитый роман «1984». Зная, что болен туберкулёзом и будучи уже не в силах ходить, писатель заканчивает роман, взбадривая себя ураганным количеством кофе, чая и крепчайших самокруток. И всё это ради того, чтобы издатель блеснул фразой: «Это хороший товар. Если мы не продадим хотя бы 15 тысяч экземпляров, нас нужно будет пристрелить».

“Я в этом времени чужой”. За что мы помним Джорджа Оруэлла?

Как жил автор культового антиутопического романа и почему “оруэллизм” стал термином, обозначающем всё, разрушающее благополучие свободного и открытого общества.

Джордж Оруэлл воевал в гражданской войне в Испании, перебивался случайными заработками в Париже и бродяжничал в Лондоне, служил в колониальной полиции в Бирме — этот опыт стал основой его рецензий, повестей и романов. Он осмыслял революцию, тоталитаризм и общество. Произведения писателя, называвшего социализм “кровавым террором” и “тиранией”, были запрещены в СССР, но их всё равно доставали и читали. И продолжают читать до сих пор все, кто задаётся вопросами справедливости и свободы.

25 июня 2019 года исполнилось 116 лет со дня рождения писателя. Informburo.kz рассказывает, как он повлиял на мир и почему его книги до сих пор не потеряли актуальность.

Кто такой Джордж Оруэлл

Настоящее имя Оруэлла — Эрик Артур Блэр. Он родился в 1903 году в городе Мотихари, бывшего частью Британской Индии — колониального владения Британии на территории современных Индии, Пакистана, Бангладеша и Мьянмы вплоть до 1947 года. Его отец был сотрудником Опиумного департамента британской колониальной администрации Индии — спецслужбы, контролировавшей производство и хранение опиума перед его вывозом в Китай. В Англию семья приехала, когда Эрику Артуру Блэру было около года.

С 8 до 13 лет Эрик Блэр учился в школе Святого Киприана, в то время это была ведущая подготовительная школа, которая делала упор на развитие самостоятельности и характера, а также действовала в духе мускульного христианства: считала необходимым как духовное, так и физическое развитие. Мускульное христианство — не отдельная религия, а лишь концепция христианства, для которой характерна вера в патриотический долг, дисциплину, самопожертвование, мужественность, моральную и физическую красоту атлетизма.

Школа была в целом похожа на все тогдашние школы, но в ней были и три важные особенности: возможно, именно они оказали влияние на последующую жизнь писателя. Первая заключалась в том, что школа располагалась близко к Саут Даунс — протяженным холмам. Ученикам давали возможность много ходить пешком и бегать, изучать дикую природу, ездить на лошадях и даже играть в гольф: дети росли здоровыми и физически сильными. Вторая особенность — несмотря на не начавшуюся эмансипацию, огромное влияние на школу оказывала женщина, основавшая её вместе с мужем — миссис Уилкс. Она контролировала все процессы, а также преподавала английский язык и закладывала интерес к писательству и литературе, делая упор на чёткое и качественное письмо. В качестве третьей особенности школы можно назвать уверенность её основателей Уилксов в том, что стипендии на обучение должны доставаться талантливым детям, даже если они происходят из бедных семей. Мистер Уилкс принимал некоторых детей в школу со значительно сниженной оплатой в надежде на их последующие достойные дела. Именную стипендию на обучение получил и Артур Эрик Блэр, это дало ему возможность пойти учиться в Итонский колледж — престижное учебное заведение для юношей.

Закончив Итон, в 1922 году Артур Эрик Блэр отправляется служить в колониальной полиции Бирмы (сейчас — Мьянма). За пять лет он увидит жизнь в колонии, несправедливость и нищету, разочаруется в существующем политическом строе, а затем отправится скитаться по Европе и Британии. Он терпит лишения, ночует на улицах, перебиваясь случайными заработками, и начинает писать прозу и публицистику. В Париж он приезжает с намерением стать писателем, работая на малооплачиваемой и тяжелой работе. Этот период жизни станет основой для первого крупного произведения «Фунты лиха в Париже и Лондоне», где он опишет жизнь бедняка в Париже, работающего мойщиком посуды в ресторане, и бездомного в Лондоне и его окрестностях. Издательства трижды отказывали ему в публикации книги, но в 1933 году повесть всё-таки вышла, при этом писатель не захотел печатать её под своим именем и взял псевдоним. Так в мире появился писатель Джордж Оруэлл: имя, под которым его узнает не одно поколение.

Что повлияло на взгляды писателя

В 1936 г. Оруэлл женился на Айлин О’Шонесси, а через полгода они вместе отправились добровольцами на гражданскую войну в Испании. Айлин работала в Барселоне секретарём руководителя Независимой рабочей партии Джона Макнэра, который координировал прибытие в Испанию британских добровольцев. Оруэлл сражался в рядах ополченцев партии ПОУМ (Рабочая партия марксистского объединения) — антисталинской партии, против фракции левых, где ведущую роль играли сторонники или агенты сталинского СССР. Оруэлл получил ранение в горло 20 мая 1937 года, а в июне партию ПОУМ объявили запрещенной за пособничество фашистам. Вместе с женой ему пришлось спешно покинуть Испанию, чтобы избежать ареста. Почти сразу после этого Барселонский трибунал по делам шпионажа и измены родине назвал их “оголтелыми троцкистами” и обвинил в связи с ПОУМ и участии в майских событиях.

Читайте также:
Дейл Карнеги, биография, история жизни, факты.

После войны у Оруэлла диагностировали туберкулёз, а сам он вернулся в Великобританию убеждённым противником сталинизма. О событиях в Испании он написал: «В конце концов, нас ждёт режим, в котором все оппозиционные партии и газеты будут запрещены, а всякий сколько-нибудь значительный диссидент окажется в тюрьме. Разумеется такой режим будет фашистским. Он будет не таким, как фашистский режим Франко, он будет лучше, чем у Франко, — даже до такой степени лучше, что за него будет иметь смысл сражаться, — но это будет фашистский режим. Но поскольку его установят либералы и коммунисты, называться он будет иначе».

Оруэлл занимает позицию меж двух огней: про-советских и равнодушных к достижениям страны победившего социализма. Он убеждён, что социалист — это тот, кто стремится к свержению тирании, а не её становлению, и гневно критикует западных авторов, отождествляющих социализм с Советским Союзом.

Оруэлл видел корень зла Советского Союза в самой системе, где пришли к власти «животные». Он осуждает коллективизацию, раскулачивание, показательные процессы по делам врагов народа, чистки партийных рядов, и утверждает, что странам, собирающимся строить подлинный социализм, следует бояться примера Советского Союза — а не пытаться взять с него пример.

Во время Второй мировой войны Оруэлл хотел пойти в армию, но его не взяли из-за состояния здоровья, до 1943 года он вёл антифашистскую программу на BBC. В 1944 они с женой Айлин усыновили ребёнка, которого назвали Ричард Горацио Блэр.

Чего Оруэлл не мог предвидеть, так это нападения Германии на СССР и последующего альянса Сталина с Черчиллем.

«Этот мерзкий убийца теперь на нашей стороне, а значит, чистки и всё прочее внезапно забыто», — пишет он в своём военном дневнике вскоре после нападения Германии. «Никогда не думал, что доживу до тех дней, когда мне доведётся говорить „Слава Товарищу Сталину!“, так ведь дожил!».

Джордж Оруэлл ждал, что в результате войны к власти в Британии придут социалисты в его понимании — стремящиеся свергнуть тиранию и прийти к свободному и открытому обществу. Этого не произошло. Мощь и влияние Советского Союза росли, самого Оруэлла резко критиковали за его взгляды, в 1945 году умирает его жена Айлин, — и здоровье писателя, подорванное туберкулёзом, сильно ухудшается.

Он умрёт в 1950 году, незадолго до смерти успев жениться на редакторе Соне Браунелл, а также написать “Список Оруэлла” — перечень людей, которых автор считал сочувствующими коммунистической идеологии. Список был составлен по личной просьбе Силии Керван, к которой Оруэлл ранее сватался, и предназначался для набора сотрудников в Департамент информационных исследований (IRD) МИД Великобритании. Целью подразделения была борьба с советской пропагандой. Список Оруэлла был опубликован почти через 50 лет после его смерти, и этот поступок писателя до сих пор вызывает споры.

“Большой брат следит за тобой”. О чем писал Джордж Оруэлл

Основой произведений Оруэлла служили события из его жизни, переосмысленный опыт. Первым таким произведением была автобиографическая повесть «Фунты лиха в Париже и Лондоне», вторым — повесть «Дни в Бирме» и рассказы «Как я стрелял в слона» и «Казнь через повешение», написанные после его колониальной службы. После гражданской войны в Испании он создал документальную повесть «Памяти Каталонии» и очерк «Вспоминая войну в Испании».

Новым этапом для писателя стало осмысление революции и социализма: два произведения об этом станут известны во всем мире. В 1945 он пишет повесть «Скотный двор» (в СССР книга также была известна под названием «Ферма зверей»). «Скотный двор» — аллегория на революцию 1917 года и последующие события в России. Чиновник британского Министерства информации, ознакомившись с повестью, серьёзно спросил Оруэлла: «Вы что, не могли сделать главным злодеем какое-нибудь другое животное?». Критика СССР, спасавшего тогда Британию от фашистской оккупации, была неуместна: аллегория со свиньёй — тем более. Но Оруэлл всё равно пишет идейное продолжение «Скотного двора» — роман-антиутопию «1984». В романе описано возможное будущее мирового общества как тоталитарного иерархического строя. Вся система основана на изощрённом физическом и духовном порабощении, пронизанном всеобщим страхом, ненавистью и доносительством.

Фраза из романа «Большой брат следит за тобой» получила широкую известность, как и упомянутые термины «двоемыслие» (способность придерживаться двух противоположных убеждений одновременно), «мыслепреступление» (самое тяжкое преступление в тоталитарном преступлении, любой неосторожный жест, слово или мысль, противоречащий идеалогии партии), «новояз» (новый язык, изуродованный партийной идеологией и бюрократическими оборотами).

В романе есть ряд параллелей или отсылок, а, возможно, даже заимствований из романа-антиутопии Евгения Замятина «Мы». Сам Оруэлл рецензировал «Мы» в 1946 году, а в письме Глебу Струве — русскому критику и литературоведу, писал: «Вы меня заинтересовали романом „Мы“, о котором я раньше не слышал. Такого рода книги меня очень интересуют, и я даже делаю наброски для подобной книги, которую раньше или позже напишу».

Черновик романа Оруэлл закончил в октябре 1947, но работу пришлось прервать из-за обострения туберкулёза. Он приезжает на остров Джура, чтобы закончить роман и просит издателя прислать ему машинистку: но никто не захотел ехать на отдалённый остров. Тяжелобольной Оруэлл перепечатал роман сам. У первого и единственного издания «1984», вышедшего при жизни писателя, тираж не превышал тысячи экземпляров, так как никто из западных издателей не решался идти в открытую против объявленного курса на дружбу с Советским Союзом. После смерти писателя открыто объявили о разгаре Холодной войны, и печать романа началась миллионными тиражами. Оруэллом восхищались, книге давали высокие оценки как сатире на советский строй, — правда, игнорируя, что она была сатирой и на западное общество.

Читайте также:
Герман Гессе (Hermann Hesse) - отзывы, мнение, рейтинг

1984, Джордж Оруэлл – отзыв

Пророчество, сбывающееся на глазах, или чтиво для домохозяек? Разбор “1984” без инфантилизма. Внутри малоизвестный бонус из биографии Оруэлла как повод оценить книгу по-новому..

Изрядно посмеялся, читая заголовки отзывов на сие произведение на irecommend. Что только пользователи не пишут: “Гениальнейшая книга. Великая антиутопия. Пророчество насчет Украины(как, почему, при чем тут Украина?!).

Книга Джорджа Оруэлла1984“, отзывы о которой в сети сугубо положительные, на самом деле не такая, какой кажется. Сначала небольшой экскурс в историю(для неинтересующихся предпосылками создания романа можно проскроллить до тезисов).
Эрик Артур Блэр, более известный под псевдонимом Джордж Оруэлл, по началу был сторонником социалистических идей, причем ультралевого толка. Идеалист, романтик, поборник справедливости, в общем всего того, что было модно в начале 20 века, в век рассвета социалистических идей, в век “Броненосца Потемкина”, Великого Октября, борец “за все хорошее против всего плохого”. Во время Гражданской войны в Испании между мятежниками-фашистами и избранным правительством левого толка вступил в добровольческие отряды Рабочей Партии Марксистского Единства (POUM). Окрыленный идеями мировой революции, попав на фронты Гражданской войны, будущий известный писатель вскоре начал разочаровываться в своих идеалах. Будучи идейным сторонником левой оппозиции в СССР, противостоящей Сталину, он с ужасом для себя открыл, что СССР имеет огромное влияние в республиканской Испании.

Партия, в ополчении которой он состоял, была признана вне закона за вооруженное выступление в Барселоне и разгромлена под контролем НКВД. Сам Оруэлл, получив ранение, вернулся на берега Туманного Альбиона и забросив мировую революцию, ушел работать диктором на радио, попутно сочиняя мемуары и вот такие вот романы.

Но вернемся к книге. Не будем углубляться в перипетии сюжета (он вторичен и заимствован из произведения другого писателя-фантаста Евгения Замятина) и перейдем к моменту выхода произведения в тираж. Кратко – роман представляет из себя агитку против СССР (о чем Оруэлл и сам не скрывал, см википедию). Он не был популярен на старте, но отлично попал в тогдашнюю политическую конъюнктуру. Тиражи книги взлетали до небес в период обострения отношений с Союзом, но снижались во времена Оттепели, Разрядки и Перестройки. Но что этот политический памфлет против почившего в бозе СССР забыл в 21 веке?

Оруэлл не самый посредственный писатель и хорошо владеет приемами завоевания внимания читающей публики, причем публики массовой. Так, злая политическая сатира узкого антисталинского профиля середины 20-го века заполонила книжные прилавки века 21-ого, превратившись в поп-чтиво в мягкой обложке на полках АШАНа. В отличии от тяжелого в чтении Замятина , галантный британский джентельмен легко развивает четыре основных сюжетных направления, которые заставляют переживать неокрепшие умы впечатлительных граждан, как то:

1. История “маленького” человека, осознавшего мрак, царящий вокруг. Главный герой за пару страниц романа из винтика в Системе превращается в Джорджа Оруэлла, пламенного борца против сил Зла (Партии). Он был самый обычный, но стал “не такой как все”, не как “стадо”. А каждый человек в душе считает себя уникальным, неповторимым и самым умным.

Profit! Восторженные подростки с юношеским максимализмом принялись качать “произведение Века”.

2. Любовная линия – куда без нее, родимой. Она на 100% скопирована из произведения “Мы” Замятина. Проходя красной нитью через всю книгу, она призвана повышать пульс у непуганных антиутопиями барышень, особенно к развязке. Ничего интересного в целом из себя она не представляет и могла бы отсутствовать, оставляя только экзистенциальные переживания главного героя перед угрожающим колоссом Партии, но Оруэлл не был бы самим собой (плагиатором), если бы не стащил у Замятина и ее “до кучи”.

Profit! Заинтригованные советами подруг читательницы кладут с книжных полок в Ашане к огурцам и гречке за 59 рублей вместо опостылевших любовных романов заветный томик в мягком переплете.

3. Скромное обаяние диктатуры, атмосфера унифицированного “тоталитаризма”. Читая описания нравов и жизни в оруэлловской версии тоталитаризма, современный человек с толикой фантазии легко проецирует Океанию на любое государство, которое захочет. Хоть на США, хоть на СССР или Россию, хоть, прости Господи, на Украину. И в этом то и вся соль и причина коммерческого успеха: диктатура по Оруэллу (в отличие от оригинала) блеклая, без подробностей и деталей, проста и универсальна как презерватив. Натянуть эту груду шаблонов можно хоть на Уганду, хоть на цивилизацию Протоссов из игры Starcraft, суть одна: кругом пропаганда и подмена понятий, лицемерие и обман. Общество- это трусливое озлобленное стадо и только главный герой, такой “лучик света в темном царстве” (с которым, естественно, впечатлительный читатель ассоциирует себя), осознает всю порочность Системы и вступает в неравный бой со Злом.

Profit! “Думающая”, не лишенная критического мышления по собственному мнению читающая публика, вдоволь нажанглировавшись аллюзиями на современный мир, в голове отмечает сей опус как одну из лучших прочитанных в жизни книг, чтобы впоследствии, при каждом удобном случае, сыпать цитатами а-ля “Незнание- сила, свобода это рабство и т.д.” при политических застольных дебатах на дне рождения свекрови под хорошую закуску.

4. “Неожиданный финал“.

Финал так же полностью, выражаясь близким Оруэллу революционным жаргоном, украден экспроприирован у Замятина. Как восточный варвар, разоривший Константинополь, Оруэлл без намека на жалость и совесть забрал у Замятина все, что ему понравилось и финал в том числе. Этот трюк с неоднозначным финалом давно излюблен в литературе. Не раскрывая детали, скажу что у впечатлительной публики он вызовет желание отложить книжку и подумать минуту-другую (на самом деле, это называется фрустрация).

Profit! “Это же самое что ни на есть пророчество про Россию. Про Украину. Про США. Про Зимбабве. #подставить нужную страну#. Мы живем в 1984, ЛЮДИ-И-И! Как вы не понимаете!” И у всех прочитавших впечатлительных людей “перевернулся мир”, “открылись глаза”.

Читайте также:
Джоан Роулинг - отзывы, мнение, рейтинг

Резюме.

Плагиат, наглое заимствование, граничащее с воровством. С легкой руки современных коммерсантов и конъюнктурщиков злобная агитка против Советской России превратилась в “Книгу Века”. Вторичность сюжетов, отсутствие деталей и подробностей мрачного тоталитарного режима (мы ведь за ним сюда пришли?). В общем, универсальная книга, погружаясь в которую неискушенный читатель будет с глубоким придыханием видеть “современное” общество что в 1984, что в 2018, что в 2284 году. А теперь главный вопрос: почему так получается? Почему каждый фантазер видит аллюзии на то государство, которое хочет видеть? А тут все очень просто, обращаемся к классику- получаем емкий ответ: “Политическая власть – это организованное насилие одного класса для угнетения другого”, т.е. если вы не входите в привилегированный правящий класс, то будьте любезны- захлопнуть рот, не оспаривать право на власть, внимать телевизору и считать, что живете в самой прекрасной стране на всем белом Свете, и она такая, только благодаря нам, вашему мудрому правительству (эй, американцы-россияне-украинцы-зимбабвийцы-протоссы-кто угодно, ничего вам не напоминает?). И ничего с годами не меняется и не изменится НИКОГДА. Смиритесь. Во веки веков, аминь.

Бонус для тех, кому понравилось читать мой отзыв.

Чтобы понять всю бессильную ненависть к Советской России, которую испытывал Оруэлл, работая над своим романом, а так же насколько он оказался далек со временем от своих же идеалов свободы, антиавторитаризма и ценности человеческой личности и жизни, в общем, от тех идеалов, которые он в книге пропагандирует, достаточно одного факта. В 1949 писатель передал британской контрразведке т.н. “Список Оруэлла”, который содержал 135 имен британских и американских писателей, деятелей культуры и политиков, “по его мнению, сочувствующих коммунистам”, который он готовил годами. То есть, фактически, Оруэлл был стукачом в британском “Министерстве Любви”, по-английски педантично кляузничая на сограждан. В список попали в том числе: Бернард Шоу и Чарли Чаплин. Вот такой неожиданный поворот в этом сюжете про борьбу с тоталитаризмом.

Интересные факты о писателе Джордже Оруэлле

20 января 2014 17:35

1. Настоящее имя Джорджа Оруэлла – Эрик Артур Блэр. Он родился в Индии и именно там собрал материал для первой книги. Эрик служил в Индийской Королевской полиции в 1922-1927 годах. В это время он довольно остро осознал несправедливость сущности империализма. Размышления вошли в книгу «Бирманские дни». Она вышла в 1934 году.

2. Роман «1984» входит в число так называемых антиутопий-предсказаний наряду с произведением Джека Лондона «Железная пята», «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери и других. В книге Оруэлл описал сверхтоталитарное государство, управляемое Большим Братом. Несмотря на то, что произведение считают сатирой на Советский союз, многие усматривают в нем некоторое сходство с современным состоянием США с их излишней политкорректностью и толерантностью, а также стремлением к тотальному контролю граждан.

3. Именно Оруэлл является автором широко употребляемого сейчас выражения «холодная война». Он ввел его в 1945 году.

4. В романе-антиутопии «1984» испольуется знаменитая формула «дважды два равняется пяти». По некоторым данным, ввести эту фразу в роман Оруэлл решил после того, как услышал советский лозунг «Пятилетку — в четыре года!».

5. Судя по произведениям Оруэлла, он был ярым противником тоталитарного режима и коммунизма. Однако факты из его биографии говорят о другом. Писателя долгое время подозревали в тесной связи с коммунистами. Двадцать лет, с 1929 и до 1950 года, за ним вели слежку английские спецслужбы. Вот такой отзыв оставил об Оруэлле агент Скотланд-Ярда сержант Юинг в 1942 году:

– У этого человека продвинутые коммунистические убеждения, и некоторые из его индийских друзей говорят, что часто видели его на собраниях коммунистов. Он богемно одевается как на работе, так и в часы досуга.

Согласно досье на писателя, которое рассекретили в 2007 году, он действительно посещал коммунистические собрания. Однако случай Оруэлла называют все же индивидуальным. Другой агент, офицер MI5 Огилви писал:

– Я пришёл к выводу, что милый сержант весьма недоумевал, как ему описать этот весьма индивидуальный случай, отсюда выражение «продвинутые коммунистические убеждения». Из недавних писаний Оруэлла следует, что ни его линия не совпадает с линией компартии, ни её с его.

6. В каком-то смысле Оруэлла можно считать настоящим доносчиком. Он вел список тех, кого считал «попутчиками» коммунизма. В перечне было 38 фамилий британцев. В 1949 году список попал в Департамент информационных исследований МИД Великобритании. Всего же в записной книжке писателя нашли имена и фамилии 135 людей, среди которых были деятели культуры, политики и ученые, в том числе Б. Шоу, Дж. Стейнбек, Дж. Б. Пристли, Ч. Чаплин и другие.

7. Современники утверждают, что Оруэлл всеми фибрами души ненавидел Советский союз. Сохранилось единственное письмо, которое писатель отправил в СССР. Оно адресовано главному редактору журнала «Интернациональная литература» Сергею Динамову, арестованному уже в следующем году и вскоре расстрелянному. Письмо было подшито к делу на Оруэлла (письмо на английском языке).

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Джордж Оруэлл

Фото Все

Видео Все

Джордж Оруэлл: как стать пророком

Жизнь и творчество Джорджа Оруэлла. Источник вдохновения для идей его романов

Наблюдатель. Джордж Оруэлл. Эфир 24.01.2019

Джордж Оруэлл — биография

Джордж Оруэлл – популярный британский писатель, публицист, журналист. Его отличительная черта – простой стиль письма, нещадная критика тоталитаризма. Среди самых популярных его произведений можно назвать повесть «Скотный двор» 1945 года и роман-антиутопию «1984», который вышел в 1948 году.

Наверное, сложно найти человека, который ни разу в жизни не слышал такие популярные выражения, как «двухминутки ненависти», «полиция мыслей», «Большой Брат», «холодная война». Многим кажется, что они принадлежат блогерам или современным журналистам, хотя на самом деле это не так. Эти высказывания принадлежат культовому британскому писателю Джорджу Оруэллу, ярому защитнику демократического социализма, противнику Сталина, которого он считал наивысшим воплощением зла. «Я в этом времени – чужой», такую строку он напишет в своих стихах в тридцатилетнем возрасте.

Читайте также:
Игорь Губерман, биография, история жизни, факты.

Детство

Настоящее имя писателя – Эрик Артур Блэр. Псевдоним Джордж Оруэлл он возьмет в 1933 году. Эрик родился в индийском городке Мотихари 25 июня 1903 года. Отца мальчика звали Ричард Блэр, он сотрудник опиумного департамента британской спецслужбы. Они занимались производством и хранением опиума, и продавали его китайцам. Мама – Ида Блэр, родилась и выросла в Бирме, где ее родные занимались бизнесом – строили суда и торговали тиком. На момент рождения Эрика в семье подрастала пятилетняя дочь Марджори, а когда ему самому исполнилось пять, родилась еще одна девочка – Аврил. Когда мальчику исполнился один годик, мама забрала его и старшую дочь, и перебралась в Англию.

Мама была для сына непререкаемым авторитетом. В детские годы ему нравилась девочка из малообеспеченной семьи, и мама своим авторитетом заставила сына отказаться от дальнейшего общения с ней. Эрик подчинился беспрекословно.

Джордж Оруэлл в детстве

В восьмилетнем возрасте Эрика отдали в школу св. Киприана, которую он окончил в 13 лет. Спустя год стал обладателем именной стипендии, и на эти деньги продолжил обучение в частной школе – Итонском колледже. После получения документа о его окончании, Эрик Блэр в 1922 году поступил на службу в колониальную полицию Бирмы (Мьянмы). Парень прослужил там до 1927 года, пока полностью не разочаровался в современном политическом устройстве мира. Бэр бросает свою службу, и уезжает в Европу, где зарабатывает себе на жизнь низко квалифицированными работами. Этот этап биографии будущего писателя найдет отражение в его книгах.

Литература

Эрик чувствует свою тягу к сочинительству, бросает свой низкооплачиваемый труд и уезжает в Париж. В этом романтическом месте и состоялась его проба пера. В 1933 году вышло его дебютное произведение – повесть под названием «Фунты лиха в Париже и Лондоне», в котором он подробно описал, как выживал в Европе. Свою дебютную работу автор выпустил под псевдонимом Джордж Оруэлл. Так называлась река в Англии, на берегу которой он часто бывал и любил проводить время. В Великобритании Эрику довелось бродяжничать, после переезда в Париж, литератор устроился мойщиком посуды в один из местных ресторанов. Первую версию своей книги автор назвал «Дневник посудомойщика», в ней шла речь о его жизни во французской столице. Издательство отказалось печатать его повесть, после этого Оруэлл «разбавил» сюжет произведения лондонскими приключениями, и решил обратиться к другим издателям. Однако и там ему опять отказали.

Джордж Оруэлл в творческом процессе

Только третья попытка напечатать книгу оказалась успешной, и то не без активной помощи издателя и публициста Виктора Голланца. Ему понравилось творчество никому не известного автора, и он взялся его напечатать. На полки книжных магазинов книга попала в 1933-м, и к большому удивлению Оруэлла, понравилась критикам. Читатели настороженно восприняли произведение ранее неизвестного Джорджа Оруэлла, и не торопились скупать книгу, которая и так вышла ограниченным тиражом.

По мнению В.Недошивина, исследователя творческого наследия Оруэлла, писателя сильно разочаровал общественный строй. У него случилось что-то наподобие личного бунта, как когда-то у Льва Толстого. В том же 1933-м, в одном из своих стихов тридцатилетний Оруэлл напишет: «Я в этом времени – чужой», и как всегда, окажется прав.

В 1936-м писатель уехал в Испанию, участвовал в гражданской войне на стороне республиканцев. Спустя полгода он получил тяжелое ранение в горло, его подстрелил франкистский снайпер в городе Уэзске. После выздоровления Джордж вернулся в Англию, стал членом Независимой рабочей партии, ратовавшей за социализм. Именно в тот период Оруэлл начал резко критиковать сталинский тоталитарный режим. Спустя некоторое время писатель отнес в издательство еще одно свое произведение, роман «Дни в Бирме».

Эта книга – отображение определенного периода биографии Оруэлла, а если конкретно, то тех лет, когда он был служащим полицейского подразделения Бирмы. Позже эта тема нашла отражение в рассказах писателя «Как я стрелял в слона» и «Казнь через повешение».

О том, как он воевал в Испании на стороне республиканцев, Джордж написал в своем произведении «Памяти Каталонии», повести, так и оставшейся малоизвестной. Во Вторую мировую войну Джордж очень хотел пойти воевать, но его не взяли по состоянию здоровья. Еще в 1938 году у него диагностировали туберкулез. Писатель стал автором антифашистской программы на радио Би-би-си, а потом занял должность литературного критика газеты «Трибун».

Несмотря на резкое неприятие Иосифа Сталина и его режима, в годы войны Оруэлл все же выступал на стороне Советского Союза. Писатель много раз критиковал политику советского государства, хотя был знаком с ней исключительно заочно. Джордж ни разу не посетил СССР, но, несмотря на это, спецслужбы Англии считали его если не резидентом советской разведки, то уж точно человеком, имеющим политические связи с коммунистами.

В 1945 году, когда фашизм был побежден во всем мире, Джордж Оруэлл стал автором еще одного произведения, политической сатиры «Скотный двор». Основа повести вызвала двойственные чувства у исследователей творчества писателя. Литературоведы считают, что если исходить из мировоззрений Джорджа, то это произведение ставит оценку Октябрьской революции 1917-го года, и событиям, которые произошли в стране после этого. Автор повести дает четкое описание идеологии правящей верхушки страны, и тех перемен, которые случились в ходе революции.

Есть и другая точка зрения. После того, как Советский Союз одержал победу во Второй мировой войне, Оруэлл несколько изменил свои взгляды и отношение к стране-победителю. Поэтому события, описанные в повести, могут отражать политику не СССР, а Великобритании. Критики и исследователи по-разному трактовали суть повести, но публиковать ее в Советском Союзе не решились, она вышла только с приходом к власти Михаила Горбачева, в период перестройки.

Читайте также:
Грэм Грин, биография, история жизни, факты.

В повести «Скотный двор» писатель отразил ситуацию, которую однажды наблюдал в одной из английских деревень. Оруэлл увидел, как мальчишка гонял коня, пиная его прутом. Тогда Джордж впервые задумался о том, что если бы у животных было сознание, они не стали бы терпеть такого отношения к себе от слабого человеческого рода, и давно бы скинули этот гнет.

Писатель Джордж Оруэлл

Через три года, в 1948-м, вышла книга, которая сделала имя Оруэлла известным во всем мире. Роман написан в стиле антиутопии, жанре, мода на который пришла вместе с выходом другого романа – «О дивный новый мир», авторства Олдоса Хаксли. Фантазия Хаксли занесла его слишком далеко, аж в 26 век. Он предположил, что общество разделится на касты, люди будут стремиться исключительно к потреблению. В отличие от него, Оруэлл не заглядывал вперед на столько веков, он по-прежнему интересовался тоталитарным режимом, темой, которая не давала ему покоя с юности.

Некоторые критики и литературоведы выдвинули Оруэллу серьезное обвинение, будто бы он «одолжил» идею писателя Замятина, отраженную в романе «Мы». Джордж Оруэлл действительно подтвердил, что собирался написать собственный труд, в основе которого будут идеи советского писателя. Спустя много лет после смерти британского писателя по его роману снимут две одноименные картины.

Этот роман получил название «1984». Именно в нем впервые появилось выражение о Большом брате, который следит за тобой. Большим братом в этом произведении считался лидер, возглавивший тоталитарный режим в будущем. Главным действующим лицом повествования является Министерство правды, которое благодаря «двум минуткам ненависти» и введенному «новоязу», умудряется запрограммировать общество. На этом фоне еще более хрупкой кажется любовь двух главных персонажей романа – парня по имени Уинстон и девушки Джулии, так и не сумевшей преодолеть режим.

По какой причине Оруэлл дал своему детищу такое название, так и осталось неизвестным. По мнению некоторых критиков, автор был уверен, что в 1984-м общество будет выглядеть именно так, как описал в своем романе. Этому могли помешать только глобальные перемены в общественном строе. Но более распространенной принято считать версию, что в названии произведения как бы зашифрована дата его написания — 1948, только последние цифры отражены зеркально.

Джордж Оруэлл выступает на радио BBC

В своем детище писатель отразил общество, в котором без труда можно было узнать советский режим. По этой причине в СССР книгу запретили, а самому Оруэллу выдвинули обвинения, как идеологическому диверсанту. И только в 1984-м, после начала перестроечного периода, творчество писателя было заново пересмотрено и ему дана объективная оценка. В итоге Джордж Оруэлл стал непримиримым борцом за идеологию социализма.

Библиография писателя состоит не только из повестей и романов, он писал многочисленные статьи и очерки на социально-критические и культурологические темы. В Великобритании выпустили полное собрание сочинений Джорджа Оруэлла, состоящее из двадцати томов. Произведения известного британского писателя вышли на шестидесяти языках.

Личная жизнь

Судьба приготовила для писателя немало испытаний, и, несмотря на то, что ему никак не удавалось достичь хоть какой-то стабильности, Оруэлл сумел устроить свою личную жизнь. Джордж женился в 1936 году. Его избранницей стала Айлин О’Шогнесси. Детей у супругов не было, поэтому в 1944 году они решились на усыновление. Мальчику дали имя Ричард Горацио Блэр.

Через полгода после свадьбы Джордж и его супруга уехали воевать в Испанию. Он сражался на Арагонском фронте, она трудилась в Барселоне на должности секретаря Джона Макнэра, руководителя Независимой рабочей партии. В обязанности Макнэра входила координация прибытия в страну добровольцев из Британии. Оруэлл провел на фронте почти шесть месяцев, пока 20 мая 1937 года не «поймал» франкистскую пулю, которая ранила его в горло. Потом был госпиталь, и демобилизация. Больше в действующую армию писатель не вернулся.

В 1945 году умерла любимая супруга писателя – Айлин. Он потерял по-настоящему родного человека, единомышленника, и это горе сильно сказалось на здоровье Джорджа. С каждым годом писатель чувствовал себя все хуже и хуже. Оруэлл решил, что хочет побыть в одиночестве, и отправился на небольшой остров. Тишина и покой помогли ему прийти в себя и начать работу над новым романом, который он задумал уже давно.

Джордж Оруэлл и Соня

Вскоре писатель начал тяготиться своим одиночеством, ему нужен был рядом надежный человек, женщина, и он решился сделать предложение нескольким приглянувшимся ему женщинам. Однако стоит отметить, что Оруэлл рассчитывал исключительно на «компаньонский» брак. Из четырех женщин, к которым писатель обратился с таким необычным предложением, дала согласие только одна – редактор Соня Браунелл. Осенью 1949 года состоялось венчание, но семейное счастье длилось недолго, прошло буквально три месяца, и новоиспеченная супруга уже стала вдовой.

После смерти писателя воспитание его приемного сына легло на плечи его младшей сестры Аврил. Старшей сестры Марджори не стало в 1946-м.

Смерть

Джордж продолжал вносить правки в свой роман «1984», и уже тогда почувствовал, что его состояние резко ухудшилось. В 1948 году писатель уезжает в Шотландию, поселяется на отдаленном острове, в надежде, что сумеет преодолеть болезнь. Он очень надеялся, что успеет завершить все работы, но каждый новый день доставлял ему невероятные страдания. Еще в 1938 году доктора диагностировали у Джорджа туберкулез, и теперь он начал очень быстро прогрессировать. Оруэлл принял решение возвращаться домой, в Лондон.

Памятник Джорджу Оруэллу

Сердце писателя остановилось 21 января 1950 года, ему было всего 46.

Произведения

  • 1933 Фунты лиха в Париже и Лондоне
  • 1934 Дни в Бирме
  • 1935 Дочь священника
  • 1936 Да здравствует фикус!
  • 1937 Дорога на причал Уигана
  • 1939 Глотнуть воздуха
  • 1945 Скотный двор
  • 1949 1984
Ссылки

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

Оруэлл Джордж

Eric Arthur Blair

Джордж Оруэлл (англ. George Orwell , настоящее имя Эрик Артур Блэр, англ. Eric Arthur Blair ; 1903—1950) — английский писатель и публицист.

Содержание

Биография

Эрик Блэр родился 25 июня 1903 года в Мотихари (Индия) в семье британского торгового агента. Оруэлл обучался в школе св. Киприана, в 1917 году получил именную стипендию и до 1921 года посещал Итон Колледж. С 1922 по 1927 года служил в колониальной полиции в Бирме, затем долго жил в Великобритании и Европе, пробавляясь случайными заработками, тогда же начал писать художественную прозу и публицистику. С 1935 года публиковался под псевдонимом «Джордж Оруэлл». Участник Гражданской войны в Испании 1936—1939 (книга «Памяти Каталонии», 1938, очерк «Вспоминая войну в Испании», 1943, полностью опубликован в 1953), где близко столкнулся с проявлениями фракционной борьбы в среде левых.

Читайте также:
Виктор Анатольевич Шендерович - отзывы, мнение, рейтинг

Вернувшись из Испании, написал книгу об испанской гражданской войне, однако его давний издатель Виктор Голланц отказался её публиковать, сославшись на то, что книга может нанести ущерб делу борьбы с фашизмом.

Написал множество эссе и статей социально-критического и культурологического характера. Во время Второй мировой войны вел антифашистскую программу на Би-би-си.

Творчество

Во время гражданской войны в Испании Оруэлл воевал на стороне республиканцев в рядах частей POUM. Об этих событиях он написал документальную повесть «Памяти Каталонии» (англ. “Homage to Catalonia” ) — 1936.

В повести «Скотный двор» (1945) показал перерождение революционных принципов и программ: «Скотный двор» — притча, аллегория на революцию 1917 года и последующие события в России.

Роман-антиутопия «1984» (1949) стал продолжением «Скотного двора». Оруэлл изобразил возможное будущее мировое общество как тоталитарный иерархический строй, основанный на изощрённом физическом и духовном порабощении, пронизанный всеобщим страхом и ненавистью. В этой книге впервые прозвучало известное выражение «Старший брат следит за тобой», а также введены ставшие широко известными термины «двоемыслие», «мыслепреступление» и «новояз».

Библиография

Романы

  • Burmese Days (1934)
  • A Clergyman’s Daughter (1935)
  • Keep the Aspidistra Flying (1936)
  • Coming Up for Air (1939)
  • Скотный двор (Animal Farm) (1945)
  • 1984 (Nineteen Eighty-Four) (1949)

Поэмы

  • Romance
  • A Little Poem
  • Awake! Young Men of England
  • Kitchener
  • Our Minds are Married, But we are Too Young
  • The Lesser Evil
  • Poem from Burma
  • The Pagan
  • Suggested By A Toothpaste Advertisement
  • Summer-like For An Instant
  • A Dressed Man And A Naked Man
  • On A Ruined Farm Near The His Master’s Voice Gramophone Factor
  • A Happy Vicar I Might Have Been

Избранные цитаты

Я помню, как однажды сказал Артуру Кёстлеру: «в 1936 г. остановилась история», и он кивнул головой. Мы оба думали о тоталитаризме в целом, но особенно о гражданской войне в Испании. Я с детства знал, что газеты могут лгать, но только в Испании я увидел, что они могут полностью фальсифицировать действительность, Я лично участвовал в «сражениях», в которых не было ни одного выстрела и о которых писали, как о героических кровопролитных битвах, и я был в настоящих боях, о которых пресса не сказала ни слова, словно их не было. Я видел бесстрашных солдат, ославленных газетами трусами и предателями, и трусов и предателей, воспетых ими, как герои. Вернувшись в Лондон, я увидел, как интеллектуалы строят на этой лжи мировоззренческие системы и эмоциональные отношения.

I remember saying once to Arthur Koestler, ‘History stopped in 1936’, at which he nodded in immediate understanding. We were both thinking of totalitarianism in general, but more particularly of the Spanish civil war. Early in life I have noticed that no event is ever correctly reported in a newspaper, but in Spain, for the first time, I saw – newspaper reports which did not bear any relation to the facts, not even the relationship which is implied in an ordinary lie. I saw great battles reported where there had been no fighting, and complete silence where hundreds of men had been killed. I saw troops who had fought bravely denounced as cowards and traitors, and others who had never seen a shot fired hailed as the heroes of imaginary victories; and I saw newspapers in London retailing these lies and eager intellectuals building emotional superstructures over events that had never happened.

«Все животные равны. Но некоторые равнее»

Люди жертвуют жизнью во имя тех или иных сообществ — ради нации, народа, единоверцев, класса — и постигают, что перестали быть личностями, лишь в тот самый момент, как засвистят пули. Чувствуй они хоть немного глубже, и эта преданность сообществу стала бы преданностью самому человечеству, которое вовсе не абстракция.

«О дивный новый мир» Олдоса Хаксли был превосходным шаржем, запечатлевшим гедонистическую утопию, которая казалась достижимой, заставляя людей столь охотно обманываться собственной убеждённостью, будто Царство Божие тем или иным способом должно сделаться реальностью на Земле. Но нам надлежит оставаться детьми Божиими, даже если Бог из молитвенников более не существует.

People sacrifice themselves for the sake of fragmentary communities — nation, race, creed, class — and only become aware that they are not individuals in the very moment when they are facing bullets. A very slight increase of consciousness and their sense of loyalty could be transferred to humanity itself, which is not an abstraction.

Mr Aldous Huxley’s Brave New World was a good caricature of the hedonistic Utopia, the kind of thing that seemed possible and even imminent before Hitler appeared, but it had no relation to the actual future. What we are moving towards at this moment is something more like the Spanish Inquisition, and probably far worse, thanks to the radio and the secret police. There is very little chance of escaping it unless we can reinstate the belief in human brotherhood without the need for a ‘next world’ to give it meaning. It is this that leads innocent people like the Dean of Canterbury to imagine that they have discovered true Christianity in Soviet Russia. No doubt they are only the dupes of propaganda, but what makes them so willing to be deceived is their knowledge that the Kingdom of Heaven has somehow got to be brought on to the surface of the earth. We have not to be the children of God, even though the God of the Prayer Book no longer exists.

Читайте также:
Виктор Шендерович, биография, история жизни, факты.

А вот и второе, что запомнилось: итальянец из милиции, который приветствовал меня в тот день, когда я в неё вступил. Я писал о нём на первых страницах своей книги про испанскую войну и здесь не хочу повторяться. Стоит мне мысленно увидеть перед собой — совсем живым! — этого итальянца в засаленном мундире, стоит вглядеться в это суровое, одухотворённое, непорочное лицо, и все сложные выкладки, касающиеся войны, утрачивают значение, потому что я точно знаю одно: не могло тогда быть сомнения, на чьей стороне правда. Какие бы ни плели политические интриги, какую бы ложь ни писали в газетах, главным в этой войне было стремление людей вроде моего итальянца обрести достойную жизнь, которую — они это понимали — от рождения заслуживает каждый. Думать о том, какая судьба ждала этого итальянца, горько, и сразу по нескольким причинам. Поскольку мы встретились в военном городке имени Ленина, он, видимо, принадлежал либо к троцкистам, либо к анархистам, а в наше необыкновенное время таких людей непременно убивают — не гестапо, так ГПУ. Это, конечно, вписывается в общую ситуацию со всеми её непреходящими проблемами. Лицо этого итальянца, которого я и видел-то мимолётно, осталось для меня зримым напоминанием о том, из-за чего шла война. Я его воспринимаю как символ европейского рабочего класса, который травит полиция всех стран, как воплощение народа — того, который лёг в братские могилы на полях испанских сражений, того, который теперь согнан в трудовые лагеря, где уже несколько миллионов заключённых…

…Все наблюдения, способные сбить с толку, все эти сладкие речи какого-нибудь Петена или Ганди, и необходимость пятнать себя низостью, сражаясь на войне, и двусмысленная роль Англии с её демократическими лозунгами, а также империей, где трудятся кули, и зловещий ход жизни в Советской России, и жалкий фарс левой политики — всё это оказывается несущественным, если видишь главное: борьбу постепенно обретающего сознание народа с собственниками, с их оплачиваемыми лжецами, с их прихлебалами. Вопрос стоит просто. Узнают ли такие люди, как тот солдат-итальянец, достойную, истинно человечную жизнь, которая сегодня может быть обеспечена, или этого им не дано? Загонят ли простых людей обратно в трущобы, или это не удастся? Сам я, может быть, без достаточных оснований верю, что рано или поздно обычный человек победит в своей борьбе, и я хочу, чтобы это произошло не позже, а раньше — скажем, в ближайшие сто лет, а не в следующие десять тысячелетий. Вот что было настоящей целью войны в Испании, вот что является настоящей целью нынешней войны и возможных войн будущего.

The other memory is of the Italian militiaman who shook my hand in the guardroom, the day I joined the militia. I wrote about this man at the beginning of my book on the Spanish war, and do not want to repeat what I said there. When I remember — oh, how vividly! — his shabby uniform and fierce, pathetic, innocent face, the complex side-issues of the war seem to fade away and I see clearly that there was at any rate no doubt as to who was in the right. In spite of power politics and journalistic lying, the central issue of the war was the attempt of people like this to win the decent life which they knew to be their birthright. It is difficult to think of this particular man’s probable end without several kinds of bitterness. Since I met him in the Lenin Barracks he was probably a Trotskyist or an Anarchist, and in the peculiar conditions of our time, when people of that sort are not killed by the Gestapo they are usually killed by the G.P.U. But that does not affect the long-term issues. This man’s face, which I saw only for a minute or two, remains with me as a sort of visual reminder of what the war was really about. He symbolizes for me the flower of the European working class, harried by the police of all countries, the people who fill the mass graves of the Spanish battlefields and are now, to the tune of several millions, rotting in forced-labour camps.

…All the considerations are likely to make one falter — the siren voices of a Petain or of a Gandhi, the inescapable fact that in order to fight one has to degrade oneself, the equivocal moral position of Britain, with its democratic phrases and its coolie empire, the sinister development of Soviet Russia, the squalid farce of left-wing politics — all this fades away and one sees only the struggle of the gradually awakening common people against the lords of property and their hired liars and bumsuckers. The question is very simple. Shall people like that Italian soldier be allowed to live the decent, fully human life which is now technically achievable, or shan’t they? Shall the common man be pushed back into the mud, or shall he not? I myself believe, perhaps on insufficient grounds, that the common man will win his fight sooner or later, but I want it to be sooner and not later — some time within the next hundred years, say, and not some time within the next ten thousand years. That was the real issue of the Spanish war, and of the last war, and perhaps of other wars yet to come.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: