Чарльз Майкл «Чак» Па́ланик – отзывы, мнение, рейтинг

Чак Паланик рецензии на книги – страница 5

С самых первых строк чувствуется своеобразный стиль Паланика. Его книги не спутать ни с какими другими. Нас сразу кидает в самую кучу событий и нам приходится постепенно разбирается в очередном творении Чака, этого мастера конткультуры иногда отвратительной, но по своему чарующей. Оказавшись на чьей – то свадьбе, с кровавыми сценами, пылающим огнем на фоне невесты, чьи волосы и платье уже съедены пожаром. Не обычное начало, ведь правда?

Чего не отнять у автора это умение создать такую атмосферу, где перемешивается масса эмоций – как и положительных так и отрицательных. Не смотря на стиль, который крайне далек от классики, в нём есть что – то манящее. Но, безусловно, понравится он может далеко не каждому.

Для меня далеко не каждая книга автора оставила положительный след. До недавнего момента в фаворитах была Колыбельная , но сейчас «Невидимки» встали на ровне с ней. Самое восхитительное, что нам предлагает автор в данной книге – это неожиданные повороты, следующие один за другим. Три неожиданных поворота практически подряд производят эффект «вау, а разве так могло быть?» Вообще, тема, поднятая в очередном прочитанном романе Чака, актуальна в последнее время. Гомофобия и толерантность: желание выделится чем – то. И очень интересно наблюдать за ещё один мнением, при чем достаточно своеобразном.

Я не в коем случае не жалею, хотя изначально не была рада выбранной книге. Но все сомнения отпали уже на 1/5 книги. Однозначно, одна из лучших книг из своего жанра из прочитанных на данный момент, рекомендую.

#свояигра №9 (Книга, где человек идет против системы за 10)

  • Опции
    • Пожаловаться
    • Открыть в новом окне
  • Поделиться
    • ВКонтакте
    • Твиттер
    • Фейсбук
    • Одноклассники
    • Мой Мир
    • Googe+

#БК_2018 (Книга, название которой отличается от оригинала).
В оригинале эта книга называется “Красивая ты”. И я думаю, это название расставляет все по местам.
Мне нравится Паланик за то, что его прозведения многогранны. С одной стороны смотришь и видишь историю о том, как неуклюжая обычная серая мышка падает буквально под ноги самому богатому человеку в мире. А потом они живут относительно долго и относительно счастливо. И все это приправлено нестандартным сексом, невнятными переживаниями и так далее. Нет, что вы, я не про “50 оттенков серого” сейчас.
С другой стороны смотришь внимательнее, и видишь, что эта книга не обязательно о сексе в привычном понимании. Паланик один из умнейших писателей, неужели кто-то подумает, что его талант распространяется лишь на описание оргазменный криков и орального секса с женщиной слегка за 210?!
Книга охватывает такие идеи, как обретение личности, сексизм, сила маркетинга, политика, психическая зависимость, нанотехнологии и пугающее будущее, аноргазмия. Ну и да, конечно все это приправлено психической нестабильностью произведений Паланика, мерзковатых чернушных описаний. Но тем не менее.
1. Эта книга о том, что нас убивают наши же желания. Зависимость – то, что делает нас счастливыми, но без этого мы уже не представляем свою жизнь. Дайте нам эйфорию 24/7, и мы сойдем с ума. Не важно что это, алкоголь, героие, сладкое или оргазмы, которых мы не видели никогда в своей жизни.
2. Женщины были притеснены испокон веков. Никто не считался с нами, не боялся обидеть или не планировал давать каки-то права. Паланик решил описать ситуацию, в которой женщины обрели власть, которой у них никогда не было. Так как времена, когда мы не могли голосовать или рабоать прошли, он решил описать другую ситуацию, в которой у нас с мужчинами не равные права. Это постель. Редко когда мужчину волнует, достигли ли мы пика. И вот отписывая оргазмы в книге, автор подразумевает вообще в целом власть и женские права.
Женщины часто чувствуют себя неполноценными, не имея способа к удовлетворению. Мы выглядим раздраженными и завидуем своим мужьям, у которых нет проблем в этом. Это приводит ко многим проблемам в парах, даже бессознательно. И вот Паланик дарит нам альтернативный мир, в котором мы можем почувствовать себя настоящими женщинами. Макс создает линию секс-игрушек “До самых кончиков”. Но В оригинале, она называется “Красивая ты”, что еще больше в тему. Эти игрушки не простые жжужалки, их анатомическое устройство просто совершенно, идеально, нереалистично. И оно открывает все возможности тела, все возможности, которые мы не сможем использовать ни с одним мужчиной, ни с одной любой другой игрушкой другой фирмы. Ведь Макс посвятил целую жизнь изучению сложного женского строения. Не удивительно, что женщины посходили с ума, ведь они почувствовали себя красивыми, женственными, полноценными. Их комплексы и неуверенность улетучились. Они обрели свою внутреннюю богиню. Но в чем же тогда проблема? В том, что нужно остановиться. А это никому не выгодно.
3. Теперь о выгодах. Маркетинг хитрая штука. Мы марионетки большого “папочки”. В огромном количестве стран женщины руководят бюджетом. Поэтому маркетинг построен на манипуляциях слабым полом. Все делают невероятно заманчивым для женщин. Все думают о том, как бы высосать побольше денег. Вбрасывается определенный культ на что-то, и все как безмолвные бараны идут в магазин. Реклама и другие способы продвижения товара – проблема, часто освещаемая современными писателями. Паланик креативно подошел к описанию этой проблемы, весьма точно.
4. Правительство пляшет под дудку богатых людей. Ну это мы и сами знаем.
В общем, книга как обычно странная, со странным послевкусием, с легкими нотками тошноты, все как всегда.
Это фантастика. Однако Паланик никогда не создавал новые фантастичные миры. Он как-будто садясь писать, говорит себе: “хочу написать роман на социально острую тему, в которой я затрону тему сексизма, политики и зомбирования общества. А что если. ” ,и меняя всего одну вещь в привычном механизме, создается роман в стиле Паланика. Он выдумывает лишь одну невозможную деталь в обыденности, поэтому роман одновременно реалистичен, и одновременно невозможен.

  • Опции
    • Пожаловаться
    • Открыть в новом окне
  • Поделиться
    • ВКонтакте
    • Твиттер
    • Фейсбук
    • Одноклассники
    • Мой Мир
    • Googe+
Читайте также:
Фёдор Достоевский, биография, книги, история жизни

Все больше убеждаюсь, что он гений. Отличная рецензия, просто хочется все бросить и начать читать!

«Ты там, @readly? Это я, Yachmenka_magical. Попала я сюда – в смысле, в твой мир – совсем недавно. Чуть больше года. Только я ни в чем не виновата. Ну если не считать того, что начинаю любить совершенно несвойственные мне жанры.»
А началось – то все банальнее некуда, с подачи @Bookishcrazy, дескать есть один прикольный сайт и все такое. А потом закрутилось…

Эй, Ридли, ты тут? Что ты творишь? Флешмоб за флешмобом, факультет за факультетом. Это ж с ума сойти можно, только посмотрев на то, сколько народа ты вербуешь в свои книжные ряды. Ты что собрался мир поработить своей армией книголюбов?))

Это я, Yachmenka_magical. Ридли, ты слышишь меня? Ты пугаешь меня. Мне страшно, сколько деканов уже поработали под твоим чутким руководством и сколько ридлян уже освоили азы разных наук и продолжают это делать? Лингвисты, художники, психологи, математики, архитекторы, зоологи, кулинары, географы, спецы по именам, анатомы, страноведы, историки, искусствоведы, физики и астрономы, социологи, геологи, математики, музыканты, волшебники, криминалисты, мореплаватели, хореографы, программисты, биологи, путешественники, последователи Шойгу (ОБЖ), медики, журналисты, выпускники Хогвартса, ценители прекрасного, кинематографисты, хранители времени, фотографы, шпионы, издатели, охотники на ведьм и то ли еще будет.

Отдельно хочу отметить деканов, которым удалось и меня завербовать в ваши ряды:
– сексуальная и ох, какая соблазнительная @katya;
– загадочная и волшебная @tatuys;
– знающая о книгах все (ну или практически все) и видимо от того самая наизлейшая @loki;
– и фея добра конечно, @ekaterin_a

Эй, ридли, ты там? Тебя похоже раскусили только религоведы и работники транспортного цеха. Да, не все тебе подвластно…

Ридли!! Как откроешь свой call-центр, обязательно зови меня туда работать. Обещаю всех измучить анкетами где 1000 и 1 вопрос))

А если по простому, то …
С первым ЮБИЛЕЕМ тебя @readly. Спасибо, что ты есть и что мы все есть у тебя) Успехов, процветания и никаких тебе ботов))
С днем РОЖДЕНИЯ!

Чак Паланик. Charles Michael «Chuck» Palahniuk.

30 Jan 2013 в 14:38

30 Jan 2013 в 14:38 #1

Добрый день, уважаемые форумчане. Сегодня я хотел бы Вас познакомить с неким Чаком Палаником. Уверен, что некоторые из Вас уже знакомы с его творчеством прямо или косвенно.
Начну с того, что давным-давно я посмотрел фильм «Бойцовский клуб» был я тогда еще довольно молодым человеком и даже не запомнил название этого фильма. Фильм мне понравился какой–то странностью и необычностью сюжета. Уже позже, когда у меня появился компьютер и интернет, я посмотрел фильм заново (т.к. по телевидению его показывают нечасто). А это уже было лет через 5 после первого просмотра. Режиссером этого фильма является Дэвид Финчер. А сценаристом к фильму был именно Чак Паланик. Собственно по его одноименной книге и был снят этот культовый фильм.

Сам я прочитал довольно много его книг (но не все). Все они довольно таки странные и специфические.
Но прежде чем перейти к книгам, которые написал этот автор следует кратко указать его биографию. Родился он в Америке где сейчас и проживает. Родители его разошлись еще в детстве, затем развелись и он остался жить с матерью. В юности он работал волонтером в приюте бездомных, чтобы помогать обществу. Потом Чак работал в госпитале, где содержат людей с неизлечимыми болезнями. Он развозил на машине обреченных людей и много с ними общался (нечто подобное вы можете увидеть в фильме «Бойцовский клуб»). После того, как один его близкий друг умер (а это был один из неизлечимо больных) Чак бросил это занятие. Уже немного он начал писать и вступил в какой-то литературный кружек.
Его отец женился второй раз на женщине, которая отправила своего бывшего мужа в тюрьму за изнасилование. Когда бывший муж женщины вышел из тюрьмы он застрелил и бывшую жену и отца Чака Паланика. (кстати, эта история была описана в одном из романов писателя, если не ошибаюсь “Невидимки”).
Если не ошибаюсь, то его мать тоже умерла от рака груди. Интернет не дал мне ответа на этот вопрос. Знаю, что точно болела…
Судя по всему (можно судить из автобиографичного романа «Беглецы и Бродяги») Чак вел довольно сомнительный образ жизни с множеством сомнительных развлечений. Позже Автор признался в своей гомосексуальности.
Как вы понимаете, личность довольно-таки специфическая, как, собственно и его произведения.

Романы его имеют не очень большой объем и подсилу прочитать практически любому. Их даже можно назвать повестями. В поголовном большинстве Паланик пишет о падших людях, либо стремящихся упасть, склонных к саморазрушению. Многие молодые люди принимают эту философию которая в интернетах именуется, как «философия тайлера». Даже можно в городах России увидеть последователей Бойцовского клуба. В жизни, конечно, происходит не так как фильме, а идет просто тупо избиение одного дурака другим дураком (которые Вы можете увидеть набрав в ютюбе слова «бойцовский клуб»)… ну я отвлекся.

Сюжет, как правило нелинеен часто идет повествование от конца к началу или смешанное повествование, разные главы от разных лиц. Часто главы друг с другом не связаны вообще. Так что, думаю конец Вам не удастся угадать)
Вот собственно произведения, которые я прочитал. 1996 г. «Бойцовский клуб» самая популярная книга автора, т.к. я уже говорил по ней снят интересный фильм (который, насколько мне известно запрещен в Америке). Роман частично автобиографичен. Коротко роман про людей, которые любят лупить/а главное получать по роже. Вопреки россказням уверен, что фильм лучше книги. (правда следует отметить что концовки у фильма и книги разные)

1999 г. «Уцелевший» – одна из немногих книг Чака, которые я люблю до сих пор, перечитывал уже два раза. Шикарный сценарий для хорошего триллера.(кстати хотели снять фильм, и таки засняли уже трейлер, но фильм таки не был снят из за событий 11 сентября, в книге есть прямая параллель). Книга рассказывает о христианской секте самоубийц. Главный герой – один из адептов этой церкви, который не желал исполнить свой «священный долг». Он расклеивал объявления о психологической помощи.
К нему звонили убитые горем люди. Всем он отвечал одно и то же.
– Я наркоман, и не могу бросить.
– Убей себя. (не просто говорит а дает четкие указания как взвести курок, куда целиться чтобы наверняка. И.т.п.)
Герой отводит трубку от уха и слышит хлопок и тишину. Он уже привык к этому.
-Меня бросил парень.
– Убей себя!

Читайте также:
Михаил Афанасьевич Булгаков - отзывы, мнение, рейтинг

-Я расстался с женой!
-Убей себя! Убей себя!
Но роман не об этом. Читайте сами.

1999 г. «Невидимки» – Роман с нелинейным сюжетом, где не видно изначально никакой связи. Тоже о людях пытающихся найти свою реализацию в саморазрушении. Также немного можно прочитать о сексуальных извещениях.

2001 г. «Удушье» По этому роману тоже снят фильм. Но он получился откровенно слабый, которого я так не смог посмотреть до конца. Главный герой книги состоит в клубе анонимных сексоголиков, который попутно заботится о больной матери. В этой книге также можете вдоволь прочитать про сексуальные развлечения людей, и опять же, «философия тайлера» …

2002 г. «Колыбельная». Книга довольно-таки мистическая. Тут можно почитать о массовых смертях детей. Приятного прочтения.

2003 г. «Дневник» Также очень интересная книга о творческих людях со своими странностями, на что они готовы пойти ради вдохновения…

2003 г. «Беглецы и бродяги» это роман автобиография + путеводитель по портленду (город, в котором долго жил Паланик). Ничего особенного, если вы не хотите поехать в этот город и не поведать все злачные места, и испробовать всю полноту ночной жизни.

2005 г. «Призраки» самая объемная книга Чака, что я читал. Книга очень жестокая. Получился бы хороший триллер или даже фильм ужасов. Тут можно почитать и про сексуальные извращения, и про саморазрушение. Можно прочитать о том, что бывает с молодыми людьми, если они слишком сильно увлекаются онанизмом. Также будет много саморазрушения, чего только стоит сцена, где мужчина ДОБРОВОЛЬНО отрезает себе гениталии, а другой их ест. Короче приятного аппетита.

2008 г. “Снафф” Последняя книга, что я прочитал. Книга повествует о том как снималась одна из самых грандиозных порнографий в мире! Около сотни мужиков решило зажарить одну тетю. Как понимаете в книге довольно много откровенных сцен с подробными описаниями. Ну и немного гомосексуализма тоже не повредит прочтению.

Больше книг Чака Паланика я не читал, и, наверное, не собираюсь. В свое время они были очень интересные и даже захватывающие, сейчас же вкусы сменились и уже читаю книги другого характера.
Читайте, наслаждайтесь. Кто знаком с предметом разговора – пишите отзывы, интересно послушать.

Чак Паланик

Пост с цитатами из книг Чака Паланика – ТУТ (Автор – ksyunya). Полное имя: Чарльз Майкл Паланик. Дата и место рождения: 21 февраля 1962 года (на данный момент ему 50 лет) в Песко (штат Вашингтон, США). Родители: Кэрол и Фред Паланик – в разводе. Фреда Паланика и его девушку Донну Фонтэйнв 1999 году убил и сжег тела бывший бойфренд девушки – Дэйл Шеклефорд (наказание – электрический стул). Чак выступал в качестве свидетеля в суде. Образование: факультет журналистики Орегонского университета. Работа: был журналистом в портлендской газете; механиком; волонтером в приюте для бездомных, в хосписе. Семейное положение: не женат, живет вместе с другом, имя которого не разглашает. Известные произведения: Бойцовский клуб, Уцелевший, Невидимки, Удушье, Колыбельная, Призраки О своей фамилии Однажды родители повели нас на кладбище, где похоронены наши дед и бабка. До тех пор пока мы с братом и сестрами не увидели надгробия, мы понятия не имели, как звали наших бабку и деда. В этот момент – который должен быть полон печали и уважения – мы увидели странное совпадение. Моя семья всегда произносила нашу фамилию как “Пола-Ник” и оказалось, что так звали наших бабушку и дедушку. Это нас так рассмешило (нам тогда было от 7 до 12 лет). Поскольку наши родители были в нескольких шагах – отец принес цветы на могилу, то мы сдерживались, как могли, чтобы они нас не услышали. Об убийстве отца Мой отец был фанатиком лотерей. И даже после его смерти каждую неделю приходили маленькие призы. Наручные часы, кофейные чашки, полотенца для гольфа, календари. Утешительные призы. Прежде, чем мы смогли найти снимки, полиция позвонила сказать, что тело принадлежит отцу. Они опознали его по снимкам зубов, которые мы передали им раньше. На суде над человеком, который убил его, стало ясно, что мой отец ответил на частное объявление женщины, чей бывший муж угрожал убить её и любого мужчину, с которым он её увидит. Мой отец был одним из пятерых, кто ответил ей. Она выбрала его. Это и была мёртвая женщина рядом с моим отцом. Они поехали к ней покормить животных, перед тем как ехать к моему отцу, и он подготовил по дороге сюрприз для неё, знак «Скала судьбы», как символ, в честь их новых отношений. Её бывший муж ждал, и следил за ними по дороге. Согласно вердикту суда, он убил их и сжёг их телá в гараже. Они были знакомы меньше двух месяцев. Размышления о жизни и смерти Кто-то из нас: просто мясо, которое скоро испортится. Надежда мне видится крайне бесполезным и бессмысленным чувством. Надежды ни к чему не приводят. Действия – да. Реальная идея создает что-то… Но если рассиживаться и надеяться – много не создашь. А ведь, если задуматься, оживленную автостраду никогда не перекрывают из-за чьей-то смерти. Можно проехать по тому месту, где погиб Джеймс Дин. Или Джейн Мэнс-филд, или Джексон Поллок. Где под автобус попала Маргарет Митчелл. Где сбили Грейс Келли или Эрни Ковакса. Смерть — это трагедия, но преграждение транспортного потока считается еще худшим злом. Об идее «Не стоит толкать реку, пускай течет сама». Можно сидеть на месте целый день, а река все равно не принесет тебя туда, куда хочется. И действительно ли заниматься любимым делом – значит толкать ее? Или это значит, в чем-то сдаться какому-то любимому занятию? Для меня это не значит толкать реку. Для меня это прыгнуть в нее и дать ей нести себя, а не вцепиться в берег и не делать то, чего до смерти хочется. Я считаю, что все мы обречены на реинкарнацию. Все уверены, что реинкарнация – это хорошо. Но мне она кажется беличьим колесом. Кому захочется жить под последний занавес, быть на сцене, когда начнется мор/война, или что там еще. Те же люди, которые бросали бычки под ноги и перебили птиц? Ну, блин, с такой позиции гнить в ящике – не так уж плохо. В любом детстве полно великих решающих случаев, моментов, в которые человек принимает грандиозные решения об устройстве мира и взаимодействии с ним до конца своей жизни. И забывает об этом. Начинает вести себя соответственно, но не может вспомнить, почему стал таким. И если вспомнить момент, когда принял это решение и начал так себя вести, приходит большое освобождение, потому что тогда вдруг: «О Господи». Вдруг у человека появляется выбор: жить так, как было решено, или же стать кем-то другим, а не следствием того, что никто не пришел на его пятый день рожденья. Человек освобождается от трагедии прошлого. Ему уже не нужно весь остаток жизни вести себя соответственно ей. О формировании культуры Когда думаешь, как мала в нашей огромной культуре доля людей, которые реально что-то контролируют, потрясает то, что большинство не определяет свою культуру. А только маленькое меньшинство. А почему? Вот это меня расстраивает. И думаю, что молодежь, располагая Интернетом и техническими возможностями, будет больше и больше способна к самовыражению. Но в то же время я волнуюсь, что ко времени, когда они получат эту технику, мы успеем подрезать самовыразительные предметы в школах и колледжах до такой степени, что никто больше не сумеет самовыразиться творчески, согласованно или интересно. Игра в группе, рисование, писательство, любое занятие, которое не видится нам профессионально пригодным, на самом деле может оказаться важнейшим предметом, потому что дает детям способ как-то самовыразиться, не только ломая вещи. Об убийстве и смертной казни В свое время мы с приятелями развлекались следующим образом: вместе выпивали и фантазировали, кого бы каждый из нас хотел отправить в камеру смертников. Среди моих знакомых были буддисты, которые говорили: «Мы не хотим даже думать о камере смертников». Моя реакция чаще всего была такой: «Врете вы все, мешки с дерьмом». Это тенденция всего человечества – решать собственные проблемы, избавляясь от ненужных людей. Я считаю смертную казнь вполне допустимой. Я отношусь к казням как настоящий марксист: единственный способ вернуть человека на путь истинный — это перезагрузить его. Для этого его нужно грохнуть. О своих книгах Начиная писать, я сказал себе, что моя цель – вернуть людям чтение, вернуть его тем людям, которые читать бросили. Так что я писал для людей, которые на тот момент не читали книг. На сегодняшний день книгу нужно писать так, чтобы она смогла тягаться с играми, клипами, чемпионатом по борьбе и остальными вещами, которыми люди могут себя занять. Причем люди хотят идею. Им не интересно бездействие и повествование. Они хотят, чтобы идея менялась, чтобы было множество глаголов. Чтобы прямо глагол на глаголе. Для меня всегда важна идея. Каждая глава должна повышать ставки. Иначе зачем она? Если в этой части не происходит живого действия, что увеличит эмоциональную и психологическую нагрузку? Возможно, сцена временного затишья, которая обеспечит контраст, даст очень короткий тихий отрезок перед большим обвалом и катастрофой. Я так иногда делаю, но исключительно ради контраста. Как когда Сигурни Уивер обнажилась до лифчика и трусов, задула свечу и выпустила кошку перед финальной разборкой с чужим. Эта сцена была нужна, чтобы успокоить нас – и, разумеется, возбудить сексуально. Играет музыка, вся такая спокойная, и тут – бабах! – явился чужой. Старейший книжный трюк. Но все, что развивает эти способности, все, что заставляет людей тренировать эту часть разума, испытывая от чтения восторг, – вызывает в них жажду и предвкушение. Мне это нравится. Мне всегда казалось, что я имею дело с абсолютно типичными вещами. К примеру, я не изобретал идею «ссущего в суп официанта». Я вообще так мало придумываю для своих книг. Но найти способ убедить в реальности происходящего мир, или переизобрести его и заставить казаться реальностью – вот это у меня, думаю, и впрямь хорошо получается. Но если говорить об оригинальности в целом – ее совсем не так много. Думаю, что центральная, самая американская литературная тематика – это поиски себя. Мы видим ее в «Бостонцах» Генри Джеймса, в «Великом Гэтсби», в «Завтраке у Тиффани». Видим людей, которые переезжают в город из деревни и находят себя заново, или находят себя заново, переехав на границу. Бедняков, которые богатеют. Типа, из грязи в князи. Вся эта идея очень в американском жанре: поиск и создание себя заново по своей мечте или самовосприятию, или по неприятию, как угодно. И подобное мне всегда виделось самой американской литературной техникой или тематикой, поэтому мне очень хотелось поиграть с ним. Я придумываю очень мало. Многие люди рассказывают мне тот, что они, по их словам, никому раньше не рассказывали. У всех у нас, так сказать, есть нюх на проникновенные рассказы. Мне всегда говорили, что рассказ должен трогать читателей, на уровне внутренних органов, должен разбивать сердце и вызывать легкую тошноту. О персонажах книг В моих книгах персонаж всегда изымается из ложного довольства и изоляции, и возвращается в общество – недоделанное, неприятное, хаотичное, но крайне более полноценное общество. Потому что еще один американский миф гласит: стоит взять и скрыться друг от друга, и мы будем всем довольны. Вот мы и хотим стать, как Говард Хьюзом в пентхаузе, или как Вильям Рэндольф Херст в Сен-Симеоне. Хотим попасть на свой необитаемый остров вдали от всех, чтобы обрести счастье. И вот, мы добираемся в это уединенное место, чтобы быть в одиночестве, и оказываемся куда несчастнее, чем прежде. И вот, получается, все время тянет то быть с людьми, то быть одному. И постоянно мечешься туда и обратно. Типа, когда женат – хочешь быть разведенным. Когда разведен – хочешь быть женат. Мы никогда не ценим то, что имеем. Так что мои книги всегда о возвращении людей в общество людей, которые получили эту изоляцию и теперь ее ненавидят. Знаете, спустя пять минут после того, как ягнята в «Молчании ягнят» перестали верещать, они заверещали снова. Они никогда не умолкали, самый максимум на, допустим, пять дней. У Клэрис возможно была передышка в пять дней. Но однажды она проснулась, а ягнята визжали громко как никогда, и она поняла, что это сизифов труд. Что остаток жизни ей предстоит постоянно затыкать ягнят. И каждый раз, замолкая, они затыкались на все меньшее и меньшее время, пока в итоге Клэрис Старлинг не покончила с собой. Или села на колеса. Типа, в итоге последняя часть книги называлась бы «Колеса от ягнят» или «Снотворное для ягнят». Об экранной концовке “Бойцовского клуба” Дэвид Финчер захотел сделать концовку более романтической. История и так довольно романтическая, но в жестоком ключе. Падающие здания должны были напомнить людям фейерверк, который обычно появляется в конце каждой мелодрамы. Это было до 11 сентября 2001 года. Сейчас мы не смогли бы такое сделать. О подлинности фактов в своих книгах Для описания состава бомб в “Бойцовском клубе” мой брат инженер, и он помогал мне с формулами. В последний момент наш издатель испугался и попросил нас изменить по одному ингредиенту в каждой формуле, чтобы читатели не смогли сделать бомбу. А на настоящие описания реальных вещей (например, любимых блюд) есть несколько причин. Во-первых, подлинные мелочи помогают людям поверить в вымышленные части произведения. Во-вторых, полезная информация делает чтение беллетристики более “обучающим” и благородным, а не просто формой развлечения. В-третьих, рецепты смотрятся на странице иначе, как стихотворение или песня. Рецепт ломает скучный вид обычной страницы и делает ее менее обременительной для читателя. Это другая “фактура” информации. А еще как-то перед моими чтениями в Бостоне, ко мне подошел молодой человек и попросил подписать книгу. Он сказал, ему очень приятен факт в моей книге о том, что официанты делают с едой, так как он работал в пятизвездочном ресторане и делал то же самое с едой знаменитостей. Я говорю: «Назови мне хотя бы одно имя», но он сказал, что не может. Я сказал, что не подпишу ему книгу, если он не назовет. Он наклонился и очень тихо прошептал: «Маргарет Тэтчер ела мою сперму». Я начал смеяться, а он просто стоял с растопыренными пальцами: «По меньшей мере пять раз». Это меня добило. Это те вещи, о которых мы притворяемся, будто бы их не существует. Мне не противно слушать такое. Мне намного хуже от того, что мы не признаем такие истории. О важности юмора Юмор – это ключевой момент. Иначе какой смысл? Без юмора мои книги смахивали бы на трагедии в духе Опры. Типа, все сидят ноют, делают мрачные лица, и. все, конец. Трагедия на трагедии, ошеломительно. В колледже мы проходили, что как-то одной группе людей показывали фотографии кариеса на разных стадиях. Люди, которым показали фото легкого разрушения и небольшой потери зубов стали больше заботиться о гигиене ротовой полости. Но те, кому показали жуткие снимки очень сильной порчи рта, вообще всё забросили. Перестали чистить зубы и щеткой и ниткой. То есть, по сути, им это только повредило. Вот почему, изображая грусть, собираясь работать с огромным количеством печального, мрачного материала, нужно представлять его в смешном виде либо перемежать веселыми сценами, чтобы разрядить нагрузку, вернуть людям силы, сделать контраст с печальным – тогда оно может случаться снова и снова. ______________________________________________________________________________ И немного цитат из книг, которых не было в предыдущем посте Кто живет своим умом, тому цитаты не нужны (Пигмей). Чтобы жизнь стала лучше, она сначала должна стать хуже (Удушье). Все люди ищут или причины быть хорошими, или оправдания быть плохими (Расскажи все). Ты никогда не сможешь забыть то, что хочешь забыть больше всего (Мистер Элегант). Мы — рабы нашего тела, этого большого ребенка, которого каждый день должны кормить, одевать, купать, сажать на горшок и укладывать спать (Уцелевший). Ты можешь работать, как проклятый, можешь стать самым умным и вообще распрекрасным, но никто не забудет о том, что однажды ты совершил ошибку (Снафф). Отцы. матери. С их любвью, вниманием и заботой. Хрен дождешься от них понимания и сочувствия (Снафф). Я не злой. Я просто не боюсь говорить людям жестокую и неприятную правду. Мы живем в жестоком и неприятном мире (Удушье). Чтобы возникла анархия, достаточно всего лишь одного водителя, который не соблюдает правила (Рэнт: биография Бастера Кейси). Обычно гораздо проще жить, не давая миру знать, если что не так (Незримые твари. Сколько пота и нудных усилий уходит на то, чтобы сотворить нечто, выглядящее непринужденной импровизацией (Дневник). Не важно, сколько роскошеств ты получишь, всё равно чего-то будет не хватать (Уцелевший). Не важно, сколько людей умирает, все равно все остается по-прежнему (Колыбельная). Человечность определяется не по тому, как мы обращаемся с другими людьми. Человечность определяется по тому, как мы обращаемся с животными (Призраки). Забыть боль так трудно — но еще труднее помнить хорошее. Счастье не оставляет шрамов. Мирные времена ничему нас не учат (Дневник). Хочется посоветовать всем родителям, кто потерял маленького ребенка: придумайте себе хобби. Удивительно, как быстро ты учишься отгораживаться от прошлого, когда тебе есть чем занять руки и голову. Пережить можно все – даже самую страшную боль. Только тебе нужно что-то, что будет тебя отвлекать. Попробуйте вышивать. Или мастерить абажуры из цветного стекла (Колыбельная). Даже если Бог не прощает нас, мы-то можем его простить. Мы должны проявить себя выше Бога. Лучше, великодушнее. Мы должны простить Бога… За то, что он сотворил нас низкорослыми. Толстыми. Нищими. Мы должны простить Бога за раннее облысение. За кистозный фиброз. За подростковую лейкемию. Мы должны простить Богу его безразличие по отношению к нам – забытому Богом научному эксперименту, брошенному обрастать плесенью. К золотым рыбкам Господа, оставленным в аквариуме без присмотра, вынужденным подбирать со дна свое собственное дерьмо, чтобы не умереть с голоду (Призраки). Родители — они как Бог. Тебе важно знать, что мать и отец всегда с тобой, что одобряют твои действия и поступки. Тем не менее ты звонишь им, только когда попадаешь в беду или в чем-то нуждаешься (Невидимки). Рождение человека — это ошибка, исправить которую он пытается на протяжении всей своей жизни (Невидимки). Мне не нужны небеса. Тишина — вот желанная награда (Колыбельная). Шум — это то, чем определяется тишина. Без шума мы не ценили бы тишину (Колыбельная).

Читайте также:
Александр Сергеевич Пушкин - биография, личная жизнь, фото, видео

uCrazy.ru

  • Войти через Соц.сети
  • Регистрация
  • Забыли пароль?

Навигация

  • 3D игры
  • Фотоприколы
  • Фотоподборки
  • Гифки
  • Демотиваторы
  • Видео
  • Знаменитости
  • Интересное
  • Фильмы и трейлеры
  • Анекдоты и истории
  • Хайтек
  • Авто / Мото
  • Спорт
  • Музыка
  • Флеш игры и ролики
  • Всячина
  • Животные
  • В хорошие руки
  • Жесть
  • Девушки
  • Конкурс
  • Новости сайта
  • On-Line Игры
  • Реклама на сайте

ЛУЧШЕЕ ЗА НЕДЕЛЮ

  • Виктор Васнецов. Образ тво.
  • Random GIFs
  • Весёлые
  • Заведи себе служанку
  • Картинки и мемы для настро.
  • Так себе картинки
  • Подборка приколов
  • Картинки
  • Откровенно о сокровенном: .
  • Чуток картинок
  • Гифки
  • Гифки
  • Чем отличается отвёртка за.
  • Отовсюду обо всем
  • Весёлые
  • Картинки и мемы
  • Гифки
  • Гифки
  • Гифки
  • Всякое
  • Есть еще лучше!

ОПРОС

СЕЙЧАС НА САЙТЕ

КАЛЕНДАРЬ

Сегодня день рождения

Рекомендуем

Чак Паланик

Чак Паланик (Charles Michael «Chuck» Palahniuk). Современный американский писатель, журналист. Наиболее известен, как автор книги «Бойцовский клуб», по которой в 1999 был поставлен одноимённый фильм. Его называют «королем контркультуры».

По поводу произношения фамилии: однажды, когда будущий литератор был еще ребенком, родители взяли Чака и его младшую сестру на кладбище, чтобы показать могилу деда и бабушки. Дети, увидев на могильных плитах имена своих предков — Paula и Nick — очень развеселились, и с тех пор стали произносить свою фамилию — Palahniuk — именно таким образом: «Пола-Ник». (Это также отразилось и в установившемся написании фамилии по-русски: по прихоти первых его издателей мы теперь читаем книги автора по имени Паланик…)

Родился в Паско, штат Вашингтон, США. В 1986 окончил факультет журналистики Орегонского университета в США. Во время учебы в колледже работал стажером на National Public Radio’s KLCC в Юджин, штат Орегон. Вскоре он переехал в Портленд, где некоторое время писал для местной газеты. Начал работать на компанию «Фрэйджлиннер» механиком по дизелям, он также писал учебные руководства по починке грузовиков. Желая делать в своей жизни больше, чем просто работу, Паланик работал волонтером в приюте для бездомных. После этого некоторое время работал волонтером в хосписе. Он занимался перевозкой неизлечимо больных людей на встречи т.н. «групп поддержки». Паланик бросил работу волонтером, после того, как умер один из людей, ставших ему особенно близким.

Читайте также:
Ян Коменский, биография, история жизни, творчество

Уже взрослым, Паланик стал членом группировки «Общества Какофонии», принимал регулярное участие в их мероприятиях, включая «Санта-Рампейдж» (публичная Рождественская вечеринка, неотъемлемым атрибутом которой является массовое буйство и алкогольное опьянение). Многие сюжеты описанные в его книгах, как художественных так и документальных, инспирированы его участием в сообществе.

Паланик начал свою писательскую карьеру в тридцатилетнем возрасте. По его рассказам, он начал писать после посещения курсов писательского мастерства, которые вёл Том Спаунбауер, куда он ходил чтобы завести новых друзей. Спаунбаэр сильно повлиял на минималистический писательский стиль Паланика. Его первая книга «Insomnia: If You Lived Here, You’d Be Home Already» так и не была опубликована, в связи с тем, что Поланик разочаровался в сюжете (небольшая часть этой книги была использована позже в «Бойцовском клубе»).

Когда он попытался опубликовать следующую новеллу «Невидимки», издатель отверг её как слишком возмутительную. Это заставило его сделать свою следующую новеллу «Бойцовский клуб» еще более возмутительной назло издателю.

«Бойцовский клуб» писался в свободное от работы в «Фрэйджлиннер» время. Сначала он был опубликован в виде короткого рассказа в сборнике «Pursuit of Hapiness» (этот рассказ впоследствии стал главой 6). Затем Паланик развернул его в полноценную новеллу. Вопреки ожиданиям, издатель захотел его опубликовать. Первое издание книги было довольно успешным, она получила положительные отзывы и несколько наград. Голливуд проявил интерес к ней. В 1999 году Дэвид Финчер снял фильм. С точки зрения кассовых сборов фильм был провален, несмотря на то, что он был № 1 в США первую неделю проката. Однако культовый статус пришел к нему после выхода на DVD. После выхода фильма книга трижды переиздавалась в 1999, 2004 (с новым предисловием автора) и в 2005(с новым послесловием).

В России Паланик получил известность после российской премьеры «Бойцовского улуба».

В 1999 в жизни Паланика произошло событие, повлиявшее на его дальнейшее творчество. В этом году его отец Фред Паланик начал встречаться с женщиной по имени Донна Фонтэйн. Эта женщина отправила своего бывшего бойфренда Дэйла Шэйклефорда в тюрьму за половое насилие. Шэйклефорд поклялся убить Фонтэйн, как только выйдет из тюрьмы. После освобождения, Шэйклефорд застрелил Фреда Паланика и Донну Фонтэйн, отнес их тела в дом Фонтэйн и поджег его. Весной 2001 Дэйла Шэйклефорда признали виновным в двойном убийстве и приговорили к смертной казни. После этих событий Чак Паланик начал работу над книгой «Колыбельная», он утверждает, что он писал эту новеллу, чтобы справится с тем, что он способствовал смертному приговору Шэйклефорду.

Читайте также:
Бернард Шоу, биография, история жизни, творчество

В 2001 Паланик написал «Удушье», ставшую бестселлером № 1 согласно рейтингу New York Times. В 2005 году у Паланика выходят две новые книги — «Дневник» (сюрреалистичный роман, поднимающий тему «безумного художника» на принципиально новый уровень) и «Призраки».

Сейчас Паланик живёт и работает в городе Портлэнд, штат Орегон.

Лучшие книги Чака Паланика

Зашкаливающий градус цинизма, маргинальные главные герои и, конечно же, едкая сатира и черный юмор — только одна сторона романов Чарльза Майкла Паланика, более известного под именем Чак Паланик.

Чак Паланик — современный американский писатель и фриланс-журналист. Известен как автор отмеченной множеством премий книги «Бойцовский клуб». Паланик имеет одно из самых многочисленных сообществ последователей в Интернете, которое создано на его официальном сайте. Творчество Паланика, схожее со стилем таких писателей, как Брет Истон Эллис, Ирвин Уэлш и Дуглас Коупленд, сделало его одним из самых популярных новеллистов Поколения X.

Бойцовский клуб

Знаете ли вы Тайлера Дердена? «Бойцовский клуб» не был самым первым романом Паланика, но именно ему удалось найти наибольший отклик среди преимущественно контркультурной читательской аудитории. Конечно же, немаловажную роль в этом сыграла одноименная экранизация режиссера Дэвида Финчера. Рассказывать о сюжете, мы, конечно же, не будем. Во-первых, вы сами все знаете, а во — вторых — первое правило бойцовского клуба — Никому не рассказывать о бойцовском клубе.

До самых кончиков

Юная дева влюбляется в миллиардера, который знает толк в разных извращениях и в своих плотских утехах использует весьма разнообразный инструментарий. Узнаете книгу? Нет, это не «Пятьдесят оттенков серого», а роман «До самых кончиков» Чака Паланика. Внимание! Эти произведения кардинально отличаются, более того — если вам по душе роман Э. Л. Джеймс — то эту книгу отца Тайлера Дердена вам не стоит даже открывать. Но если острой и натуралистичной литературой вас не пронять — смело читайте. Паланик замахнулся на одну из самых табуированных тем современного общества, традиционно приправив свое творение тонной сарказма и разнообразной сатиры.

Читайте также:
Джоан Роулинг, биография, история жизни, произведения

Беглецы и бродяги

Давайте немного отдохнем от упомянутого выше «специфического» юмора и характерной для автора «жести» и прочей «чернухи». «Беглецы и бродяги» — документальный роман, главный герой которого — город Портленд, штат Орегон. Именно здесь, в конце крутых восьмидесятых появилась совершенно новая гранж-культура, дикая и неистовая. Для этого поколения Портленд стал тем же, чем Сан-Франциско для хиппи, Лондон — для панков и скинхэдов, а Новый Орлеан — для адептов готической субкультуры. В путешествие по нему вас приглашает один из самых известных его уроженцев — Чак Паланик.

Проклятье

«Проклятые» Паланика — это книга про ад. Не про метафорический «ад на земле», а самую настоящую преисподнюю, куда отправляется тринадцатилетняя Мэдисон Спенсер. В Аду каждый день — это спектакль, написанный Сатаной, который на самом деле является автором судьбы Мэдисон и продюсирует каждый её поступок, поскольку в антимире «умирает» Бог и на его место приходит Сатана, который вершит судьбы. После встречи с ним девочка понимает, что весь ход её жизни, все её поступки, слова и даже мысли определены Сатаной.

Колыбельная

Каждый год семь тысяч детишек грудного возраста умирают без всякой видимой причины — просто засыпают и больше не просыпаются. Под колыбельную, которую, как говорят, в некоторых древних культурах пели детям во время голода и засухи. Под колыбельную, которую пели изувеченным в битве и смертельно больным — всем, кому лучше было бы умереть. «Стихи и потешки со всего мира» — книга, в которой содержится старинная африканская колыбельная. Главные герои романа едут уничтожить все существующие экземпляры книги, но ради благих целей. «Колыбельная» наполнена мистикой, магией и эстетикой смерти — все это не очень характерно для мэтра, но фирменный «паланиковский» стиль — на месте.

Призраки

23 самостоятельные новеллы, складывающиеся в единую историю — грязно, временами тошнотворно, но, тем не менее, невероятно затягивающе и смешно. Готовы ли вы к путешествию по мрачному океану человеческих тайн, омерзительных причуд и наклонностей? «Призраки» Чака Паланика — это настоящий эталон наглой и бесстыдной литературы, от которой невозможно оторваться. Маленький совет: не воспринимайте происходящее всерьез.

Снафф

«Чак Паланик по-прежнему не признаёт ни границ, ни запретов. Он — самый дерзкий и безжалостный писатель современной Америки!» — отзывается журнал People о романе Чака Паланика «Снафф». Легендарный контркультурный автор обратил свой хитрый и всевысмеивающий взор на порноиндустрию, со всеми присущими ей элементами и тонкостями. Ну а сам автор подает историю с присущим ему цинизмом и юмором.

Удушье

А знали ли вы, что практически у каждого человека есть какая-либо зависимость? Кто-то пьет, кто-то употребляет всякую дрянь, кто-то обжирается, а кто-то — жить не может без шопинга. Тем не менее, роман «Удушье» не об этом. Точнее, не только об этом. Это книга о любви, дружбе и «невыносимой легкости бытия», об одиночестве и эволюции личности. Насколько удачен роман? Многие фанаты Паланика считают его лучшим произведением писателя после «Бойцовского клуба».

Расскажите друзьям:

Читайте также

Политика публикации отзывов

Приветствуем вас в сообществе читающих людей! Мы всегда рады вашим отзывам на наши книги, и предлагаем поделиться своими впечатлениями прямо на сайте издательства АСТ. На нашем сайте действует система премодерации отзывов: вы пишете отзыв, наша команда его читает, после чего он появляется на сайте. Чтобы отзыв был опубликован, он должен соответствовать нескольким простым правилам:

Читайте также:
Ганс Христиан Андерсен - отзывы, мнение, рейтинг
1. Мы хотим увидеть ваш уникальный опыт

На странице книги мы опубликуем уникальные отзывы, которые написали лично вы о конкретной прочитанной вами книге. Общие впечатления о работе издательства, авторах, книгах, сериях, а также замечания по технической стороне работы сайта вы можете оставить в наших социальных сетях или обратиться к нам по почте support@ast.ru.

2. Мы за вежливость

Если книга вам не понравилась, аргументируйте, почему. Мы не публикуем отзывы, содержащие нецензурные, грубые, чисто эмоциональные выражения в адрес книги, автора, издательства или других пользователей сайта.

3. Ваш отзыв должно быть удобно читать

Пишите тексты кириллицей, без лишних пробелов или непонятных символов, необоснованного чередования строчных и прописных букв, старайтесь избегать орфографических и прочих ошибок.

4. Отзыв не должен содержать сторонние ссылки

Мы не принимаем к публикации отзывы, содержащие ссылки на любые сторонние ресурсы.

5. Для замечаний по качеству изданий есть кнопка «Жалобная книга»

Если вы купили книгу, в которой перепутаны местами страницы, страниц не хватает, встречаются ошибки и/или опечатки, пожалуйста, сообщите нам об этом на странице этой книги через форму «Дайте жалобную книгу».

Если вы столкнулись с отсутствием или нарушением порядка страниц, дефектом обложки или внутренней части книги, а также другими примерами типографского брака, вы можете вернуть книгу в магазин, где она была приобретена. У интернет-магазинов также есть опция возврата бракованного товара, подробную информацию уточняйте в соответствующих магазинах.

6. Отзыв – место для ваших впечатлений

Если у вас есть вопросы о том, когда выйдет продолжение интересующей вас книги, почему автор решил не заканчивать цикл, будут ли еще книги в этом оформлении, и другие похожие – задавайте их нам в социальных сетях или по почте support@ast.ru.

7. Мы не отвечаем за работу розничных и интернет-магазинов.

В карточке книги вы можете узнать, в каком интернет-магазине книга в наличии, сколько она стоит и перейти к покупке. Информацию о том, где еще можно купить наши книги, вы найдете в разделе «Где купить». Если у вас есть вопросы, замечания и пожелания по работе и ценовой политике магазинов, где вы приобрели или хотите приобрести книгу, пожалуйста, направляйте их в соответствующий магазин.

8. Мы уважаем законы РФ

Запрещается публиковать любые материалы, которые нарушают или призывают к нарушению законодательства Российской Федерации.

Чак Паланик


Чак Паланик (англ. Charles Michael «Chuck» Palahniuk) — современный американский писатель и независимый журналист. Наиболее известен как автор книги «Бойцовский клуб», по который позже был снят фильм Дэвидом Финчером. Его творения, подобные по стилю произведениям таких писателей, как Брет Истон Эллис, Ирвин Уэлш и Дуглас Коупленд, сделали его одним из наиболее популярных романистов “Поколения Икс”.

Чак Паланик – сын Кэрол и Фреда Палаников, вырос в доме-фургоне в городе Бербанк, штат Вашингтон. Когда ему было 14, его родители развелись и часто оставляли Чака и его братьев и сестер на ранчо бабушки и дедушки в восточном Вашингтоне.

В 1986 году Паланик окончил факультет журналистики Орегонского Университета, где он также проходил стажировку на радио. Вскоре после этого он переехал в Портленд. Чак Паланик какое-то время писал для местных газет, а позже начал работать механиком в компании Freightliner.

В то же время Паланик также писал руководства по починке грузовиков и немного занимался журналистской практикой (дело, к которому он вернется уже после карьерного взлета). Помимо основной работы, он был волонтером в приютах для бездомных, а позже в хосписах, где занимался перевозкой смертельно больных людей на встречи групп поддержки. Позже он перестал этим заниматься из-за смерти одного пациента, с которым Паланик особенно сблизился.

Уже в зрелые годы Чак стал членом бунтарского “Общества Какофонии”. Он регулярный участник их мероприятий, включая ежегодное “Santa Rampage” (публичная Рождественская вечеринка, включающая много алкоголя, веселья и розыгрышей) в Портленде. Членство в “Обществе Какофонии” вдохновило Паланика на описание некоторых мероприятий, как настоящих, так и выдуманных, в его романах (в частности, Проекта Разгром в “Бойцовском клубе”).

Паланик начал писать, когда ему было около 34-35 лет. Согласно его рассказам он начал писать после посещения “мастерских” писателей, куда он ходил, чтобы найти новых друзей. Курсы вел Том Спэнбауэр, который позже повлиял на минималистический стиль в творчестве Паланика. Первой его книгой была “Бессонница: Если бы ты жил здесь, то был бы уже дома”, которую он никогда не публиковал, так как разочаровался в сюжете (хотя небольшая часть этого романа была использована в “Бойцовском клубе”). Когда Паланик решил опубликовать свой следующий роман “Невидимки”, издатели забраковали этот роман потому, что он был “слишком возмутительным”. Это подтолкнуло его к работе над его наиболее известным романом “Бойцовский клуб”, который он написал в попытке “возмутить” издателей сильнее, чем те могли себе это представить. Паланик писал его в свободное от работы на Freightliner время. Первоначально часть романа была опубликована как рассказ в журнале Pursuit of Happiness (позднее этот фрагмент стал шестой главой романа). Позже Паланик расширил ее в полноценный роман, который, вопреки его ожиданиям, издатели захотели опубликовать. Конечный вариант романа получил положительные оценки и некоторые награды. Книга проложила себе дорогу в Голливуд, где интерес к ее экранизации возрастал. В итоге, фильм был снят в 1999 году режиссером Дэвидом Финчером. Сначала фильм был неким разочарованием и вызвал неоднозначную реакцию критиков, но позже стал культовым. В 1999 и 2004 годах были изданы еще две редакции романа (последняя из которых содержит введение от автора про успех адаптации фильма).

Следующие романы Паланика, “Невидимки” и “Уцелевший” были опубликованы в 1999 году и сделали Чака по-настоящему культовой персоной. Несколько лет спустя Паланик создал “Удушье”, свой первый роман, ставший бестселлером по версии “Нью Йорк Таймс”. С этого времени его новые книги встречаются читателями и критиками с таким же успехом. Такой успех дал ему возможность отправляться в книжные туры для продвижения его книг, где он читал как новые, так и еще неизданные работы.

Читайте также:
Катерина Ленгольд - фото

1999 год повлиял на последующие работы автора. В это время его отец, Фред Паланик, начал встречаться с женщиной по имени Донна Фонтэйн, которая посадила своего бывшего парня Шэклфорда в тюрьму за сексуальную эксплуатацию. Шэклфорд поклялся убить Фонтэйн, как только он выйдет из тюрьмы. После освобождения Шеклфорд преследовал Фонтейн и Паланика-старшего до дома Донны, куда они возвращались после свидания. Шеклфорд застрелил Фреда Паланика и Донну Фонтэйн, отнес их тела в дом Фонтэйн и поджег его. Весной 2001 года Дэйла Шеклфорда признали виновным в двойном убийстве и приговорили к смертной казни. После этих событий Чак Паланик начал работу над книгой «Колыбельная». Сам автор утверждает, что писал этот роман для того, чтобы помочь разобраться самому себе, заслужил ли Шеклфорд смертный приговор.

В сентябре 2003 года, Чак Паланик давал интервью Карен Велби (для “Entertainment Weekly”). Во время интервью Паланик конфиденциально рассказал информацию, относящуюся к его личной жизни. В то время, когда многие считали, что Паланик женат, он жил с своим парнем. Некоторое время спустя Чак Паланик предположил, что Велби собиралась опубликовать эту информацию без его согласия. В ответ он выложил на своем официальном сайте разгневанную аудиозапись, в которой он не только подтверждал, что он гей, но также резко высказыался о Велби и членах ее семьи. Но страхи Паланика были развеяны, так как статья Велби не содержала ни какой информации про его личную жизнь, кроме того факта, что он не женат. Аудиозапись позже была удалена с сайта, что заставило некоторых фанатов решить, что Паланик стесняется своей гомосексуальности. По словам Денниса Видмайера, создателя официального сайта, запись была удалена не по причине утверждений, касающихся ориентации Чака Паланика, а из-за выражений насчет Карен Велби. Паланик позже разместил новую запись на своем сайте, в которой он просит своих поклонников не реагировать на эти события. Он также приносит извинения за свое поведение, заявляя, что сожалеет о том, что выложил первую запись.

Во время тура по продвижению романа “Дневник” в 2003 году, Паланик прочитал аудитории рассказ “Кишки” о несчастных случаях, связанных с мастурбацией (позднее ставший частью романа “Призраки”). Позже было оглашено, что около сорока людей, слушавших этот рассказ, упали в обморок (возможно, что многие из этих падений в обморок были инсценированы фанатами Чака Паланика для создания юмористического эффекта). Журнал “Плэйбой” опубликовал “Кишки” в номере, который вышел в марте 2004 года. Паланик предложил им вместе с этим рассказом опубликовать еще один, но издатели нашли вторую работу слишком “возмутительной”. На его туре по продвижению “Фантастичнее вымысла”, летом 2004 года, он прочитал “Кишки” еще раз, после чего в обморочном состоянии оказалось 53 человека, а позже – около 60, во время продвижения издания романа “Дневник” в мягкой обложке. Последняя потеря сознания зафиксирована 28 мая 2007 года в городе Виктория (Британская Колумбия), Канада, где пять человек упали в обморок, один из которых ударился головой о дверь, пытаясь покинуть аудиторию. Паланика, похоже, эти припадки не особо волнуют, так как поклонники продолжают читать «Кишки» и прочие произведения автора. В послесловии последнего выпуска «Призраков» Паланик написал, что за все время чтения рассказа «Кишки» произошло 73 случая потери сознания.
Библиография

1996 — Бойцовский клуб / Fight Club
1999 — Невидимки ( «Незримые твари» ) / Invisible Monsters
1999 — Уцелевший / Survivor
2001 — Удушье / Choke
2002 — Колыбельная / Lullaby
2003 — Дневник / Diary
2005 — Призраки / Haunted
2007 — Фантастичнее Вымысла / Stranger Than Fiction
2007 — Рэнт: биография Бастера Кейси / Rant
2008 — Снафф / Snuff
2009 — Пигмей / Pigmey
2010 — Кто все расскажет / Tell All
2011 — Проклятые / Damned
2012 — Невидимки Remix / Invisible Monsters Remix
2013 — Обреченные / Doomed
2014 — Красивая ты / Beautiful You

1990 — Negative Reinforcement
1990 — The Love Theme of Sybil and William
2004 — Эскорт / Escort
2004 — Кишки / Guts
2005 — Hot Potting
2006 — Mr. Elegant
2009 — Принеси! / Fetch
2010 — Лузер /Loser
2011 — Романс А / Romance
2013 — Phoenix

Читать дальше
Титулы, награды и премии

1997 — Премия ассоциации книготорговли Тихого океана (Бойцовский клуб)
1997 — Премия штата Орегон в номинации лучшая новелла (Бойцовский клуб)
2003 — Премия ассоциации книготорговли Тихого океана (Колыбельная)
Экранизации

1999 — Бойцовский клуб / Fight Club
2008 — Удушье / Choke
2008 — Choke
2008 — Punch Drunk
2012 — Romance
2014 — Snuff
Интересные факты

• Дед Паланика был украинцем, эмигрировавшим в США через Канаду и осевшим в Нью-Йорке в 1907.
• Когда будущий писатель был ещё ребенком, родители взяли Чака и его младшую сестру на кладбище, чтобы показать могилу деда и бабушки. Дети, увидев на могильных плитах имена своих предков — Paula и Nick — очень развеселились и с тех пор стали произносить свою фамилию — Palahniuk — именно таким образом: «Пола-Ник» (это также отразилось и в установившемся написании фамилии по-русски).
Ссылки

• Рассказы онлайн:
— «Мартышка думает, мартышка делает»
— «На грани»

• Статья «Я действительно ходил в группы для неизлечимо больных»
• Официальный сайт Паланика
• Биографическая статья в Wikipedia

Показывать: Сортировать по:

Впечатления

Наверняка всё это нереально круто, супер оригинально и контркультурно. Не могу судить, потому что освоил всего 5 страниц этого гуглоперевода. Не знаю, может это переводчик перестарался, но это не тот случай, когда хочется отыскать оригинал и посмотреть, как там у автора.
Без оценки.

Читайте также:
Ян Коменский, биография, история жизни, творчество

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Аннотация обещала необычную книжку про необычный ад. Собственно, всё так оно и оказалось, не разочарован. Безумный фарс, трагикомическая мистерия.
ГГ – дочка очень богатых родителей, бесящихся с жиру от избытка денег и психологически застрявших в собственной юности (секс/наркотики/рон-н-ролл), в этой семейной паре легко узнаётся знаменитая чета голливудских звёзд, развлекающаяся усыновлением детей в самых неблагополучных странах мира. Мэдисон при этом совсем не избалованный ребёнок, а, скорее несчастный, удостаивающийся родительского внимания лишь в том объёме, какой им не обходим для PR. И вот, по глупости погибнув, ГГ попадает в ад – очень красочно описанный и совсем непохожий на канонический библейский. И как оказалось, и в аду можно устроить вполне сносную послежизнь. Потом выяснится, что Мэдисон в аду оказалась случайно, но к тому времени она уже успеет поставить Преисподнюю вверх ногами.
Пожалуй, это одна из наиболее необычных книг о жизни и смерти из числа тех, что мне довелось прочитать.

Фредерик Бегбедер берет интервью у Чака Паланика

Чак Паланик (Chuk Palahniuk; р. 1964) — современный американский писатель, журналист-фрилансер; многие его романы экранизированы; пишет в духе постмодернизма, минимализма, отдавая должное ужасам и сатире.

Бог ты мой! Я ведь не робкого десятка. Я говорю по‑английски, читаю по‑английски, порой даже думаю по‑английски. Но как произносится «Palahniuk?» Что-то я теряюсь… Кстати, недурно для первого вопроса…

Ч. П. Произносится «Поланик».

Ф. Б. Дорогой Чак «Поланик», спасибо за Choke («Удушье»)! Англосаксонские писатели зачастую куда более трудолюбивы, чем представители нашей древней нации. Вы пишете про будущее. А может быть, будущее внушает вам страх? Или вас пугает не будущее, а настоящее? Вот, вылил на вас ушат вопросов… Теперь вам слово: отвечайте!

Ч. П. (Смеется.) Что такое будущее? Будущего не существует. Есть только настоящее. Я в будущее не верю, это суеверие какое-то.

Ф. Б. Ваши книги — сначала Fight Club («Бойцовский клуб»), потом Survivor («Уцелевший»), теперь Choke («Удушье») очень актуальны. Они описывают страшный и одновременно очень смешной мир. Вы стремитесь рассмешить или напугать читателя?

Ч. П. Я пытаюсь научить людей смеяться над своими страхами. Что бы это ни было — смертельная болезнь, старость или насилие. Я хочу, чтобы люди были способны смеяться над тем, чего они больше всего боятся. Это их как-то раскрепощает. В «Удушье» речь идет не о настоящем, а о тех, кто продолжает жить прошлым и никак не может с ним расстаться. Так поступает большинство людей. Они как мальчишки, только что сдавшие на права и примеряющие к реальной жизни правила, осевшие в их голове. Книга показывает, как это преодолеть.

Ф. Б. После Тайлера Дердена из Fight Club и Тендера Брэнсона из Survivor вашим героем стал Виктор Манчини в Choke. Этот молодой парень травмирован своей матерью. Став взрослым, он пытается ей помочь. У матери начинается Альцгеймер, ее кладут в больницу. Сын, чтобы платить за больницу, придумывает следующий трюк: он идет в дорогой ресторан и там делает вид, что подавился и задыхается. Почему он это делает?

Ч. П. Ему кажется, что он дает людям возможность стать в глазах окружающих героями, публично спасти кого-нибудь от смерти, а потом всю жизнь рассказывать, как это было. Спасая его, люди применяют метод Геймлиха.

Ф. Б. Но денег-то они ему не дают!

Ч. П. Да нет, дают! Им же надо помочь ему выжить. Мертвеца-то чего спасать? Было бы смешно рассказывать: «Я тут спас жизнь одному чуваку… он, правда, умер». Он должен жить, чтобы доказывать правдивость их истории. Кончается тем, что они его содержат, и таких сотни. Все это продолжается до тех пор, пока однажды не выясняется, что все они поддерживают одного и того же человека.

Ф. Б. К этому добавляется еще одно обстоятельство…

Ч. П. Да, он сексоголик.

Ф. Б. Это такая болезнь. По‑моему, ею больны все мужчины. Когда он не задыхается, он… я знаю, вы не можете произнести это слово, Чак… Он fuck! Он этим совершенно одержим!

Ч. П. И это не то же самое, что «заниматься любовью», — для него это своего рода анестезия! Единственный способ ничего не чувствовать. Он совершенно изматывает себя, занимаясь сексом со всеми и везде, где только это возможно. Так поступают все сексоголики.

Ф. Б. Я не знал, что для них существуют группы терапии. Это такие собрания, где люди рассказывают о своей сексуальной зависимости.

Ч. П. Иногда это бывают огромные собрания, где выступающие ласкают микрофон.

Ф. Б. Неплохая идея для телепередачи!

Ч. П. В этом-то и состоит проблема. Как рассказать о сексуальных сложностях, вычерчивая графики? Вот они и рассказывают перед всеми, как за день снимают шесть проституток, а потом возвращаются домой к жене. Но пикантными подробностями они не делятся.

Ф. Б. Да ведь для этого надо быть богачом.

Ч. П. Только не в Портленде, штат Орегон.

Ф. Б. Надо быть Майклом Дугласом!

Ч. П. (Смеется.) Это правда, Майкл Дуглас к ним действительно ходит!

Ф. Б. Существует одна байка, с бородой, я всегда думал, что она всамделишная, и будет жалко, если нет. Помните — у некой девицы день рождения и все уже не знают, как ее ублажить? Усталая, она возвращается домой, а там мажется арахисовой пастой и зовет своего пса, чтобы он ее вылизал. Мне казалось, это похоже на правду. Потому что одна моя приятельница призналась, что делала нечто подобное.

Ч. П. У нас с вами одна и та же приятельница!

Ф. Б. Как, вы тоже с ней знакомы?

Ч. П. Но не могут же все иметь по приятельнице, которая любит это. А историю с пылесосом знаете? Это английские штучки… В общем, в пятидесятые годы производитель пылесосов Хувер Дастетт вмонтировал в трубу пылесоса вращающееся лезвие бритвы. После этого рекордное число англичан обратилось в скорую помощь с характерными порезами пениса. Это стало легендой.

Читайте также:
Катерина Ленгольд - фото

Ф. Б. Набоков сказал: «Писатель должен мыслить образами». Вы мыслите образами, Чак? Когда вы пишете, что у вас сначала рождается, образ или фраза?

Ч. П. Люди мыслят образами, а изъясняются при помощи языка. На этот счет есть еще мнение Сократа. Что ближе всего к мысли? Слово начертанное или слово изреченное? Если я пишу образами, я, возможно, больше приближаюсь к мысли, чем если бы прежде строил фразы. Я пытаюсь преодолеть абстракцию. Видите, я тоже умею быть интеллектуалом!

Ф. Б. Ни секунды в этом не сомневался! Брет Истон Эллис — ваш большой поклонник. Мне кажется, в романе Choke вы пытаетесь изменить тональность. Здесь больше бурлеска, а в отношениях героя с матерью чувствуется влияние Джона Кеннеди Тула или Джона Ирвинга… Это ваша первая по‑настоящему смешная книга.

Ч. П. Я хотел рассказать о кризисе, который пережили многие мои друзья. Это мужчины, у которых матери были либо свободны от уз брака, либо разведены. Им пришлось стать, что называется, «мужчинами в доме». И теперь им трудно строить отношения с другой женщиной, если не на кого переложить заботу о матери. Я наблюдаю целое поколение таких мужчин, у которых либо не складывается семейная жизнь, либо они и вовсе холостяки, потому что в некотором смысле так и остались мужьями своих матерей. И именно такую ситуацию мне хотелось пред- ставить в комическом свете.

Ф. Б. Когда вы увидели, как рухнули башни- близнецы Всемирного торгового центра, вы подумали о том, что это уже было в ваших книгах? Ведь именно это и происходит в конце фильма Fight Club.

Ч. П. Совершенно верно. Такого типа зрелища фантастически притягательны. Вы помните фильм, где был сделан монтаж рушащихся зданий? Невозможно глаз оторвать. Крушение наших самых трудоемких и великих творений завораживает.

Мы смотрим кадры из фильма Fight Club, где рушатся башни.

Ч. П. Надо будет потребовать авторские права! Благодарю! Это вы навели меня на мысль!

Ф. Б. Не кажется ли вам, что подсознательно мы все желаем, чтобы наше общество развалилось?

Ч. П. Подсознательно мы все желаем, чтобы мы сами развалились. И, сознавая, что это рано или поздно произойдет, что мы не вечны, мы чувствуем себя гораздо свободней, нам легче жить. После катастрофы цивилизация развивается гораздо быстрее. Даже после каждого землетрясения! Не будь землетрясения, Сан-Франциско все еще был бы деревянным городишкой. Время от времени такие встряски нам нужны. Они помогают сделать огромный скачок. Все, что реконструировано, в десять раз лучше того, что было разрушено. Такова природа вещей.

Ф. Б. Вы только что изобрели литературный рэп. Мы сможем продать эту песню. Это пойдет по МТВ, будет гениальный клип!

Ч. П. О! А можно мне сказать «fuck»?

Ф. Б. И можно, и нужно! Сейчас я объясню телезрителям… Дело в том, что в Америке если Чак говорит «fuck», он должен заплатить 20 тысяч долларов штрафа. Соответственно во Франции он оттягивается, потому что у нас это можно. Вы можете говорить «fuck» сколько душе угодно!

Ч. П. Fuck! Fuck! Fuck! Fuck! Fuck! Fuck! Я это чаще писал, чем говорил.

Ф. Б. В Америке вам это стоило бы 120 тысяч долларов!

Ч. П. Я думаю об Иве Кляйне, художнике (Ив Кляйн (Yves Klein; 1928−1963) — французский художник — авангардист, новатор и экспериментатор). Его искусство существует уже отдельно от него, но его творения недолговечны. Посмотрим, долго ли протянет мое собственное. Кляйн производил на свет хрупкие вещи. Наверное, такова и должна быть природа искусства. Но как только что-то становится искусством… Аааа! Как только оправляешь что-нибудь в рамочку, оно превращается в непотребство! В общем, если вы завтра выбросите мою книжку на помойку, я буду счастлив. Идея заключается в том, чтобы великие теории формулировать маленькими словами.

Ф. Б. А «big» — это как раз маленькое слово, потому что состоит всего из трех букв!

Ч. П. Да, «big», «big», «big»! Люди должны серьезнее относиться к книгам! Люди должны книги сжигать! Как они это делали шестьдесят лет назад… А что толку их запрещать, они все равно теперь ничего не значат! Мы стали слишком терпимы!

Ф. Б. Мне из зала передают вопрос: мать героя говорит ему, что в тридцать лет он станет ее злейшим врагом. Почему в тридцать?

Ч. П. Потому что, когда вам десять, перед вами открыты все пути. Вы можете представить себя кем угодно. Вам грезится другой мир, лучше того, что существует в реальности… В двадцать вы уже перечеркнули многие из открывавшихся возможностей. Вы имеете сложившееся мнение о многих вещах. А в тридцать… вы уже закрылись для всего, вы заняты только настоящим и разве что планами на выходные. А уж дальше летних каникул и вовсе не заглядываете. И ваша жизнь медленно катится к смерти. Мэрилин Мэнсон — мой приятель. Эта рок-группа призывает к самобичеванию, пока нашим бичеванием не занялся мир. Он боится, что люди скажут: «Посмотрите на этого парня, он похож на дрессированного циркового зверя», поэтому он говорит это сам, не дожидаясь, пока это скажут другие. Мы поступаем так же. В тридцать лет уже особо не на что рассчитывать и нечего ждать от жизни.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: