Бернар Арно ( Bernard Arnault) – отзывы, мнение, рейтинг

Миллиардер, работающий 24 часа в сутки: как владелец Louis Vuitton создал состояние в $100 млрд

«Бернар Арно вдохновляет меня», — говорит Шерон Барбер. 38-летний дизайнер аксессуаров из Лос-Анджелеса прилетел в Париж в разгар осенней Недели моды и отправился в роскошный флагманский магазин Louis Vuitton на Вандомской площади, чтобы воздать должное главе группы компаний LVMH. Барбер сразу приковывает к себе внимание. Он выкрасил волосы в ярко-розовый и желтый, а затем черной краской с помощью трафарета нарисовал на них несколько знаков доллара. На зубах дизайнера — зеленые грилзы, а шею обвивает массивная стальная цепь из замков от сумок Louis Vuitton. «В прошлом году я потратил пару сотен тысяч на вещи от Louis Vuitton», — добавляет Барбер. Он зарабатывает на жизнь кастомизацией одежды и аксессуаров для звезд хип-хопа, например для трио Migos и рэпера Post Malone. В видеоклипе на песню Saint-Tropez Post Malone носит бронежилет, который Барбер изготовил из сумки Louis Vuitton и черной кожи. Дизайнер из Калифорнии убежден, что Бернар Арно в одиночку сформулировал современное определение понятия «роскошь».

«Это самый необычный дом Louis Vuitton. Здесь можно увидеть всю вселенную бренда», — говорит Арно с ярко выраженным французским акцентом, описывая открытый два года назад флагманский магазин Louis Vuitton. Сам магазин представляет собой что-то среднее между музеем и закрытым клубом. В сверкающих витринах — вещи Louis Vuitton во всем многообразии. Мраморная лестница со стеклянными балюстрадами ведет в частное ателье на четвертом этаже, где шесть портных создают на заказ платья для таких знаменитостей, как Леди Гага и Эмма Стоун. «Я принимал непосредственное участие в создании магазина», — подчеркивает Арно.

Француз постоянно следит за финансовыми показателями своих крупнейших брендов. Особенно это касается Louis Vuitton — «денежной машины» конгломерата. По оценкам аналитиков, именно на Louis Vuitton приходится до 47% прибыли и почти четверть доходов LVMH за 2018 год, общая сумма которых составила $54 млрд. Сама LVMH публикует финансовую отчетность по пяти основным подразделениям, но не раскрывает показатели отдельных брендов.

Сумки, одежда и аксессуары, которые Louis Vuitton никогда не продает оптом или со скидками, представляют собой идеальное сочетание классики и современности. Отличным примером такого сочетания можно назвать изготовленную из бирюзовой кожи и выпущенную ограниченной серией сумку Capucines стоимостью $8600. 29-летняя художница из Гарлема Тшабалала Селф украсила ее уникальной многослойной аппликацией. В начале года новый креативный директор мужской линии Louis Vuitton, 39-летний Вирджил Абло также вызвал всеобщий ажиотаж, представив коллекцию светящихся в темноте сумок. Из-за вплетенного в сумки оптоволокна логотип LV в темноте подсвечивается всеми цветами радуги.

«В чем кроется секрет успеха таких брендов, как Louis Vuitton и Christian Dior? Все дело в двух аспектах, которые могут противоречить друг другу: эти бренды существуют вне времени и при этом современны как никогда, — говорит Арно. — Это словно огонь и вода».

Благодаря этому парадоксу компании группы LVMH, объединяющей Fendi, Bulgari, Dom Pérignon, Givenchy и другие бренды (всего более 70), получили рекордные продажи и прибыль. Это, в свою очередь, способствовало увеличению стоимости акций LVMH, которые менее чем за четыре года подорожали почти втрое. Бернар Арно вместе с родными владеет 47% акций компании. Его состояние сейчас оценивается в $102 млрд — на $68 млрд больше, чем в 2016 году. Он занимает третье место в рейтинге богатейших людей мира — после Джеффа Безоса ($110 млрд) и Билла Гейтса ($106 млрд).

И даже в 70 лет Арно не намерен останавливаться на достигнутом. В конце октября LVMH объявила о предварительных переговорах о покупке американского ювелирного бренда Tiffany. Арно планирует поглотить ювелирную компанию с 182-летней историей за $14,5 млрд. Если эта сделка состоится, Tiffany станет его крупнейшим приобретением.

«Если сравнивать нас с Microsoft, то можно сказать, что наша компания не такая уж и большая», — отмечает миллиардер. Действительно, рыночная стоимость технологического гиганта в $1,1 трлн значительно превышает капитализацию LVMH, которая составляет $214 млрд. «Но это только начало», — добавляет француз.

Хищник в дорогих доспехах

Начало карьеры Арно на промышленном севере Франции было далеко не таким роскошным. Первой любовью миллиардера была музыка, но ему не хватило таланта, чтобы стать выдающимся пианистом. В 1971 году, получив инженерное образование в элитном французском вузе, он начал работать с отцом в строительной компании, основанной в городе Рубе еще его дедом.

В том же году в разговоре с таксистом в Нью-Йорке Арно почерпнул важный урок, который впоследствии привел его во главу империи LVMH. Арно спросил таксиста, знает ли он президента Франции Жоржа Помпиду. «Нет, — ответил американский водитель. — Но я знаю Кристиана Диора».

В 25 лет Арно возглавил семейный бизнес. После того как в 1981 году президентом Франции стал социалист Франсуа Миттеран, Арно переехал в США и попытался создать там подразделение семейной компании. Но его амбиции выходили далеко за рамки строительства. Ему нужен был проект, который он мог бы масштабировать, — бизнес с французскими корнями и международным присутствием.

В 1984 году, узнав, что бренд Christian Dior выставлен на продажу, Арно сразу же решил его купить. Материнская компания Dior — Boussac, которая также была крупнейшим производителем текстиля и одноразовых подгузников, обанкротилась, и французское правительство срочно искало покупателя. Арно потратил $15 млн из семейного капитала и привлек инвестиционную компанию Lazard Frères, которая вложила в спасение Boussac еще $80 млн. Газеты писали, что Арно сперва обещал возобновить производство и сохранить рабочие места. Однако затем он уволил 9000 рабочих и распродал большую часть активов за $500 млн. Такая наглость поражала — ведь Арно поступил не как француз, а как настоящий американец. Пресса окрестила Арно «волком в кашемире».

Читайте также:
Маковенко Олег Владимирович - отзывы, мнение, рейтинг

Следующей целью Арно стало парфюмерное подразделение Dior, которое принадлежало конгломерату Louis Vuitton Moët Hennessy. Руководители брендов LVMH постоянно соперничали между собой, и Арно решил извлечь из этого выгоду. Сперва он подружился с главой компании Louis Vuitton, основатель которой создавал специальные сундуки еще для императрицы Евгении, жены Наполеона III. Арно помог главе Louis Vuitton свергнуть директора алкогольного подразделения Moët Hennessy — только чтобы впоследствии избавиться и от него тоже. К 1990 году при поддержке Lazard Frères и с помощью денег, полученных от продажи предприятий Boussac, он получил контроль над конгломератом, в который входили знаменитый французский производитель шампанского Moët & Chandon и французский производитель коньяка Hennessy, основанный в 1765 году.

Получив в свое распоряжение Louis Vuitton Moët Hennessy, Арно потратил миллиарды долларов на приобретение ведущих европейских модных и парфюмерных компаний, изготовителей ювелирных изделий и часов, а также производителей изысканных вин и крепких спиртных напитков. С 2008 года LVMH приобрела 20 брендов, в результате чего теперь в нее входит 79 компаний. В 2011 году LVMH заплатил почти $5 млрд (преимущественно акциями) за итальянский ювелирный бренд Bulgari. Два года спустя она за $2,6 млрд поглотила итальянского производителя одежды из шерсти и кашемира Loro Piana. Последняя сделка поглощения была заключена в апреле этого года. LVMH заплатил $3,2 млрд за лондонскую группу Belmond, в которую входят отель Cipriani в Венеции, роскошные поезда Orient Express и три сафари-отеля в Ботсване.

«Бернар Арно — хищник, а не творец», — говорит банкир, знающий о деталях сделки по спасению Boussac.

Но не во всех начинаниях миллиардеру сопутствовала удача. В 2001 году он проиграл своему главному конкуренту Франсуа Пино борьбу за контроль над легендарным итальянским домом моды Gucci — средства массовой информации прозвали их битву «войной сумок». В течение следующего десятилетия LVMH, позаимствовав тактику хедж-фондов, тайно скупала акции Hermès — компании с 182-летней историей, выпускающей шелковые шарфы и культовые сумки Birkin. Действуя таким образом, компания Арно собрала пакет в 17%. Но в затяжной войне с руководством Hermès, которая продолжалась до 2017 года, LVMH потерпела поражение и отказалась от большей части своей доли.

Арно выглядит так, будто облачен в своего рода доспехи, когда мы встречаемся в пасмурное пятничное утро в конце сентября. Миллиардер носит продукцию нескольких брендов LVMH: костюм в тонкую полоску от Celine, темно-синий галстук от Loro Piana, черные кожаные туфли от Berluti и белая рубашка под запонки от Dior c вышитыми на ней инициалами. Он поддерживает форму, играя в теннис четыре часа в неделю, иногда со своим другом Роджером Федерером. «Как видите, я стараюсь не растолстеть и часто занимаюсь спортом», — подчеркивает француз.

Теннис для него единственный способ отдохнуть от работы. Рабочий день Арно обычно начинается в 6:30 утра. Сейчас он живет в особняке XVII века в VII округе Парижа на левом берегу Сены. Каждое утро миллиардер, слушая классическую музыку, просматривает новости модной индустрии и переписывается с членами семьи и руководителями брендов. «Я каждый день думаю о том, что через десять лет изделия наших брендов должны быть так же желанны, как сегодня. Это ключ к успеху», — утверждает Арно. К 8 часам утра он приезжает в офис на авеню Монтень, где работает до 21:00. Иногда он делает перерыв на 20-30 минут, чтобы поиграть на рояле Yamaha в одном из залов на девятом этаже здания.

«Он работает 24 часа в сутки. Даже когда он спит, ему снятся новые идеи», — рассказывает 44-летняя Дельфина Арно, старшая дочь Арно от первого брака и исполнительный вице-президент Louis Vuitton.

По субботам Арно ездит по розничным магазинам брендов LVMH и дает продавцам-консультантам рекомендации по оформлению витрин. За одно утро он посещает до 25 бутиков — и не только свои, но и магазины конкурентов. «Это его ритуал», — считает 25-летний сын Арно Фредерик, который работает в часовой компании TAG Heuer, входящей в LVMH.

Арно рассказывает о том, что он увидел в магазинах, руководителям брендов LVMH. Недавно он предупредил генерального директора Louis Vuitton Майкла Берка, что во флагманском магазине на Вандомской площади закончились новые сумки Onthego стоимостью $2480. «Он жалуется, когда в магазинах распродано слишком много товаров», — отмечает Майкл Берк, который работает с Арно с 1980 года.

Как минимум раз в месяц Арно летает на своем Bombardier в отдаленные уголки своей модной империи. В октябре он посетил небольшой техасский городок Кин, где вместе с президентом США Дональдом Трампом торжественно открыл первую из двух новых фабрик Louis Vuitton. В течение следующих пяти лет там планируется создать 1000 рабочих мест. В США у бренда уже есть два подобных предприятия — в Калифорнии.

«Я здесь не для того, чтобы осуждать его политический курс. Я далек от политики», — сказал Арно журналистам на вопросы о Трампе. Тем не менее это событие повлекло за собой оживленные дискуссии среди сотрудников его компании. Креативный директор женской линии Louis Vuitton Николя Гескьер написал в Instagram: «Я — модельер. Я отказываюсь от подобных ассоциаций». Он также добавил хештеги #trumpisajoke и #homophobia. Арно не отреагировал на высказывания Гескьера.

В конце октября Арно, Берк и генеральный директор Dior Пьетро Беккари собирались лететь в Сеул, чтобы посетить магазины LVMH, в том числе новый флагманский бутик, над созданием которого работал известный архитектор Фрэнк Гери. Это шестой магазин Louis Vuitton с художественной галереей, где представлены экспонаты из обширной коллекции фонда Fondation Louis Vuitton, спонсируемого компанией Арно. Экспонаты коллекции можно увидеть в подобных флагманских магазинах и в музее Louis Vuitton в Париже, над созданием которого также работал Фрэнк Гери. Строительство музея обошлось конгломерату в $135 млн.

Читайте также:
Назаров Александр Юрьевич - отзывы, мнение, рейтинг

География присутствия LVMH впечатляет: 4590 магазинов в 68 странах мира. Но вопрос открытия новых магазинов или закрытия старых зачастую зависит не только от традиционных показателей вроде продаж на квадратный метр, но и от шестого чувства Арно и местоположения магазина. В Китае, на одном из самых важных рынков для его конгломерата, Арно специально ограничивает количество магазинов Louis Vuitton, чтобы контролировать темпы роста LVMH.

В прошлом году руководство Louis Vuitton закрыло магазин в флоридском Форт-Лодердейле, потому что соседние магазины и рестораны не были достаточно привлекательными. Арно несколько раз приезжал на Елисейские поля, прежде чем утвердить появление нового бутика Dior возле Триумфальной арки. Несмотря на данные о низких продажах у предыдущего арендатора, миллиардер все же одобрил эту площадку. «Он давит своим авторитетом, чтобы посмотреть, действительно ли его подчиненные полностью уверены в успехе предприятия. Он бросает им вызов, это его тактика», — говорит Беккари.

Бернар Арно и семья

Бернар Арно родился 5 марта 1949 г. во французском местечке Круа, расположенном вблизи города Рубе, едва ли не на самой бельгийской границе. Его отец Жан был родом из Эльзаса, из семьи потомственных военных.

Учился Арно в одной из престижнейших высших школ Франции Ecole Polytechnique. В 21 год Бернар получил диплом инженера, но по специальности почти не работал. Арно стал компаньоном отца и через 4 года возглавил семейную строительную фирму Ferret-Savinel. Управление небольшой компанией не являлось пределом его мечтаний, по этому он договорился о продаже семейного предприятия, при том счел нужным «обрадовать» отца, только когда сделка уже была завершена.

Продав семейный бизнес Арно переехал в США, где провел несколько лет, изучая бизнес — приемы слияний и поглощении компаний корпорациями. Из Штатов он вернулся вооруженный арсеналом типично американских приемов по враждебному захвату компаний (во-первых, в США он увидел совсем другие масштабы ведения дела и совсем иные перспективы, чем у себя на родине, а во-вторых, понял, что он, будучи французом, способен предложить миру). Случай применить их во французских условиях представился довольно быстро. Нужно ведь было куда-то вложить деньги, вырученные от продажи семейной фирмы.

В 1984 году внимание Арно привлек недавно обанкротившийся текстильный конгломерат Boussac, который среди прочего владел и домом моды Christian Dior. Первая жена Арно была кузиной бывших владельцев компании, и, воспользовавшись этим обстоятельством, он начал «по-родственному» скупать сохранившиеся у тех акции. Затем убедил французское правительство продать ему оставшийся пакет, клятвенно заверяя при этом, что будет добиваться возрождения Boussac.

Бернар Арно и модельер Джон Гальяно

Довольно скоро он сам подпал под очарование мира моды и загорелся идеей создать компанию, которая бы стала мировым лидером по производству и продаже предметов роскоши. Понимая, что реализовать столь амбициозный проект «с нуля» нереально, Арно с 1988 года начал скупать акции недавно образованной компании Moet Hennessy Louis Vuitton (LVMH).

В 1989 г. 40-летний французский предприниматель с помощью банковского кредита скупил акции LVMH на $1,8 млрд. и стал обладателем 24%-ного пакета. На следующий год, сконцентрировав у себя 43% акций, он осуществил переворот в компании — уволил всех ее топ-менеджеров и взял управление в свои руки. Пресса и общественность были в шоке, но… все было в рамках закона.

С Николя Саркози

Арно до сих пор утверждает, что начал захват LVMH, чтобы спасти компанию от раздробления, которое, по его словам, было неминуемо.

Сейчас Бернару Арно принадлежат дома моды Dior, Givenchy, Selin, Lacroix, Kenzo, магазины Frank et Fils и le Bon Marche, самый знаменитый виноградник Chateau d’Yquem с четырех вековой историей. Он владеет фирмой Guerlain и сетью известных парфюмерных бутиков Sefora. Арно является обладателем знаменитых алкогольных марок, таких как коньяк Hennessy, шампанские Moёt & Chandon, Dom Perignon, Pommery, Veuve Clicquot, Krug.

Личная жизнь и семья

Биография Бернара Арно даже у самых отъявленных папарацци вызывает только зевоту, настолько в ней всё тихо и гладко. Будучи крупнейшим магнатом высокой моды, Арно не заводит шумных романов с топ-моделями и не напивается коньяком «Хеннесси» собственного производства.

У Арно двое детей от первой жены Анн Деварэн– они уже взрослые и принимают участие в бизнесе отца. Дочь Дельфин управляющая компании LVMH, а сын Антуан генеральный директор ” Берлутти”.

C детьми от первого брака Антуаном и Дельфин

Анн Деварэн, первая жена Бернара Арно

40-летняя Дельфин разведена, у нее есть 3-летняя дочь. 38-летний Антуан состоит в отношениях с моделью Натальей Водяновой, которая в 2014 году родила ему сына Макса. Антуан также известен, как заядлый игрок в покер.

С бывшей подругой актрисой Элен де Фужероль

С Натальей Водяновой

Вторым браком он женат на канадской пианистке Элен Мерсье: их сблизила классическая музыка. По словам Элен, в начале знакомства Арно был для нее обычным бизнесменом, но потом она услышала, как он играет «Революционный этюд» Шопена (кстати, это любимый композитор Арно), – и сразу же влюбилась. В 1991 году они поженились. Элен Мерсье родила своему мужу трёх мальчиков , но это никак не помешало её профессиональной карьере: она продолжает концертировать и записываться.

Бернар Арно и Элен Мерсье

Cыновья от второго брака

Бернар Арно с тремя сыновьями от второго брака

Карл Лагерфельд и Элен Мерсье -Арно

Бернар Арно надеется, что когда-нибудь трое его младших сыновей войдут в дело. А кто из детей станет наследником? «Тот, кто окажется наиболее подходящим для этой работы», — неизменно отвечает Арно. Даже не пытайтесь отыскать тут интригу в духе телесериала «Династия». «Думаю, мы будем более разумными, у нас еще есть лет 20, а то и 25 на раздумья о своем будущем. Отец не намерен отходить от дел в обозримой перспективе» — говорит Антуан, один из сыновей Арно.

Читайте также:
Джордж Сорос (George Soros), настоящее имя Дьордь Шварц - отзывы, мнение, рейтинг

Досуг миллиардера тоже вполне традиционен: теннис и верховая езда.

Один из домов миллиардера

Бернар Арно мог бы сделать карьеру как пианист-виртуоз. Время от времени он исчезает ради того, чтобы провести часок за роялем. Но его призвание в другом. «Мало быть одарённым, – говорит Арно, – нужно быть сверходарённым».

Правила бизнеса Бернара Арно. Он обошел Билла Гейтса в списке самых богатых людей мира

Глава французского холдинга LVMH (Louis Vuitton Moët Hennessy) Бернар Арно недавно занял второе место в рейтинге богатейших людей планеты, передвинув Билла Гейтса на третью строчку. Свою империю роскоши, в которую на сегодня входит более 70 премиальных брендов — от Christian Dior и Givenchy до Chandon и Dom Pérignon, — Арно начал строить в середине 1980-х путем агрессивных поглощений, успев перед этим сделать состояние на семейном строительном бизнесе. Купив у обанкротившегося владельца Dior в 1984 году, он быстро поставил компанию на ноги и уже в 1989 году благодаря знакомствам и связям получил контрольный пакет акций недавно образованного конгломерата Louis Vuitton Moet Hennessy. В последующие годы в состав холдинга вошли бренды Marc Jacobs, Guerlain, Sephora, TAG Heuer и десятки других, а сам Арно приобрел репутацию корпоративного рейдера и прозвище «волк в кашемире». Inc. собрал высказывания самого богатого европейца о его деловых принципах, объясняющие этот уникальный успех.

О том, как строить империю роскоши:

Как-то я взял такси в нью-йоркском аэропорту и таксист понял, что я француз. Мы разговорились, и я спросил, бывал ли он во Франции, знает ли, кто сейчас ее президент. Он покачал головой и сказал: «Но я знаю Christian Dior». Когда я узнал, что могу купить Dior, я снова был в Нью-Йорке и садился в Concord. Я почувствовал, что нахожусь на пороге чего-то великого. Именно тогда я понял, что однажды построю самую большую компанию в индустрии роскоши.

Мы были первыми, кто поверил в бизнес-модель создания группы компаний по производству предметов роскоши. В самом начале меня критиковали за объединение всех этих брендов. Теперь же люди понимают мое видение и некоторые подражают тому, что мы делаем.

Нам по-настоящему повезло собрать вместе столько фантастических брендов. Однако чтобы обеспечить им полноценный рост, нам не стоит слишком торопиться. Они растут быстро, но они должны делать это в соответствии с рынком и нашими возможностями, без ущерба качеству продуктов.

То, что делает наша группа, противоположно негативным эффектам глобализации. Мы производим в Италии и Франции, а продаем в Китае, тогда как обычно все происходит наоборот.

Успех LVMH основан на творчестве, качестве, предприимчивости и, что самое важное, на долгосрочном видении. Я хорошо помню, как первый раз побывал в Китае в 1991 году. Я приехал в Пекин, и на улицах не было ни машин, ни высотных зданий. ВВП страны не превышал нескольких процентов от того, какой он сегодня. Несмотря на все это, мы решили открыть магазин Louis Vuitton в Китае. Последние десятилетия мы наблюдали устойчивый рост спроса на высококачественные продукты и акселерацию покупательной способности. Сегодня мы — люксовый бренд номер один в этой стране и во всем мире.

Когда ты состоишь в семье, у тебя есть преимущество. Ты можешь думать на долгую перспективу. Слишком много компаний постоянно проходят через краткосрочные изменения. Особенно в США, где все постоянно заботятся о цифрах следующего квартала.

В наши дни интернет сделал планету гораздо меньше. Теперь запуск продукта должен быть глобальным, чтобы он стал успешным. Если вы запускаете что-то, оно должно быть запущено по всему миру и в одно время. Это требует огромных вложений — что дает нам преимущество как большой группе. Создание все более желанных новых продуктов и продажа их по всему миру — это LVMH делает лучше всего.

О том, как управлять бизнесом и менеджерами:

Деньги — лишь следствие. Я всегда говорю своей команде: «Не беспокойтесь о прибыльности. Если вы будете хорошо делать свою работу, рано или поздно прибыльность появится сама собой».

В бизнесе, на мой взгляд, самое важное — ориентироваться на долгосрочную перспективу, не быть слишком нетерпеливым. Я вот, к примеру, по своей природе именно такой, и мне приходится себя контролировать.

Когда мы обсуждаем бренд, я всегда говорю, что меня по-настоящему беспокоит, каким он станет через 5 или 10 лет, а вовсе не его прибыль в следующем полугодии. Возьмем, к примеру, Louis Vuitton, занимающий первое место на мировом рынке роскоши. Меня интересует не то, сколько мы заработаем на нем через год, а как нам сохранить его столь же почитаемым и успешным в ближайшие 10 лет.

Я часто говорю своей команде, что мы должны вести себя так, будто мы все еще стартап. Не ходить слишком часто в офис, а оставаться на земле, с клиентами. Либо с дизайнерами, пока они за работой. Сам я бываю в наших магазинах каждую неделю и приглядываю за менеджерами — потому что хочу видеть их там, а не в кабинетах с кипами бумаг.

Если вы управляете своей дистрибьюцией, вы управляете своим имиджем. Что мне действительно нравится, так это приходить в мои магазины инкогнито и обслуживать людей. Я делаю это за границей, особенно в Японии, где никто не узнает меня. Продавцы всегда этому поражаются, но это позволяет мне воочию убедиться в том, что работает, а что нет.

Читайте также:
Смычковский Дмитрий Эдуардович - биография, личная жизнь, фото, видео

В бизнесе к прямолинейной рациональности следует относиться столь же недоверчиво, как и к слепому интуитивному подходу.

О том, как обращаться с творцами:

Я постоянно имею дело с творчеством. Мне доставляет радость воплощать его в бизнес-реальность по всему миру. Чтобы добиться этого, нужно не только быть на одной волне с инноваторами и дизайнерами, но и делать их идеи жизнеспособными и конкретными.

Мой бизнес — помогать дизайнерам понять, что успех их творчества основан на успехе их продуктов. Творчество — да, но реализованное так, чтобы его полюбили и смогли использовать обычные люди.

Недостаточно иметь талантливого дизайнера, менеджмент тоже должен уметь вдохновлять.

Творческий процесс дезорганизован, а производство должно быть рационально. Это соединение двух разных стихий — творческих людей и организаторов, воды и огня. Из этого противоречия и получается прогресс.

Никогда нельзя точно предсказать успешность продукта. Очевидно, что мы не запустим продукт, если тесты ясно покажут, что он провалится. Но мы также не станем использовать результаты тестов для модификации продукта. Наша стратегия заключается в доверии творцам, мы обеспечиваем их свободой. Если творческая команда верит в продукт, необходимо доверять их интуиции.

О продуктах:

Мы создаем фантазии и счастье — в этом состоит весь наш бизнес. Большинство наших клиентов — люди, которые много, усердно трудятся и желают себя порадовать, купить что-то, чем они смогут по-настоящему насладиться. Если мы этого не добьемся, они не будут ходить в наши магазины.

«Доступная роскошь» — это слова, которые не сочетаются друг с другом. Предметы роскоши — единственная область, в которой можно сделать по-настоящему роскошную маржу.

Можете ли вы с уверенностью утверждать, что спустя 20 лет люди по-прежнему будут пользоваться iPhone? Может, да, может, нет. Может появиться принципиально новый продукт или что-то более инновационное. В чем я по-настоящему уверен, так это в том, что через 20 лет люди по-прежнему будут пить Dom Perignon.

О секретах успеха

Вы должны быть очень настойчивы. Идеи важны, но идея — это лишь 20%. Остальные 80% — это исполнение. Я много инвестировал в технологические стартапы. Если вы посмотрите на самые успешные — например на Facebook, — вы увидите отличную идею. Но были же и другие с такой же идеей, почему именно этот добился успеха? Все дело в исполнении. Молодому человеку, пытающемуся заработать на стартапе, я бы сказал: «Имей сколько угодно идей, но главное, будь настойчив и обеспечь хорошее исполнение».

Если что-то должно быть сделано, просто сделай это! У нас во Франции полно хороших идей, но мы редко воплощаем их в жизнь.

При подготовке материала использованы высказывания Бернара Арно из интервью NBC, CNN, Time, Challenges, Forbes, The Telegraph и Financial Times.

Бернар Арно
Bernard Arnault

Французский бизнес-деятель.
Президент группы компаний Louis Vuitton Moët Hennessy.
Один из богатейших людей планеты. В 2018 году признан самым богатым человеком Европы.
В общемировом рейтинге 18 января 2020 года занял первую позицию согласно финансовому агентству Forbes среди людей чей капитал официально превысил 100 миллиардов долларов.

Бернар Арно родился 5 марта 1949 года в городе Рубе, Франция. Мальчик вырос в обеспеченной семье. Отец владел успешной строительной компанией Ferret-Savinel, а мать являлась талантливой пианисткой. В учебе парень проявил себя с блестящей стороны, показывая свою целеустремленность. После школы Арно поступил в Политехническую школу École Polytechnique, одно из лучших французских заведений для подготовки инженеров.

Став в двадцать один год дипломированным специалистом Арно работал одним из руководителей семейной компании, а позже стал компаньоном своего отца. Через пять лет тот передал бизнес Бернару, и скоро компания обогнала своих ближайших конкурентов. В течении пяти лет, пока сын возглавлял компанию, у нее не было проблем.

Все изменило начало 1980-х годов с приходом к власти социалистов: их реформы создали бизнесу сложности. Арно принял единственно правильное, по мнению многих исследователей, решение: продать отцовское дело. В 1981 году Бернар вместе с первой женой и детьми оказался в США, чтобы научиться инвестировать и вести бизнес по-американски.

Через год обосновался во Флориде, где вернулся в строительный бизнес и, подобно Дональду Трампу, стал возводить жилищные кондоминиумы. Дело оказалось прибыльным, да и Америка в то время как раз переживала строительный бум. В общем, за четыре года в США собрал капитал в $15-20 млн по разным оценкам и мог успешно работать дальше, но решил вернуться во Францию.

Политическая платформа правящей партии изменилась, и сложились хорошие условия для ведения бизнеса. Продав имущество в Штатах, Арно вернулся на родину. Оказавшись во Франции в 1984 году, Бернар нашел новую нишу на рынке. В это время постепенно разваливался текстильный конгломерат Boussac, принадлежавший частным акционерам и французским властям. Такая форма организации объясняется тем, что в Boussac входило одно из достояний страны: бренд Christian Dior. Арно стал приобретать акции конгломерата.

Однако Арно стало мало одного бренда, и предприниматель продолжил приобретать компании. В 1987 году по его инициативе создан модный дом Christian Lacroix. Вместе с этим избавлялся от предприятий, полученных вдобавок к Boussac, оставив только Christian Dior и Le Bon Marche. Так, продал производство подгузников и другие направления, мало связанные с роскошью. Выручить удалось около $400 млн, которые потрачены на поглощения других брендов.

В 1989 году очередь дошла до Louis Vuitton Moet Hennessy. Этот конгломерат создался за два года до этого. В него вошло несколько крупных брендов, в том числе Moet&Chandon: производитель вина, появившийся в XVIII веке. Конгломерат в перспективе мог бы претендовать на мировое лидерство, но с руководством оказались проблемы: в совете директоров разгорался конфликт между Анри Рекамье и Аленом Шевалье. Именно это использовал Арно для захвата LVMH. Бизнесмен знал, что происходит в совете директоров конгломерата, и, похоже, воспользовался правилом «Разделяй и властвуй».

Читайте также:
Валентина Красникова - отзывы, мнение, рейтинг

Первым, кто обратился к Бернару за помощью, стал Анри Рекамье, глава бренда Louis Vuitton, которому нужны были деньги Lazard Frères. Арно исподтишка вел переговоры с обоими сторонами конфликта и убедил их продать ему, по разным оценкам, до 43% акций. В ходе переговоров обещал помочь в борьбе и прижать оппонентов. Противоборствующие стороны заключили тайные сделки и стали ожидать, как Арно поставит соперников на место.

В 1989 году на совет директоров Бернар пришел с отцом и объявил его председателем. Акционеры схватились за головы, а Рекамье даже подал в суд, но изменить уже ничего не мог. Сделка являлась честной, а за иллюзии акционеров Арно осудить не могли.

Бернар показал, что понимает особенности управления подобными компаниями. Бизнесмен отметил, что неудачи Dior связаны с потерей творческой составляющей и превращением в обычного производителя одежды и аксессуаров. В модный дом вернулся креатив. Речь идет не столько о дизайнерах, сколько о всей команде, которая должна творчески подходить к каждому аспекту работы. В топ-менеджмент подбирали креативных людей, которые бы любили бренд и умели думать головой, а не ждали команды сверху и не боялись отступиться от традиций.

В 1996 году именно Арно решил взять на работу Джона Гальяно вместо Джанфранко Ферре. Ферре пришел в Dior в за семь лет до этого и, по общему мнению, воскресил бренд. В 1997 году дизайнер перестал соответствовать требованиям Арно, и контракт с ним не продлили. Многие отнеслись к этому негативно, но Джон Гальяно в итоге помог вдохнуть в Dior новую жизнь.

В этот период Бернар совершил около десяти крупных поглощений: алкогольные бренды, производители люксовых часов и парфюма, глянцевые журналы. При этом корпорация начала наращивать свое присутствие по всему миру. Приобретены такие бренды, как Givenchy, Marc Jacobs, Guerlain, Sephora, Tag Heuer.

Арно тем временем сделал, то чего главы люксовых компаний раньше опасались: изменил ценовую политику. Предприниматель сделал бренды доступными не только для сверхбогатых клиентов, но и для представителей среднего по европейским меркам класса. Продажи выросли, а остальное являлось неважно, в том числе мнение представителей фэшн-индустрии.

Французский бизнесмен знает, как зарабатывать на недовольных: для них начали выпускать дорогие лимитированные серии одежды и аксессуаров. Таким образом критики предпринимателя сами же и попадаются на его уловки. Успехи конгломерата позволили Арно расширить масштабы: в 1997 году принялся за создание штаб-квартиры в США, причем опыт в строительной сфере позволил контролировать процесс лично. LVMH Tower официально открыта в 1999 году.

В конце 1990-х годов, перед кризисом доткомов, предприниматель заинтересовался интернетом. Бернар сделал серию соответствующих вложений, среди которых оказалась и успешная инвестиция: глава LVMH стал одним из первых, кто вложил деньги в Netflix.

С 2008 по 2009 год приобретены производители яхт Princess Yachts и Royal Van Lent. Вместе обе компании обошлись предпринимателю в кругленькую сумму почти $500 млн, зато теперь империя роскоши пополнилась еще и верфями. Основной бизнес, как и прежде, пополнялся новыми брендами и демонстрировал доход в 17 млрд евро. Продолжалась настойчивая интеграция LVMH в Китай и другие страны Азии, а также в Россию.

К 2015 году Арно собрал в конгломерате LVMH коллекцию из 70 брендов: известные дома мод, производители алкоголя, парфюмерии, драгоценностей, издательские группы, отельный бизнес и более 2500 тысяч розничных магазинов во всем мире. Благотворительная деятельность принесла ему пять наград: как французских, так и международных.

Бернар Арно долгие годы является одним из богатейших людей Франции согласно рейтингам, публикуемым журналом Форбс. В 2011-2012 годах бизнесмен поднимался на четвертую позицию списка самых богатых людей мира, имея личный капитал 41 миллиард евро. В 2013 году отрасль пережила значительное падение и это затронуло благосостояние господина Арно: его капитал сократился до 29 миллиардов евро и бизнесмен откатился в самый конец первой десятки.

Следующие три года стали для французского миллиардера удачными, его капитал снова пошел в рост, но вернуться в десятку Форбс это уже не помогло. В начале 2017 года финансы вернулись к «докризисному» уровню в 41 млрд евро, но это принесло ему лишь одиннадцатую строчку рейтинга. Весной 2018 года Бернар Арно стал богатейшим человеком в Европе, по версии финансового агентства Bloomberg, с состоянием 81 миллиарда евро. Также занял четвертое место в мире по размеру состояния, после Джеффа Безоса, Билла Гейтса и Уоррена Баффета.

Президент группы компаний Louis Vuitton Moët Hennessy и ее владелец, французский бизнесмен Бернар Арно 18 июня 2019 года по версии Bloomberg вошел в число людей с состоянием более $100 млрд. По подсчетам экспертов состояние Арно выросло до $100,4 млрд.

Бернар Арно 5 ноября 2019 года поднялся на вторую строчку в рейтинге Forbes, опередив основателя корпорации Microsoft Билла Гейтса. Оценочная стоимость состояния главы компаний Louis Vuitton Moët Hennessy составляет 107 миллиардов долларов.

Французский концерн Louis Vuitton Moet Hennessy 25 ноября 2019 года подтвердил информацию о покупке крупнейшей ювелирной компании Tiffany по цене $135 за акцию. Сделка оценивается в 16,2 млрд долларов. Приобретение Tiffany позволит компании укрепить позиции на рынке США, а также придать новое измерение своему часовому и ювелирному бизнесу.

Бернар Арно 18 января 2020 года возглавил список самых богатых людей мира по версии журнала Forbes. По информации издания, состояние руководителя LVMH составляет 117 млрд долларов. На втором месте расположился глава крупнейшего онлайн-ретейлера Amazon Джефф Безос – 115,6 млрд. Третьим идет основатель компании Microsoft Билл Гейтс – 110,6 млрд.

Читайте также:
Оскар Хартманн - фото

Французские

Орден Почетного легиона:
Кавалер (1 января 1995)
Офицер (14 июля 2001)
Командор (2 января 2007)
Великий офицер (14 июля 2011)

Орден Искусств и литературы степени командора

Иностранные

Орден «За заслуги перед Итальянской Республикой» степени великого офицера (23 марта 2006, Италия). Вручен президентом Италии Джорджо Наполитано

Орден Британской империи почетной степени Рыцаря-Командора (7 октября 2012). Вручен принцем Чарльзом.

Медаль Пушкина (9 октября 2017 года, Россия) – за заслуги в укреплении дружбы и сотрудничества между народами, плодотворную деятельность по сближению и взаимообогащению культур наций и народностей.

Первая жена – Анна Деваврен;
Сын – Антуан;
Дочь – Дельфина.

Вторая жена – Элен Мерсье, пианистка;
В браке появились трое сыновей.

Бернар Арно: биография и состояние главы LVMH

Краткая биография Бернара Арно

  • Дата рождения: 5 марта 1949 года.
  • Происхождение состояния: Dior, Louis Vuitton.
  • Место проживания: Франция, Париж.
  • Гражданство: Франция.
  • Семейное положение: дважды разведен.
  • Количество детей: 5.
  • Образование: диплом инженера в высшей школе Франции Ecole Polytechnique.

Начало пути

История успеха Бернара Арно не слишком скандальная, но она показывает человека, движимого амбициями, который построил свою собственную империю. Бернар Жан Этьен Арно родился 5 марта 1949 года во французском городе Рубе, недалеко от границы с Бельгией. Его отец Жан Леон Арно был директором и владельцем строительной компании Ferret-Savinel.

Мать Бернара Арно, Мария Жозеф Савинель, сделала два главных вклада в будущее ее сына. Она заставила его брать уроки игры на фортепиано, и она любила духи Dior, по словам Бернара Арно в интервью Financial Times “она часто пользовалась ароматами Diorissimo”. Мария Савинель не могла знать, что ее сын в конечном итоге будет владеть Dior.

В 1971 году он окончил Политехническую школу, самую престижную инженерную школу Франции, выпускниками которой являются три нобелевских лауреата, Карлос Гон и бывший Президент Франции Валери Жискар д’Эстен. Получив специальность инженера, Бернар присоединился к отцовской компании.

Вскоре Арно в 1973 году женился на своей первой жене Анне Деваврен и у них появилось двое детей, дочь Дельфина и сын Антуан. Дельфина считается возможным преемником своего отца и в настоящее время является исполнительным вице-президентом Louis Vuitton.

Арно доказал свою деловую хватку в 1976 году, когда он убедил своего отца продать строительную часть бизнеса и вместо этого сосредоточиться на недвижимости. Бернар сменил своего отца на посту президента новосозданной компании под названием Ferinel, специализирующейся на жилье для отдыха.

В 1981 году, отреагировав на успехи и бурный рост французских социалистов Франсуа Миттерана, он перевез свою молодую семью в Америку, откровенно не желая мириться с желанием социалистического правительства обложить налогом богатых. Арно провел три года в Соединенных Штатах, развивая бизнес своей семьи в сфере недвижимости и одновременно изучая американскую стратегию слияний и поглощений компаний, подчас совершенно недружественных.

Волк в кашемире

По возвращении во Францию ​​в 1983 году Бернар Арно предпринял важный деловой шаг. Когда известная фирма Boussac обанкротилась, он нашел прекрасную возможность расширить деятельность, попробовав себя в текстильной промышленности.

Французское правительство при тогдашнем президенте Миттеране искало кого-то, кто мог бы спасти Буссак, империю, которая включала в себя множество неуклюжих и плохо управляемых предприятий, включая Dior.

Бизнес учит нас терпению. Тут главное уметь дождаться нужного момента.

Взгляд Арно был прикован к этому подарку судьбы. Он хотел заполучить Диор. Несмотря на обещание возродить всю группу компаний, данное правительству, Арно начал распродажу большей части предприятий Буссак, оставив лишь несколько, включая Диор.

Сейчас Бернару Арно принадлежит 96,5 процента Dior. Boussac обошелся Арно в 15 миллионов долларов собственных средств и 80 миллионов, которые одолжила инвестиционная компания Lazard Frères. В ходе “реорганизации” было сокращено более 9 тысяч рабочих мест, а выручка от распродажи большей части банкрота составила 500 миллионов долларов.

К этому времени топовые бренды предметов роскоши Moet Hennessy и Louis Vuitton объединились в холдинг LVMH. Арно начал инвестировать в это золотое яйцо в 1987 году деньги, полученные от распродажи Boussac, и вскоре стал его крупнейшим акционером.

Затем началось одно из самых ожесточенных сражений во французской моде, когда Арно боролся за то, чтобы свергнуть сначала бывшего председателя Анри Ракамье, а затем многих высших руководителей. Тогда он приобрел репутацию безжалостного человека и прозвище “волк в кашемире”. Для достижения своей цели Бернар Арно сначала стал другом Ракамье, приходившегося родственником основателя Louis Vuitton и возглавлявшего компанию, помог ему свергнуть руководителя алкогольного направления LVMH, а затем избавился и от своего друга.

При поддержке инвестиционной компании Lazard Frères Бернару Арно удалось получить контроль над конгломератом LVMH.

Безжалостно разделываясь с компаниями многих верных единомышленников и приобретая новых безработных врагов на севере Франции, Арно принял ряд блестящих деловых решений. Он хотел расширяться, но только с лучшими брендами. Так Бернар Арно начал привносить некоторые из лучших торговых марок в мире в конгломерат LVMH.

Сейчас в портфеле компании 79 брендов, в том числе дома моды Christian Lacroix, Celine, Givenchy, Fendi, Marc Jacobs и Dior. В него также входят вина и спиртные напитки, в том числе шампанское марки Dom Pérignon, производители коньяка Hennessy, шотландский виски Glenmorangie и новозеландские виноделы Cloudy Bay.

Деньги никогда не были для меня целью. Все это время меня бесконечно увлекали творчество и стремление к совершенству – на самом высоком уровне.

Здесь есть ювелирные изделия Bulgari, одежда из шерсти Loro Piana и часы Tag Heuer, а также салоны красоты Sephora. В состав группы входит знаменитый отель Cipriani в Венеции, ряд лучших отелей с ресторанами, отмеченных звездой Мишлен под названием Cheval Blanc в Куршевеле, во французских Альпах, и исторический парижский универмаг Le Bon Marche.

Читайте также:
Валиев Руслан Альбертович - отзывы, мнение, рейтинг

Сам Арно владеет собственностью по всему миру и частным островом на Багамах.

Бизнес Бернара Арно: успехи и неудачи

Объединив множество топовых брендов, Арно и его детище, группа LVMH, показывает ошеломляющие успехи. Общая стоимость группы оценивается в 102 миллиарда долларов. Особенное место в этой машине для зарабатывания денег принадлежит Louis Vuitton, компания, которая генерирует около 47 процентов все прибыли LVMH. Бернар Арно лично следит как за развитием Louis Vuitton, так и за остальными ключевыми направлениями деятельности холдинга.

Несмотря на то, что биография Бернара Арно – это почти сплошная история успеха в бизнесе, ему приходилось встречаться и с неудачами. В 2001 году Арно потерпел поражение в битве со своим главным конкурентом Франсуа Пино за контроль над легендарным итальянским домом моды Gucci. В прессе это сражение получило название “войны сумок”.

В течение десяти лет, действуя в стиле американских хедж-фондов, LVMH занималась тайной покупкой акций Hermès, которая является топовым производителем шарфов из шелка и культовых сумок Birkin. Арно удалось сосредоточить в своих руках 17 процентов акций 182-летнего бренда, но в борьбе за контроль над компанией предпринимателю в 2017 году пришлось все же отступить, отказавшись от большей части акций.

Бернар Арно и его холдинг LVMH не останавливаются ни на миг. В 2018 году они приняли решение об одной из крупнейших сделок на рынке роскоши – приобрести ювелирный бренд Tiffany примерно за 14,7 миллиардов евро.

Методы управления Бернара Арно

Рабочий день Бернара Арно начинается в 6 часов утра с просмотра новостей из мира моды и переписки с руководителями подразделений, часть из которых – его собственные дети от первого и второго браков. К 8 утра предприниматель приезжает в свой офис и работает там до 21 часа, делая короткие перерывы в 20-30 минут, во время которых он играет на электронном рояле, установленном на одном из этажей здания офиса.

Бернар Арно много лет соблюдает своеобразный ритуал, каждое субботнее утро посещая до 25 бутиков как собственных брендов, так и компаний конкурентов. Он старается быть в курсе всего, дает советы по размещению товара и оформлению витрин.

Арно никогда не продает продукцию своих брендов со скидками или оптом. Несмотря на то, что стоимость сумки Onthego от Louis Vuitton составляет 2 480 долларов, во флагманском магазине бренда на Вандомской площади постоянно ощущается их нехватка. Правила бизнеса Бернара Арно исключают ситуацию, когда в магазинах мало товара.

Удивительная интуиция предпринимателя и принципы вполне “ковбойского” капитализма дают возможность получить преимущество в ситуации, когда конкуренты отказываются продолжать борьбу. История успеха Бернара Арно – это история тщательно взвешенных решений, в основе которых мало эмоций и много расчета.

Магазины Арно никогда не находятся в недостаточно престижном окружении, предприниматель лично контролирует развития группы LVMH на различных рынках, подчас искусственно ограничивая ее экспансию. Бернар Арно свято уверен, что “магия бренда”, в свое время так очаровавшая его мать, и есть самым устойчивым основанием успеха, в отличие от преходящих цифр квартальных отчетов.

При организации компании главное — это баланс. Не должна перевешивать ни творческая сторона, ни коммерческая.

Предприниматель традиционно не любит социалистов с их желанием обложить богатых граждан большими налогами. В ответ на попытку ввести правительством Олланда 75-процентный налог на годовой доход, превышающий 1 миллион евро, Бернар Арно попытался в 2012 году получить гражданство Бельгии.

Несмотря на то, что попытка оказалась неудачной, предприниматель не изменяет своим взглядам – он дружит с Трампом с его экспрессивной риторикой, утверждая, однако, что в этом нет никакой политики. Тем не менее, группа LVMH открывает производство в Соединенных Штатах, создавая тысячи новых рабочих мест.

С 1998 по 2001 год Арно инвестировал в различные интернет-компании, такие, как Boo.com, Libertysurf и Zebank, через свой холдинг Europatweb. Семейная группа Arnault также инвестировала в Netflix в 1999 году.

В 2007 году Blue Capital объявила, что Arnault владеет совместно с калифорнийской фирмой по недвижимости Colony Capital 10,69% крупнейшего ритейлера супермаркетов Франции и второго по величине в мире дистрибьютора продуктов Carrefour.

В 2008 году он вошел в яхтенный бизнес и купил Princess Yachts за 253 миллиона евро. Впоследствии Бернар Арно взял под свой контроль Роял ван Лент почти за идентичную сумму.

В 1998 году вместе с бизнесменом Альбертом Фрером он приобрел Шато Шеваль Блан в качестве личной покупки, а LVMH приобрела долю Арно в 2009 году, чтобы добавить к другим винным бизнесам группы Château d’Yquem, известной производством вина еще с 15 столетия.

Ключ к бизнес-методу Бернара Арно – время. Как он сам сказал:

Я думаю, что в бизнесе нужно учиться быть терпеливым.

Увлечения французского бизнесмена

Будучи невероятно успешным бизнесменом и инвестором, Арно также является страстным и опытным коллекционером произведений искусства. Его первая покупка на аукционе произведений искусства была изображением Клода Моне начала 20-го века на мосту Чаринг-Кросс. Сейчас Бернару Арно принадлежат работы Жана-Мишеля Баския, Дэмиена Херста, Маурицио Каттелана, Энди Уорхола и Пабло Пикассо.

Арно также является попечителем Фонда Луи Виттона. Созданный американским архитектором Фрэнком Гери, этот культовый музей современного искусства был описан как “стеклянное облако”, когда открылся в 2014 году. Вскоре Фонд нашел место в элитном глобальном художественном ландшафте как одна из самых важных галерей в Европе.

Бернар Арно все еще играет на пианино, которое остается одним из его главных увлечений наряду с теннисом. Действительно, пианино сыграло центральную роль в его втором браке. Говорят, что он уговорил канадскую концертную пианистку Элен Мерсье стать его женой, исполняя свои этюды композитора Шопена.

LVMH Young Fashion Designer был создан как международный конкурс, открытый для учащихся школ изобразительного искусства. Каждый год победитель получает грант на поддержку создания собственного лейбла дизайнера и год наставничества.

Читайте также:
Михаил Валентинович Хабаров - отзывы, мнение, рейтинг

С 1999 по 2003 год Бернар Арно владел аукционным домом Phillips de Pury & Company и выкупил первого французского аукциониста Таджана.

Бернар Арно сегодня

Несмотря на то, что бизнесмен перешагнул черту 70-летия, он полон сил и энергии. Когда у его пятерых детей спрашивают, кто займет место именитого отца у руля империи LVMH, они в один голос отвечают, что Бернар должен управлять группой еще 30 лет. Сам предприниматель избегает разговоров о преемнике, с охотой рассказывая об успехах своих детей.

Чем занимается Бернар Арно сегодня? Он уверенной рукой управляет группой LVMH, планирует ее развитие, играет на рояле, увлечен коллекционированием предметов искусства, поддерживает арт-проекты и молодые таланты. История успеха Бернара Арно – это биография увлеченного предметами роскоши человека, который стал одним из столпов индустрии роскоши и определяет ее развитие.

На начало 2020 года состояние Бернара Арно оценивалось в 117 миллиардов долларов. Бизнесмену удавалось пару раз занять вершину финансового пьедестала, потеснив Джеффа Безоса из Амазон. На сегодняшний день Бернар Арно, генеральный директор LVMH и Christian Dior SE, является богатейшим человеком Франции и Европы.

Тарас С. Частный инвестор, предприниматель, блогер. Инвестирую с 2008 года. Зарабатываю в интернете на высокодоходных проектах, криптовалютах, IPO, акциях и других активах. Со-владелец нескольких ресторанов и сети магазинов электронной техники. Консультирую партнеров, делюсь опытом.

Присоединяйся в Telegram-канал блога со свежими новостями. Чат с консультантом в Телеграм.

Волк в кашемире. Как Бернар Арно стал одним из богатейших людей мира

Игра не по правилам, жесткие поглощения, а также коктейль из свободного творчества и искусного менеджмента сделали Бернара Арно обладателем 100-миллиардного состояния. За 35 лет бизнесмен, ловко завладевший обанкротившейся текстильной фабрикой во Франции, превратился в рулевого гигантской империи LVMH, которая продает товары роскоши по всему миру.

Но сам Арно говорит, что это только начало. О причинах успеха «волка в кашемире» — в нашем новом материале.

На поле Трампа

Один из самых состоятельных бизнесменов на планете начал карьеру в семейном предприятии — инженерной компании отца Ferret-Savinel. Арно быстро проявил хватку: в 1974 году 25-летний молодой человек уговорил семью продать промышленный дивизион и использовать деньги, чтобы полностью сосредоточиться на рынке недвижимости.

Ставка сыграла. Компания, переименованная в Ferinel, стала важнейшим игроком в строительном секторе Парижа и открыла филиал в США. Управление им доверили Бернару. Он занимался строительством курортов, гостиниц и жилых комплексов во Флориде.

Помимо денег — а заработал Арно около 20 миллионов долларов за несколько лет — американское турне дало ему реальное бизнес-образование. Он внимательно наблюдал за сделками слияния и поглощения на рынке США и понял, что лучше действовать смело и решительно. «Если нужно что-то сделать, делай! У французов полно хороших идей, но мы редко их реализуем», — так Арно сформулировал усвоенный урок.

Было это в 1980-х. То есть в то же время, когда нынешний президент США Дональд Трамп также продвигал свои строительные проекты. По воспоминаниям Арно, они пересеклись один раз в Нью-Йорке. Через 35 лет Трамп поставит его в ряд «великих людей» и будет открывать с ним фабрику кожаных сумок Louis Vuitton в Техасе.

Досье на Бернара Арно

Photo: Magali Delporte

  • Родился в 1949 году в небольшом городке Рубе на севере Франции возле границы с Бельгией. Сейчас ему 71 год
  • Окончил «Икс» — престижную высшую Политехническую школу — по инженерной специальности
  • В 1984 году ушел из строительного бизнеса, чтобы заложить фундамент собственной империи люксовых товаров
  • Занимает пост президента и председателя правления группы LVMH (Moët Hennessy — Louis Vuitton)
  • Владеет 47% акций LVMH
  • Состояние по данным на конец июля 2020 года оценивается в 113,2 миллиарда долларов. Занимает третье место в списке богатейших людей Земли по версии Forbes
  • В 2010-м размер его состояния составлял 27,5 миллиарда долларов, в 2005-м — 17 миллиардов, в 2000-м — 12,6 миллиарда, в 1997-м — 3,1 миллиарда
  • Командор Ордена почетного легиона, рыцарь-командор Ордена Британской империи
  • Женат, воспитывает пятерых детей

Источники: биография Арно с официального сайта LVMH, публикации Forbes и The Financial Times

Путь безжалостной кукушки

Любимое воспоминание Бернара Арно из 1980-х — беседа с нью-йоркским таксистом. Бизнесмен спросил у водителя, бы ли он во Франции и знает ли, кто сейчас президент республики. Тот ответить не смог. «Но я знаю Christian Dior», — сказал таксист. По легенде, которую воспроизводит сам Арно, этот эпизод стал судьбоносным.

Бизнесмен спросил у водителя, бы ли он во Франции и знает ли, кто сейчас президент республики. Тот ответить не смог. «Но я знаю Christian Dior», — сказал таксист

Крупный производитель текстиля и подгузников Boussac, владевший брендом Christian Dior, обанкротился. Французское правительство срочно искало покупателя. Бизнесмен пообещал восстановить производство и сохранить рабочие места. В 1984 году Арно вложил в сделку 15 миллионов долларов и привлек инвесткомпанию Lazard. Она дала еще 80 миллионов. Сделка закрылась, несколько тысяч человек потеряли работу, а распродажа большей части активов Boussac принесла Арно 500 миллионов долларов. Легендарный бренд Christian Dior лег в основание будущего люксового гиганта.

Он действовал нагло — как американец, а не француз. И получил прозвище «волк в кашемире». Арно воплощал свою мечту «искусно и безжалостно», пишет The Financial Times.

В 1987 году два лидера рынка люкс — Moët Hennessy и Louis Vuitton — слились в группу LVMH. Корпорация страдала от разлада в руководстве: представители роскошных семей Вюиттон, Хенесси и Моэ часто не могли договориться и даже судились друг с другом. В 89-м они нашли компромисс и пригласили Арно возглавить группу.

Читайте также:
Синельников Эдуард Андреевич - фото

Он не стал цементировать команду, а воспользовался ситуацией. На свои средства и деньги партнеров из Lazard Арно приобрел 43,5% акций LVMH. Сделка дала ему 35% голосов в совете директоров. При поддержке семей Хенесси и Моэ он убрал из менеджмента представителя семьи Вюиттон Анри Ракамье и принял бразды правления.

«Арно как кукушка: он захватывает чужие гнезда вместо того, чтобы строить свое», — приводит FT слова Даны Томас, написавшей книгу «Как люкс теряет свой блеск». Газета отмечает, что Бернар Арно действовал также решительно и в ходе сделок с Givenchy, производителем вина Château d’Yquem и сетью магазинов Duty Free Shoppers.

Арно как кукушка: он захватывает чужие гнезда вместо того, чтобы строить свое

По подсчетам издания, за 35 лет он совершил около четырех десятков поглощений. Это позволило ему построить крупнейшую в мире люксовую бизнес-империю.

Досье на LVMH

  • Капитализация (конец июля 2020 года): 204 миллиарда евро
  • Стоимость акций (конец июля 2020 года): 404 евро
  • За последние 10 лет акции компании подорожали в 5 раз
  • Чистая прибыль по итогам 2019 года: 7,2 миллиарда евро (+13% к 2018-му)
  • Выручка: 53,7 миллиарда евро (+15%)
  • Активы: 96,5 миллиарда евро (+30%)
  • В состав LVMH входит 75 брендов, они распределены по шести направлениям:
  1. Одежда и кожаные изделия

— Christian Dior, Louis Vuitton, Givenchy, Kenzo, Berluti и другие

— 41% выручки (22,2 миллиарда евро)

  1. Розничная торговля

— Sephora, Le Bon Marché, Duty Free Shoppers и другие

— 28% выручки (14,8 миллиарда)

  1. Парфюмерия и косметика

— Marc Jacobs Beauty, Acqua di Parma, Guerlain и другие

— 13% выручки (6,8 миллиарда)

  1. Вина и спиртные напитки

— Hennessy, Ruinart, Château d’Yquem, Dom Pérignon, Moët & Chandon и другие

— 10% выручки (5,6 миллиарда)

  1. Часы и ювелирные изделия

— TAG Heuer, Tiffany & Co., Zenith, Hublot, Bulgari и другие

— 8% выручки (4,4 миллиарда)

  1. Другая деятельность

— сеть отелей Belmond и Cheval Blanc, кондитерская Caffè-Pasticceria Cova, верфи люксовых яхт Royal Van Lent Shipyard и Princess Yachts, французская финансовая газета Les Echos и итальянский производитель велосипедов Pinarello

— убыток на 174 миллиона евро

Источник: отчет LVMH за 2019 год

Все только начинается

«Если сравнивать нас с Microsoft, то мы маленькая компания. Но это только начало», — говорил 70-летний Арно осенью 2019-го. Возможно, через 20 лет люди перестанут пользоваться iPhone, но продолжат пить Dom Pérignon, уверен бизнесмен.

Прошлый год стал рекордным для LVMH по показателям выручки и чистой прибыли. Кроме того, корпорация закрыла крупнейшую сделку на рынке люкс, купив американского производителя ювелирных изделий Tiffany за 16,2 миллиарда долларов. В планах на 2020-ый — дальнейшее укрепление лидерства благодаря силе объединенных брендов и гибкости менеджмента.

Разумеется, пандемия коронавируса повлияла на весь рынок роскошной продукции. В мае Бернара Арно назвали самым обедневшим человеком мира — он лишился более 30 миллиардов долларов. Но вскоре из-за роста акций LVMH его состояние восстановилось. Bain & Co прогнозирует (https://www.bain.com/insights/luxury-after-coronavirus/), что по итогам 2020 года рынок люкса просядет на 15 — 35%. Оживление индустрии специалисты связывают с Китаем, на который приходится большая часть спроса на роскошные товары.

COVID-19 вряд ли спутает карты Арно

COVID-19 вряд ли спутает карты Арно: LVMH нацелена на стратегическое развитие и колебания рынка, пусть даже сильные, компании не так страшны. Покупка Tiffany только подтверждает это. LVMH делает ставку на богатеющий средний класс. А его представителей в Азии становится с каждым годом все больше.

Успешная бизнес-модель компании включает несколько элементов. Первый — бесстрашные и беспощадные поглощения. В редких случаях от посягательств Арно может спасти только суд. Так, в 2010 году стало известно, что LVMH тайно выкупила 17,1% акций компании Hermes (производитель сумок Kelly и Birkin). LVMH оштрафовали на восемь миллионов евро. Стороны пришли к соглашению: бумаги распределили между акционерами модных домов, а доля Арно в Hermes упала до 8,5%. Второй — это то, что Бернар Арно окрестил «обратной глобализацией», то есть производство на Западе, потребление — в развивающихся странах, за «реалы, рубли, юани и рупии». Третий — эффективное взаимодействие креативной команды и менеджмента. Бизнесмен говорит, что ему удалось смешать воду и огонь, творческих людей и талантливых организаторов. Наконец, четвертый элемент — внимание к деталям. Во время многочисленных заграничных командировок Арно любит инспектировать магазины, вставать за прилавок и обслуживать покупателей, смотреть изнутри как работают точки, как они оформлены, как в них чувствуют себя потребители.

Не стреляйте в пианиста

Жесткая бизнес-хватка Бернара Арно сочетается с большой любовью к искусству. В 2014 году по его инициативе в Булонском лесу Парижа построили Фонд Louis Vuitton — большой музейный центр. В постоянную экспозицию входят различные произведения, принадлежащие семье Арно. Фонд также проводит регулярные тематические выставки и различные многоформатные мероприятия.

В 2016 году в Фонде LV прошла выставка «Шедевры нового искусства. Коллекция Щукина». На ней представили легендарную коллекцию московского купца Сергея Щукина, в которую входят работы Пикассо, Моне, Матисса, Гогена, Малевича. Выставку посетили более 1,2 миллиона человек, она стала главным событием года по версии The Art Newspaper. В ходе встречи в Кремле президент России Владимир Путин лично поблагодарил Бернара Арно за организацию выставки.

JAMEL TOPPIN FOR FORBES

Весной 2017 года Арно, его жена, профессиональная пианистка Элен Мерсье и сын Фредерик сыграли в Московском международном доме музыки концерт Моцарта №7 для трех фортепиано с оркестром. Дирижировал Владимир Спиваков. Любовь к искусству и музыке Бернару привила мать Мари. Она была талантливой пианисткой, обожала музей Ван Гога в Амстердаме и предпочитала одежду марки Dior.

Читайте также:
Микеле Ферреро, биография, история жизни, факты.

Свежие записи

Контакты

ТКБ Инвестмент Партнерс

  • Правление компании
  • Новости
  • Реквизиты
  • Контакты
  • Адреса продаж
  • Инвестиции
  • История
  • Юридические аспекты
  • Аналитика
  • Новости компании

О компании

ТКБ Инвестмент Партнерс (АО) – одна из крупнейших управляющих компаний на российском рынке управления частным и корпоративным капиталом с рейтингом максимальной надежности от ведущего российского рейтингового агентства RAEX («Эксперт РА»).

Как Бернар Арно построил свою империю

Вспоминаем, с чего начинал глава концерна Louis Vuitton Moët Hennessy и как заработал свое состояние, которое на данный момент составляет $74,6 млрд.

В этом году Бернар Арно будто катается на лихих американских горках. В начале 2020 года он успел стать самым богатым человеком мира, обогнав CEO Amazon Джеффа Безоса и основателя Windows Билла Гейтса. Состояние бизнесмена оценивали в $117 млрд. Однако уже 24 февраля он опустился в рейтинге Forbes, потеряв $4,8 млрд, а сегодня и вовсе стал самым обедневшим миллиардером. По данным агентства Bloomberg, Арно понес убытки в размере $30 млрд, что стало рекордной суммой, которую за все время нынешнего кризиса потерял один человек.

Бернар Арно и Марк Боан, креативный директор Christian Dior c 1960 до 1989 года

Впрочем, бизнесмен не впервые сталкивается с трудностями. В 1980-е годы из-за того, что во Франции к власти пришли социалисты, ему пришлось продать семейный бизнес – строительную компанию Ferret-Savinel и отправиться в США, где он хоть и продолжил заниматься недвижимостью, но по сути начал строить свою карьеру с нуля. За четыре года Арно неплохо преуспел и заработал около $20 млн, после чего вернулся на родину.

Во Франции Арно решил переключиться на новую для себя сферу деятельности и заинтересовался текстильным конгломератом Boussac, тем самым, которому среди прочего принадлежал и Дом Christian Dior. Арно приобрел Boussac за $95 млн вместе со своим деловым партнером Антуаном Бернхаймом и постепенно распродал активы, оставив за собой Christian Dior и универмаг Le Bon Marché.

Примерно в это же время Арно начал скупать дорогие бренды, производящие не только одежду и аксессуары, но и алкоголь, косметику и часы, а также приобретал акции LVMH, да так успешно, что уже в начале 1990-х фактически оказался владельцем холдинга.

Сейчас семье Арно принадлежат 46% акций LVMH, а в портфеле конгломерата насчитывается около 70 брендов, включая Berluti, Celine, Fendi, Christian Dior (с 2017 года Арно также является его единоличным владельцем), Dom Pérignon, Hublot и Bulgari. В 1990-е Арно критиковали за его желание объединить большое количество брендов и называли эту идею безумной. Однако стратегия в конечном счете и помогла ему добиться успеха: даже если один бренд испытывал трудности, у него в запасе было еще несколько успешных компаний. По словам гендиректора инвестиционного банка Goldman Sachs Ллойда Бланкфейна, у Арно есть талант предугадывать настроения общества и мировой спрос на элитные товары.

Стоит также отметить, что Арно не очень часто и охотно продает компании, хотя исключения, конечно, бывали. Например, в 2016 году LVMH продали Donna Karan американской компании G-III Apparel.

Вирджил Абло и Бернар Арно

© Bertrand Rindoff Petroff

Несмотря на десятки приобретенных брендов, многим из которых Арно подарил вторую жизнь, он продолжает покупать новые компании. Так, в недавнем прошлом портфель концерна пополнился брендом Fenty, а также Stella McCartney, ранее принадлежавшим Kering, главным конкурентам LVMH. Также в конце 2019 года состоялась крупнейшая за всю историю концерна сделка: за баснословные $16,2 млрд американский бренд Tiffany & Co. достался LVMH.

Далеко не все сделки Арно завершались успешно, более того, некоторые его действия вызывали большой резонанс в обществе и осуждение. Так, например, в 2001 году предприниматель пытался пополнить свою коллекцию Gucci, начав скупать акции компании. Поняв, что происходит, Доминико Де Соле, уменьшил долю Арно до 20 %, затормозив таким образом процесс поглощения, а там в игру вступил и Франсуа Пино, выкупивший 40 % и заполучивший Gucci. В 2011 году схожая история произошла и с Hermès. Арно приобрел около 17,2 % акций, после чего руководство бренда последовало примеру итальянских коллег, что положило начало судебной тяжбе, которая завершилась лишь в 2014 году мировой.

Сейчас к бизнесу привлечена почти вся семья Арно. В компании работают четверо из его пяти детей: Антуан отвечает за Berluti и Loro Piana, Дельфина курирует премию LVMH и занимает пост директора и исполнительного вице-президента в Louis Vuitton, Александр руководит Rimowa, а Фредерик контролирует цифровые разработки в TAG Heuer. Самый младший сын бизнесмена – Жан. В данный момент ему 22 года, и юноша получает образование в Лондоне, в Imperial College.

Дельфина и Бернар Арно

© Bertrand Rindoff Petroff

Однако Жана постепенно привлекают к семейным делам, например, он уже успел поработать продавцом-консультантом в парижском магазине Louis Vuitton. Кстати, как-то Арно-старший рассказал, что иногда инкогнито приходит в свои магазины за границей, где его никто не узнает, и обслуживает покупателей, что позволяет ему лучше понимать клиентов и придумать новые стратегии для развития компании.

Арно обладает не только железной хваткой, но и чутьем на таланты. «Мой бизнес, моя работа заключаются в том, чтобы помочь понять новаторам и дизайнерам, что успех их творчества во многом зависит от успеха их продуктов. Творчество очень важно, но следует создавать такие вещи, чтобы они нравились людям и чтобы их могли использовать», – говорил Бернар Арно в интервью Forbes.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: