Бобринский Николай Алексеевич – биография, личная жизнь, фото, видео

Николай Бобринский – биография, новости, личная жизнь

Николай Алексеевич Бобринский

Николай Алексеевич Бобринский. Родился в Москве в 1986 году. Независимый депутат округа Раменки.

Бобринский Николай Алексеевич родился в Москве в 1986 году. После окончания средней школы решил стать юристом и поступил в один из самых престижных ВУЗов столицы — МГИМО(у) МИД России, на международно-правовой факультет.

Начало карьеры

Сегодня Бобринский Николай тесно связан с политическими партиями ПАРНАС и «Яблоко», но политикой всерьез начал интересоваться ещё в студенчестве. Вместе с друзьями по институту принимал участие в выпуске журнала «Мы в России и Зарубежье». Издание публиковало общественно-политические материалы, статьи о православии.

В 2009 году после окончания университета получил степень магистра юриспруденции. Работает в международной компании Troyanov Schaer SA с головным офисом в Швейцарии. Компания специализируется на оказании консультаций с 2007 года. Руководитель фирмы — Тихон Троянов, родившийся в семье эмигранта из России.

Принимает активное участие в деятельности юридического комитета Ассоциации европейского бизнеса в России.

Николай Бобринский один из соавторов книги «История России XX век» под редакцией Андрея Борисовича Зубова (2016, издательство «Эксмо»). Издание вызвало критику российских историков за поддержку деятельности Степана Бандеры и русофобские настроения.

Регулярно статьи Бобринского публикуют газеты и журналы общественно-политической направленности. Большое внимание правовед уделяет таким темам, как переходная юстиция, реституция недвижимости и другой собственности. Николай Бобринский не раз высказывался в поддержку люстрации в Украине, которая стала причиной нападений на представителей власти.

В соавторстве с Дмитрием Ивановым в 2009 Бобринский выпустил монографию, в которой рассказывается о международном статусе беженцев.

Бобринский Николай — прихожанин храма Живоначальной Троицы, который расположен в Троице-Голенищеве. В 2007 году Николаю была вручена грамота Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

В 2012 году его избрали членом координационного совета «Лиги избирателей». Как общественный наблюдатель, Бобринский обвинял избирательные комиссии в фальсификации результатов выборов. Впоследствии факты нарушений не подтвердились.

Независимый депутат

В сентябре 2017 Николай Бобринский заявил о своем намерении стать депутатом муниципального совета округа Раменки. Фактически избирательную кампанию провели члены партии «Яблоко», хотя сам Бобринский неоднократно делал заявления, что ни в каких политических партиях не состоит. Победил в выборах большинством голосов.

Состоит в коалиции с «яблочником» Максимом Гонгальским. Бобринский принимал участие в открытом противостоянии большинству депутатов в Совете депутатов МО Раменки. «Яблочники» саботировали заседания совета, что привело к срыву работы над проектами благоустройства и капитального ремонта. По вине оппозиционных депутатов едва не было сорвано принятие бюджета на 2021 год, что оставило бы округ без средств. По факту Бобринский действует в интересах партий «Яблоко» и ПАРНАС, известных своими политическими программами ориентированными на интеграцию в европейские экономические, военные и социальные институты.

Семейное положение

Николай Бобринский женат на дочери скандально известного московского общественного и политического деятеля Андрея Борисовича Зубова. В семье трое детей.

Тесть Зубов Андрей Борисович — бывший профессор МГИМО, член Бюро Федерального политсовета партии ПАРНАС, с 2016 года заместитель председателя партии ПАРНАС. Знаменит своими русофобскими взглядами: оправдывает сторонников Степана Бандеры, открыто сожалеет, что русские выиграли Великую Отечественную войну. В 2014 году профессор кафедры философии МГИМО Зубов Андрей Борисович был уволен после критических высказываний по поводу политики России в Украине и в Крыму. В вузе отметили, что высказывания Зубова о событиях в Украине и внешней политике России в целом «вызывают возмущение и недоумение в университетской среде, идут вразрез с внешнеполитическим курсом России, подвергают безоглядной и безответственной критике действия государства, наносят вред учебно-образовательному и воспитательному процессу».

Интересные факты

В 2020 году призывал своих сторонников голосовать против поправок к Конституции РФ по причине их антигражданской направленности. Открыто противостоит действующей российской власти.

последнее обновление информации: 22.01.2021

Бобринский, Николай Алексеевич

Граф Николай Алексеевич Бобринский (30 марта (11 апреля) 1890, Москва — 28 декабря 1964, там же) — русский зоолог и биогеограф, педагог. Доктор биологических наук, профессор Среднеазиатского (Ташкент) и Московского университетов. Действительный член Московского общества испытателей природы (1916). Участник Первой мировой войны, кавалер Георгиевского оружия. Принадлежал к дворянскому роду Бобринских.

Биография

Граф Николай Алексеевич родился в семье Алексея Алексеевича Бобринского (1864—1909) и Варвары Николаевны Львовой (1864—1940). В семье росли ещё двое сыновей (Александр и Гаврила) и две дочери (Наталия и Мария). По линии отца приходился внуком Алексею Павловичу Бобринскому и племянником Владимиру Бобринскому.

С 1899 по 1904 год учился в московской гимназии Поливанова. В 1908 году сдал экстерном экзамены на аттестат зрелости в Тульской гимназии, в этом же году поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. В 1911—1912 годах по совету зоолога С. А. Бутурлина участвовал в орнитологической экспедиции в Армению, на низменные равнины, окружающие Большой и Малый Арарат. По результатам экспедиции в 1916 году были опубликованы две научные статьи. В 1914 году Николай Алексеевич получил выпускное свидетельство Московского университета, но в связи с началом Первой Мировой войны, сдача государственных экзаменов была отложена. При содействии М. А. Мензбира в 1914 году совершил ещё одну экспедицию — в горную Бухару, но когда началась война, записался вольноопределяющимся в Изюмский гусарский полк. С весны 1915 года прапорщик Н. Бобринский служил в Татарском конном полку Кавказской туземной конной дивизии. В 1916 году получил тяжелейшее ранение в живот, но остался жив и после выздоровления снова вернулся в строй. Дослужился до ротмистра. За личное мужество удостоился высокой награды — Золотого Георгиевского оружия с надписью «За храбрость».

Читайте также:
Левон Хоренович Чахмахчян - биография, личная жизнь, фото, видео

В 1918 году после сдачи экзаменов при МГУ Бобринский поступил на работу в Зоологический музей, где проработал до 1920 года сотрудником Московского университета, в состав которого музей вскоре был передан.

С 1920 по 1922 год участвовал в становлении организованного в Ташкенте первого научно-просветительского центра в Средней Азии — Туркестанского университета. В 1921 году совместно с профессором Д. Н. Кашкаровым совершил путешествие с целью изучения животного мира по реке Угам.

В 1925 году участвовал в большой экспедиции Главного Среднеазиатского музея на озеро Сары-Челек в Чаткальском хребте.

С 1922 года работал в Московском университете, но когда в 1934 году в Москве началась новая волна репрессий и арестов, Бобринский вместе с семьёй вновь уехал в Среднюю Азию, где в Ташкенте занял должность профессора и заведующего кафедрой зоологии позвоночных Среднеазиатского государственного университета, являясь заведующим той же кафедры в Биологическом институте при университете.

В 1933 году отправился в экспедицию в районы Кокчетавского и Зерендинского лесничеств в Северном Казахстане, где изучал фауну позвоночных островных лесов. В 1936 году руководил зоологическими работами Кенемехской комплексной экспедиции, обследовавшей обширные пространства юго-восточной части пустыни Кызыл-Кум.

В 1937—1948 годах преподавал зоологию позвоночных в МГУ, а в 1944—1960 годах — в Московском областном педагогическом институте.

22 мая 1943 года Н. А. Бобринскому была присуждена без защиты диссертации докторская степень.

Автор многочисленных трудов по фауне СССР и зоогеографии. В 1935 году вышел его учебник по зоологии, в 1937 году — руководство по сбору материалов. Широкую известность и заслуженно высокую оценку специалистов разных областей получила вышедшая в 1948 году (и с тех пор дважды — в 1960 и 1967 годах — переизданная) книга «Животный мир и природа СССР».

Последние годы жизни был прикован к постели тяжелой болезнью. Скончался в Москве в возрасте 74 лет. Похоронен на Востряковском кладбище, рядом с могилами детей и родной тети Софьи Алексеевны.

Память

В честь учёного названы кожанок Бобринского (Eptesicus bobrinskoi Kuzyakin, 1935) и тушканчик Бобринского (Allactodipus bobrinskii Kolesnikov, 1937).

Брак и дети

В 1919 году женился на своей дальней родственнице Марии Алексеевне Челищевой (1886—1973), дочери Алексея Михайловича Челищева и Ольги Алексеевны (дочери А. С. Хомякова). Супруги имели пятерых детей:

  • Алексей, первенец (19.04.1920—11.05.1932), попал под трамвай
  • Гавриил (1922—1926/7)
  • Анна (1925—1933/4)
  • Павел (?), умер в младенчестве
  • Николай (17.03.1927 — 25.07.2000), действительный член Историко-родословного общества в Москве (ИРО) и Русского генеалогического общества (РГО), похоронен в родовом гнезде графов Бобринских — в г. Богородицке Тульской области.
    • внук — Алексей Николаевич Бобринский

Бобринский Николай Алексеевич — фото, биография

Бобринский Николай Алексеевич родился 22 мая 1986 г. Является депутатом Совета депутатов муниципального округа Раменки (г. Москва). С 2007 г. работает юристом в швейцарской юридической фирме Secretan Troyanov Schaer SA. Взаимодействует с политическими партиями «ПАРНАС» и «Яблоко». Выступает против действующей российской власти.

Семья

С 2009 года женат на Ирине Андреевне Зубовой, 1985 г.р., дочери радикально настроенного историка Андрея Борисовича Зубова, члена Бюро Федерального политсовета и заместителя председателя партии «ПАРНАС» Михаила Касьянова.

Супруги воспитывают 3 детей.

Родители Николая Алексеевича:

  • Алексей Николаевич Бобринский, 18.05.1956 г.р. Специальность – биолог. В 2003-2010 гг. был заместителем директора ФБУ «Российский центр защиты леса» (ФБУ «Рослесозащита», г. Москва);
  • Татьяна Гендель, 24.11.1959 г.р.

Вернуться к оглавлению

Образование

С 1996 г. по 2003 г. учился в школе №1262 с углубленным изучением английского языка имени А. Н. Островского (г. Москва). Получил золотую медаль.

В 1995-2002 гг. принимал участие в окружных и городских турах интеллектуальных марафонов.

В 2001-2002 г. школьная команда, которую возглавил Николай Бобринский, победила в интеллектуальной игре «Нить времен», посвященной жизни и деятельности А. Н. Радищева.

Закончил МГИМО (У) МИД России, факультет международного права.

Специализация: корпоративное, административное и налоговое право, судебные споры.

В 2007 г. на факультете международного права окончил бакалавриат, а в 2009 г. на кафедре международного финансового права – магистратуру. Учился в аспирантуре МГИМО.

Общественная деятельность

В 2012 г. стал членом координационного совета «Лиги избирателей», которая обвиняла избирательные комиссии в подлоге. В результате проверки выявлены незначительные технические ошибки, факты фальсификации обнаружены не были.

Бобринский Николай Алексеевич беспартийный. В 2017 г. партия Григория Явлинского «Яблоко» выдвинула его кандидатуру на выборы в Совет Депутатов Раменок. Фактически действует в интересах прозападной либеральной партии «ПАРНАС» лидером которой является Михаил Касьянов.

В конце 2020 г. вместе с новым главой МО Раменки Максимом Гонгальским саботировал заседания Совета депутатов МО Раменки. Деятельность группы депутатов привела к срыву работы. Бюджет был принят с опозданием.

Также г-н Бобринский является:

  • председателем комиссии по правовым и этическим вопросам;
  • членом комиссий по бюджету и муниципальной собственности, а также по градостроительству, землепользованию и развитию инфраструктуры;
  • участником Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК);
  • председателем совета дома по адресу г. Москва, ул. Пырьева, дом 4, корпус 1.

Как редактор православного журнала получил одобрение Патриарха Московский и всея Руси Алексий II, о чем свидетельствует грамота, выписанная в 2007 г. Бобринский посещает храм Живоначальной Троицы в Троице-Голенищеве.

Николай Алексеевич участвует в работе юридического комитета Ассоциации европейского бизнеса в России, готовил комментарии к проекту изменений в ГК РФ. Он вносил предложения для государственно-общественной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении».

Читайте также:
Гущин Сергей Анатольевич - биография, личная жизнь, фото, видео

Литературные труды

В 2005-2008 гг. Бобринский был главным редактором студенческого общественно-политического журнала «Мы в России и Зарубежье».

Является одним из авторов монографии о международном статусе беженцев и книги «История России. ХХ век» (под редакцией д.и.н., профессора А. Б. Зубова). Авторы издания высказались в поддержку деятельности Степана Бандеры, что вызвало скандал в научном сообществе.

Бобринский написал статьи:

  • Экспроприация навсегда (Газета.Ру, 02.11.2010 г.);
  • Жестко, но не беспрецедентно жестко (Гефтер, 21.11.2014 г.);
  • Преемственность: Неуместный опрос (Ведомости, 10.11.2015 г.);
  • Международные стандарты в области люстрации: реальность или благопожелание? (Сравнительное конституционное обозрение, 2015);
  • Постсоветское переходное правосудие: достижения и упущенные возможности (Сравнительное конституционное обозрение, 2018);
  • Ловушки наследственного права в трансграничных делах: Швейцария – Россия (2018);
  • К вопросу о концепции «правосудия переходного периода»;
  • Правовые основы правосудия переходного периода в документах ООН и прочие.

Бобринский Николай Алексеевич

В конце 1940-х гг. в здании Зоологического музея МГУ на улице Герцена, где размещался биологический факультет, можно было наблюдать странное зрелище: через вестибюль музея, украшенный полотнами Ватагина и наполненный шумной толпой первокурсников, молча и отрешенно проходил человек, точно сошедший с полотен Самокиша или Степанова: нахмуренное горбоносое лицо под лохматой шапкой-папахой, седые усы с «подусником», черная рубаха со стоячим воротником, перепоясанная тонким серебряным кавказским поясом, хромовые мягкие сапоги с приспущенными голенищами. Под изумленными взорами студентов человек этот проходил к лестнице и поднимался на самый верх, где размещался кабинет профессора С.И. Огнева. И мало кто из студентов знал, что человек этот – граф Н.А. Бобринский, потомок одного из внебрачных сыновей императрицы Екатерины Второй, замечательный российский зоолог.

Николай Алексеевич Бобринский относится к числу тех немногих орнитологов первой половины XX в., для которых изучение птиц проходило на фоне бурного развития зоогеографии одновременно с другими группами животных. В этом смысле его можно считать не только орнитологом и зоогеографом, но и териологом, и энтомологом, и даже ихтиологом. Другим его увлечением была педагогическая деятельность. Николай написал несколько учебников для высшей школы, постоянно их дорабатывал и в конце концов довел до такого совершенства, что они не утратили актуальность и в наше время. Среди них — курс зоологии позвоночных для ВУЗов (совместно с Б.С. Матвеевым и А.Г. Банниковым), вузовский курс географии и ряд других.
Как зоолог Н.А. Бобринский был знатоком фауны Средней Азии и много сделал для её изучения. Своим фаунистическим исследованиям и вообще изучению региональных фаун он придавал исключительное значение, считая, что фаунистика заслуживает статуса самостоятельной науки — «фаунологии». Проработав много лет в среднеазиатских ВУЗах, он подготовил группу учеников, успешно продолживших его работы в области зоогеографии Средней Азии и Казахстана. Широкую известность приобрели научно-популярные книги Н.А. Бобринского, среди них выдержавшая несколько изданий «Животный мир и природа СССР», где в доступной форме излагалась зоогеография нашей страны в зависимости от ландшафтно-географических условий. Птицы, с которых он начинал свою научную деятельность, на всю жизнь стали любимой группой Николая Алексеевича, занимая приоритетное место во всех его зоогеографических обобщениях и учебниках.

Николай Алексеевич Бобринский был коренным москвичом. Он родился 30 марта 1890 г., учился в московской гимназии Поливанова (1899-1904), а затем, в 1908 г., поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. Характерно, что экзамены на аттестат зрелости он сдавал экстерном в Тульской гимназии. Таким образом, Тульская земля в конце XIX — начале XX в. сыграла важную роль не только в жизни М.А. Мензбира и П.П. Сушкина, уроженцами которой они были, но и Николая Алексеевича Бобринского.

В Московском университете Николай Алексеевич проявил интерес к птицам и зоогеографии, т.е. сразу же начал работать под руководством М.А. Мензбира и его сотрудников. Уже в студенческие годы он проявил большую склонность к научной работе, совершив в 1911-1912 гг. экспедиционную поездку с орнитологическими целями в Армению на низменные равнины, окружающие Большой и Малый Арарат. По результатам поездки были опубликованы две большие орнитологические статьи в Известиях Кавказского музея (Тифлис) в 1916 г. Учёба шла успешно, в 1914 г. Николай Алексеевич успел совершить (до начала войны) экспедицию в горную Бухару вместе с почвоведами, в чем ему посодействовал М.А. Мензбир. Но с начала войны Н.А. Бобринский в качестве вольноопределяющегося поступает на службу в армию и проводит всю войну в кавалерийской части, действующей на разных фронтах.
После окончания войны и сдачи государственных экзаменов при Московском университете Н.А. Бобринский поступает в Дарвиновский музей, где он работает до 1920 г. уже в качестве сотрудника Московского университета, в состав которого музей вскоре передается. Здесь начинается его многолетняя дружба с основателем музея – Александром Федоровичем Котсом.
В 1920 г. Н.А. Бобринский едет в Среднюю Азию в качестве преподавателя вновь созданного в г. Ташкенте Туркестанского (Среднеазиатского) университета. Вместе с ним едут и другие преподаватели Московского университета, создавшие высококвалифицированное профессорское ядро нового, первого в Средней Азии ВУЗа. Начался среднеазиатский период в жизни Николая Алексеевича, прерываемый выездами на несколько дней в Москву и новыми возвращениями, длительными интересными экспедициями. Здесь он тесно сближается с Д.Н. Кашкаровым, вместе с которым в 1921 г. совершает экспедицию на р. Угаму. Однако первый среднеазиатский «выезд» был недолгим, и в 1922 г. Николай Алексеевич возвращается в Московский университет, где работает до 1934 г., после чего опять выезжает в Среднеазиатский университет на три года, уже в качестве заведующего кафедрой зоологии позвоночных. Работая в Московском университете, Николай Алексеевич в 1925 г. совершает экспедицию на оз. Сары-Челек и на Чаткальский хребет, а в 1933 г. – в Северный Казахстан.
В этот период его научная и педагогическая деятельность приобретает широкие масштабы. Научные интересы Николая Алексеевича как ученика М.А. Мензбира сосредоточиваются на зоогеографии Средней Азии. Он не оставляет без внимания всю фауну позвоночных, однако особенно много занимается птицами, летучими мышами, змеями, публикует определители по охотничьим зверям и птицам, пишет монографии по суркам и диким кошкам. Выходят из печати его теоретические работы по зоогеографии, например «Зоогеография и эволюция» (1927), по истории изучения среднеазиатских птиц (1922), по систематике различных групп позвоночных животных. Публикуется биография Н.А. Зарудного (1923).

Читайте также:
Марк Аврелий, биография, история жизни, факты

Педагогическая деятельность Николая Алексеевича в предвоенные годы сопровождается публикацией учебных пособий и учебников по анатомии (1932), зоологии для педвузов (1935), руководств по сбору материала (1937) и т.д. Он читает лекции в Московском и Среднеазиатском университетах, руководит дипломными работами студентов.

Вернувшись в 1936 г. в Москву после трехлетней работы в Среднеазиатском университете, Николай Алексеевич работает в различных вузах и учреждениях, интенсивно занимаясь обработкой собственных материалов и публикацией учебников для университетов и педагогических институтов.

В трудные годы Отечественной войны Н.А. Бобринский совместно с А.П. Кузякиным и Б.А. Кузнецовым опубликовал капитальную сводку – «Определитель млекопитающих СССР» (1944). Это был не только фундаментальный определитель, справочник, учебное пособие, это было в равной степени и оригинальное научное исследование. В нем предложен и разработан метод дифференцированного (точечного) изображения ареалов животных. Определитель был переиздан в 1966 г. И в наши дни он служит одним из основных пособий по систематике млекопитающих.

Широкую известность и высокую оценку специалистов – ботаников, зоологов, географов, ландшафтоведов – получила книга Николая Алексеевича «Животный мир и природа СССР» (1948), переиздававшаяся несколько раз (1960, 1965, 1974). Н.А. Бобринский был одним из ведущих авторов университетского «Курса зоологии», выдержавшего семь изданий, по которому студенты вузов учатся и в наши дни.

Большим вкладом в развитие отечественной зоологии стали неоднократно издававшиеся учебники по зоогеографии, и среди них «Курс зоогеографии» (1951), используемый студентами и сегодня. В течение нескольких десятилетий эта книга была одним из лучших учебников по зоогеографии для высшей школы. В ней Николай Алексеевич обобщил большой собственный опыт и опыт многих поколений отечественных зоологов по изучению и реконструкции истории фауны Палеарктики и отдельных ее регионов. Работы Николая Алексеевича в значительной мере заложили новые принципы зонального описания, характеристики происхождения, истории и состава фаун. В наши дни эти принципы не только приобрели общее признание, но и широко вошли в методологию многих сопредельных с зоологией наук о природе (географию, ландшафтоведение, геоботанику и т. д.).

В 1943 г. за плодотворную научную и педагогическую деятельность Н.А. Бобринскому присуждается докторская степень без защиты диссертации. Он опять возвращается к биографии Н.А. Зарудного, пишет научно-популярные книги.

Последние годы жизни Николая Алексеевича омрачаются тяжелой болезнью, приковавшей его к постели. Он мужественно переносит страдания. В 1964 г. обрывается жизнь одного из наиболее ярких «мензбировцев», представителей московской школы орнитологов и зоогеографов первой половины XX в.

В.Д. Ильичёв, А.К. Сагитов

Воспоминания сына Николая Алексеевича – Николая Николаевича Бобринского

Николай Алексеевич Бобринский принадлежал к известной графской фамилии, возводящей свой род к Алексею, внебрачному сыну Екатерины Великой и графа Григория Орлова. Алексей родился в Зимнем дворце во время царствования Петра III. Царь Петр ненавидел свою жену Екатерину – приходилось соблюдать большую осторожность. В этих условиях конфидент Екатерины, дворцовый служитель Шкурин, поджег дом. Император отправился тушить пожар, и Екатерина смогла благополучно разрешиться от бремени. Младенца завернули в бобровую шубу, немедленно вынесли из дворца и увезли в дальнее имение, где воспитывали как племянника того же служителя Шкурина. После воцарения Екатерины младенец Алексей превратился в значительную политическую фигуру. При дворе его звали Романовым, а во время болезни цесаревича Павла даже прочили в наследники престола. Когда Алексею было два года, императрица купила для него имение Бобрики в Тульской губернии. В отроческом возрасте Алексей был отправлен на учение в Лейпциг, потом привезен в Петербург и зачислен в Сухопутный шляхетский кадетский корпус. Именно в это время за ним была закреплена фамилия Бобринского, по названию имения Бобрики. По окончании корпуса Бобринский был отправлен в заграничное путешествие, во время которого наделал карточных долгов на миллионы рублей. Недовольная этим императрица отправила его в Остзейский край, как в почетную ссылку.

Павел сразу по своем восшествии на престол вызвал Бобринского в Петербург, присвоил ему графский титул и выделил обширные недвижимости, в сенате открыто объявил Бобринского своим братом и представил его как родственника членам императорской фамилии. Однако это устное признание не было распространено на потомков первого Бобринского, которые именовались родственниками Романовых лишь в приватной обстановке.

Из Бобринских вышли министры и генерал-губернаторы, члены Государственного Совета и Государственной Думы, столичные предводители дворянства и придворные сановники, а также богачи-сахарозаводчики и строители железных дорог. Из непосредственных предков Николая Алексеевича следует упомянуть его деда Алексея Павловича, министра путей сообщения при Александре II, много сделавшего для удешевления железнодорожного строительства. Замечательной деятельницей была также мать Николая Алексеевича Варвара Николаевна, урожденная Львова. Она известна устройством дешевых гостиниц и столовых для бедных людей, приезжавших в Москву. Равным образом она много сделала для закрытия печально знаменитого Хитрова рынка. Кроме того, она устраивала за малую цену заграничные поездки для провинциальных учителей. Истратив значительную часть своего состояния на благотворительные цели, Варвара Николаевна говорила своим детям: «Ни на какое наследство не рассчитывайте, работайте!»

Читайте также:
Чингиз ха́н, собственное имя — Тэмуджин - отзывы, мнение, рейтинг

Николай Алексеевич родился в Москве, в доме на углу Смоленского бульвара и Неопалимовского переулка, учился в Поливановской гимназии, затем на естественном отделении физико-математического факультета Московского университета. С самого начала Первой мировой войны поступил вольноопределяющимся в Изюмский гусарский полк, заслужил два солдатских Георгия и вскоре был произведен в офицеры. Осенью 1914 г. перевелся в Татарский полк Дикой дивизии, через некоторое время после этого был награжден Золотым Георгиевским оружием. В 1916 г. получил ранение в живот, чудом остался жив, по излечении снова вступил в строй. Дослужился до ротмистра. Во время октябрьских событий 1917 г. находился в Москве. В боях участия не принимал, не желая сражаться за «мерзавца» Керенского. Под грохот канонады Николай Алексеевич у себя в квартире готовился к государственным экзаменам, которые вскоре и сдал.

В 1919 г. женился на Марии Алексеевне Челищевой, происходившей из немецких курфюрстов знаменитого рода Вельфов. Это было время военного коммунизма, повсюду происходили аресты. Мария Алексеевна, стремясь спасти мужа от большевистских репрессий, уговорила его поехать в Ташкент, где как раз организовывался Среднеазиатский государственный университет. В Средней Азии Бобринские прожили около двух лет и вернулись в Москву уже после наступления нэпа, когда аресты прекратились. Николай Алексеевич стал работать доцентом Московского университета. В 1934 г. началась новая волна арестов, и предусмотрительная Мария Алексеевна снова убедила мужа уехать в Среднюю Азию. В Ташкенте Николай Алексеевич стал профессором и заведующим кафедрой зоологии позвоночных Среднеазиатского государственного университета. Страшный 1937 г. Бобринские провели в Ташкенте. Волна репрессий докатилась до Средней Азии в ослабленном виде. Николая Алексеевича уволили из САГУ, но дело этим и ограничилось. Он вернулся в Москву, когда план по арестам был уже перевыполнен.

В конце 30-х – начале 40-х гг. Николай Алексеевич был профессором Московского университета. Как только началась Великая Отечественная война, Николай Алексеевич подал заявление о вступлении в армию добровольцем, но не был взят по возрасту. Вместо этого он принял живейшее участие в противовоздушной обороне Москвы.

Николай Алексеевич был человеком очень определенных понятий и жил по раз и навсегда установленной схеме. У него находились указания на все случаи жизни – что и в каких обстоятельствах делать безусловно должно, что нежелательно, что безусловно недопустимо. Например, отрекаться от Бога безусловно недопустимо, а вот в храм можно и не ходить. Рассказывать фривольные анекдоты о духовенстве допустимо, хотя, может быть, и не вполне желательно. Царю, пока он был на Руси, нужно было безусловно повиноваться, как генералу, но видеть в царе нечто священное необязательно, можно его и покритиковать.

Жена безусловно должна быть верна мужу, иначе это просто уже и не жена, и её надо оставить. Мужу безусловно необходимо уважать жену, а вот сохранять ей верность только весьма желательно. Муж ни в коем случае не должен лгать жене, также и жена мужу. Честное слово надо соблюдать, особенно если оно дано отцу, матери, жене, мужу. Родители могут приказывать детям, дети не могут приказывать родителям. Но если отец недостойно относится к своей жене, то их сын может требовать от отца, чтобы тот изменил свое отношение. Дети должны жениться и выходить замуж только с разрешения родителей. Николай Алексеевич считал, что служить в Красной Армии в то время, когда она воевала против белых, совершенно недопустимо. Поэтому он успешно симулировал ишиас и получил белый билет. Николай Алексеевич был убежден, что большевики – негодяи, но, оказавшись в их власти, считал допустимым до известной степени сотрудничать с ними. Так, он, в частности, находил возможным говорить на лекциях, что «мир не создан божеством», а вот имени истинного Бога при этом никогда не употреблял.

Однако, разумеется, Николаю Алексеевичу не всегда и не все удавалось предусмотреть. Таких случаев он не любил и поначалу при этом несколько терялся. Но в дальнейшем ему почти всегда удавалось все-таки найти где-нибудь в дальнем углу сознания какие-то указания насчет неясного случая, и все опять становилось на свои места.

Николай Алексеевич был, несомненно, человеком толстовского склада, твердо стоявший на земле и лишь иногда обращавший свой взгляд на небо. По словам жены, он ей часто напоминал то Николая Ростова, то Вронского. Николай Алексеевич был англоманом и аристократом петербургского толка, посмеивался над московским дворянским сюсюкающим произношением. Всю жизнь был тружеником и не терпел праздности. Со времени своей службы в Дикой дивизии всегда ходил в папахе.

Умер Николай Алексеевич в Москве в возрасте 74 лет, похоронен на Востряковском кладбище.

Николай Алексеевич Бобринский (1890–1964)

Николай Алексеевич Бобринский

Николай Алексеевич Бобринский – известный российский зоолог, педагог, преподаватель Московского университета, автор замечательной книги «Животный мир и природа СССР», один из наиболее ярких представителей московской школы орнитологов и зоогеографов первой половины XX в.

Родился Николай Алексеевич 30 марта 1890 г. в Москве в семье с весьма интересной историей. Один из предков Н.А. Бобринского был внебрачным сыном Екатерины Великой и графа Григория Орлова, родившимся еще во время царствования Петра III. Во время появления на свет Алексея – так назвали младенца – конфидент Екатерины, дворцовый служитель Шкурин, поджег дом, чтобы отвлечь внимание государя. Император отправился на пожар, а родившегося мальчика сразу же завернули в бобровую шкуру и увезли в дальнее имение. Вскоре после этого Екатерина утвердилась на престоле, и Алексей стал весьма значительной фигурой при дворе. А во время болезни Павла его даже прочили в наследники престола. Когда Алексею исполнилось 2 года, Екатерина купила для него имение Бобрики, расположенное в Тульской губернии. В отроческом возрасте Алексей был отправлен на обучение в Лейпциг, а затем вернулся в Петербург и был зачислен в Сухопутный кадетский корпус. Именно в это время за ним и закрепилась фамилия Бобринский – по названию имения.

Читайте также:
Борис Романович Пайкин - отзывы, мнение, рейтинг

По окончанию кадетского корпуса Бобринский отправился в заграничное путешествие, во время которого наделал столько карточных долгов, что недовольная мать-императрица отправила его в почетную ссылку в Остзейский край (т.е. в Прибалтику).

Павел сразу после своего восшествия на престол в 1796 г. вызвал Бобринского в Петербург, пожаловал ему графский титул и представил в сенате как своего брата и члена императорской семьи. Однако это устное признание не было распространено на потомков Алексея Бобринского.

Из графов Бобринских вышли министры и генерал-губернаторы, члены Государственного Совета и Государственной Думы, столичные предводители дворянства и придворные сановники, а также крупнейшие сахарозаводчики и строители железных дорог. Так, дед Николая Алексеевича – Алексей Павлович (1826–1894) – был министром путей сообщения при Александре II и много сделал для удешевления железнодорожного строительства.

Мать Николая Алексеевича – Варвара Николаевна, урожденная Львова – была известна своей благотворительной деятельностью по устройству дешевых гостиниц и столовых для бедных людей, приезжавших в Москву. Кроме того, она устраивала недорогие поездки за границу для провинциальных учителей. Правда, таким образом Варвара Николаевна истратила значительную часть доставшегося ей состояния и говорила своим детям: «Ни на какое наследство не рассчитывайте, работайте!»

В 1899 г. Николай Алексеевич был зачислен в московскую гимназию Поливанова, где проучился до 1904 г. (экзамены на аттестат зрелости он сдавал экстерном в Тульской гимназии), а затем, в 1908 г., поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета.

В университете Николай Алексеевич проявил большой интерес к орнитологии и зоогеографии и сразу начал работать под руководством М.А. Мензбира и его сотрудников. В 1911–1912 гг. он ездил в орнитологическую экспедицию в Армению, на низменные равнины, окружающие Большой и Малый Арарат. По результатам экспедиции в 1916 г. были опубликованы две научные статьи. В 1914 г. Николай Алексеевич совершил еще одну экспедицию – в горную Бухару, но когда началась война, записался в качестве вольноопределяющегося в Изюмский гусарский полк. Воюя, он заслужил два солдатских Георгия и вскоре был произведен в офицеры. Осенью 1914 г. Бобринский перевелся в Татарский полк Дикой дивизии (после чего на всю жизнь сохранил привычку ходить в папахе) и через некоторое время за отличную службу был награжден Золотым Георгиевским оружием. В 1916 г. он получил тяжелейшее ранение в живот, чудом остался жив, но после выздоровления снова вернулся в армию. Дослужился до ротмистра. Во время октябрьских событий Бобринский находился в Москве, но в боях участия не принимал, не желая сражаться за «мерзавца» Керенского. Под грохот пушек Алексей Николаевич готовился к государственным экзаменам в Московском университете, которые с успехом сдал.

В 1919 г. Алексей Николаевич женился на Марии Алексеевне Челищевой, происходившей из немецких кюрфюстов знаменитого рода Вельфов.

После экзаменов Бобринский поступил на работу в Дарвиновский музей, где проработал до 1920 г. в качестве сотрудника Московского университета, в состав которого музей вскоре и был передан. Это было время военного коммунизма, повсюду шли аресты, и Мария Алексеевна, стремясь спасти мужа, уговорила его уехать в Ташкент, где как раз был организован Среднеазиатский государственный университет. Вместе с Бобринским туда поехали и другие преподаватели Московского университета. В Средней Азии Николай Алексеевич много и плодотворно работал, совершил экспедицию на реку Угаму. В 1922 г., во время нэпа, он вернулся в Москву и до 1934 г. работал доцентом в университете. В этот период Бобринский съездил в экспедиции на озеро Сары-Челек и на Чаткальский хребет, а также в Северный Казахстан.

Научные интересы Николая Алексеевича были сосредоточены на зоогеографии Средней Азии. Особенно много он занимался птицами, летучими мышами, змеями, опубликовал определители по охотничьим зверям и птицам, написал монографии по суркам и домашним кошкам. Вышли из печати и его теоретические работы: в 1922 г. – по истории изучения среднеазиатских птиц, в 1927 г. – «Зоогеография и эволюция». В 1932 г. был опубликован учебник по анатомии.

В 1934 г. в Москве началась новая волна репрессий и арестов, и Бобринский вместе с семьей вновь уезжает в Среднюю Азию, в Ташкент, где занимает должность профессора и заведующего кафедрой зоологии позвоночных Среднеазиатского государственного университета. В 1935 г. вышел его учебник по зоологии, в 1937 г. – руководство по сбору материалов.

Страшный 1937 г. Н.А. Бобринский провел в Ташкенте. Волна арестов и репрессий докатилась до Средней Азии в довольно ослабленном виде: Николая Алексеевича уволили из университета, но не арестовали. Он вернулся в Москву (где план по арестам был уже перевыполнен) и вновь поступил на работу в МГУ. В конце 1930 – начале 1940-х гг. Бобринский, будучи профессором университета, интенсивно занимался обработкой собственных материалов и публикацией учебников для университета и педагогических вузов.

Читайте также:
Худайнатов Эдуард: профессиональная биография, история становления компании

Когда началась Великая Отечественная война, Николай Алексеевич хотел уйти на фронт, но не был взят по возрасту. Тогда он принял живейшее участие в противовоздушной обороне Москвы, одновременно продолжая активную научную и педагогическую деятельность. В 1943 г. за плодотворную научную и педагогическую деятельность Бобринскому была присуждена докторская степень без защиты диссертации.

Совместно с А.П. Кузякиным и Б.А. Кузнецовым в 1944 г. Н.А. Бобринский опубликовал «Определитель млекопитающих СССР». Это была не только фундаментальная сводка, справочник, учебное пособие, но и оригинальное научное исследование. В нем был предложен и разработан метод дифференцированного (точечного) изображения ареалов животных. Определитель был переиздан в 1966 г. и до наших дней служит одним из основных источников информации по млекопитающим нашей страны.

Широкую известность и заслуженно высокую оценку специалистов разных областей (ботаников, зоологов, географов, ландшафтоведов) получила вышедшая в 1948 г. (и с тех пор трижды – в 1960, 1965 и 1974 гг. – переизданная) книга Николая Алексеевича «Животный мир и природа СССР». Это издание было не только отлично написано, но и оформлено рисунками таких замечательных художников, как К.К. Флеров, А.Н. Комаров, В.А. Ватагин. А посвятил эту книгу Николай Алексеевич своей жене – Марии Алексеевне Бобринской, без которой, по его собственным словам, книга никогда не вышла бы в свет.

Кроме того, Н.А. Бобринский – один из ведущих авторов университетского «Курса зоологии», выдержавшего семь изданий. Большим вкладом Николая Алексеевича в развитие отечественной зоологии стали и неоднократно издававшиеся учебники по зоогеографии, в том числе опубликованный в 1951 г. «Курс зоогеографии», используемый студентами и сегодня. В течение нескольких десятилетий эта книга была одним из лучших учебников по зоогеографии для высшей школы.

Работы Бобринского в значительной мере заложили новые принципы зонального описания, характеристики происхождения, истории и состава фауны различных регионов. В наши дни эти принципы не только приобрели общее признание, но и широко вошли в методологию многих близких к зоологии наук: географии, ландшафтоведения, геоботаники и т.д.

Последние годы жизни Николая Алексеевича были омрачены тяжелой болезнью, приковавшей его к постели. Скончался он в 1964 г. в возрасте 74 лет.

По материалам книги «Московские орнитологи». – М.: Изд-во МГУ, 1999.

Граф Бобринский, реформатор и реформат

Правнук Екатерины II подался в баптисты и стал одним из их лидеров

Граф Алексей Бобринский на посту министра путей сообщения пытался пустить русскую железную дорогу по британской колее. Фото из семейного архива Н.Н. Бобринского

Протестантский мир отмечает в этом году 500-летие Реформации. У отечественных евангельских христиан свой юбилей: 150 лет отсчитывается от начала баптистского движения в России. С этой датой связана следующая история.

Богородицкая Реформация

Есть в Тульской земле райцентр Богородицк. Краса и главная достопримечательность городка – Дворец-музей графов Бобринских, утопающий в зелени роскошного старинного парка.

Основатель рода Бобринских – внебрачный сын Екатерины II и графа Григория Орлова Алексей Бобринский (1762–1813) – получил Богородицкую усадьбу в качестве подарка от императрицы. Ныне во дворец из частных собраний и государственных музеев возвращаются разнообразные реликвии, связанные с жизнью и деятельностью графов Бобринских.

Посетитель, осматривая экспозиции с произведениями декоративно-прикладного искусства, может наткнуться глазами на предмет явно нехудожественного свойства. Это простой, изъеденный временем темно-бурый кирпич. На одной из его граней виднеется большое клеймо с буквами «Гр.А.П.Б.». Чью же память хранят инициалы? А это граф Алексей Павлович Бобринский, правнук Екатерины II. Вот как об этом человеке писал Сергей Витте:

«Граф Алексей Бобринский при Александре Втором был министром путей сообщения и я служил под его начальством. Это был благороднейший и честнейший человек, но тоже не без странностей. За свое благородство он угодил, будучи министром путей сообщения, на гауптвахту за то, что не потрафил княгине Долгорукой (Юрьевской) в ее денежных аферах, а затем вышел в отставку и более не являлся в столицу». Княгиня была фавориткой монарха.

10 июля 1874 года энергичный, хорошо знающий свое дело и принципиальный управленец вынужден был оставить министерское кресло. Тогда же в жизни Бобринского произошел судьбоносный духовный переворот, который коренным образом изменил его душу и мировоззрение.

Все началось с того, что граф заметил в поведении некоторых своих друзей разительную перемену. Довольно легкомысленные ранее, они теперь то и дело толковали о Библии, отказывались от многих светских развлечений. Как разузнал Бобринский, все они с недавних пор сделались завсегдатаями духовных собраний, которые устраивал английский проповедник лорд Редсток.

Бобринский иронизировал, подшучивал над друзьями, критикуя их веру в Библию. По его мнению, в Библии уж очень много противоречий.

С лордом Редстоком Алексея Павловича впервые свела его супруга, Александра Алексеевна. Несмотря на взаимное непонимание во время первого знакомства, Бобринский не отказался от дальнейших встреч с проповедником. Во время продолжительных бесед с Редстоком он пускался в горячие споры.

Однажды проповедник предложил графу составить список библейских текстов, которые он считает противоречивыми. Алексей Павлович долго и упорно корпел над страницами Священного Писания и наконец пришел к Редстоку с целым набором противоречивых, на его взгляд, изречений.

Читайте также:
Биография депутата и руководителя фонда «Поколение» Андрея Скоча

При разговоре о содержании Библии случилось нечто особенное, трудно объяснимое. Бобринский почувствовал какое-то внутреннее озарение, стал по-другому смотреть на Библию. «Каждый стих из Библии, который я читал для утверждения своей правоты, обращался стрелой против меня, – не раз позже свидетельствовал Бобринский. – Во время нашей беседы я почувствовал силу Духа Святого. Я не мог себе объяснить, что со мной произошло, но в душе моей зажглась вера».

Духовный переворот, происшедший с Бобринским в результате бесед с Редстоком, казался на первый взгляд неожиданным для его друзей и даже для него самого. Но у этого, казалось бы, спонтанного обращения была определенная предыстория. Около 1864 года, в бытность свою царским флигель-адьютантом, граф Бобринский по распоряжению Александра II был направлен на усмирение крестьянского восстания в одно из сел южной России. Крестьяне взбунтовались из-за несправедливости и жестокости местных властей. Атмосфера накалилась до такой степени, что восставший народ стал крушить все подряд, избивая не только чиновников, но и друг друга.

Бобринский отдал приказ солдатам окружить село и решительно расправиться с бунтовщиками. Неожиданно в роли умиротворителей опасного конфликта выступили местные штундисты, как тогда называли христиан протестантского направления. Из населенного пункта, оцепленного войсками, пробрался к Бобринскому пресвитер штундистской общины. Он поклонился графу и сказал: «Ваше превосходительство, мы просим вас не проливать кровь зазря, дайте нам еще дня два. Мы с Божьей помощью постараемся все уладить». Граф дал согласие. А из Петербурга тем временем пришла грозная депеша. Царь требовал незамедлительных мер и выражал крайнее недовольство бездействием флигель-адьютанта. Но Бобринский все-таки сдержал данное слово, и на третий день к нему явилась большая делегация штундистов. От имени крестьян они просили помилования у царя, обещали впредь улаживать недоразумения мирным путем. Граф заверил ходоков, что в случае восстановления нормальной жизни и порядка никого карать не будут.

Такой исход дела обрадовал штундистов. На проводы графа они собрали все село, спели духовные песнопения. А на прощание прочитали из Евангелия слова Христа: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими».

Лет через одиннадцать в московскую гостиницу «Дрезден», где остановился граф Бобринский, прибыли двое юношей. Оказалось, что это сыновья тех штундистов, которые вели переговоры с графом о прощении крестьян-бунтовщиков. Они сообщили Бобринскому, что члены их общины более десяти лет не перестают молиться Богу о спасении души графа. «Мы пришли узнать, услышана ли наша молитва?» – спросили гости. Граф опешил. Он обнял посетителей и сказал: «Благодарю Бога моего и вас. Молитва ваша услышана. Я теперь тоже ваш брат во Христе».

Екатерина II подарила усадьбу в Богородицке своему внебрачному сыну, внук которого стал проповедовать Евангелие.
Вид главного схода из дома в сад в селе Богородицком. Рисунок А.Т. и П.А. Болотовых, конец XVIII века

Финал этой истории похож на святочный рассказ, на эпизод из житийной литературы. Но как бы то ни было, он стал частью духовной биографии Бобринского. Впервые о нем поведал в мемуарах близкий друг и соратник Бобринского граф Модест Корф. Примкнув к единоверцам лорда Редстока, граф Алексей Бобринский становится одним из лидеров евангельско-баптистского движения в России. Он помогает руководителям новых религиозных общин, проповедникам из аристократических кругов Василию Пашкову и Модесту Корфу учредить «Общество поощрения духовно-нравственного чтения», организовать в апреле 1884 года первый в истории России совместный съезд христиан родственных религиозных течений. «Общество по распространению Священного Писания», «Приют для детей всех религий» открываются и существуют благодаря материальной и духовной поддержке графа Бобринского.

В своем петербургском доме Бобринский начинает проводить свободные духовные беседы для молодых людей. Зимой 1881 года Алексей Павлович вместе с Редстоком совершил продолжительную миссионерскую поездку по Испании и Южной Франции. Сельские и городские жители этих стран с интересом слушали речи русского графа-проповедника.

Два тульских графа

Писатель Николай Лесков в очерке «Лорд Редсток и его последователи» дает примечательную характеристику некоему графу:

«Самый лучший сорт слушателей Редстока есть не теоретики, а практики. Они находят много духовного в самом Редстоке и согласны с ним в его взгляде на оправдание, но они отнюдь не расходятся с Церковью и даже многие из них остаются ее усердными радельцами. Таков, например, граф***, человек весьма замечательных способностей, обширного образования и хороший знаток не только Библии, но и отеческих писаний. Это весьма известное лицо, еще не так давно занимавшее одно из виднейших мест в государственной иерархии; он теперь живет в своих родовых поместьях, хозяйничает и неустанно изучает Священное Писание и творения святых отцов… Он весь занят религиозным просвещением окрестных крестьян. Успехи его замечены епархиальным архиереем, который предложил ему проповедовать в церкви».

Хотя Лесков и не называет фамилию графа, но, судя по характерным данным, это, вне сомнения, граф Алексей Бобринский. Он подолгу жил в тульской усадьбе. Занимаясь неотложными делами по хозяйству, Бобринский находит время и для устройства духовно-просветительских собраний назидательного общехристианского характера. Крестьяне, рабочие, служащие без какого-либо принуждения стекались на проповеди графа. Среди дворян Тульской губернии тоже ходило немало слухов о необычном проповеднике. Кое-кто из близких друзей даже называл его «русским Спердженом».

Если Лесков с симпатией относился к духовной деятельности Бобринского, то обер-прокурор Синода Константин Победоносцев был настроен откровенно враждебно и свои антипатии к проповедническим трудам Бобринского выражал в переписке с государственными чиновниками. О своем негативном отношении к Бобринскому он направил 26 декабря 1882 года уведомление тогдашнему министру внутренних дел графу Дмитрию Толстому:

Читайте также:
Пётр Арка́дьевич Столы́пин - отзывы, мнение, рейтинг

«Многоуважаемый граф Дмитрий Андреевич. Я прочел в газетах известие, что на тульских выборах избраны в числе других предводителями: в Богородском уезде – граф Алексей Пав. Бобринский, а в Крапивенском – гр. Лев Толстой. А.П. Бобринский, хотя и был министром путей сообщения, но, как известно, и в то время считался за полоумного. В последние годы он совсем сбился с толку под влиянием В.А. Пашкова и стал одним из самых фанатических проповедников пашковщины. Прошлой зимою он совершал вместе с Редстоком поездку по Испании и Южной Франции, останавливаясь в селах и городах, где оба публично проповедовали. Вернувшись в Россию, он открыл у себя в имении Богородского уезда, дома и на площади, проповеди, на которые созывал народ к общему соблазну, отводя от Церкви и ее учения. О сем была переписка с мин. внутр. дел».

Бобринский завязывает близкое знакомство с Львом Толстым. Они обмениваются визитами, ведут многочасовые беседы о вере, о толковании Священного Писания.

В письме к тетушке Александре Андреевне от 20 марта 1876 года Толстой, делясь впечатлениями от бесед с Алексеем Павловичем, отмечает: «Бобринский очень поразил меня искренностью и жаром своей веры. И никто, никогда лучше мне не говорил о вере, чем Бобринский. Он неопровержим, потому что ничего не доказывает, а говорит, что он только верит, и чувствуешь, что он счастливее тех, которые не имеют его веры, и чувствуешь, главное, что этого счастья его веры нельзя приобрести усилием мысли, а надо получить его чудом. И этого-то я желаю, и об этом писал Урусову…»

Толстой и сам не раз наведывался в поместье к Алексею Бобринскому для продолжения религиозно-философских прений. Во время прогулок Лев Николаевич восторгался живописной природой, созерцал красоты парка. Картины усадьбы Бобринского Толстой воссоздал на страницах романа «Анна Каренина». Родовое гнездо собеседника Толстой изобразил в описании имения Вронского — Воздвиженского.

В начале 1890-х годов Алексей Бобринский и Лев Толстой организовывали совместные кампании помощи населению, голодающему от последствий сильной засухи.

Семью Толстого и семью Бобринского связывали нити родства. Второй сын Толстого, Илья Львович, был женат на Софье Николаевне, мать которой, Софья Алексеевна, и Александра Алексеевна, супруга Алексея Павловича Бобринского, были родными сестрами. Дети Бобринских часто гостили у своей двоюродной сестры Софьи Николаевны в Ясной Поляне.

Дневник его жены

В научном отделе Богородицкого дворца-музея хранится личный дневник жены Алексея Павловича, графини Александры Алексеевны. Супруга Бобринского полностью разделяла его религиозные взгляды и была самоотверженной помощницей во всех начинаниях мужа.

Семейство Бобринских часто выезжало за границу. Дневник Александры Алексеевны охватывает один из периодов жизни в Англии и Франции. Скупые дневниковые записи – это в основном личные переживания матери-христианки, наделенной сердечной верой в промысел Божий. «Наш повседневный лозунг – только вера каждый день», – гласит запись, сделанная во время встречи Нового, 1884 года в Лондоне.

Все молитвы, помыслы и заботы Александры Алексеевны вращаются вокруг проблем, связанных с воспитанием детей. У Бобринских было восемь детей, первенец умер в младенчестве. Дети имели нрав не простой. «Лев вечером молился, чтобы Бог сделал его миссионером в Индии, и, если бы индусы захотели убить его, чтобы ему не побояться, а просить Бога простить их», – отмечает материнская рука. Младший сын более других проникся духом родительской веры. Вместе с матерью он остро переживал по поводу нехристианских увлечений своих братьев. «Сегодня Лев молился: О, Спаситель, пусть Алеша и Димар не блуждают и не повинуются золотому тельцу. Лев сказал: Я нисколько не забочусь о деньгах. Я могу отдать все, даже мою рубашку и ходить голым, ибо от сего времени я принадлежу Господу», – записывает мать.

Алеша под влиянием родителей и местных проповедников со временем решил служить бедным людям делами милосердия. Матушка знакомит его с проповедниками Армии Спасения, пристраивает на работу в христианские миссии.

На страницах дневника можно встретить и краткие упоминания о деятельности мужа. Алексей Павлович весь погрузился в духовную работу. Вместе с западными христианами он готовит к публикации библейские брошюры для России, участвует в благотворительных акциях и богослужебных собраниях Армии спасения. Каждый день супруги Бобринские обходят хибары моряков, беседуя о Боге. У себя в доме устраивают вечерние беседы и чаепития для бедняков.

Из Англии Алексей Павлович путешествовал во Францию, выступал с докладами на духовных конференциях, встречался там со своим единоверцем Василием Пашковым.

«Алексей возвратился загриппованный, но очень счастливый», – записывает супруга. А 30 января 1885 года Александра Алексеевна указала на главный источник счастья: «Сегодня день нашей серебряной свадьбы. Мы реализовали любовь к Богу в прошлом и настоящем».

До золотой свадьбы эта счастливая супружеская пара не дожила. Завершили свой земной путь супруги Бобринские вдали от России. Алексей Павлович скончался во французских Каннах на собственной вилле Святого Георгия 8 октября 1894 года. Там же спустя одиннадцать лет мирно почила в Боге и верная спутница его Александра Алексеевна.

Старая дворянская усадьба в Богородицке хранит память о роде графов Бобринских, который подарил миру государственных мужей, предпринимателей, ученых, духовных и общественно-политических деятелей. Среди них министр-реформатор, заводчик, землевладелец-устроитель Тульского края и неутомимый проповедник Евангелия граф Алексей Павлович Бобринский.

Читайте также:
Багужалов Гамзат Шамилович  - фото

Бастард Бобринский. История незаконнорождённого сына Екатерины Великой

Роды под покровом тайны

Принятый в средневековой Европе термин «бастард», означающий внебрачных детей владетельных особ, в России не прижился. Это, однако, не означает, что подобного явления в Российской империи не было. Напротив, начиная с XVIII века, с внедрением на российской земле европейских традиций с их вольностью нравов внебрачными связями со всеми вытекающими последствиями грешили даже императорские особы.

Но достаточно и таких, в чьём происхождении нет ни малейших сомнений. Как же складывалась жизнь «русских бастардов»?

В 1761 году жена наследника престола цесаревича Петра Фёдоровича Екатерина Алексеевна увлеклась гвардейцем Григорием Орловым, имевшим в Петербурге славу Дон Жуана.

Роману между Екатериной и Орловым не помешало даже восшествие на императорский престол Петра Фёдоровича под именем Петра III.

11 (22) апреля 1762 года в Зимнем дворце, в окружении самых доверенных лиц, Екатерина Алексеевна родила мальчика, которого назвали Алексеем. Беременность императрицы и сами роды держались в строжайшей тайне, чему способствовала холодность императора к своей жене, которую он редко посещал.

Пётр III ничего не должен был знать о ребёнке, ибо отцом его был любовник Екатерины Григорий Орлов.

Фамилия, данная селом

Новорождённый младенец не мог остаться с матерью и немедленно по рождении был передан гардеробмейстеру Екатерины Василию Григорьевичу Шкурину, в семействе которого он и воспитывался до 1774 года наравне с сыновьями Шкурина.

После переворота 1762 года, когда Екатерина Алексеевна стал полновластной императрицей Екатериной II, она задумывалась над тем, какой статус должен получить её младший сын.

В 1765 году императрица предполагала причислить Алексея к фамилии князей Сицких — наиболее близкому к Романовым роду, угасшему в конце XVII века.

Окончательное решение, однако, было принято значительно позднее, в 1774 году, когда Екатерина присвоила сыну фамилию Бобринский — по названию села Спасского, также известного как Бобрики, купленного для его материального обеспечения ещё в 1763 году.

В 1770 году Алексей вместе с сыновьями Василия Шкурина был направлен на обучение за границу, в закрытый пансион в Лейпциге.

На Родину он вернулся в 1774 году и был передан под опеку личному секретарю императрицы Ивану Ивановичу Бецкому — к слову сказать, незаконнорождённому сыну генерал-фельдмаршала Иван Трубецкого.

«Я имел счастье видеть государыню…»

Как писал Бецкой, Алексей Григорьевич «был телосложения слабого, боязлив, робок, застенчив, нечувствителен ни к чему, но кроток и послушен».

Обучение за границей не принесло особой пользы — к 13 годам его знания ограничивались французским и немецким языками, началами арифметики и очень малыми сведениями из географии.

Для продолжения обучения Алексея Бобринского направили в петербургский Сухопутный кадетский корпус, где надзирать за ним было предписано недавно принятому на русскую службу испанскому дворянину Осипу Дерибасу, будущему основателю Одессы.

В годы обучения в кадетском корпусе Алексей вёл дневник, который в конце XIX века был опубликован. Молодой человек описывал встречи и беседы со своими наставниками Дерибасом и Бецким, Григорием Орловым и Екатериной II.

«После обеда я имел счастье видеть государыню и поздравлять её с Новым годом. Говорили о том о сём…» — записал Алексей в своём дневнике 3 января 1782 года.

В апреле 1781 года Екатерина II послала ему письмо, в котором поведала об обстоятельствах его рождения: «Алексей Григорьевич. Известно мне, что мать ваша, быв угнетаема разными неприязными и сильными неприятелями, по тогдашним смутным обстоятельствам, спасая себя и старшего своего сына, принуждена нашлась скрыть ваше рождение, воспоследовавшее 11 числа апреля 1762 г.»

В 1782 году Алексей Бобринский окончил курс обучения в корпусе, получив золотую медаль в качестве награды и чин поручика.

«Он слишком любит собственность»

По всей видимости, Екатерина на тот момент пребывала в определённом затруднении, не зная, по какой стезе направить жизнь младшего сына. Идея «легализовать» Алексея в качестве возможного наследника престола, возникшая из-за слабого здоровья Павла, отпала. Продвигать его на высокие государственные и военные посты мать также не решалась.

В итоге Алексея вместе с лучшими выпускниками кадетского корпуса отправили в длительное путешествие по России и зарубежью под надзором полковника Алексея Бушуева, инструкции для которого составлял Иван Бецкой, а также академика Николая Озерецковского, который должен был просвещать молодых людей в поездке.

Поездка эта, задуманная с благими целями, на Алексее Бобринском сказалась не лучшим образом. Финансирование путешествия шло на деньги, которые присылали Алексею из Петербурга. Это были проценты с капитала, положенного матерью в опекунский совет. Проценты были более чем солидные — 3000 рублей в месяц, что в ту пору было целым состоянием. Однако делить деньги с друзьями Алексей отказывался, притом что они сами происходили отнюдь не из самых богатых семей. Остудить проснувшуюся жадность Алексея не мог даже полковник Бушуев, заметивший в одном из писем в Петербург: «Едва ли можно сыскать другого подобного ему молодого человека, который бы так любил собственность».

С Алексеем случилось то, что часто случается с молодыми людьми, в руках которых внезапно оказываются большие деньги — он стал тратить крупные суммы на карточную игру и женщин.

Увлечение Бобринского картами было настолько сильным, что он, помимо дневников, оставил и «Записки о карточной игре».

Карты, женщины, вино…

Весной 1785 года путешествие завершилось в Париже, к великому облегчению полковника Бушуева, порядком уставшего от проделок Алексея. Бушуев получил распоряжение о немедленном возвращении в Петербург со всеми молодыми людьми, кроме Бобринского, которому разрешено было остаться в Париже.

Читайте также:
Назаров Андрей Геннадьевич - отзывы, мнение, рейтинг

Взять сына под опеку Екатерина попросила барона Фридриха Мельхиора Гримма, немецкого дипломата и публициста, который много лет состоял в переписке с русской императрицей.

Помимо ежемесячного содержания, императрица выслала Алексею Бобринскому 74 426 рублей, а также просила Гримма в самом крайнем случае помочь молодому человеку дополнительной суммой денег.

Отчёты Гримма вряд ли могли порадовать царственную мать. Дипломат сообщал, что Алексей спускает все деньги на карты и дам, ведёт себя вызывающе, и о его похождениях сплетничает весь Париж.

Реакция Екатерины была похожа на реакцию всех матерей мира в подобных случаях — «он хороший мальчик, но связался с плохой компанией». «Этот юноша крайне беспечный, но я не считаю его ни злым, ни бесчестным, он молод и может быть вовлечён в очень дурные общества; он вывел из терпения тех, кто был при нём; словом, ему захотелось пожить на своей воле, и ему дали волю», — писала императрица Гримму.

Дела, однако, шли всё хуже. Бобринский потратил все имеющиеся деньги, залез в долги, поехал в Лондон за какой-то особой, с которой у него случился роман…

Сила материнского гнева

Терпение Екатерины лопнуло: она приказала российским дипломатам встретиться с Алексеем и потребовать от него немедленного возвращения в Россию через Ригу. Бобринский, вкусив неограниченной свободы, попробовал было спорить, но ему популярно объяснили, что на сей раз он прогневал императрицу по-настоящему.

В апреле 1788 года Алексей Бобринский прибыл в Ригу, где получил предписание отправиться на постоянное место жительства в город-крепость Ревель, где к нему был приставлен новый опекун, граф Пётр Завадовский.

Алексей пытался писать императрице с просьбой о возвращении в Петербург, но получал ответы в духе «ты наказан, живи в Ревеле, когда сочту нужным, приглашу тебя в столицу».

Всё это время Алексей Бобринский числился на военной службе, с которой по собственному желанию был уволен летом 1790 года в чине бригадира.

В конце концов, Алексей смирился со своей участью. В 1794 году он попросил разрешить ему приобрести имение в Лифляндии, близ города Юриева, замок Обер-Пален, и получил согласие на это.

Жена для «недостойного мужа»

Бывая в гостях в доме коменданта Ревельской крепости барона Вольдемара Унгерн-Штернберга, Алексей обратил внимание на дочь хозяев Анну. Бобринский воспылал к ней чувствами и просил руки, однако барон не решался давать согласие на брак. Зная о том, чьим сыном является Бобринский, комендант был убеждён, что императрица намерена женить его на одной из немецких принцесс. Но, в конце концов, он сдался, и 16 января 1796 брак между Алексеем Бобринским и Анной Унгерн-Штернберг был заключён.

Императрица к женитьбе младшего сына отнеслась благосклонно, разрешив молодожёнам ненадолго приехать в Петербург. Екатерине II невестка очень понравилась — Анна, по свидетельству современников, отличалась «весёлым характером, добротой в намерениях и простотой в обычаях», была дамой «отменного ума и сердца».

Екатерина, разговаривая с Анной, заметила: «Et vous n’avez pas eu peur d’épouser ce mauvais sujet» («И вы не побоялись выйти замуж за недостойного мужа»). Тем самым она дала понять Алексею, что его европейские похождения по-прежнему не забыты.

После аудиенции в Петербурге Бобринские вернулись в своё поместье, где в ноябре 1796 года их и застигла весть о смерти императрицы.

Братская любовь

Зная откровенную неприязнь нового императора Павла I к матери, многие полагали, что сына Григория Орлова ждёт опала. Но вышло, однако, наоборот.

11 ноября 1796 года генерал-прокурор граф Самойлов сообщил Бобринскому высочайшее повеление нового императора приехать в Петербург, «и из оного выезжать может Бобринский свободно, когда ему заблагорассудится».

Алексей Бобринский воспользовался этим разрешением и прибыл в Петербург, представ перед глазами царственного брата. Павел, известный своим гневом, к единоутробному родственнику отнёсся с необычайной для него теплотой. Бобринский вместе с потомством был возведён в графское достоинство, назначен командиром четвёртого эскадрона лейб-гвардии конной гвардии, а также получил права на наследство отца, Григория Орлова.

В день коронации Павла I, 5 апреля 1797 года, Бобринский был произведён в генерал-майоры с оставлением в конной гвардии, а 30 июня ему пожаловано командорство в Гдовском уезде, состоящем из 11 селений.

Основатель династии

Служба, однако, Алексея Бобринского не привлекала. В 1798 году он ушёл в отставку, поселился в имении в Тульской губернии, иногда бывая в Петербурге и Обер-Палене. Он занимался сельским хозяйством, минералогией и астрономией.

Умер Алексей Григорьевич Бобринский в 1813 году, в возрасте 51 года, и был похоронен в семейном склепе в Бобриках.

У Алексея и Анны Бобринских было четверо детей — три сына и дочь. Алексей Алексеевич Бобринский стал основателем сахарной промышленности на Украине и одним из создателей железных дорог в России. Василий Алексеевич Бобринский был членом Южного общества декабристов и участвовал в восстании против Николая I — своего двоюродного брата.

От сыновей Алексея Григорьевича Бобринского пошли несколько ветвей рода Бобринских, среди которых множество видных государственных и военных деятелей, промышленников, покровителей искусства и науки.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: